Нью-Йорк в себе

Компания Архиматика представила свой первый проект для Манхэттена, в котором воплотила все принципы PRO-жилья. Элитный комплекс с выразительной архитектурой спроектирован так, чтобы его жители чувствовали себя в безопасности, но не одиночестве.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

26 Августа 2019
mainImg
Мастерская:
Архиматика
Проект:
Комплекс Snail-apartments
США, Нью-Йорк, 438 W 38th St

Авторский коллектив:
Кристина Малийова, Александр Попов, Рустам Горпенюк, Вова Иванов, Ольга Чернова, Александр Симонов

2019
Проект для Нью-Йорка – дело серьезное для всякого архбюро. А для постсоветского – еще и статусное. Принято считать, что наших архитекторов в других странах не ждут – мол, куда им, пусть сначала у нас научатся строить. Однако в последнее время проекты появляются: Сергей Чобан строит в Германии, «Меганом» придумал для Манхэттена ультратонкий небоскреб. Эти первые опыты экспансии интересно изучить: что интересного предлагают архитекторы? Чем отличается от нашего? Получается ли лучше в другой системе бюрократии и законов?

В случае Архиматики можно предположить, что конкурентным преимуществом стала философия, преобразованная в метод: в основе всех проектов киевской компании лежит серьезно проработанная концепция индивидуальности жилья, которую архитекторы постоянно совершенствуют.

Метод заключается в следующем. Прежде, чем начать проектирование, Архиматика проводит довольно серьезное социологическое исследование: на какую аудиторию рассчитан будущий комплекс? Чем живут эти люди, чем занимаются, какие у них привычки? После чего создают планировки, которые подойдут именно им, компонуют квартиры в дом, подбирают фасад. Это похоже на работу с контекстом, но учитывается не только история и окружение, но прежде всего современные пользователи. Выстраивая рабочий процесс не от случайно пришедшего в голову образа, а «изнутри», Архиматика создает дома, которые действительно отражают героя нашего времени. И доводит архитектуру до логического конца – потому что творчески прорабатывается не только оболочка, но и пространство.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Итак, Манхэттен. Его типичный житель – немного невротик вроде Вуди Аллена, немного Джеймс Бонд, и немного героиня Эми Шумер из «Красотка на всю голову». Одиночка, успешный специалист, всегда торопится, не готовит еду дома, и вообще не стремится заниматься своим жильем – с готовностью делегирует любые домашние дела наемным помощникам. Не приводит домой гостей, но держит собаку. А еще он до параноидальности вежлив – случайно соприкоснувшись с вами в городской суете он немедленно упреждающе извинится, правда отчасти из желания не расширять случайный контакт, и забыть о вас навсегда. Ему нужно иметь убежище – островок спокойствия в эпицентре суеты, тихую заводь, раковину, берлогу в конце концов, где он отгородится от всего мира, сосредоточится на себе или своих решениях, отдохнет, остановится. Но при этом не останется один, не будет в коконе. В отдельных аспектах характеристика может показаться стереотипной для жителя любого мегаполиса, но в сумме – это очень специфический исключительно манхетенский портрет.

На основе «фоторобота» разработали 16 планировочных типов для 30 апартаментов будущего комплекса. Эти 30 «модулей» площадью от 27 до 170 м2, как фигурки объемного тетриса, соединяются и формируют прямоугольный брусок всего здания.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. Варианты планировок
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. Разрезы
© Архиматика

Первые два этажа – общественные, к ним вернемся позднее. Нижние жилые этажи занимают небольшие студии. Здесь есть крохотная кухня с фронтом чуть больше метра и двумя конфорками – разогреть, поесть, потом бежать по делам или упасть в кровать. Под стать кухне и рабочее место: ноутбуку, основному инструменту фрилансера, много пространства не нужно. В этой планировочной иерархии главенствуют гардероб и кровать – для них предусмотрено больше всего площади. В целом получается гостиничный номер высокого класса. А чтобы жить в нем было комфортно долго и при разных обстоятельствах – на этаже есть общая большая кухня, где можно приготовить ужин, а также лаунж-зона, где можно посидеть с друзьями или пообщаться с соседом. С таким дополнением нижний блок становится больше похож по типологии на хостел-коливинг.
Комплекс Snail-apartments. План 2-3 этажей
© Архиматика

