Гром победы раздавайся

Открылась Арх Москва. Ее главным сюжетом стала выставка, зримо символизирующая единение современных московских архитекторов европейского толка с обновленной Москомархитектурой, и решенная в духе дизайна интерьеров здания ЦДХ, то есть в духе классического модернизма.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
За 17 лет существования Арх Москвы за ней закрепился авторитет самой продвинутой и популярной архитектурной выставки страны; на нее едут из других городов, работа столичных бюро на время ее проведения приостанавливается, примерно за месяц до начала глаза у многих архитекторов начинают утомленно блестеть, а решение проблем откладывается на «после Арх Москвы». Если это и преувеличение, то не очень большое – здесь выставляют итоги большей части случившихся за год премий и смотров, значительную часть из которых здесь же и вручают; насыщенная программа состоит из множества мероприятий, плотно упакованных в пять весенних дней. В 2008 году Арх Москва превратилась в биеннале, и для того, чтобы стать двухгодичной, но при этом все же проводиться ежегодно, ей приходится теперь в нечетные годы – вот как сейчас – выступать под девизом NEXT, объявляя себя способом «выйти в люди» для молодых архитекторов.

Выставка NEXT уже традиционно получается несколько меньше и компактнее, чем биеннале; теперь эта особенность как будто усилилась, выставка невелика и обозрима. Вся коммерческая экспозиция – ну, практически вся, собрана в центральной части второго этажа ЦДХ, зал ДНК пуст, на первом этаже – буфет. Между тем под колоннадой, то есть снаружи пустого выставочного пространства по-прежнему помещается выставка премии АРХИWOOD в удачной прошлогодней версии стендов от Александра Купцова. Там же – большая выставка куратора Елены Гонсалес, посвященная московским паркам – представительная подборка информации о том, что на данный момент происходит с их реконструкцией, обещанной мэром Собяниным, кажется, еще года два назад. Главный герой – Зарядье, главный акцент – коллаж-иллюстрация, на котором донстроевский гигант-недосторой изображен заросшим джунглями. И правда, отличный бы получился парк из этой горы бетона.
Пространство экспозиции архитектурных бюро на 3 этаже. Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Зеленая Москва». Фотография Ю.Тарабариной

Двор ЦДХ заполнен фирмами ландшафтного дизайна. Среди них слева примостилась не вполне ландшафтная, выставка «С городом на ты» (см. сайт проекта) – каталог инициатив по обустройству города и городского пространства от партизанинга до «Архнадзора», добросовестная и интересная исследовательская работа; не очень впрочем понятно, почему ее поместили на улице и так далеко от главных троп посетителей выставки.
Выставка «С городом на ты». Фотография Ю.Тарабариной

Но главной экспозицией надо признать «Новую Москву», размещенную при входе на третий этаж (куратор, как и в парковом проекте под колоннадой – Елена Гонсалес). Эта выставка задает тему и стилистику, и, что вероятно еще важнее, – если многие другие экспозиции наследуются от Арх Москвы прошлых лет и развиваются до некоторой степени по инерции, то эта противоречит заданному, уже несколько наскучившему, направлению и возвращает нас к прежней Арх Москве, какой мы ее знали до «поворота» 2008 года. А может быть, возвращает и дальше, вообще куда-то ко времени строительства самого ЦДХ.

Во-первых, это подборка самых показательных построек и проектов последних лет, прокомментированная отметившими их экспертами (Барт Голдхорн, Алексей Муратов, Сергей Кузнецов и др.). Что возвращает нас к тем временам, когда Арх Москва была местом «архитектурного каталога», собирания лучшего из существующего. Всего 11 проектов. Пятеро авторов – члены актуального архитектурного совета города. Рядом стенд обновленной Москомархитектуры: подсвеченный и интерактивный, управление через сенсорный монитор перед ним. Все вместе выглядит как манифест новой московской архитектуры: архитекторы, которых когда-то тщательно отбирали на той же Арх Москве, которых здесь регулярно награждают и почти все из которых уже побывали «архитекторами года», показывают крупные, большей частью реализованные проекты; они поддержаны Москомархитектурой и даже составляют, как минимум в виде архсовета, ее часть. Словом – марш единения. Соответственно звучит и обозначенная Еленой Гонсалес цель выставки: «обозначить стратегию и приоритеты развития столицы».

Во-вторых, дизайн экспозиции «Новой Москвы». Крупные макеты отмечены светящимися изнутри стойками, пропорции которых близки пропорциям колонн ЦДХ, а дизайн, как и дизайн стенда Москомархитектуры напротив, остро напоминает образцы 1970-х. Кто бывал в здании ЦДХ в детстве и молодости – а почти все бывали, тот меня поймет, очень похоже. Это послевоенный, даже изрядно отстоявшийся после войны модернизм: простые формы в сочетании с трогательным стремлением к новым технологиям в духе «Отроков во вселенной». По-видимому эффект не случаен и не обошлось без ретро-стилизации. Которую, вероятно, следует понимать как жест восстановления справедливости: все это (прежде всего декларация дружбы лучших архитекторов и Москомархитектуры) должно было произойти в ЦДХ лет 30-40 назад, но по причине перегибов в политике партии не случилось, и – вот она, восстановленная справедливость. Клетчатые потолки ЦДХ изрядно запылились и поизносились, но дождались-таки такой родственной им концепции. Ретро-название «Новая Москва» тоже, вероятно, неслучайно перекликается с картиной Пименова (хотя и написанной не в 1970-е, а в 1937).
Выставка «Новая Москва». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка «Новая Москва». Фотография Ю.Тарабариной
Макет центра Гематологии, сделанный из lego. Фотография Ю.Тарабариной

Старо-модернистский дизайн «Новой Москвы», как кажется, определяет дух всей Арх Москвы – лаконизм на грани пустоты, крупные пространства, большие цезуры. Суета ушла; даже коммерческие экспозиции поскромнели и сосредоточились на своих функциях, что, впрочем может быть вызвано отсутствием стендов работы Влада Савинкина и Владимира Кузьмина, раньше задававших тон второму этажу. Экспозиции стали масштабнее, и паузы между ними значительнее. Зато не устаешь от беглого осмотра.

