Рациональный подход

Дом на Саввинской набережной уже стало принято представлять как очень хорошо построенный, но с архитектурной точки зрения не блестящий. Не опровергая устоявшейся точки зрения заметим, что в нем все же есть нечто от абсолюта – вероятно, это можно определить как попытку приблизиться к совершенному рационализму путем совмещения функциональной прагматики во внутреннем строении и математической отточенности на фасадах

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Проект:

Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
Россия, Москва, 2-й Тружеников переулок, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Киселев, Андрей Никифоров, Андрей Бреславцев, Антон Бусалов
при участии: Глеба Холопова
инженеры: Игорь Шварцман, Михаил Логунов

2003 – 2006

Заказчик – ГУП «Московский таксомоторный парк»

Дом с риелторским названием «Саввинское подворье» обязан замысловатым именем своему расположению и никаким подворьем, разумеется, не является. Архитекторы именуют его скромнее – дом во 2-м Тружениковом переулке или дом на Саввинской набережной, потому что здание стоит на их пересечении и фиксирует угол их встречи.

Его очень хорошо видно от Киевского вокзала и с Андреевского моста и это очень удобная точка зрения. Издалека очевидно, что дом принадлежит к той же типологии, что и соседние постройки последнего десятилетия, демонстрирующие разнообразные вариации на тему не очень высоких жилых башен и башенок разной степени элитности, кирпичности, штукатурности. Обставленных лоджиями, балкончиками, башенками и легкими скруглениями. Похожие здания различных модификаций растут между Плющихой и набережной достаточно густо. И дом компании «Сергей Киселев и партнеры» вписывается в их общество как родной, наводя легкую оторопь на критика при первом взгляде. А при втором взгляде становится ясно, что здание все же отличается от соседей – налетом некоторого лоска и «воспитанности», да и хотя бы потому, что он чистый и не покрыт ни белыми ни черными потеками, характерными для кирпича и штукатурки. И вряд ли покроется – фасады облицованы керамогранитом с очень высокой точностью подгонки.

Расположение плиток на каждом элементе фасада было старательно высчитано – так, чтобы рисунок плиточных швов стал сродни покрывающему фасад орнаменту, сетке, которая с помощью строго определенного модуля расчерчивает стены. Например, плоскости, выходящие во двор и поэтому решенные попроще, заполнены прямоугольниками и разделены на этажи горизонтальными линиями из плиток того же цвета, но вдвое меньших по высоте и ширине. Любимая «фирменная» тема Сергея Киселева – полосатый фасад, здесь решена скромно и графично, только за счет швов между облицовочными плитками.

В сторону заметим, что в Москве сейчас многие попросту игнорируют этот фактор, используют простые квадратные плитки и разрезают их как попало, пользуясь гибкостью материала. А у Сергея Киселева облицовка становится формальным выражением пропорционального модуля, примененного к фасаду: ширине больших окон соответствует две плитки, а маленьких – одна. И соответственно четыре и две маленьких плитки и горизонтальных полос. Это самый примитивный пример – но так же тщательно и модульно рассчитан изогнутый парадный фасад, обращенный к набережной, только там сюжет повернут наоборот: горизонтали сделаны из крупных высоких плиток, а основная поверхность – из мелких и удлиненных. Для того, чтобы рисунок смотрелся поидеальнее, во время строительства облицовку пригоняли с минимальной погрешностью в полмиллиметра. Так что сейчас можно поручиться – толщина всех швов на доме очень близка к четырем миллиметрам.

Графическую игру, начатую рисунком облицовки, продолжают оконные рамы, одна треть каждой из которых сделана цельной и вертикальной, а две – разделены на три горизонтальные части. Надо ли говорить, что во дворе высота малых горизонтальных стекол равна высоте «основной» плитки, а на набережной – двум, которые, соответственно, вдовое меньше. Скрупулезная математика тщательно продумана и последовательно реализована – ее хочется считать геометрическим альтер-эго дома. Она  исчисляет, истолковывает фасады и объединяющим их в одно целое на очень рациональном уровне – игра, предназначенная для людей, помешанных на логике и точности.

