Archimatika: «WAF – площадка, где стирается снобизм архитекторов»

Разговор с Александром Поповым и Александром Симоновым о конкурсе WAF, где бюро Archimatika уже второй раз выходит в финал.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Вот уже два года подряд бюро «Архиматика» в выходит в финал WAF, оставаясь единственным представителем Украины на этом крупнейшем международном архитектурном конкурсе. Мы поговорили с директором бюро Александром Поповым и руководителем конкурсного направления Александром Симоновым о том, зачем нужно участвовать в подобных фестивалях.

Archi.ru:
Как вы относитесь к конкурсам проектов и премиям за постройки? Каким принципам вы следуете, решая где участвовать, а где не участвовать?
zooming
Александр Попов
© Архиматика

Александр Попов, руководитель бюро Archimatika:
У нас не было какой-то определенной доктрины – WAF привлек нас набором проектов, которые попадают в шорт-лист. Два года назад мы съездили в Берлин, посмотрели, как это происходит. Атмосфера очень понравилась, и нам захотелось побывать внутри этого – не зрителями, а участниками. Мы отобрали проекты, которые стоило бы показать, и один из них попал в шорт-лист. Было невероятное воодушевление – мы не ожидали, что так можно: просто записаться, и тебя выберут. Любой конкурс – это лотерея. Но в чем есть действительная объективность, это в определенной классификационной, квалификационной, профессиональной планке, ниже которой проект опускаться не может. Если ты не прошел в этом году, а прошел в следующем, можно сказать: повезло – не повезло. Но если ты не проходишь никогда, стоит подумать о профессиональном уровне. Это приятное дополнение к профессиональной деятельности, позволяющее архитектору избавиться от одиночества и оказаться на конкурсе в хорошей компании.

Для вас премии каким-то образом ранжируются: что ценно для вас, что может заинтересовать потенциального заказчика?

А.П.: Я бы назвал главной составляющей удовольствие профессионального общения, потому что никакой прагматической причиной невозможно объяснить, зачем заниматься архитектурой с утра до вечера и по выходным. Есть состязания, которые приносят удовольствие, а есть те, участвовать в которых нет смысла даже за деньги. А еще есть конкурсы, куда мы попадаем «по касательной» – проект подает девелопер. Вот у девелоперов причина абсолютно прагматическая: инвестиционный статус проекта. Банкирам в процессе принятия решения о кредитовании удобно руководствоваться соображением «этот проект набрал столько наград, у него есть такие регалии, звездочки на фюзеляже…». Мы-то не играем в эту игру, а девелоперы играть вынуждены. В защиту таких мероприятий могу сказать, что иногда там появляется возможность очень интересных диалогов, контактов, знакомств. И это не только удовольствие, но и бизнес. Из контактов вырастает поток деятельности: проекты и деньги, в том числе. Подсчитать, сколько мы потратили на WAF в прошлом году и как мы эти деньги вернули, невозможно. Проект пришел к нам не только потому, что нас увидели на фестивале: у нас привлекательный сайт; мы проявляли некую активность, статья о нас вышла в определенном издании; заказчик позвонил коллеге, и тот сказал: «Да, это хорошие ребята». Что и в какой степени повлияло на конечный выбор? Это оценить невозможно. Значит, если архитектурное общение приносит удовольствие, надо находить и зарабатывать деньги.

Это очень важно – получать удовольствия от профессии. Но, наверное, не только это имеет значение?
Александр Симонов
© Архиматика

Александр Симонов, 
руководитель конкурсного направления бюро Archimatika: Помимо удовольствия, участие позволяет ощутить само время, оценить, находишься ты в тренде архитектурной мысли или отстал. Или вдруг настолько опередил всех, что твою идею стоит показать только через пару лет, когда остальной мир дорастет до нее. WAF – уникальная площадка, то место, где во время защиты могут схлестнуться Пьер де Мерон и австралийское хипстерское бюро из четырех человек, и шансы на победу у них будут одинаковые. Все зависит лишь от того, кто и как защитит свой проект. Иногда смотришь на категорию и думаешь: тут Заха Хадид, она выиграет. А ее даже не рекомендуют к рассмотрению – выдвигают малоизвестное бюро из десяти человек, сделавшее очень маленький качественный дом, вложившее в него всю душу. Когда члены жюри видят проект, и у них возникает вопрос: «А что, так можно было?» Это 50 % того, что твой проект войдет в шорт-лист.

