Погруженные в контекст

Два дома на 3-й Фрунзенской улице настолько погрузились в целостную среду окружающего «сталинского» квартала, что почти «утонули» в ней, став почти незаметными. Как им удалось при этом не поступиться модернистскими принципами «Резерва» – сложно сказать, но удалось.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Жилой дом с физкультурным комплексом на 3-й Фрунзенской улице
Россия, Москва, 3-я Фрунзенская ул.,вл.5

Авторский коллектив:
В.И. Плоткин, Ю.П.Журавлев, М.Н.Колесникова, А.В.Рощин

Внутри квартала между второй и третьей Фрунзенскими улицами появилось два новых жилых дома. Невысокие по нашим временам и совершенно одинаковые башни поставлены на небольшом расстоянии друг от друга и соединены широким одноэтажным корпусом спорткомплекса. Это простая, строгая, симметричная и крайне антиклассичная композиция. Владимир Плоткин очень любит именно такие композиции: центр присутствует, но придавлен к земле и никак не акцентирован, скорее наоборот – стушеван настолько, насколько это вообще возможно. Края, которым в «классической» схеме полагается быть второстепенными, здесь – главные, им отдана вся масса и все внимание. Используя полученное преимущество они откровенно двоятся – типичные близнецы.

Никакого намека на шок от такой «неклассичности» зритель, правда, не испытывает – хотя бы потому, что симметрия с утраченным центром это один из любимых мотивов модернизма, и по отношению к XX веку он как раз-таки привычен – архитектор попросту вновь, старательно и отточено разыгрывает перед нами любимый эпизод. Кроме того, масштабы и пропорции башен могут показаться знакомыми – москвичу они напомнят известную серию девятиэтажек – заметим, что в домах Владимира Плоткина, если не считать стилобата, тоже по девять этажей. Так что все до какой-то степени именно традиционно, а не наоборот. Нет никакого вызова, перед нами азбука модернизма.

Геометрия фасадов здесь тоже вполне современная, даже модная, хотя и в ней можно разглядеть несколько особенностей. При первом взгляде думаешь – ну вот, и еще один «фасад в виде дождя» (он же Holland wall, фасад, окна на котором разбросаны асимметрично-живописно, как будто бы «плавают» по стене). Ан нет. Приглядевшись, несложно обнаружить, что ритм подчинен очень строгой сетке. Точнее, несколько геометрических схем здесь наложены друг на друга: узкие и широкие окна чередуются, но строго поочередно, этажи объединены в полосы по два, но не стерты совсем. Шахматный сдвиг прямоугольников присутствует, но он именно что шахматный – рациональный и понятный, по диагонали, и отнюдь не вольно-живописный. Эффект любопытный: при первом взгляде мы обнаруживаем мельтешение окон, которое вскоре «схватывается» и замирает –  как только начинает прочитываться внутренняя закономерность фасадного построения.
Можно подумать, что заданная в общей композиции двойственность проникла в архитектуру этих домов глубже, чем может показаться с первого взгляда: пары этажей, пары окон (широкое-узкое), даже расцветка использует два основных цвета.

О цвете надо сказать отдельно – потому что именно он представляется здесь главным героем. Самая явная особенность домов на 3-й Фрунзенской заключается не композиционном построении, и не в геометрической игре фасадных плоскостей. А в том, что этим модернистским близнецам удалось до странного естественно вписаться в сталинское окружение района.
Для того, что добиться этого эффекта, Владимир Плоткин и Юрий Журавлев использовали цвет.

Как известно, главные цвета сталинских кварталов – бежево-желтый и кирпично-красный. Первый обозначает белый камень, а иногда (редко) им и является, второй – кирпич. Впрочем, бывает и наоборот: широкий желтоватый облицовочный кирпич и темно-красный гранит. Сочетание красноватого и желтоватого, вообще говоря, классическое версальское; но чем-то оно таким неуловимым в Москве отличается, что эффект налицо – мы чувствуем сталинские кварталы каким-то особенным образом, то ли спиной, то ли «третьим глазом», и никогда их ни с чем не спутаем. Вот это ощущение авторам и удалось поймать в домах на Фрунзенской. Вероятно, поэтому они так непосредственно умостились внутри квартала, который должен быть им стилистически чужд по всем параметрам.

