Мотивированная яркость

Жилой комплекс на Васильевском острове, спроектированный бюро «А.Лен», можно понять как современную транскрипцию петербургского жилого квартала.

Автор текста:
Анна Городинская

15 Декабря 2014
mainImg

Архитектор:

Сергей Орешкин

Проект:

Жилой комплекс на Васильевском острове
Россия, Санкт-Петербург, Василеостровский район

Авторский коллектив:

Руководитель проекта С.И. Орешкин, ГАП Р.В. Андреева, архитекторы О.В. Сафронова, Е.А. Белят, П.Н. Кочнев, Е.С. Орешкина, М.А. Шалина, А.В. Храмова, Б.Н. Львовский, Д.Н. Жегулина, А.В. Саморуков, Е.С. Кретова, В.В. Синюкович, С.О. Веселов 



2013

Заказчик проекта – компания Seven Suns Development
Проектировать новый жилой комплекс в Петербурге – городе, исторически избалованном квартальной застройкой, так и не воспринявшим всерьез застройку микрорайонную, – задача сложная. Проектировать на Васильевском острове задача сложная вдвойне: слишком сильны традиции места, и слишком ощутимо влияние регулярной планировки, главная ось которой – не бульвар и не проспект, а русло реки Смоленки. А именно там, на намывных василеостровских территориях, недалеко от станции метро «Приморская», и должен быть построен жилой комплекс «Я – романтик!», формирующий один из фрагментов «Морского фасада» города фасадами жилых домов эконом-класса. И это дополнительное условие сделало архитектурную задачу особенно сложной. Но авторы приложили все усилия к тому, чтобы комплекс соответствовал своему расположению – был современным, смелым, удобным и смотрелся с воды.

С одной стороны, «Романтик» – один из ряда жилых комплексов эконом-класса, выходящих на Западный скоростной диаметр города, с другой – в этом ряду он самый необычный. С градостроительной точки зрения это система расположенных по лучевой схеме объемов, собранных в замкнутый трапециевидный квартал. И несмотря на то, что квартала в традиционном смысле слова там нет – веером расходящиеся дома не всегда смыкают свои ряды, тем не менее, все вместе работает именно как квартал, разделяя городскую жизнь на то, что существует внутри комплекса, и то, что вне его. А замкнутость, даже незавершенная, даже рассеченная на два будущей улицей, создает свой внутрикомплексный мир и позволяет защитить внутриквартальные пространства от ветров с Финского залива. Это – алгоритм, заложенный в градостроительной конструкции города, где некогда каждый дом был по сути жилым комплексом, в котором у каждого было свое парадное, выходившее в свой двор, откуда через свою арку можно было пройти во двор соседний, в силу адресной принадлежности тоже почти свой. А из самого крайнего двора, через все равно свою арку, выходили на свою улицу... Дворы защищали от морского ветра, а любой почтальон знал, где искать «7-й двор, 21-ая парадная, кв. 137».

В «Романтике» нет уходящих вглубь участка друг за другом дворов, но есть система соединенных между собой и в то же время обособленных территорий детских садов, детских и спортивных площадок, школ, дорожек для роллеров, скейтбордистов и велосипедистов – современная транскрипция все того же знаменитого петербургского «своего двора». Здесь есть даже своя собственная обсерватория, но это уже – из фантазийных проектов петроградских конструктивистов, мечтавших построить дом-коммуну «с полным замкнутым циклом жизни», где можно будет выращивать «своих героев, своих мечтателей, своих ученых». Хотя, вероятно, именно эта обсерватория и дала название комплексу... Кто знает?
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Генеральный план. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»

Если говорить об объемно-пространственном решении, то здесь работает прагматизм и умение делать отличные проекты, сочетая практически несочетаемое. В результате на достаточно узком участке застройки сосуществуют две обособленные фукциональные зоны: жилая и коммерческая, разделенные широкой пешеходной аллеей-бульваром. Каждая и визуально, и пространственно работает и на себя, и на окружающие кварталы. Жилая – 13 домов высотой от 6 до 20 этажей со всей вышеперечисленной социальной инфраструктурой и подземными автостоянками, въехать на которые можно только с магистральных улиц. Коммерческая, занимающая участок немного в стороне от жилых домов, – многофункциональный деловой комплекс, отель и закрытая многоэтажная автостоянка.

Другое дело – образ. На фасадах – ничего лишнего: только очень интенсивный цвет и индивидуальные для каждого жилого дома лоджии, выступы или ограждения лестниц. Но, несмотря на казалось бы скромный арсенал средств, благодаря пестрой палитре объемов, их небольшому смещению и появлению окон разных форм и размеров, нет здесь и монотонности, столь характерной для многоквартирных домов.

Важно, что ритм, оттенки ярких цветов и нюансированная пластика подчинены не только художественной воле автора, – они опираются на стройную теорию, наполняющую эффектный образ дополнительным смыслом.

