Нью-Йорк в себе

Компания Архиматика представила свой первый проект для Манхэттена, в котором воплотила все принципы PRO-жилья. Элитный комплекс с выразительной архитектурой спроектирован так, чтобы его жители чувствовали себя в безопасности, но не одиночестве.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

26 Августа 2019
mainImg

Мастерская:

Архиматика

Проект:

Комплекс Snail-apartments
США, Нью-Йорк, 438 W 38th St

Авторский коллектив:
Кристина Малийова, Александр Попов, Рустам Горпенюк, Вова Иванов, Ольга Чернова, Александр Симонов

2019
Проект для Нью-Йорка – дело серьезное для всякого архбюро. А для постсоветского – еще и статусное. Принято считать, что наших архитекторов в других странах не ждут – мол, куда им, пусть сначала у нас научатся строить. Однако в последнее время проекты появляются: Сергей Чобан строит в Германии, «Меганом» придумал для Манхэттена ультратонкий небоскреб. Эти первые опыты экспансии интересно изучить: что интересного предлагают архитекторы? Чем отличается от нашего? Получается ли лучше в другой системе бюрократии и законов?

В случае Архиматики можно предположить, что конкурентным преимуществом стала философия, преобразованная в метод: в основе всех проектов киевской компании лежит серьезно проработанная концепция индивидуальности жилья, которую архитекторы постоянно совершенствуют.

Метод заключается в следующем. Прежде, чем начать проектирование, Архиматика проводит довольно серьезное социологическое исследование: на какую аудиторию рассчитан будущий комплекс? Чем живут эти люди, чем занимаются, какие у них привычки? После чего создают планировки, которые подойдут именно им, компонуют квартиры в дом, подбирают фасад. Это похоже на работу с контекстом, но учитывается не только история и окружение, но прежде всего современные пользователи. Выстраивая рабочий процесс не от случайно пришедшего в голову образа, а «изнутри», Архиматика создает дома, которые действительно отражают героя нашего времени. И доводит архитектуру до логического конца – потому что творчески прорабатывается не только оболочка, но и пространство.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Итак, Манхэттен. Его типичный житель – немного невротик вроде Вуди Аллена, немного Джеймс Бонд, и немного героиня Эми Шумер из «Красотка на всю голову». Одиночка, успешный специалист, всегда торопится, не готовит еду дома, и вообще не стремится заниматься своим жильем – с готовностью делегирует любые домашние дела наемным помощникам. Не приводит домой гостей, но держит собаку. А еще он до параноидальности вежлив – случайно соприкоснувшись с вами в городской суете он немедленно упреждающе извинится, правда отчасти из желания не расширять случайный контакт, и забыть о вас навсегда. Ему нужно иметь убежище – островок спокойствия в эпицентре суеты, тихую заводь, раковину, берлогу в конце концов, где он отгородится от всего мира, сосредоточится на себе или своих решениях, отдохнет, остановится. Но при этом не останется один, не будет в коконе. В отдельных аспектах характеристика может показаться стереотипной для жителя любого мегаполиса, но в сумме – это очень специфический исключительно манхетенский портрет.

На основе «фоторобота» разработали 16 планировочных типов для 30 апартаментов будущего комплекса. Эти 30 «модулей» площадью от 27 до 170 м2, как фигурки объемного тетриса, соединяются и формируют прямоугольный брусок всего здания.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. Варианты планировок
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. Разрезы
© Архиматика

Первые два этажа – общественные, к ним вернемся позднее. Нижние жилые этажи занимают небольшие студии. Здесь есть крохотная кухня с фронтом чуть больше метра и двумя конфорками – разогреть, поесть, потом бежать по делам или упасть в кровать. Под стать кухне и рабочее место: ноутбуку, основному инструменту фрилансера, много пространства не нужно. В этой планировочной иерархии главенствуют гардероб и кровать – для них предусмотрено больше всего площади. В целом получается гостиничный номер высокого класса. А чтобы жить в нем было комфортно долго и при разных обстоятельствах – на этаже есть общая большая кухня, где можно приготовить ужин, а также лаунж-зона, где можно посидеть с друзьями или пообщаться с соседом. С таким дополнением нижний блок становится больше похож по типологии на хостел-коливинг.
Комплекс Snail-apartments. План 2-3 этажей
© Архиматика