Это снаружи Норман Фостер мэтр. А когда он внутри, он твой коллега, который приехал защищать проект или читать лекцию. WAF – площадка, где все равны. Здесь весь снобизм архитекторов стирается. Люди становятся открытыми, приветливыми, максимально готовыми к контакту.

В этом году мы подали два проекта. В одном немного сомневались, но в том, что пройдет второй, лично я был уверен на все сто. Это одна из наших знаковых работ – жилой квартал «Комфорт-таун», 40 гектар цветных домов. Проекту этого квартала десять лет. Компания KAN development строит его очередями и последние дома будут сданы в эксплуатацию в 2020 году. И до сих пор его архитектурные решения актуальны. Это значит, что десять лет назад мы опередили Европу и мир на десять лет. Удовольствие, что ты находишься в тренде архитектурной мысли, в мейнстриме, классное ощущение – и от общения с коллегами, и от радости попадания в шорт-лист.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой квартал «Комфорт-таун»
    Фотография © Андрей Авдеенко, 2017 / Архиматика
  • zooming
    2 / 4
    Жилой квартал «Комфорт-таун»
    Фотография © Андрей Авдеенко, 2017 / Архиматика
  • zooming
    3 / 4
    Жилой квартал «Комфорт-таун»
    Фотография © Алексей Иванов, 2019 / Архиматика
  • zooming
    4 / 4
    Жилой квартал «Комфорт-таун»
    Фотография © Алексей Иванов, 2019 / Архиматика


А почему были сомнения относительно первого проекта?

А.П.: Первый объект – жилой комплекс Snail-apartments в США. WAF несколько европизирован, поэтому раньше из Америки в шорт-лист попадало процентов пять – восемь. Кроме того, жилье – массовый продукт, им занимается 70 % архитекторов мира. А есть категории, в которые подавалось всего двадцать проектов – тут шанс попасть в шорт-лист гораздо выше.
  • zooming
    1 / 4
    Комплекс Snail-apartments
    © Архиматика
  • zooming
    2 / 4
    Комплекс Snail-apartments
    © Архиматика
  • zooming
    3 / 4
    Комплекс Snail-apartments
    © Архиматика
  • zooming
    4 / 4
    Комплекс Snail-apartments
    © Архиматика


Что для вас самое трудное в презентации проекта?

А.П.: Основная трудность – рассказать о своей работе на английском языке. Говорят, английский Альдо Росси никто не понимал. Значит, главное – сообщение на интернациональном языке архитектуры. Есть две составляющие презентации. Архитектурная – решение, структура, логика. И контекст – социокультурный, географический, климатический, экономический. Важно рассказать о двух сторонах, их взаимосвязи и взаимодополнении. В прошлый раз мы выбрали не самый удачный формат – на пятой минуте рассказа о контексте жюри попросило нас сосредоточиться на архитектурных решениях. В этом году мы постараемся, чтобы получилось не два рассказа, а один.

Сейчас многие используют в презентациях видео и анимацию. Кроме того, для жюри WAF огромное значение имеет социальный подтекст. Вы запланировали какие-то новшества в подаче материала? Будете ли учитывать специфику WAF?

