English version

Мотивированная яркость

Жилой комплекс на Васильевском острове, спроектированный бюро «А.Лен», можно понять как современную транскрипцию петербургского жилого квартала.

Автор текста:
Анна Городинская

15 Декабря 2014
mainImg
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой комплекс на Васильевском острове
Россия, Санкт-Петербург, Василеостровский район

Авторский коллектив:

Руководитель проекта С.И. Орешкин, ГАП Р.В. Андреева, архитекторы О.В. Сафронова, Е.А. Белят, П.Н. Кочнев, Е.С. Орешкина, М.А. Шалина, А.В. Храмова, Б.Н. Львовский, Д.Н. Жегулина, А.В. Саморуков, Е.С. Кретова, В.В. Синюкович, С.О. Веселов 



2013

Заказчик проекта – компания Seven Suns Development
Проектировать новый жилой комплекс в Петербурге – городе, исторически избалованном квартальной застройкой, так и не воспринявшим всерьез застройку микрорайонную, – задача сложная. Проектировать на Васильевском острове задача сложная вдвойне: слишком сильны традиции места, и слишком ощутимо влияние регулярной планировки, главная ось которой – не бульвар и не проспект, а русло реки Смоленки. А именно там, на намывных василеостровских территориях, недалеко от станции метро «Приморская», и должен быть построен жилой комплекс «Я – романтик!», формирующий один из фрагментов «Морского фасада» города фасадами жилых домов эконом-класса. И это дополнительное условие сделало архитектурную задачу особенно сложной. Но авторы приложили все усилия к тому, чтобы комплекс соответствовал своему расположению – был современным, смелым, удобным и смотрелся с воды.

С одной стороны, «Романтик» – один из ряда жилых комплексов эконом-класса, выходящих на Западный скоростной диаметр города, с другой – в этом ряду он самый необычный. С градостроительной точки зрения это система расположенных по лучевой схеме объемов, собранных в замкнутый трапециевидный квартал. И несмотря на то, что квартала в традиционном смысле слова там нет – веером расходящиеся дома не всегда смыкают свои ряды, тем не менее, все вместе работает именно как квартал, разделяя городскую жизнь на то, что существует внутри комплекса, и то, что вне его. А замкнутость, даже незавершенная, даже рассеченная на два будущей улицей, создает свой внутрикомплексный мир и позволяет защитить внутриквартальные пространства от ветров с Финского залива. Это – алгоритм, заложенный в градостроительной конструкции города, где некогда каждый дом был по сути жилым комплексом, в котором у каждого было свое парадное, выходившее в свой двор, откуда через свою арку можно было пройти во двор соседний, в силу адресной принадлежности тоже почти свой. А из самого крайнего двора, через все равно свою арку, выходили на свою улицу... Дворы защищали от морского ветра, а любой почтальон знал, где искать «7-й двор, 21-ая парадная, кв. 137».

В «Романтике» нет уходящих вглубь участка друг за другом дворов, но есть система соединенных между собой и в то же время обособленных территорий детских садов, детских и спортивных площадок, школ, дорожек для роллеров, скейтбордистов и велосипедистов – современная транскрипция все того же знаменитого петербургского «своего двора». Здесь есть даже своя собственная обсерватория, но это уже – из фантазийных проектов петроградских конструктивистов, мечтавших построить дом-коммуну «с полным замкнутым циклом жизни», где можно будет выращивать «своих героев, своих мечтателей, своих ученых». Хотя, вероятно, именно эта обсерватория и дала название комплексу... Кто знает?
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Генеральный план. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»

Если говорить об объемно-пространственном решении, то здесь работает прагматизм и умение делать отличные проекты, сочетая практически несочетаемое. В результате на достаточно узком участке застройки сосуществуют две обособленные фукциональные зоны: жилая и коммерческая, разделенные широкой пешеходной аллеей-бульваром. Каждая и визуально, и пространственно работает и на себя, и на окружающие кварталы. Жилая – 13 домов высотой от 6 до 20 этажей со всей вышеперечисленной социальной инфраструктурой и подземными автостоянками, въехать на которые можно только с магистральных улиц. Коммерческая, занимающая участок немного в стороне от жилых домов, – многофункциональный деловой комплекс, отель и закрытая многоэтажная автостоянка.

Другое дело – образ. На фасадах – ничего лишнего: только очень интенсивный цвет и индивидуальные для каждого жилого дома лоджии, выступы или ограждения лестниц. Но, несмотря на казалось бы скромный арсенал средств, благодаря пестрой палитре объемов, их небольшому смещению и появлению окон разных форм и размеров, нет здесь и монотонности, столь характерной для многоквартирных домов.

Важно, что ритм, оттенки ярких цветов и нюансированная пластика подчинены не только художественной воле автора, – они опираются на стройную теорию, наполняющую эффектный образ дополнительным смыслом.