Для эмоциональной сферы остается общее впечатление добросовестности и еще – ребра, выступающие из полукруглого парадного фасада на самой зрелищной точке, обращенной к Киевскому вокзалу. Это единственный элемент фасада, выглядящий более-менее иррационально, как будто бы нечто выгрызло из полукруглого объема две вертикали, но не смогло справиться с более жестким каркасом – этакий намек на супермодную тему руины. Хотя на поверку и этот мотив вполне может быть вписан в систему жесткости и ветроустойчивости, столь хорошо здесь устроенную.

Столь дотошное внимание к отделке обычно свойственно «фасадным» решениям. Однако если обойти дом вокруг, или же взглянуть на него с высоты птичьего полета – например, на картинке, то он может показаться образцом планировки «изнутри-наружу», любимой классиками конструктивизма. Он выглядит составленным из четырех башен разной высоты, которые по какой-то прихоти слились в один объем, прилепившись к лифтовому холлу. Ничего произвольного здесь однако нет, а есть необходимость объединить в дорогом доме квартиры разных типов и размеров, от 2 до 5 комнат. Квартиры одного типа собраны в вертикальные «блоки» разной высоты. Там, где один заканчивает свой рост, другие получают большую отрытую террасу, размещенную на его эксплуатируемой кровле.

Снаружи объемы различаются по цвету плитки и рисунку ее расположения: например, 5-комнатному объему досталось больше коричневого цвета, 3-комнатному – серого, а самые роскошные 4-комнатные получили изогнутый фасад, обеспечивающий веер видов на Москва-реку, уже упомянутые «ребра» и более сложную двухцветную полосатость.
Итак, мы имеем: лучшие квартиры у реки, с максимальным обзором и некоторыми минимальными украшательствами в виде «ребер», круглых опор и «танцующих» в шахматном порядке окон. Этих квартир меньше всего – заодно соблюдена средняя фасадная линия набережной. Дальше в глубину участка дом «прирастает», по-московски ступенчато, отрывая виды для обитателей верхней части 3-х и 5-комнатных объемов, наделяя их же роскошными террасами.

В конце концов дом кажется очень практичным. Почти ничто в нем не «натянуто» под архитектурное решение – напротив, архитектура лишь оформляет необходимое, и это выгодно отличает новый дом от глуповатых кирпичных «соседей», чья асимметрия идет от фантазии, а не от пользы. Необходимость же, отлившись в относительно живописный объем и по ходу уступив городским ограничениям, оформляется дотошно исчисленными и аккуратно исполненными фасадами. Так что здание кажется рациональным вдвойне. Рацио, как известно, можно понимать по-разному: для англичан это прежде всего математическая пропорция, к примеру взять golden ratio – золотое сечение, для французов – банковский баланс, понятие из разряда рентабельности, а по-русски рациональный подход к жизни значит прагматичный, без лишних наворотов и изысков, в частности. Здесь же можно обнаружить воплощение разных разновидностей понятия – внутри прагматичную высокую рентабельность, снаружи, в ритме облицовочных плиток – что-то математическое сродни Золотому сечению.
В такой высокой степени рациональности хочется разглядеть что-то абсолютное – например, попытку показать, как именно следует очень хорошо строить дома в данной, хорошо известной Москве типологии. Новый уровень развития чего-то, ставшего за 10 лет очень знакомым.

zooming
zooming


Проект:

Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке
Россия, Москва, 2-й Тружеников переулок, вл. 2

Авторский коллектив:
Сергей Киселев, Андрей Никифоров, Андрей Бреславцев, Антон Бусалов
при участии: Глеба Холопова
инженеры: Игорь Шварцман, Михаил Логунов

2003 – 2006

Заказчик – ГУП «Московский таксомоторный парк»

20 Июня 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.