Гром победы раздавайся

Открылась Арх Москва. Ее главным сюжетом стала выставка, зримо символизирующая единение современных московских архитекторов европейского толка с обновленной Москомархитектурой, и решенная в духе дизайна интерьеров здания ЦДХ, то есть в духе классического модернизма.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
За 17 лет существования Арх Москвы за ней закрепился авторитет самой продвинутой и популярной архитектурной выставки страны; на нее едут из других городов, работа столичных бюро на время ее проведения приостанавливается, примерно за месяц до начала глаза у многих архитекторов начинают утомленно блестеть, а решение проблем откладывается на «после Арх Москвы». Если это и преувеличение, то не очень большое – здесь выставляют итоги большей части случившихся за год премий и смотров, значительную часть из которых здесь же и вручают; насыщенная программа состоит из множества мероприятий, плотно упакованных в пять весенних дней. В 2008 году Арх Москва превратилась в биеннале, и для того, чтобы стать двухгодичной, но при этом все же проводиться ежегодно, ей приходится теперь в нечетные годы – вот как сейчас – выступать под девизом NEXT, объявляя себя способом «выйти в люди» для молодых архитекторов.

Выставка NEXT уже традиционно получается несколько меньше и компактнее, чем биеннале; теперь эта особенность как будто усилилась, выставка невелика и обозрима. Вся коммерческая экспозиция – ну, практически вся, собрана в центральной части второго этажа ЦДХ, зал ДНК пуст, на первом этаже – буфет. Между тем под колоннадой, то есть снаружи пустого выставочного пространства по-прежнему помещается выставка премии АРХИWOOD в удачной прошлогодней версии стендов от Александра Купцова. Там же – большая выставка куратора Елены Гонсалес, посвященная московским паркам – представительная подборка информации о том, что на данный момент происходит с их реконструкцией, обещанной мэром Собяниным, кажется, еще года два назад. Главный герой – Зарядье, главный акцент – коллаж-иллюстрация, на котором донстроевский гигант-недосторой изображен заросшим джунглями. И правда, отличный бы получился парк из этой горы бетона.
Пространство экспозиции архитектурных бюро на 3 этаже. Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Зеленая Москва». Фотография Ю.Тарабариной

Двор ЦДХ заполнен фирмами ландшафтного дизайна. Среди них слева примостилась не вполне ландшафтная, выставка «С городом на ты» (см. сайт проекта) – каталог инициатив по обустройству города и городского пространства от партизанинга до «Архнадзора», добросовестная и интересная исследовательская работа; не очень впрочем понятно, почему ее поместили на улице и так далеко от главных троп посетителей выставки.
Выставка «С городом на ты». Фотография Ю.Тарабариной

Но главной экспозицией надо признать «Новую Москву», размещенную при входе на третий этаж (куратор, как и в парковом проекте под колоннадой – Елена Гонсалес). Эта выставка задает тему и стилистику, и, что вероятно еще важнее, – если многие другие экспозиции наследуются от Арх Москвы прошлых лет и развиваются до некоторой степени по инерции, то эта противоречит заданному, уже несколько наскучившему, направлению и возвращает нас к прежней Арх Москве, какой мы ее знали до «поворота» 2008 года. А может быть, возвращает и дальше, вообще куда-то ко времени строительства самого ЦДХ.

Во-первых, это подборка самых показательных построек и проектов последних лет, прокомментированная отметившими их экспертами (Барт Голдхорн, Алексей Муратов, Сергей Кузнецов и др.). Что возвращает нас к тем временам, когда Арх Москва была местом «архитектурного каталога», собирания лучшего из существующего. Всего 11 проектов. Пятеро авторов – члены актуального архитектурного совета города. Рядом стенд обновленной Москомархитектуры: подсвеченный и интерактивный, управление через сенсорный монитор перед ним. Все вместе выглядит как манифест новой московской архитектуры: архитекторы, которых когда-то тщательно отбирали на той же Арх Москве, которых здесь регулярно награждают и почти все из которых уже побывали «архитекторами года», показывают крупные, большей частью реализованные проекты; они поддержаны Москомархитектурой и даже составляют, как минимум в виде архсовета, ее часть. Словом – марш единения. Соответственно звучит и обозначенная Еленой Гонсалес цель выставки: «обозначить стратегию и приоритеты развития столицы».

Во-вторых, дизайн экспозиции «Новой Москвы». Крупные макеты отмечены светящимися изнутри стойками, пропорции которых близки пропорциям колонн ЦДХ, а дизайн, как и дизайн стенда Москомархитектуры напротив, остро напоминает образцы 1970-х. Кто бывал в здании ЦДХ в детстве и молодости – а почти все бывали, тот меня поймет, очень похоже. Это послевоенный, даже изрядно отстоявшийся после войны модернизм: простые формы в сочетании с трогательным стремлением к новым технологиям в духе «Отроков во вселенной». По-видимому эффект не случаен и не обошлось без ретро-стилизации. Которую, вероятно, следует понимать как жест восстановления справедливости: все это (прежде всего декларация дружбы лучших архитекторов и Москомархитектуры) должно было произойти в ЦДХ лет 30-40 назад, но по причине перегибов в политике партии не случилось, и – вот она, восстановленная справедливость. Клетчатые потолки ЦДХ изрядно запылились и поизносились, но дождались-таки такой родственной им концепции. Ретро-название «Новая Москва» тоже, вероятно, неслучайно перекликается с картиной Пименова (хотя и написанной не в 1970-е, а в 1937).
Выставка «Новая Москва». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Новая Москва». Фотография Ю.Тарабариной
Макет центра Гематологии, сделанный из lego. Фотография Ю.Тарабариной

Старо-модернистский дизайн «Новой Москвы», как кажется, определяет дух всей Арх Москвы – лаконизм на грани пустоты, крупные пространства, большие цезуры. Суета ушла; даже коммерческие экспозиции поскромнели и сосредоточились на своих функциях, что, впрочем может быть вызвано отсутствием стендов работы Влада Савинкина и Владимира Кузьмина, раньше задававших тон второму этажу. Экспозиции стали масштабнее, и паузы между ними значительнее. Зато не устаешь от беглого осмотра.