А.П.: Если говорить о трюках, мы бы представили архитектуру языком танца. Что же касается видео, я не думаю, что это самый правильный формат. Потому что все-таки мы общаемся с коллегами, профессионалами, а архитектурная оценка требует статической картинки, позволяющей хотя бы на несколько секунд сконцентрироваться и оценить увиденное. С первого знакомства с фестивалем мы начали думать и о культуре, и о связях не после завершения проекта, а с первого знакомства с площадкой и требованиями заказчика. Это алгоритм, который включается, когда ты понимаешь, что в развитии проекта будет точка, где следует остановиться и рассказать о нем. Работая над нынешним проектом, мы ответили на вопрос, полученный на прошлогоднем WAF: на какую культурную специфику жителей комплекса мы ориентировались, и какое отражение это нашло в архитектуре. И теперь, проектируя объекты в Нью-Йорке, мы думали об этом с первого контакта с заказчиком. И создавали дома для определенного образа жизни, определенных особенностей культуры.

Особая атмосфера на WAF: отсутствие иерархического деления. Может, архитектурный цех стремится к горизонтальной системе взаимодействия, а вертикальная, с выявлением «звезд», не соответствует внутренней цеховой культуре?

А.С.: На самом деле какая-то часть этой вертикальной звездности остается. Это выражается в том, что на выступление архитектора прославленного бюро практически невозможно попасть. Когда защищались архитекторы из ZHA, Томас Хезервик и Foster+partners, была настоящая толкучка. Но чуть позже ничто не мешало подойти к любому из них, поздороваться, познакомиться. Они открыты. И мы понимаем, что все архитекторы занимаются одним делом – они создают мир вокруг нас, независимо от того, в какой стране работают и какой уровень «звездности» у их бюро. Именно так стираются границы.

А.П.: Я бы дополнил: причиной иерархии и некоторой недоступности «звезд», на самом деле, является страх неадекватного поведения. И ответ на вопрос, почему нет этих дистанций, этих барьеров в архитектурной среде – адекватное поведение аудитории.

Хочу спросить о встроенности украинской архитектуры в общемировой контекст и о борьбе украинских архитекторов за место на мировом небосклоне. Для вас этот вопрос существует?

А.П.: Правильный ответ: конечно, да.

Правильный или правдивый?

А.П.: Правильный, и отчасти правдивый. Полностью правдивый ответ будет чуть шире, потому что архитектура глобальна. Самая национальная архитектура – в абсолютно изолированном государстве, не имеющем никаких связей с окружающим миром. Во всех остальных случаях, в той или иной степени, идет процесс обмена идеями, решениями, реализациями, завистью, восторгами... И в этом отношении архитекторы делятся не на национальные, а на некие идейные школы. Есть архитекторы, которым важнее социальная миссия архитектуры, есть те, для кого определяющим является качество решения. И мне кажется, что испанский архитектор, который чувствует какие-то моменты так же, как и я, будет для меня гораздо ближе, чем киевский коллега с офисом в соседнем квартале, руководствующийся иными подходами. Поэтому архитектурные ценности в глобальном мире сближают гораздо больше, чем национальная идентичность.

Вопрос, скорее, в понимании общественного устройства. И этот вопрос был для меня очень острым в девяностые годы, когда я был студентом. Потому что в то время общество и реальность Соединенных Штатов, Западной Европы, Японии очень отличалась от нашей, советской действительности. И этот разрыв делал невозможным создание в украинском контексте архитектуры, соответствующей уровню международной школы. Сейчас такой границы нет, и хорошая работа, хорошее решение, которое сделал наш коллега в какой-нибудь европейской стране, может быть реализовано и у нас. Европейский архитектор отвечает на те же вопросы, что и мы. С учетом климата, с учетом ментальности народа, но все равно мы в общей культурной среде.

Расскажите, пожалуйста, о современной архитектуре, об архитекторах Украины.

А.П.: Скажу сразу только, что здесь есть прекрасные архитекторы, которые создают выдающиеся здания. Библиотеку Львовского университета, построенную по проекту Штефана Бениша и Юлиана Чаплинского, я считаю лучшим новым зданием на Украине. Это настолько богатая тема для разговора, что ее лучше продолжить в отдельном материале.

0

27 Ноября 2019

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.