Погруженные в контекст

Два дома на 3-й Фрунзенской улице настолько погрузились в целостную среду окружающего «сталинского» квартала, что почти «утонули» в ней, став почти незаметными. Как им удалось при этом не поступиться модернистскими принципами «Резерва» – сложно сказать, но удалось.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Мая 2009
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Жилой дом с физкультурным комплексом на 3-й Фрунзенской улице
Россия, Москва, 3-я Фрунзенская ул.,вл.5

Авторский коллектив:
В.И. Плоткин, Ю.П.Журавлев, М.Н.Колесникова, А.В.Рощин

2009 – 2002

Внутри квартала между второй и третьей Фрунзенскими улицами появилось два новых жилых дома. Невысокие по нашим временам и совершенно одинаковые башни поставлены на небольшом расстоянии друг от друга и соединены широким одноэтажным корпусом спорткомплекса. Это простая, строгая, симметричная и крайне антиклассичная композиция. Владимир Плоткин очень любит именно такие композиции: центр присутствует, но придавлен к земле и никак не акцентирован, скорее наоборот – стушеван настолько, насколько это вообще возможно. Края, которым в «классической» схеме полагается быть второстепенными, здесь – главные, им отдана вся масса и все внимание. Используя полученное преимущество они откровенно двоятся – типичные близнецы.

Никакого намека на шок от такой «неклассичности» зритель, правда, не испытывает – хотя бы потому, что симметрия с утраченным центром это один из любимых мотивов модернизма, и по отношению к XX веку он как раз-таки привычен – архитектор попросту вновь, старательно и отточено разыгрывает перед нами любимый эпизод. Кроме того, масштабы и пропорции башен могут показаться знакомыми – москвичу они напомнят известную серию девятиэтажек – заметим, что в домах Владимира Плоткина, если не считать стилобата, тоже по девять этажей. Так что все до какой-то степени именно традиционно, а не наоборот. Нет никакого вызова, перед нами азбука модернизма.

Геометрия фасадов здесь тоже вполне современная, даже модная, хотя и в ней можно разглядеть несколько особенностей. При первом взгляде думаешь – ну вот, и еще один «фасад в виде дождя» (он же Holland wall, фасад, окна на котором разбросаны асимметрично-живописно, как будто бы «плавают» по стене). Ан нет. Приглядевшись, несложно обнаружить, что ритм подчинен очень строгой сетке. Точнее, несколько геометрических схем здесь наложены друг на друга: узкие и широкие окна чередуются, но строго поочередно, этажи объединены в полосы по два, но не стерты совсем. Шахматный сдвиг прямоугольников присутствует, но он именно что шахматный – рациональный и понятный, по диагонали, и отнюдь не вольно-живописный. Эффект любопытный: при первом взгляде мы обнаруживаем мельтешение окон, которое вскоре «схватывается» и замирает –  как только начинает прочитываться внутренняя закономерность фасадного построения.
Можно подумать, что заданная в общей композиции двойственность проникла в архитектуру этих домов глубже, чем может показаться с первого взгляда: пары этажей, пары окон (широкое-узкое), даже расцветка использует два основных цвета.

О цвете надо сказать отдельно – потому что именно он представляется здесь главным героем. Самая явная особенность домов на 3-й Фрунзенской заключается не композиционном построении, и не в геометрической игре фасадных плоскостей. А в том, что этим модернистским близнецам удалось до странного естественно вписаться в сталинское окружение района.
Для того, что добиться этого эффекта, Владимир Плоткин и Юрий Журавлев использовали цвет.

Как известно, главные цвета сталинских кварталов – бежево-желтый и кирпично-красный. Первый обозначает белый камень, а иногда (редко) им и является, второй – кирпич. Впрочем, бывает и наоборот: широкий желтоватый облицовочный кирпич и темно-красный гранит. Сочетание красноватого и желтоватого, вообще говоря, классическое версальское; но чем-то оно таким неуловимым в Москве отличается, что эффект налицо – мы чувствуем сталинские кварталы каким-то особенным образом, то ли спиной, то ли «третьим глазом», и никогда их ни с чем не спутаем. Вот это ощущение авторам и удалось поймать в домах на Фрунзенской. Вероятно, поэтому они так непосредственно умостились внутри квартала, который должен быть им стилистически чужд по всем параметрам.