По части объема представленной информации лидирует выставка Archiprix – конкурс студенческих проектов со всего мира, занявшая практически половину третьего этажа. 286 проектов из 76 стран плотно и хаотически развешаны на крупных планшетах, частью – боком; частью отсутствуют; быстро понять что-либо сложно, подача мелка, англоязычна и создает эффект не вполне ясного бурления студенческой мысли. Планшеты номинантов конкурса на стенах – наоборот, регулярны и сопровождены переводом. Вчитавшись, интересно находить те же проекты в общей куче центральной развески. При всей своей внешней неряшливости экспозиция очень увлекает; на ней можно провести пару дней, что было бы, наверное, не вредно поколению NEXT. Русских проектов в конкурсе этого года четыре, ни один из них не попал в номинанты.
Выставка Archiprix. Фотография Ю.Тарабариной

Выставка конкурса «Авангард», долженствующая быть осью программы NEXT, если в прошлые разы и была осью (помнится, проекты занимали весь первый этаж, а участники презентовали их жюри прямо на выставке), то теперь – уменьшилась, «свернувшись» в небольшой черный ящик. Внутри четыре проекта финалистов, снаружи участники первого тура. Там же, на третьем этаже эффектно выглядит занявшая большой зал выставка спроектированных известными архитекторами столов компании NAYADA, уже показанных на крупных европейских выставках. На втором этаже в угловом зале справа, перед залом школы МАРШ (где в течение всей субботы будут проходить презентации образовательных программ) имеет смысл заметить выставку мебели по проектам 1950-х годов итальянского архитектора Франко Альбини, которую сейчас начинает производить в рамках своих «архитектурных» коллекций фабрика CASSINO.
Выставка конкурса «Авангард». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка мебели фабрики CASSINO по проектам архитектора Франко Альбини. Фотография Ю.Тарабариной

Ну а звездой экспозиции второго этажа стала выставка «архитекторов года» Сергея Чобана и Сергея Кузнецова под названием «Музей архитектурного рисунка». С тех пор как Сергей Скуратов в 2009 году построил свою экспозицию в вестибюле второго этажа, то есть в самой середине ЦДХ, как белую коробку-выгородку с отдельным внутренним пространством, это выигрышное решение было оценено по достоинству (справедливости ради надо сказать, что в этом месте оно напрашивалось) – этой же схемой воспользовался в 2011 году Владимир Плоткин, и вот теперь SPEECH Чобан&Кузнецов соорудили свой павильон, чуть большего размера и снаружи такой же белый, как у предшественников, но испещренный рельефными рисунками.

Сергей Чобан прекрасный рисовальщик, собиратель архитектурной графики и тонкий ценитель классицистических решений – это всем известно. На венецианской биеннале 2012 года он сделал интерьер павильона России подобным Пантеону, здесь эта идея получила, до некоторой степени, продолжение: две трети павильона занимает круглый зал с театральными бордовыми стенами, куда зритель попадает сразу; здесь «рисунок архитектуры», справа рисунки Сергея Чобана, слева Сергея Кузнецова, различить на первый взгляд непросто, разве что линия у Кузнецова несколько строже, деталей больше, а Чобан, наоборот, несколько живописнее. Пройдя сквозь круглый зал, попадаем в поперечный серый, где помещается «рисунок для архитектуры», столь же художественно выполненные эскизы зданий. Бросается в глаза эскиз «офисного здания на ул. Дубнинской» Сергея Чобана в виде крупной гайки – фрагмента каннелированной колонны: тема, очень точно совпадающая с одним из лейтмотивов модернизма 1970-х в его пересечении с классикой, и как-то внутренне сразу увязывающая эту выставку, по сути очень классичную, с воспоминаниями о «классическом модернизме» этажом выше. Поворачивая направо, попадаем в третий зал (SPEECH уместили в своем павильоне не один, а целых три зала) с фотографиями Музея архитектурной графики, построенного Фондом архитектурного рисунка Сергея Чобана в Берлине. Музей откроется 1 июня выставкой Пиранези, а павильон работает полпредом этого начинания на Арх Москве. Красивый музей, чудесная графика, ясно читаемый и видимый сверху план – внутренности павильона неуловимо напоминают кусочек ГМИИ.
«Музей архитектурного рисунка» SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Ю.Тарабариной
«Музей архитектурного рисунка» SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Ю.Тарабариной
Графика Сергея Чобана. Фотография Ю.Тарабариной

Как видим, выставка больше похожа на Арх Москву и меньше на NEXT. Искусство погружено в себя и на себя же ориентировано, а молодому поколению предлагается приобщаться, выбирать между обозначенными полюсами. Поиск новых имен, воспитание и образование отошли на второй план и стали само собой разумеющейся частью процесса. Никто не уделяет молодым излишнего внимания, нет преувеличенной радости от создания «учебника», которая была раньше. Хочешь – учись, хочешь – рисуй, работай, пробивайся, показывай себя, соревнуйся с мэтрами. Как сказано в соседнем интервью Сергея Кузнецова, «никто не собирается нести собаку к охоте». Может быть, это и к лучшему.


23 Мая 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.