Сделано это удивительно просто и в то же время эффективно. В облицовке использованы панели двух цветов: терракотово-кирпичного и бледно-розового. Они положены очень аккуратно, а стыки образуют линии, напоминающие швы кладки соседних сталинских зданий. Эти здания здесь – повсюду, они выстраиваются вокруг квартала в разомкнутое, но явное каре. Словом, есть с чем сравнить.
Даже серые полоски, отмечающие междуэтажные членения и немного охлаждающие теплый пастельный колорит фасадов – и те находят для себя отклик в окружении – они попадают в тон стандартной краски металлического забора и даже – дворовых гаражей-ракушек. Иными словами, вокруг можно найти всего три цвета: желтоватый, кирпичный и серый – и все они с точностью отразились на фасадах новых домов, наделив их средствами для успешной мимикрии в среде.

Более того, соседняя красно-кирпичная ( «сталинская» типовая) школа вступает с новыми зданиями в какой-то очень явный диалог. Ее недавно покрасили, и новая расцветка местами совершенно точно попадает в тон домам Владимира Плоткина. А с некоторых точек школьное даже пытается восполнить отмеченную выше «утрату середины», претендуя занять место отсутствующего центра – эффект, к которому Владимир Плоткин, по его собственным словам, ни в коем случае не стремился.

Выходит, что дома на Фрунзенской так глубоко и успешно погрузились в контекст, что начали «врастать» в него уже совершенно самостоятельно – и что самое удивительное, квартал их принял и сам начал подстраиваться.

Сторонники строгой контекстуальности (такие специальные люди, которые считают, что новое здание должно быть совершенно, ну то есть совсем незаметным в городе) – должны быть довольны. Поразительно, что можно сделать с помощью одного только цвета! Надо заметить, что дома не только слились с кварталом, но и приобрели неожиданную лирическую акварельность, что особенно удачно в окружении множества деревьев.

Все это несколько неожиданно – за последние два года мы вроде бы привыкли, что Владимир Плоткин с завидным постоянством удивляет всех зданиями более чем заметными: гигантские «Аэробус» и чертановский «Квартал 77» – их вообще несложно увидеть из соседнего района города, а находясь поблизости не обнаружить попросту никак не возможно. «Арбитраж» на Селезневской улице стремится деликатно отразить в своих окнах все ближайшие памятники архитектуры – но при этом он отчаянно белый, металлически-ребристый, так что не заметить тоже нельзя. «Налоговая» рядом с Курским вокзалом велика и бело-полосата, и, хотя ее парадный фасад выровнен по высоте с соседним сталинским домом – все равно очевидно, что на Садовом выкристаллизовался целый (и не маленький!) квартал.
Таким образом, каждое из этих известных новых зданий Владимира Плоткина так или иначе вписано в контекст, но жест встраивания в нем второстепенен: где-то это уступка согласованиям (на Курской), где-то уважению перед классическим модернизмом (Чертаново).

А на Фрунзенской мы неожиданно обнаруживаем пример глубокого погружения в среду – так иностранный язык учат «методом погружения». Оказывается, это вполне возможно, более того, утонув в среде, дома-близнецы как-то в то же время смогли «не поступиться принципами». Получив взамен несколько незаметных парадоксов и теплую пастельную гамму вместо ярко-белой.

Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной
Фото: Ю.Тарабариной


Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Жилой дом с физкультурным комплексом на 3-й Фрунзенской улице
Россия, Москва, 3-я Фрунзенская ул.,вл.5

Авторский коллектив:
В.И. Плоткин, Ю.П.Журавлев, М.Н.Колесникова, А.В.Рощин

20 Мая 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».