Дома на набережной. Часть вторая: дворец

«Баркли-плаза», офисное здание на Пречистенской набережной также обращено к реке, как и «Даниловский форт». Но похоже оно уже на крепость, а на дворец.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

13 Августа 2009
mainImg
Архитектор:
Александр Медведев
Наталия Ишутина
Никита Демидов
Павел Шалимов
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный комплекс на Пречистенской наб. (Баркли плаза)
Россия, Москва, Пречистенская набережная, владение 17-19, Курсовой переулок, владение 17

Авторский коллектив:
С.Скуратов – руководитель авт. коллектива, Н.Демидов, А.Медведев, Н.Ишутина, П.Шалимов

2004 – 2008

Заказчик: ЗАО «Укс-Восток».
Поставщик материалов:
Фирма «JUMA» («ЮМА»)
(Юрский мрамор).

Второй «дом на набережной», выпущенный в свет Сергеем Скуратовым в этом году – «Баркли-плаза». Это здание стоит почти что напротив знаменитого иофановского дома, и его прекрасно видно с московской Стрелки, откуда будущий «золотой остров» смотрит на уже существующую «золотую милю» Остоженки. В отличие от специализированного офисного «Даниловского форта», здание на Пречистенской всерьез многофункционально: под землей парковка, в стилобате торговля, выше офисы, а еще выше жилье.

Несложно обнаружить целый список черт сходства, которые роднят между собой «Даниловский форт» и «Баркли плаза». Оба здания офисные, оба на набережных, оба отрезаны от реки автомобильной трассой. Оба состоят из нескольких корпусов, поставленных в два ряда на общем стилобате – один ряд выдвинут вперед, к парадному фасаду, другой вторит ему в глубине. Объемы расположены, условно говоря, в шахматном порядке: передняя линия оказывается не сплошной, а разорванной, в просветах виден второй ряд. Между блоками образуется сквер, приподнятый на кровлю первого яруса. Это внутреннее пространство, проходящим и проезжающим внизу его почти не видно. Но оно не закрыто со всех сторон, как двор-колодец, а выгорожено отдельными корпусами. Здание таким образом становится легче и, если так можно сказать, воздушнее – как будто его изнутри проветривают. Что позволяет избежать тяжеловесности единого массива и превратить все сооружение в подобие городского квартала.
Правда, «Даниловский форт» состоит из трех таких блоков, и во втором ряду оказывается только один из них. Корпуса «Баркли-плаза» поменьше, зато их и числом побольше, три на первой линии и два на второй.

Еще одна общая особенность двух зданий – их главные фасады обращены к набережной и реке, они рассчитаны не только на взгляд вблизи, но и – издали, с другого берега. Река становится для этих фасадов своего рода «парадной площадью», пространством раскрытия. Как следствие, оба здания не «закрываются» от реки стенами, а с интересом смотрят на нее. В отличие от их более старых соседей: на Новоданиловской кругом заборы, на Пречистенской почище, но все равно дома вокруг не очень-то парадные, и речные фасады их больше похожи на дворовые «задники». Дома Сергея Скуратова, таким образом, солидарны в своей открытости к реке и в том, что они воспринимают ее не как вторичное, а как парадное пространство.

А дальше начинаются различия, обусловленные в числе прочего и характером районов, в которых построены эти здания. «Даниловский форт» – крепостной, заводской, кирпичный. «Баркли-плаза» на «золотой» Остоженке – стеклянный, блестяще-белокаменный. Почему белокаменный? Можно было бы вспомнить, что неподалеку некогда был Белый город (теперь на его месте Бульварное кольцо), но это не самая близкая ассоциация. Ближе – современное строительство Остоженки, там известняки в большом почете: это красивый, дорогой и респектабельный отделочный материал.

Так и ориентированы все пять корпусов «Баркли-плазы» – каменными плоскостями к Остоженке, стеклянными к реке. Поэтому, если смотреть с противоположной набережной, все пять фасадов (три по красной линии и два в глубине) сливаются в один стеклянный ряд, темный, в цвет речной воды. Получается два типа окружения, и два типа фасадов, отвечающих каждый своему контексту: городской «остоженский» белый камень, «речное» стекло. Тем более что за стеклом – интригующее пространство, а сама стеклянная плоскость неоднородна, темные и светлые пластины разной степени матовости чередуются здесь, образуя укрупненное подобие водной ряби.

Есть и еще одна закономерность существования стеклянных фасадов: в башнях-небоскребах они часто внешние, холодные и неприступные, как зеркало или айсберг. А в зданиях  поменьше, да еще и в историческом центре стекло обычно появляется во внутренних дворах и играет роль противоположную – почти интерьерную, прикрывая собой балконы и лоджии, и образуя не холодное, а напротив, домашнее и уютное пространство – по принципу «итальянского дворика». Не то чтобы это было строгим правилом, но чаще случается именно так. Есть стекло-стена, есть стекло-лоджия; одно отталкивает, другое притягивает, намекая на пространство за ним.