Сделано это удивительно просто и в то же время эффективно. В облицовке использованы панели двух цветов: терракотово-кирпичного и бледно-розового. Они положены очень аккуратно, а стыки образуют линии, напоминающие швы кладки соседних сталинских зданий. Эти здания здесь – повсюду, они выстраиваются вокруг квартала в разомкнутое, но явное каре. Словом, есть с чем сравнить.
Даже серые полоски, отмечающие междуэтажные членения и немного охлаждающие теплый пастельный колорит фасадов – и те находят для себя отклик в окружении – они попадают в тон стандартной краски металлического забора и даже – дворовых гаражей-ракушек. Иными словами, вокруг можно найти всего три цвета: желтоватый, кирпичный и серый – и все они с точностью отразились на фасадах новых домов, наделив их средствами для успешной мимикрии в среде.

Более того, соседняя красно-кирпичная ( «сталинская» типовая) школа вступает с новыми зданиями в какой-то очень явный диалог. Ее недавно покрасили, и новая расцветка местами совершенно точно попадает в тон домам Владимира Плоткина. А с некоторых точек школьное даже пытается восполнить отмеченную выше «утрату середины», претендуя занять место отсутствующего центра – эффект, к которому Владимир Плоткин, по его собственным словам, ни в коем случае не стремился.

Выходит, что дома на Фрунзенской так глубоко и успешно погрузились в контекст, что начали «врастать» в него уже совершенно самостоятельно – и что самое удивительное, квартал их принял и сам начал подстраиваться.

Сторонники строгой контекстуальности (такие специальные люди, которые считают, что новое здание должно быть совершенно, ну то есть совсем незаметным в городе) – должны быть довольны. Поразительно, что можно сделать с помощью одного только цвета! Надо заметить, что дома не только слились с кварталом, но и приобрели неожиданную лирическую акварельность, что особенно удачно в окружении множества деревьев.

Все это несколько неожиданно – за последние два года мы вроде бы привыкли, что Владимир Плоткин с завидным постоянством удивляет всех зданиями более чем заметными: гигантские «Аэробус» и чертановский «Квартал 77» – их вообще несложно увидеть из соседнего района города, а находясь поблизости не обнаружить попросту никак не возможно. «Арбитраж» на Селезневской улице стремится деликатно отразить в своих окнах все ближайшие памятники архитектуры – но при этом он отчаянно белый, металлически-ребристый, так что не заметить тоже нельзя. «Налоговая» рядом с Курским вокзалом велика и бело-полосата, и, хотя ее парадный фасад выровнен по высоте с соседним сталинским домом – все равно очевидно, что на Садовом выкристаллизовался целый (и не маленький!) квартал.
Таким образом, каждое из этих известных новых зданий Владимира Плоткина так или иначе вписано в контекст, но жест встраивания в нем второстепенен: где-то это уступка согласованиям (на Курской), где-то уважению перед классическим модернизмом (Чертаново).

А на Фрунзенской мы неожиданно обнаруживаем пример глубокого погружения в среду – так иностранный язык учат «методом погружения». Оказывается, это вполне возможно, более того, утонув в среде, дома-близнецы как-то в то же время смогли «не поступиться принципами». Получив взамен несколько незаметных парадоксов и теплую пастельную гамму вместо ярко-белой.

Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной


Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Жилой дом с физкультурным комплексом на 3-й Фрунзенской улице
Россия, Москва, 3-я Фрунзенская ул.,вл.5

Авторский коллектив:
В.И. Плоткин, Ю.П.Журавлев, М.Н.Колесникова, А.В.Рощин

2009 – 2002

20 Мая 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.