English version

Мотивированная яркость

Жилой комплекс на Васильевском острове, спроектированный бюро «А.Лен», можно понять как современную транскрипцию петербургского жилого квартала.

Автор текста:
Анна Городинская

15 Декабря 2014
mainImg
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой комплекс на Васильевском острове
Россия, Санкт-Петербург, Василеостровский район

Авторский коллектив:

Руководитель проекта С.И. Орешкин, ГАП Р.В. Андреева, архитекторы О.В. Сафронова, Е.А. Белят, П.Н. Кочнев, Е.С. Орешкина, М.А. Шалина, А.В. Храмова, Б.Н. Львовский, Д.Н. Жегулина, А.В. Саморуков, Е.С. Кретова, В.В. Синюкович, С.О. Веселов 



2013 — 2013

Заказчик проекта – компания Seven Suns Development
Проектировать новый жилой комплекс в Петербурге – городе, исторически избалованном квартальной застройкой, так и не воспринявшим всерьез застройку микрорайонную, – задача сложная. Проектировать на Васильевском острове задача сложная вдвойне: слишком сильны традиции места, и слишком ощутимо влияние регулярной планировки, главная ось которой – не бульвар и не проспект, а русло реки Смоленки. А именно там, на намывных василеостровских территориях, недалеко от станции метро «Приморская», и должен быть построен жилой комплекс «Я – романтик!», формирующий один из фрагментов «Морского фасада» города фасадами жилых домов эконом-класса. И это дополнительное условие сделало архитектурную задачу особенно сложной. Но авторы приложили все усилия к тому, чтобы комплекс соответствовал своему расположению – был современным, смелым, удобным и смотрелся с воды.

С одной стороны, «Романтик» – один из ряда жилых комплексов эконом-класса, выходящих на Западный скоростной диаметр города, с другой – в этом ряду он самый необычный. С градостроительной точки зрения это система расположенных по лучевой схеме объемов, собранных в замкнутый трапециевидный квартал. И несмотря на то, что квартала в традиционном смысле слова там нет – веером расходящиеся дома не всегда смыкают свои ряды, тем не менее, все вместе работает именно как квартал, разделяя городскую жизнь на то, что существует внутри комплекса, и то, что вне его. А замкнутость, даже незавершенная, даже рассеченная на два будущей улицей, создает свой внутрикомплексный мир и позволяет защитить внутриквартальные пространства от ветров с Финского залива. Это – алгоритм, заложенный в градостроительной конструкции города, где некогда каждый дом был по сути жилым комплексом, в котором у каждого было свое парадное, выходившее в свой двор, откуда через свою арку можно было пройти во двор соседний, в силу адресной принадлежности тоже почти свой. А из самого крайнего двора, через все равно свою арку, выходили на свою улицу... Дворы защищали от морского ветра, а любой почтальон знал, где искать «7-й двор, 21-ая парадная, кв. 137».

В «Романтике» нет уходящих вглубь участка друг за другом дворов, но есть система соединенных между собой и в то же время обособленных территорий детских садов, детских и спортивных площадок, школ, дорожек для роллеров, скейтбордистов и велосипедистов – современная транскрипция все того же знаменитого петербургского «своего двора». Здесь есть даже своя собственная обсерватория, но это уже – из фантазийных проектов петроградских конструктивистов, мечтавших построить дом-коммуну «с полным замкнутым циклом жизни», где можно будет выращивать «своих героев, своих мечтателей, своих ученых». Хотя, вероятно, именно эта обсерватория и дала название комплексу... Кто знает?
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Генеральный план. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»

Если говорить об объемно-пространственном решении, то здесь работает прагматизм и умение делать отличные проекты, сочетая практически несочетаемое. В результате на достаточно узком участке застройки сосуществуют две обособленные фукциональные зоны: жилая и коммерческая, разделенные широкой пешеходной аллеей-бульваром. Каждая и визуально, и пространственно работает и на себя, и на окружающие кварталы. Жилая – 13 домов высотой от 6 до 20 этажей со всей вышеперечисленной социальной инфраструктурой и подземными автостоянками, въехать на которые можно только с магистральных улиц. Коммерческая, занимающая участок немного в стороне от жилых домов, – многофункциональный деловой комплекс, отель и закрытая многоэтажная автостоянка.

Другое дело – образ. На фасадах – ничего лишнего: только очень интенсивный цвет и индивидуальные для каждого жилого дома лоджии, выступы или ограждения лестниц. Но, несмотря на казалось бы скромный арсенал средств, благодаря пестрой палитре объемов, их небольшому смещению и появлению окон разных форм и размеров, нет здесь и монотонности, столь характерной для многоквартирных домов.