Следующий уровень – односпаленные квартиры, площадь которых начинается от 40 м2. Здесь каждая функциональная зона получает более четкие границы: кухня и спальня разделены, есть небольшой кабинет. Дальше, то есть выше, следуют пять полутораэтажных квартир: в «антресолях» кабинет с видом на город, внизу – спальня и кухня. У одной из этих квартир есть выход на террасу: она появилась из-за перепада высот, которого требуют местные нормы.
  • zooming
    1 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Схемы организации квартир
    © Архиматика
  • zooming
    2 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Разрезы
    © Архиматика
  • zooming
    3 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Схемы организации квартир
    © Архиматика
  • zooming
    4 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Разрезы
    © Архиматика
  • zooming
    5 / 5
    Комплекс Snail-apartments. План 4 и 5 этажей
    © Архиматика
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Последний «кубик» – пентхаус, непреложный элемент американского элитного дома. В каждой из трех спален есть санузел, выделенные кабинет и гардероб. Все громоздкое и сезонное можно спрятать в комнате для хранения – назвать ее «кладовкой» язык не поворачивается. Столовая располагается в эркере, откуда Нью-Йорк как на ладони.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. План пентхауса на 10 этаже
© Архиматика

Разнообразные планировки позволяют наполнить дом людьми разного возраста, семейного положения и статуса, но при этом у них скорее всего будет схожее мировоззрение. В теории соседи не будут мешать друг другу, но быстро перезнакомятся, а в лучшем случае – подружатся или будут поддерживать более или менее регулярные контакты. По крайней мере, это одна из задач, которую ставили при проектировании. Решение ее – в общих пространствах дома.

Входную группу отмечает гигантский в масштабах здания латунный козырек, по которому вверх, к зелени висячего сада, ползет скульптурное семейство улиток. Образ окончательно не утвержден, но тем не менее он достаточно ясно выражает идею упорной целеустремленности: так и хочется сказать «да это ж про меня, про нас про всех...©» – большинство из нас такие вот улитки, медленно, но верно движущиеся к цели. В то же время моллюски достаточно велики и неожиданны, чтобы быть восприняты как яркий авторский жест, есть в них что-то льюис-кэрроловское, – но, с другой стороны, образ безобидных «тихоходов» по-своему умиротворяет и даже намекает на то, что вот он, дом – раковина для всех в нем живущих, не надо носить ее на себе, но можно войти внутрь. Объемный козырек смело заворачивает внутрь, «затягивая» входящего, и создавая эффект проникновения в «раковину» дома – многие, вероятно, в детстве рассматривали, к примеру, ракушку рапана, раздумывая о том, как он проникает за поворот ее спирали, в безопасность своего земного дома. Кстати о спирали – она тут как тут: рядом со входом тему «винта», на котором построены многие раковины, поддерживает лестница за округлым стеклом прозрачного эркера – здесь мы как будто уже видим раковину в разрезе, как в учебнике, воспринимая суть образа улитки и по частям, и одновременно. Лобби, вопреки манхэттенским традициям небольшое и уютное, подхватывает заданную тему убежища. Пусть и хрупкого, местами стеклянно-прозрачного, но и надежного. В конце концов, snail, с английского – и винт, и улитка, – так что образ развивается дальше, в деталях ненавязчиво-бионического свойства, к примеру неожиданно выпуклых окнах, но обо всем по порядку.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Первые два этажа – это «домашнее» общественное пространство, куда можно прийти «в тапочках». Здесь будет кафе, сигарная комната, барбершоп, который вечером превращается в бар простым поворотом кресел. Для другого способа отдыхать – тренажерный зал, комната для йоги, массажная, сауна, душ. А также место для велосипедов, упомянутая общая кухня, тихая комната для важного разговора или встречи. Интересно, что все эти зоны можно объединить: задвинуть звукоизоляционные перегородки и закатить, например, вечеринку. И конечно специальная комната для собак, в которой питомец может подождать хозяина и даже при необходимости получить некоторые виды сервиса. Также у жильцов и их гостей в распоряжении будет зеленый дворик, идеи благоустройства которого Архиматика по доброй традиции поручила придумать детской студии Arch4Kids.
Комплекс Snail-apartments. Общественное пространство
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. План первого этажа
© Архиматика

Непривычно рассказывать о здании и потратить первую половину текста на планировки и общественные пространство. Но – такова Архиматика. И это при том, что сама «архитектура», если говорить об оболочке здания – весьма эффектна.