Следующий уровень – односпаленные квартиры, площадь которых начинается от 40 м2. Здесь каждая функциональная зона получает более четкие границы: кухня и спальня разделены, есть небольшой кабинет. Дальше, то есть выше, следуют пять полутораэтажных квартир: в «антресолях» кабинет с видом на город, внизу – спальня и кухня. У одной из этих квартир есть выход на террасу: она появилась из-за перепада высот, которого требуют местные нормы.
  • zooming
    1 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Схемы организации квартир
    © Архиматика
  • zooming
    2 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Разрезы
    © Архиматика
  • zooming
    3 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Схемы организации квартир
    © Архиматика
  • zooming
    4 / 5
    Комплекс Snail-apartments. Разрезы
    © Архиматика
  • zooming
    5 / 5
    Комплекс Snail-apartments. План 4 и 5 этажей
    © Архиматика
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Последний «кубик» – пентхаус, непреложный элемент американского элитного дома. В каждой из трех спален есть санузел, выделенные кабинет и гардероб. Все громоздкое и сезонное можно спрятать в комнате для хранения – назвать ее «кладовкой» язык не поворачивается. Столовая располагается в эркере, откуда Нью-Йорк как на ладони.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. План пентхауса на 10 этаже
© Архиматика

Разнообразные планировки позволяют наполнить дом людьми разного возраста, семейного положения и статуса, но при этом у них скорее всего будет схожее мировоззрение. В теории соседи не будут мешать друг другу, но быстро перезнакомятся, а в лучшем случае – подружатся или будут поддерживать более или менее регулярные контакты. По крайней мере, это одна из задач, которую ставили при проектировании. Решение ее – в общих пространствах дома.

Входную группу отмечает гигантский в масштабах здания латунный козырек, по которому вверх, к зелени висячего сада, ползет скульптурное семейство улиток. Образ окончательно не утвержден, но тем не менее он достаточно ясно выражает идею упорной целеустремленности: так и хочется сказать «да это ж про меня, про нас про всех...©» – большинство из нас такие вот улитки, медленно, но верно движущиеся к цели. В то же время моллюски достаточно велики и неожиданны, чтобы быть восприняты как яркий авторский жест, есть в них что-то льюис-кэрроловское, – но, с другой стороны, образ безобидных «тихоходов» по-своему умиротворяет и даже намекает на то, что вот он, дом – раковина для всех в нем живущих, не надо носить ее на себе, но можно войти внутрь. Объемный козырек смело заворачивает внутрь, «затягивая» входящего, и создавая эффект проникновения в «раковину» дома – многие, вероятно, в детстве рассматривали, к примеру, ракушку рапана, раздумывая о том, как он проникает за поворот ее спирали, в безопасность своего земного дома. Кстати о спирали – она тут как тут: рядом со входом тему «винта», на котором построены многие раковины, поддерживает лестница за округлым стеклом прозрачного эркера – здесь мы как будто уже видим раковину в разрезе, как в учебнике, воспринимая суть образа улитки и по частям, и одновременно. Лобби, вопреки манхэттенским традициям небольшое и уютное, подхватывает заданную тему убежища. Пусть и хрупкого, местами стеклянно-прозрачного, но и надежного. В конце концов, snail, с английского – и винт, и улитка, – так что образ развивается дальше, в деталях ненавязчиво-бионического свойства, к примеру неожиданно выпуклых окнах, но обо всем по порядку.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Первые два этажа – это «домашнее» общественное пространство, куда можно прийти «в тапочках». Здесь будет кафе, сигарная комната, барбершоп, который вечером превращается в бар простым поворотом кресел. Для другого способа отдыхать – тренажерный зал, комната для йоги, массажная, сауна, душ. А также место для велосипедов, упомянутая общая кухня, тихая комната для важного разговора или встречи. Интересно, что все эти зоны можно объединить: задвинуть звукоизоляционные перегородки и закатить, например, вечеринку. И конечно специальная комната для собак, в которой питомец может подождать хозяина и даже при необходимости получить некоторые виды сервиса. Также у жильцов и их гостей в распоряжении будет зеленый дворик, идеи благоустройства которого Архиматика по доброй традиции поручила придумать детской студии Arch4Kids.
Комплекс Snail-apartments. Общественное пространство
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. План первого этажа
© Архиматика

Непривычно рассказывать о здании и потратить первую половину текста на планировки и общественные пространство. Но – такова Архиматика. И это при том, что сама «архитектура», если говорить об оболочке здания – весьма эффектна.

