English version

Рациональный подход

Дом на Саввинской набережной уже стало принято представлять как очень хорошо построенный, но с архитектурной точки зрения не блестящий. Не опровергая устоявшейся точки зрения заметим, что в нем все же есть нечто от абсолюта – вероятно, это можно определить как попытку приблизиться к совершенному рационализму путем совмещения функциональной прагматики во внутреннем строении и математической отточенности на фасадах

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Июня 2007
mainImg
Проект:
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
Россия, Москва, 2-й Тружеников переулок, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Киселев, Андрей Никифоров, Андрей Бреславцев, Антон Бусалов
при участии: Глеба Холопова
инженеры: Игорь Шварцман, Михаил Логунов

2002 — 2003 / 2003 — 2006

Заказчик – ГУП «Московский таксомоторный парк»

Дом с риелторским названием «Саввинское подворье» обязан замысловатым именем своему расположению и никаким подворьем, разумеется, не является. Архитекторы именуют его скромнее – дом во 2-м Тружениковом переулке или дом на Саввинской набережной, потому что здание стоит на их пересечении и фиксирует угол их встречи.

Его очень хорошо видно от Киевского вокзала и с Андреевского моста и это очень удобная точка зрения. Издалека очевидно, что дом принадлежит к той же типологии, что и соседние постройки последнего десятилетия, демонстрирующие разнообразные вариации на тему не очень высоких жилых башен и башенок разной степени элитности, кирпичности, штукатурности. Обставленных лоджиями, балкончиками, башенками и легкими скруглениями. Похожие здания различных модификаций растут между Плющихой и набережной достаточно густо. И дом компании «Сергей Киселев и партнеры» вписывается в их общество как родной, наводя легкую оторопь на критика при первом взгляде. А при втором взгляде становится ясно, что здание все же отличается от соседей – налетом некоторого лоска и «воспитанности», да и хотя бы потому, что он чистый и не покрыт ни белыми ни черными потеками, характерными для кирпича и штукатурки. И вряд ли покроется – фасады облицованы керамогранитом с очень высокой точностью подгонки.

Расположение плиток на каждом элементе фасада было старательно высчитано – так, чтобы рисунок плиточных швов стал сродни покрывающему фасад орнаменту, сетке, которая с помощью строго определенного модуля расчерчивает стены. Например, плоскости, выходящие во двор и поэтому решенные попроще, заполнены прямоугольниками и разделены на этажи горизонтальными линиями из плиток того же цвета, но вдвое меньших по высоте и ширине. Любимая «фирменная» тема Сергея Киселева – полосатый фасад, здесь решена скромно и графично, только за счет швов между облицовочными плитками.

В сторону заметим, что в Москве сейчас многие попросту игнорируют этот фактор, используют простые квадратные плитки и разрезают их как попало, пользуясь гибкостью материала. А у Сергея Киселева облицовка становится формальным выражением пропорционального модуля, примененного к фасаду: ширине больших окон соответствует две плитки, а маленьких – одна. И соответственно четыре и две маленьких плитки и горизонтальных полос. Это самый примитивный пример – но так же тщательно и модульно рассчитан изогнутый парадный фасад, обращенный к набережной, только там сюжет повернут наоборот: горизонтали сделаны из крупных высоких плиток, а основная поверхность – из мелких и удлиненных. Для того, чтобы рисунок смотрелся поидеальнее, во время строительства облицовку пригоняли с минимальной погрешностью в полмиллиметра. Так что сейчас можно поручиться – толщина всех швов на доме очень близка к четырем миллиметрам.

Графическую игру, начатую рисунком облицовки, продолжают оконные рамы, одна треть каждой из которых сделана цельной и вертикальной, а две – разделены на три горизонтальные части. Надо ли говорить, что во дворе высота малых горизонтальных стекол равна высоте «основной» плитки, а на набережной – двум, которые, соответственно, вдовое меньше. Скрупулезная математика тщательно продумана и последовательно реализована – ее хочется считать геометрическим альтер-эго дома. Она  исчисляет, истолковывает фасады и объединяющим их в одно целое на очень рациональном уровне – игра, предназначенная для людей, помешанных на логике и точности.