Участок под Snail-apartments – это лакуна между пожарной станцией и пятиэтажным жилым домом, оба здания из красного кирпича, с чугунными лестницами и балкончиками – классический Нью-Йорк, каким мы его знаем по голливудским фильмам. Архиматика подхватывает лофт-стилистику, которой предостаточно и в других зданиях этого района, переосмысляет ее в новых материалах и образах. Но выдерживает и равенство карнизов: нижний, выступающий к улице объем выровнен по высоте с соседним зданием, следующие шесть этажей ощутимо отступают вглубь участка, формируя крупную ступеньку с террасой на ней согласно упомянутым выше нормам.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. План 6 этажа
© Архиматика

Главная деталь, конечно, – выпуклые окна, похожие на цилиндрики пневматической почты. Мощные простенки той части здания, что выходит на красную линию – привычный способ создать образ укрытия, необходимого для защиты от стрел врага или от студеного ветра. А «выдуваемые» из бетонного остова пузыри, которые, кажется, вот-вот лопнут, – это уже о хрупкости духа, утомленного скоростью событий. С другой стороны, матовость и толщина моллированного стекла заставляет фантазировать, как об него разбиваются электронные волны, защищая жильцов от информационного потока. Граница получается прозрачной, но ощутимой: человек продолжает наблюдать мир, но может не впускать его к себе. Если же мы представим выпуклые окна и простенки в разрезе, то получится рисунок, похожий на срезы некоторых винтовых раковин, состоящих из множества круглящихся перегородок. Только этот ажурный рисунок не свернут в спираль, а по-человечески «развернут» на фасад вдоль красной линии улицы. Выпуклости окон формируют и другую ассоциацию, классическую – с рядами арок разной ширины, один из актуальных в наше время приемов.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Цилиндрические окна не открываются, для проветривания планируется использовать разработанный SCHUCO боковой профиль с регулируемым проветриванием, также как и систему искусственной вентиляции, принятую в Северной Америке. Мыть гнутые стекла необходимо снаружи, аналогично современным стеклянным фасадам. Гнутое моллированное стекло благодаря его форме значительно сложнее разбить, чем плоское, – поясняют архитекторы, – но даже если разбить удастся, каленое стекло с защитной пленкой позволит избежать опасных осколков.

Традиционный для Нью-Йорка темно-красный кирпич на фасадах заменяет бетон шоколадного оттенка с вкраплением мрамора двух цветов. Сочетание со стеклом и латунью отдает дань традициям ар-деко и современным небоскребам.

Все вместе дает нам дом с очевидно «штучной», остро-дизайнерской внешностью, которая заставляет вспомнить венские эпатажи от Холляйна, и одновременно интерпретирует образ традиционного нью-йоркского здания современным языком, технически более совершенным – взять хотя бы выгнутые безрамные эркеры, они выглядят исключительно дорого, как редкий предмет из бутика. Эффектные приемы: винтовая лестница в прозрачном цилиндре, золотистая поверхность ребер-волн «входа в раковину дома» под козырьком, чередование простенков со скругленными углами и полуциркульных стекол, – интерпретируют небанальный образ, не лишенный известной философичной символики: здесь и смирение, и упорство, и любовь к мельчайшим природным деталям, и смелость придать им артистичный hyperscale. Скульптура входа «врастает» в дом и определяет его «генокод», находит ритмичные отклики в его фасадах. Он – дом-скульптура, но родственен соседним кирпичным «просто»-домам, совмещая авторский прием и контекстуальную чуткость, смелость модернистской пластики шестидесятых-семидесятых и склонность современных авторов к неоромантическому осмыслению всего и вся, того, что вокруг, что внутри, и о чем еще можно подумать в связи со всем этим. Любопытный получается сплав, главное – заметный и цельный, хотя и требующий качественного технического воплощения, что в Нью-Йорке, надо думать, возможно.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

У Нью-Йорка много эпитетов, один из важных – одинокий. Есть прекрасная книга Оливии Лэнг, которая так и называется – «Одинокий город», где она рассказывает о разных персонажах – от Эдварда Хоппера до Энди Уорхола, исследуя их чувство потерянности и заброшенности именно в этом огромном городе – материала оказалось предостаточно. Snail apartments во многом откликается на это ощущение, отрабатывая тему некоторой хрупкости и трогательной уязвимости, присущей всем, даже самым успешным людям.

Сейчас Архиматика вместе с заказчиком и партнерами просчитывает бюджет и возможные риски, не исключено, что проект ждет доработка.
 
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика


0

Мастерская:

Архиматика

Проект:

Комплекс Snail-apartments
США, Нью-Йорк, 438 W 38th St

Авторский коллектив:
Кристина Малийова, Александр Попов, Рустам Горпенюк, Вова Иванов, Ольга Чернова, Александр Симонов

2019

26 Августа 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.