Стеклянный фасад здания на Пречистенской набережной Сергея Скуратова – из разряда «лоджий», в нем много интерьерного. Это как будто бы двор, раскрытый к реке. Ту же тему поддерживает единственная здесь литературная «говорящая» деталь: окна-бойницы, вертикальные щели с глубокими белокаменными откосами, асимметрично встроенные в поверхность стеклянных фасадов трех блоков «первого ряда». Их форма однозначно ассоциируется с откосами окон средневековых крепостей и храмов. Причем именно внутренними, интерьерными: бойница, узкая снаружи, открывается внутрь широким раструбом – рассеивая свет и давая возможность приблизиться. Вновь вспоминается исчезнувший Белый город, хотя стены на этом месте никогда не было. Неподалеку – да, была. Но все крепостные стены на реку смотрят узкими бойницами, а не широкими раструбами, они отгораживаются от воды и используют ее как преграду, а не как парадную площадь.
Можно подумать, что средневековый сюжет у Сергея Скуратова вывернут наизнанку: белокаменная стена вдруг повернулась к реке лицом, включила воду в себя и перестала от нее отталкиваться. Но настоящая крепостная стена так никогда бы не поступила. Значит, надо искать другой прообраз, тем более что все данные здесь намеки – более чем абстрактны и позволяют разные толкования.

И тогда возникает еще одна средневековая ассоциация – с лоджией, но дворцовой и парадной. Фасадом, обращенным к воде безопасной, к воде, которая играет роль не крепостного рва, а – действительно – парадной площади. Такое можно встретить всего в двух местах, в двух торговых городах, для которых вода и правда всегда была очень важной частью жизни: в Венеции и Константинополе. Идя вдоль длиннейших стамбульских стен и приближаясь к дворцовой части города можно встретить остатки странного на первый взгляд сооружения, совершенного не-крепостного – большие арки, большие обрамленные мрамором. Его обычно называют дворцом Буколеон, хотя в сущности это не более чем парадная пристань Большого императорского дворца. По контрасту с мощными стенами это сооружение выглядит до нелепости открытым к морю, если не знать, насколько хорошо оно было защищено этими самыми стенами (гавань вокруг была выгорожена крепостью). Это была пристань владыки морей – она моря не боялась. Что-то похожее наблюдаем и в венецианских дворцах – лоджии, открытые улицам-каналам и площади-лагуне.

Но вернемся в Москву. В здании на Пречистенской набережной нет никаких прямых цитат (да их и странно было бы здесь ожидать), но общий эффект – наследуется. Весь его речной фасад – большая открытая лоджия, но не уютно-дворовая, а торжественно-парадная, открытая на реку, как на площадь. Этим он похож на византийские и венецианские дворцы – использованием принципа отношения к водному пространству. Река – на артерия, не оборонительный ров и не канализация… Река здесь – площадь. А здание – дворец, обращенный к ней, потому что имея перед собой такую большую площадь странно было бы не приосаниться по-дворцовому.
И сравнивая два приречных здания Сергея Скуратова, можно подумать, что одно из них, расположенное подальше, похоже на часть городской крепости (и не удивительно, что называется «форт»), а другое похоже на дворец, защищенный крепостью. Почти как в Константинополе.

Но и как в Константинополе, выглядят оба здания среди московской суеты как редкие вкрапления. Только там – это остатки истории, а здесь – признаки начала нового отношения к реке. Может быть.

В процессе строительства
Фотография: Ю. Пальмин
Фотография: Ю. Пальмин
Баркли-плаза. Сергей Скуратов architects. Фотография: Ю. Пальмин
Вид со Стрелки. Фотография: Ю. Пальмин
Фасад, выходящий на набережную. Фотография: Ю. Пальмин


Архитектор:
Александр Медведев
Наталия Ишутина
Никита Демидов
Павел Шалимов
Сергей Скуратов
Проект:
Многофункциональный комплекс на Пречистенской наб. (Баркли плаза)
Россия, Москва, Пречистенская набережная, владение 17-19, Курсовой переулок, владение 17

Авторский коллектив:
С.Скуратов – руководитель авт. коллектива, Н.Демидов, А.Медведев, Н.Ишутина, П.Шалимов

2004 – 2008

Заказчик: ЗАО «Укс-Восток».
Поставщик материалов:
Фирма «JUMA» («ЮМА»)
(Юрский мрамор).

13 Августа 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.