Для эмоциональной сферы остается общее впечатление добросовестности и еще – ребра, выступающие из полукруглого парадного фасада на самой зрелищной точке, обращенной к Киевскому вокзалу. Это единственный элемент фасада, выглядящий более-менее иррационально, как будто бы нечто выгрызло из полукруглого объема две вертикали, но не смогло справиться с более жестким каркасом – этакий намек на супермодную тему руины. Хотя на поверку и этот мотив вполне может быть вписан в систему жесткости и ветроустойчивости, столь хорошо здесь устроенную.

Столь дотошное внимание к отделке обычно свойственно «фасадным» решениям. Однако если обойти дом вокруг, или же взглянуть на него с высоты птичьего полета – например, на картинке, то он может показаться образцом планировки «изнутри-наружу», любимой классиками конструктивизма. Он выглядит составленным из четырех башен разной высоты, которые по какой-то прихоти слились в один объем, прилепившись к лифтовому холлу. Ничего произвольного здесь однако нет, а есть необходимость объединить в дорогом доме квартиры разных типов и размеров, от 2 до 5 комнат. Квартиры одного типа собраны в вертикальные «блоки» разной высоты. Там, где один заканчивает свой рост, другие получают большую отрытую террасу, размещенную на его эксплуатируемой кровле.

Снаружи объемы различаются по цвету плитки и рисунку ее расположения: например, 5-комнатному объему досталось больше коричневого цвета, 3-комнатному – серого, а самые роскошные 4-комнатные получили изогнутый фасад, обеспечивающий веер видов на Москва-реку, уже упомянутые «ребра» и более сложную двухцветную полосатость.
Итак, мы имеем: лучшие квартиры у реки, с максимальным обзором и некоторыми минимальными украшательствами в виде «ребер», круглых опор и «танцующих» в шахматном порядке окон. Этих квартир меньше всего – заодно соблюдена средняя фасадная линия набережной. Дальше в глубину участка дом «прирастает», по-московски ступенчато, отрывая виды для обитателей верхней части 3-х и 5-комнатных объемов, наделяя их же роскошными террасами.

В конце концов дом кажется очень практичным. Почти ничто в нем не «натянуто» под архитектурное решение – напротив, архитектура лишь оформляет необходимое, и это выгодно отличает новый дом от глуповатых кирпичных «соседей», чья асимметрия идет от фантазии, а не от пользы. Необходимость же, отлившись в относительно живописный объем и по ходу уступив городским ограничениям, оформляется дотошно исчисленными и аккуратно исполненными фасадами. Так что здание кажется рациональным вдвойне. Рацио, как известно, можно понимать по-разному: для англичан это прежде всего математическая пропорция, к примеру взять golden ratio – золотое сечение, для французов – банковский баланс, понятие из разряда рентабельности, а по-русски рациональный подход к жизни значит прагматичный, без лишних наворотов и изысков, в частности. Здесь же можно обнаружить воплощение разных разновидностей понятия – внутри прагматичную высокую рентабельность, снаружи, в ритме облицовочных плиток – что-то математическое сродни Золотому сечению.
В такой высокой степени рациональности хочется разглядеть что-то абсолютное – например, попытку показать, как именно следует очень хорошо строить дома в данной, хорошо известной Москве типологии. Новый уровень развития чего-то, ставшего за 10 лет очень знакомым.

Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
zooming
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
zooming
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры


Проект:
Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
Россия, Москва, 2-й Тружеников переулок, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Киселев, Андрей Никифоров, Андрей Бреславцев, Антон Бусалов
при участии: Глеба Холопова
инженеры: Игорь Шварцман, Михаил Логунов

2002 — 2003 / 2003 — 2006

Заказчик – ГУП «Московский таксомоторный парк»

20 Июня 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
Сейчас на главной
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля, а также изначального «Шереметеьево-2», ныне терминала F, в Москве.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.