Важно, что ритм, оттенки ярких цветов и нюансированная пластика подчинены не только художественной воле автора, – они опираются на стройную теорию, наполняющую эффектный образ дополнительным смыслом.

Вот как рассказывает о своем замысле Сергей Орешкин: «Главной идеей проекта были идеи супрематизма двадцатых годов прошлого века, – исследования Ритвельда по цвету. Каждый использованный в проекте цвет немонохромный, сложно составленный из набора оттенков-пикселов, создающих особый тон на дальних расстояниях». Действительно, пестрая мозаика фасадов этого проекта довольно существенно отличается от уже привычной пиксельной расцветки, напоминающей увеличенную компьютерную графику: здесь пикселы другие, они больше напоминают мазок пуантилиста, чем оцифрованную растяжку тона.

Яркие вставки создают акценты, играют на контрасте; кроме того, использованные оттенки тоже достаточно необычны, вернее, из неожиданно много. К понятным «кислотным» салатовому, оранжевому, к солнечному желтому добавляется фиолетовый – опаснейший цвет, которому отдан один из больших корпусов и который благодаря множеству красных, черных, серых или желтых вставок выглядит вовсе не сумрачно, чего можно было бы опасаться, а скорее вкусно, как ягода. Вариантов сочетания цветов очень много, и среди них много неожиданных или лучше сказать – нетиповых, неприевшихся. В «мондриановскую» бело-черно-красно-желтую раскладку, к примеру, вместо синего вторгается уже упомянутый ягодно-фиолетовый; пятна то сгущаются и измельчаются, то вытягиваются редкими полосами, где-то напоминают квадратно-полосатую настроечную таблицу телевизора, испытывающую зрение композицию оп-арта; время от времени преобладающий жизнерадостный тон инвертируется, фоновым оттенком становится темно-серый – яркие спектральные вставки на таком фоне начинают почти светиться и становятся похожи на солнечных зайчиков. Разнообразие сочетаний цвета и ритма подхватывают окна: ленты сменяются квадратами, окна вертикальных и горизонтальных пропорций на торцах домов выстраиваются зыбкими зигзагами, – но все это, и цвет, и форма, подчиняется сложноуловимому ритму, смотрится цельно и стройно, – не исключено, что вместе их держит некий, безусловно сложный, код-принцип, основанный на упомянутых архитектором исследованиях Ритвельда. Надо ли и говорить, что ни одного одинакового корпуса здесь нет, каждый объем отчетливо-индивидуален, хотя родственный ритм и напряженность цвета не дают забыть также и об их родстве.

Говоря «ничего лишнего» надо заметить, что снаружи также нет ни выступающих балконов, ни лоджий, которые нередко в современных домах выстраиваются, по меткому выражению Сергея Орешкина, в стеклянные вертикальные «градусники», приложенные к дому. Здесь все лоджии заглублены, оставляя для плоскости фасада роль мозаичной картины. Кроме того, архитекторы посвятили отдельные исследования вертикалям лестничных клеток, оптимизировав их решения.
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»

Все давно привыкли к тому, что покупая квартиру, мы на самом деле покупаем квадратные метры бетонных перекрытий и наружные стены, едва защищающие эти метры от снега, ветра и дождя – окон-то нет. Мы покупаем квадратные метры конструкций, которые еще нужно превратить в квадратные метры человеческого жилья. Отличие «Романтика» от других жилых комплексов в городе – отделка всех без исключения квартир «под ключ»: с мебелью, бытовой техникой и даже некоторыми элементами декора. Можно спортить о том, хорошо ли, что существует всего три варианта дизайна: «Классика», «Восток» и «Хайтек», но они существуют, а значит, все-таки, мы покупаем место, где можно жить. Дизайн же всегда можно переделать под себя: ломать – не строить!

Совершенно отдельного упоминания требует архитектура детских садов и школ. Все мы помним маловыразительные и совсем не радостные домики, куда по утрам нас маленьких волокли невыспавшиеся родители. Не лучшее впечатление производили и школы. И даже не стоит упоминать о том, что большинству из нас приходилось до этих невеселых домиков и школьных дворов добираться на городском транспорте: «меня возила в детстве мама / На трех трамваях в детский сад, / Далёко – за заводом АМО, / Куда Макар гонял телят». Здесь – всё не так: и домики больше всего напоминают набор нарядных кубиков, из которых можно построить всё, что душе угодно. И находятся эти кубики прямо под окнами родных квартир. Даже сверху, из собственного окна смотреть на них приятно и весело – работает пятый фасад – крыша. И весь комплекс оставляет ощущение молодой энергии, свежести и яркости, столь необходимой пасмурному Петербургу. 
Вариант отделки двухкомнатной квартиры. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Пример отделки квартиры-студии. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Планы 1 этажа корпусов 3 и 5. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 11. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Цветовое решение фасадов. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 7. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 11. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Ограждения. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой комплекс на Васильевском острове
Россия, Санкт-Петербург, Василеостровский район