Вот как рассказывает о своем замысле Сергей Орешкин: «Главной идеей проекта были идеи супрематизма двадцатых годов прошлого века, – исследования Ритвельда по цвету. Каждый использованный в проекте цвет немонохромный, сложно составленный из набора оттенков-пикселов, создающих особый тон на дальних расстояниях». Действительно, пестрая мозаика фасадов этого проекта довольно существенно отличается от уже привычной пиксельной расцветки, напоминающей увеличенную компьютерную графику: здесь пикселы другие, они больше напоминают мазок пуантилиста, чем оцифрованную растяжку тона.

Яркие вставки создают акценты, играют на контрасте; кроме того, использованные оттенки тоже достаточно необычны, вернее, из неожиданно много. К понятным «кислотным» салатовому, оранжевому, к солнечному желтому добавляется фиолетовый – опаснейший цвет, которому отдан один из больших корпусов и который благодаря множеству красных, черных, серых или желтых вставок выглядит вовсе не сумрачно, чего можно было бы опасаться, а скорее вкусно, как ягода. Вариантов сочетания цветов очень много, и среди них много неожиданных или лучше сказать – нетиповых, неприевшихся. В «мондриановскую» бело-черно-красно-желтую раскладку, к примеру, вместо синего вторгается уже упомянутый ягодно-фиолетовый; пятна то сгущаются и измельчаются, то вытягиваются редкими полосами, где-то напоминают квадратно-полосатую настроечную таблицу телевизора, испытывающую зрение композицию оп-арта; время от времени преобладающий жизнерадостный тон инвертируется, фоновым оттенком становится темно-серый – яркие спектральные вставки на таком фоне начинают почти светиться и становятся похожи на солнечных зайчиков. Разнообразие сочетаний цвета и ритма подхватывают окна: ленты сменяются квадратами, окна вертикальных и горизонтальных пропорций на торцах домов выстраиваются зыбкими зигзагами, – но все это, и цвет, и форма, подчиняется сложноуловимому ритму, смотрится цельно и стройно, – не исключено, что вместе их держит некий, безусловно сложный, код-принцип, основанный на упомянутых архитектором исследованиях Ритвельда. Надо ли и говорить, что ни одного одинакового корпуса здесь нет, каждый объем отчетливо-индивидуален, хотя родственный ритм и напряженность цвета не дают забыть также и об их родстве.

Говоря «ничего лишнего» надо заметить, что снаружи также нет ни выступающих балконов, ни лоджий, которые нередко в современных домах выстраиваются, по меткому выражению Сергея Орешкина, в стеклянные вертикальные «градусники», приложенные к дому. Здесь все лоджии заглублены, оставляя для плоскости фасада роль мозаичной картины. Кроме того, архитекторы посвятили отдельные исследования вертикалям лестничных клеток, оптимизировав их решения.
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»

Все давно привыкли к тому, что покупая квартиру, мы на самом деле покупаем квадратные метры бетонных перекрытий и наружные стены, едва защищающие эти метры от снега, ветра и дождя – окон-то нет. Мы покупаем квадратные метры конструкций, которые еще нужно превратить в квадратные метры человеческого жилья. Отличие «Романтика» от других жилых комплексов в городе – отделка всех без исключения квартир «под ключ»: с мебелью, бытовой техникой и даже некоторыми элементами декора. Можно спортить о том, хорошо ли, что существует всего три варианта дизайна: «Классика», «Восток» и «Хайтек», но они существуют, а значит, все-таки, мы покупаем место, где можно жить. Дизайн же всегда можно переделать под себя: ломать – не строить!

Совершенно отдельного упоминания требует архитектура детских садов и школ. Все мы помним маловыразительные и совсем не радостные домики, куда по утрам нас маленьких волокли невыспавшиеся родители. Не лучшее впечатление производили и школы. И даже не стоит упоминать о том, что большинству из нас приходилось до этих невеселых домиков и школьных дворов добираться на городском транспорте: «меня возила в детстве мама / На трех трамваях в детский сад, / Далёко – за заводом АМО, / Куда Макар гонял телят». Здесь – всё не так: и домики больше всего напоминают набор нарядных кубиков, из которых можно построить всё, что душе угодно. И находятся эти кубики прямо под окнами родных квартир. Даже сверху, из собственного окна смотреть на них приятно и весело – работает пятый фасад – крыша. И весь комплекс оставляет ощущение молодой энергии, свежести и яркости, столь необходимой пасмурному Петербургу. 
Вариант отделки двухкомнатной квартиры. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Пример отделки квартиры-студии. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Планы 1 этажа корпусов 3 и 5. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 11. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Цветовое решение фасадов. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 7. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады корпуса 11. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Ограждения. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»
Фасады. Жилой комплекс на Васильевском острове © «А.Лен»


Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой комплекс на Васильевском острове
Россия, Санкт-Петербург, Василеостровский район

Авторский коллектив:

Руководитель проекта С.И. Орешкин, ГАП Р.В. Андреева, архитекторы О.В. Сафронова, Е.А. Белят, П.Н. Кочнев, Е.С. Орешкина, М.А. Шалина, А.В. Храмова, Б.Н. Львовский, Д.Н. Жегулина, А.В. Саморуков, Е.С. Кретова, В.В. Синюкович, С.О. Веселов 



2013

Заказчик проекта – компания Seven Suns Development

15 Декабря 2014

Автор текста:

Анна Городинская
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.