Участок под Snail-apartments – это лакуна между пожарной станцией и пятиэтажным жилым домом, оба здания из красного кирпича, с чугунными лестницами и балкончиками – классический Нью-Йорк, каким мы его знаем по голливудским фильмам. Архиматика подхватывает лофт-стилистику, которой предостаточно и в других зданиях этого района, переосмысляет ее в новых материалах и образах. Но выдерживает и равенство карнизов: нижний, выступающий к улице объем выровнен по высоте с соседним зданием, следующие шесть этажей ощутимо отступают вглубь участка, формируя крупную ступеньку с террасой на ней согласно упомянутым выше нормам.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments. План 6 этажа
© Архиматика

Главная деталь, конечно, – выпуклые окна, похожие на цилиндрики пневматической почты. Мощные простенки той части здания, что выходит на красную линию – привычный способ создать образ укрытия, необходимого для защиты от стрел врага или от студеного ветра. А «выдуваемые» из бетонного остова пузыри, которые, кажется, вот-вот лопнут, – это уже о хрупкости духа, утомленного скоростью событий. С другой стороны, матовость и толщина моллированного стекла заставляет фантазировать, как об него разбиваются электронные волны, защищая жильцов от информационного потока. Граница получается прозрачной, но ощутимой: человек продолжает наблюдать мир, но может не впускать его к себе. Если же мы представим выпуклые окна и простенки в разрезе, то получится рисунок, похожий на срезы некоторых винтовых раковин, состоящих из множества круглящихся перегородок. Только этот ажурный рисунок не свернут в спираль, а по-человечески «развернут» на фасад вдоль красной линии улицы. Выпуклости окон формируют и другую ассоциацию, классическую – с рядами арок разной ширины, один из актуальных в наше время приемов.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

Цилиндрические окна не открываются, для проветривания планируется использовать разработанный SCHUCO боковой профиль с регулируемым проветриванием, также как и систему искусственной вентиляции, принятую в Северной Америке. Мыть гнутые стекла необходимо снаружи, аналогично современным стеклянным фасадам. Гнутое моллированное стекло благодаря его форме значительно сложнее разбить, чем плоское, – поясняют архитекторы, – но даже если разбить удастся, каленое стекло с защитной пленкой позволит избежать опасных осколков.

Традиционный для Нью-Йорка темно-красный кирпич на фасадах заменяет бетон шоколадного оттенка с вкраплением мрамора двух цветов. Сочетание со стеклом и латунью отдает дань традициям ар-деко и современным небоскребам.

Все вместе дает нам дом с очевидно «штучной», остро-дизайнерской внешностью, которая заставляет вспомнить венские эпатажи от Холляйна, и одновременно интерпретирует образ традиционного нью-йоркского здания современным языком, технически более совершенным – взять хотя бы выгнутые безрамные эркеры, они выглядят исключительно дорого, как редкий предмет из бутика. Эффектные приемы: винтовая лестница в прозрачном цилиндре, золотистая поверхность ребер-волн «входа в раковину дома» под козырьком, чередование простенков со скругленными углами и полуциркульных стекол, – интерпретируют небанальный образ, не лишенный известной философичной символики: здесь и смирение, и упорство, и любовь к мельчайшим природным деталям, и смелость придать им артистичный hyperscale. Скульптура входа «врастает» в дом и определяет его «генокод», находит ритмичные отклики в его фасадах. Он – дом-скульптура, но родственен соседним кирпичным «просто»-домам, совмещая авторский прием и контекстуальную чуткость, смелость модернистской пластики шестидесятых-семидесятых и склонность современных авторов к неоромантическому осмыслению всего и вся, того, что вокруг, что внутри, и о чем еще можно подумать в связи со всем этим. Любопытный получается сплав, главное – заметный и цельный, хотя и требующий качественного технического воплощения, что в Нью-Йорке, надо думать, возможно.
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика

У Нью-Йорка много эпитетов, один из важных – одинокий. Есть прекрасная книга Оливии Лэнг, которая так и называется – «Одинокий город», где она рассказывает о разных персонажах – от Эдварда Хоппера до Энди Уорхола, исследуя их чувство потерянности и заброшенности именно в этом огромном городе – материала оказалось предостаточно. Snail apartments во многом откликается на это ощущение, отрабатывая тему некоторой хрупкости и трогательной уязвимости, присущей всем, даже самым успешным людям.

Сейчас Архиматика вместе с заказчиком и партнерами просчитывает бюджет и возможные риски, не исключено, что проект ждет доработка.
 
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика
Комплекс Snail-apartments
© Архиматика


Мастерская:
Архиматика
Проект:
Комплекс Snail-apartments
США, Нью-Йорк, 438 W 38th St

Авторский коллектив:
Кристина Малийова, Александр Попов, Рустам Горпенюк, Вова Иванов, Ольга Чернова, Александр Симонов

2019

26 Августа 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.