Авторский коллектив:

Руководитель проекта С.И. Орешкин, ГАП Р.В. Андреева, архитекторы О.В. Сафронова, Е.А. Белят, П.Н. Кочнев, Е.С. Орешкина, М.А. Шалина, А.В. Храмова, Б.Н. Львовский, Д.Н. Жегулина, А.В. Саморуков, Е.С. Кретова, В.В. Синюкович, С.О. Веселов 



2013 — 2013

Заказчик проекта – компания Seven Suns Development

15 Декабря 2014

Автор текста:

Анна Городинская
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Волны звука
Эскизный проект музыкальной школы: соседство с Алваром Аалто, выразительная органика и попытка привлечь внимание к слишком «тихому» конкурсу.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Спорт и мир
В прошедшем году компания «А.Лен» закончила строительство спортивного центра в Сочи, он стал одним из нескольких десятков опытов архитектурного бюро со зданиями для физкультуры и спорта. Вашему вниманию – обзор спортивных проектов «А.Лен».
Амплитуда силуэта
Петербургское бюро «А.Лен» спроектировало для Екатеринбурга жилой комплекс, вдохновленный уральскими скалами и мегалитами. Другая характерная черта – обособленная стилобатом территория.
Крылья весны
ЖК на границе Полюстровского парка всячески обыгрывает выигрышное соседство с городским природным массивом. В том числе и образно, превращая дома в абстрактный пиксельный ковер, напоминающий о весеннем лесе.
Спорт и органика
Гибкие линии фасадов отеля «Mercure» в центре Саранска, рассчитанного, в частности, на команды спортсменов, стали результатом долгих обсуждений и поисков формы, первоначально основанных на интерпретации национальных мордовских мотивов.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Парадный фасад
Проект ЖК «Golden City» уникален во многом: и как пример последовательной реализации итогов конкурса, и как опыт совместной работы российской и голландской команд, и как эксперимент по формированию имиджевой застройки на основе квартальной типологии.
За границами брендбука
В Санкт-Петербурге начал свою работу один из самых крупных дилерских центров Mercedes в Северо-Западном регионе России. Бюро «А.Лен» смогло найти новые выразительные архитектурные и конструктивные решения, отвечающие имиджу компании и присущему ей уровню качества, надежности и элегантности.
Внезапный авангард
Архитекторы «А.Лен» спроектировали жилой комплекс «Русский авангард» в Воронеже, постаравшись, чтобы он соответствовал своему названию. Хотя их часть работы началась тогда, когда дом уже строился по другому проекту и, казалось, был обречен стать не слишком выразительной секционной постройкой.
Столичный облик
Бюро «А.Лен» спроектировало в Воронеже многоквартирный жилой комплекс «Россия. Пять столиц», создав комфортную среду вопреки достаточно высокой плотности.
Градсовет Петербурга 14.06.2017
На очередном заседании Градсовета обсуждали высоту гостиниц и многоэтажного жилого комплекса, а также эскиз реконструкции вестибюля станции метро «Парк Победы».
Максимальная комплектация
Комплекс, уникальный по своей насыщенности функциями и по сложности выстроенных между ними взаимосвязей, состоит из 10 различных блоков. Петербургское бюро «А.Лен» спроектировало его на базе советского спортивного центра «Энергия» в Воронеже.
Сказка льда
Новое здание спорткомплекса петербургского клуба СКА – наследник проекта, победившего в архитектурном конкурсе, что само по себе редкость. К тому же его сдержанно знаковые фасады скрывают настоящий hidden gem театрально скульптурного вестибюля.
Небесная линия намыва
О конкурсе на застройку части намывных территорий Васильевского острова и о своём проекте, разделившем победу с работой консорциума «КСАР+Orange», рассказывает руководитель архитектурного бюро «А.Лен» Сергей Орешкин.
В зоне мобильности
Архитекторы «А.Лен» снабдили МФК в Пулковском аэропорту не только комфортной схемой распределения транспортно-пассажирских потоков, но и сюжетом, в котором схематически зашифровано прошлое, настоящее и будущее архитектуры.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.