Вот как рассказывает о своем замысле Сергей Орешкин: «Главной идеей проекта были идеи супрематизма двадцатых годов прошлого века, – исследования Ритвельда по цвету. Каждый использованный в проекте цвет немонохромный, сложно составленный из набора оттенков-пикселов, создающих особый тон на дальних расстояниях». Действительно, пестрая мозаика фасадов этого проекта довольно существенно отличается от уже привычной пиксельной расцветки, напоминающей увеличенную компьютерную графику: здесь пикселы другие, они больше напоминают мазок пуантилиста, чем оцифрованную растяжку тона.

Яркие вставки создают акценты, играют на контрасте; кроме того, использованные оттенки тоже достаточно необычны, вернее, из неожиданно много. К понятным «кислотным» салатовому, оранжевому, к солнечному желтому добавляется фиолетовый – опаснейший цвет, которому отдан один из больших корпусов и который благодаря множеству красных, черных, серых или желтых вставок выглядит вовсе не сумрачно, чего можно было бы опасаться, а скорее вкусно, как ягода. Вариантов сочетания цветов очень много, и среди них много неожиданных или лучше сказать – нетиповых, неприевшихся. В «мондриановскую» бело-черно-красно-желтую раскладку, к примеру, вместо синего вторгается уже упомянутый ягодно-фиолетовый; пятна то сгущаются и измельчаются, то вытягиваются редкими полосами, где-то напоминают квадратно-полосатую настроечную таблицу телевизора, испытывающую зрение композицию оп-арта; время от времени преобладающий жизнерадостный тон инвертируется, фоновым оттенком становится темно-серый – яркие спектральные вставки на таком фоне начинают почти светиться и становятся похожи на солнечных зайчиков. Разнообразие сочетаний цвета и ритма подхватывают окна: ленты сменяются квадратами, окна вертикальных и горизонтальных пропорций на торцах домов выстраиваются зыбкими зигзагами, – но все это, и цвет, и форма, подчиняется сложноуловимому ритму, смотрится цельно и стройно, – не исключено, что вместе их держит некий, безусловно сложный, код-принцип, основанный на упомянутых архитектором исследованиях Ритвельда. Надо ли и говорить, что ни одного одинакового корпуса здесь нет, каждый объем отчетливо-индивидуален, хотя родственный ритм и напряженность цвета не дают забыть также и об их родстве.

Говоря «ничего лишнего» надо заметить, что снаружи также нет ни выступающих балконов, ни лоджий, которые нередко в современных домах выстраиваются, по меткому выражению Сергея Орешкина, в стеклянные вертикальные «градусники», приложенные к дому. Здесь все лоджии заглублены, оставляя для плоскости фасада роль мозаичной картины. Кроме того, архитекторы посвятили отдельные исследования вертикалям лестничных клеток, оптимизировав их решения.
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»

Все давно привыкли к тому, что покупая квартиру, мы на самом деле покупаем квадратные метры бетонных перекрытий и наружные стены, едва защищающие эти метры от снега, ветра и дождя – окон-то нет. Мы покупаем квадратные метры конструкций, которые еще нужно превратить в квадратные метры человеческого жилья. Отличие «Романтика» от других жилых комплексов в городе – отделка всех без исключения квартир «под ключ»: с мебелью, бытовой техникой и даже некоторыми элементами декора. Можно спортить о том, хорошо ли, что существует всего три варианта дизайна: «Классика», «Восток» и «Хайтек», но они существуют, а значит, все-таки, мы покупаем место, где можно жить. Дизайн же всегда можно переделать под себя: ломать – не строить!

Совершенно отдельного упоминания требует архитектура детских садов и школ. Все мы помним маловыразительные и совсем не радостные домики, куда по утрам нас маленьких волокли невыспавшиеся родители. Не лучшее впечатление производили и школы. И даже не стоит упоминать о том, что большинству из нас приходилось до этих невеселых домиков и школьных дворов добираться на городском транспорте: «меня возила в детстве мама / На трех трамваях в детский сад, / Далёко – за заводом АМО, / Куда Макар гонял телят». Здесь – всё не так: и домики больше всего напоминают набор нарядных кубиков, из которых можно построить всё, что душе угодно. И находятся эти кубики прямо под окнами родных квартир. Даже сверху, из собственного окна смотреть на них приятно и весело – работает пятый фасад – крыша. И весь комплекс оставляет ощущение молодой энергии, свежести и яркости, столь необходимой пасмурному Петербургу. 
Вариант отделки двухкомнатной квартиры. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Пример отделки квартиры-студии. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Планы 1 этажа корпусов 3 и 5. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 11. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Цветовое решение фасадов. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 7. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 11. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Ограждения. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»


0

Архитектор:

Сергей Орешкин

Проект:

Жилой комплекс на Васильевском острове
Россия, Санкт-Петербург, Василеостровский район

Авторский коллектив:

Руководитель проекта С.И. Орешкин, ГАП Р.В. Андреева, архитекторы О.В. Сафронова, Е.А. Белят, П.Н. Кочнев, Е.С. Орешкина, М.А. Шалина, А.В. Храмова, Б.Н. Львовский, Д.Н. Жегулина, А.В. Саморуков, Е.С. Кретова, В.В. Синюкович, С.О. Веселов 



2013

Заказчик проекта – компания Seven Suns Development

15 Декабря 2014

Автор текста:

Анна Городинская

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.