По части объема представленной информации лидирует выставка Archiprix – конкурс студенческих проектов со всего мира, занявшая практически половину третьего этажа. 286 проектов из 76 стран плотно и хаотически развешаны на крупных планшетах, частью – боком; частью отсутствуют; быстро понять что-либо сложно, подача мелка, англоязычна и создает эффект не вполне ясного бурления студенческой мысли. Планшеты номинантов конкурса на стенах – наоборот, регулярны и сопровождены переводом. Вчитавшись, интересно находить те же проекты в общей куче центральной развески. При всей своей внешней неряшливости экспозиция очень увлекает; на ней можно провести пару дней, что было бы, наверное, не вредно поколению NEXT. Русских проектов в конкурсе этого года четыре, ни один из них не попал в номинанты.
Выставка Archiprix. Фотография Ю.Тарабариной

Выставка конкурса «Авангард», долженствующая быть осью программы NEXT, если в прошлые разы и была осью (помнится, проекты занимали весь первый этаж, а участники презентовали их жюри прямо на выставке), то теперь – уменьшилась, «свернувшись» в небольшой черный ящик. Внутри четыре проекта финалистов, снаружи участники первого тура. Там же, на третьем этаже эффектно выглядит занявшая большой зал выставка спроектированных известными архитекторами столов компании NAYADA, уже показанных на крупных европейских выставках. На втором этаже в угловом зале справа, перед залом школы МАРШ (где в течение всей субботы будут проходить презентации образовательных программ) имеет смысл заметить выставку мебели по проектам 1950-х годов итальянского архитектора Франко Альбини, которую сейчас начинает производить в рамках своих «архитектурных» коллекций фабрика CASSINO.
Выставка конкурса «Авангард». Фотография Ю.Тарабариной
Выставка мебели фабрики CASSINO по проектам архитектора Франко Альбини. Фотография Ю.Тарабариной

Ну а звездой экспозиции второго этажа стала выставка «архитекторов года» Сергея Чобана и Сергея Кузнецова под названием «Музей архитектурного рисунка». С тех пор как Сергей Скуратов в 2009 году построил свою экспозицию в вестибюле второго этажа, то есть в самой середине ЦДХ, как белую коробку-выгородку с отдельным внутренним пространством, это выигрышное решение было оценено по достоинству (справедливости ради надо сказать, что в этом месте оно напрашивалось) – этой же схемой воспользовался в 2011 году Владимир Плоткин, и вот теперь SPEECH Чобан&Кузнецов соорудили свой павильон, чуть большего размера и снаружи такой же белый, как у предшественников, но испещренный рельефными рисунками.

Сергей Чобан прекрасный рисовальщик, собиратель архитектурной графики и тонкий ценитель классицистических решений – это всем известно. На венецианской биеннале 2012 года он сделал интерьер павильона России подобным Пантеону, здесь эта идея получила, до некоторой степени, продолжение: две трети павильона занимает круглый зал с театральными бордовыми стенами, куда зритель попадает сразу; здесь «рисунок архитектуры», справа рисунки Сергея Чобана, слева Сергея Кузнецова, различить на первый взгляд непросто, разве что линия у Кузнецова несколько строже, деталей больше, а Чобан, наоборот, несколько живописнее. Пройдя сквозь круглый зал, попадаем в поперечный серый, где помещается «рисунок для архитектуры», столь же художественно выполненные эскизы зданий. Бросается в глаза эскиз «офисного здания на ул. Дубнинской» Сергея Чобана в виде крупной гайки – фрагмента каннелированной колонны: тема, очень точно совпадающая с одним из лейтмотивов модернизма 1970-х в его пересечении с классикой, и как-то внутренне сразу увязывающая эту выставку, по сути очень классичную, с воспоминаниями о «классическом модернизме» этажом выше. Поворачивая направо, попадаем в третий зал (SPEECH уместили в своем павильоне не один, а целых три зала) с фотографиями Музея архитектурной графики, построенного Фондом архитектурного рисунка Сергея Чобана в Берлине. Музей откроется 1 июня выставкой Пиранези, а павильон работает полпредом этого начинания на Арх Москве. Красивый музей, чудесная графика, ясно читаемый и видимый сверху план – внутренности павильона неуловимо напоминают кусочек ГМИИ.
«Музей архитектурного рисунка» SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Ю.Тарабариной
«Музей архитектурного рисунка» SPEECH Чобан&Кузнецов. Фотография Ю.Тарабариной
Графика Сергея Чобана. Фотография Ю.Тарабариной

Как видим, выставка больше похожа на Арх Москву и меньше на NEXT. Искусство погружено в себя и на себя же ориентировано, а молодому поколению предлагается приобщаться, выбирать между обозначенными полюсами. Поиск новых имен, воспитание и образование отошли на второй план и стали само собой разумеющейся частью процесса. Никто не уделяет молодым излишнего внимания, нет преувеличенной радости от создания «учебника», которая была раньше. Хочешь – учись, хочешь – рисуй, работай, пробивайся, показывай себя, соревнуйся с мэтрами. Как сказано в соседнем интервью Сергея Кузнецова, «никто не собирается нести собаку к охоте». Может быть, это и к лучшему.


23 Мая 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.