English version

Александр Попов и Дмитрий Васильев: «Эпоха «дискомфорткласса» закончилась. Пришло время изменить наши города»

Основатели киевского бюро «АРХИМАТИКА» пытаются менять жилую среду городов на постсоветском пространстве с помощью недорогих, но ярких, атмосферных и очень позитивных объектов. Они рассказали Архи.ру о своих поисках реальной альтернативы унылому наследию спальных микрорайонов.

Беседовала:
Анна Старостина

mainImg
Архи.ру:
– Вы давно работаете вместе?

Александр Попов:
Мы оба закончили Киевский Национальный Университет Строительства и Архитектуры (раньше он назывался Киевский Инженерно-строительный институт). Даже на одной кафедре учились – на кафедре архитектурной квалиметрии (методика количественной оценки качества, см. определение – прим.ред). Я выпускник 1999 года, Дмитрий – 2003. А уже в 2005 году мы организовали собственное бюро – «Архиматика». Наука квалиметрия научила нас оценивать объекты не только с эстетической и художественной точек зрения, но и анализировать количественные показатели. Этот подход мы активно реализуем на практике, так что спасибо преподавателям за хорошую школу.

– Трудно было молодым архитекторам зарекомендовать себя?

А.П.: Если считать трудностями «преодоление стен непонимания, недоверия и предрассудков», то пожалуй этого нам, к счастью, испытать не пришлось – конечно, мы очень много работали, иногда сутками, и не всегда все получалось с первого раза, но когда придумывали архитектурное решение, которое нам самим нравилось – почти всегда удавалось убедить в нём заказчика и городские власти. Мне кажется, ключом к нашему дальнейшему развитию послужил щедрый кредит доверия заказчиков, который мы тогда получили – когда у нас еще не было портфолио успешных реализаций, и единственным нашим активом были идеи и огромное желание их реализовать, нам просто поверили. Я бы хотел отдельно упомянуть среди наших заказчиков руководителя компании-застройщика «К.А.Н. Девелопмент», Игоря Никонова, который рискнул доверить молодой команде большой и ответственный объект – жилой комплекс «Паркове місто» в Киеве. Проект действительно крупный: почти 500 000м2 на территории 13 гектаров + ланшафтный парк 4,3 га. Нам удалось убедить заказчика, что городу необходима свежая струя и что смелый, яркий проект будет, во-первых, востребован рынком и финансово успешен, а во-вторых, абсолютно реализуем. Собственно, в процессе работы над ним окончательно оформились основные жизненные принципы бюро «АРХИМАТИКА». Никаких откровений, все вполне очевидно: во главу угла ставится создание комфортной для человека среды.

Добиться этого помогают пять основных составляющих. Прежде всего это качественная, выразительная, сомасштабная человеку архитектура. Дом должен быть архитектурной проекцией «я» своего жителя, его презентацией, объектом, которым хочется гордится, показывать фотографии друзьям: «я живу в этом доме, который мне нравится, который отличается от других, и выражает то, что с чем я хочу себя идентифицировать, и назвать этот дом своим».

У меня есть немного шутливый, но серьёзный по сути тезис, что человек должен без труда найти окно своей квартиры на фасаде. Живя в стандартном спальном микрорайоне (построенном не по нашему проекту), я как-то попробовал выйти на улицу и помахать жене рукой. Я, конечно, смог вычислить расположение собственного окна на фасаде большого 25-этажного дома, но только благодаря архитектурному образованию, вспомнив компоновку этажей и оценив расположение балконов. На самом деле дать человеку возможность идентифицировать свой подъезд или даже дом не так сложно – это, собственно, и есть работа архитектора: «игры» с цветом, формой, текстурой, отделкой, пластикой фасада.
Александр Попов и Дмитрий Васильев © Архиматика
Жилой комплекс «Паркове місто» в Киеве © Архиматика
Жилой комплекс «Паркове місто» в Киеве. Генеральный план © Архиматика

Вторая обязательная составляющая комфорта – внутренний закрытый пешеходный благоустроенный зелёный двор. Типовая застройка микрорайонов, к сожалению, практически уничтожила это важнейшее явление. Нас буквально отучили от дворов. Сегодня микрорайонной застройке ищут альтернативу, причем наблюдаем мы этот процесс не только в Киеве, не только в Москве и Санкт-Петербурге, но в любом городе бывшего СССР: Минске, Львове, Новосибирске, Астане и т.д. Полу-частное пространство зелёного, пешеходного двора – обязательное удобство, которое человек должен приобретать вместе с квадратными метрами жилья. В комплексе «Паркове місто» мы, с одной стороны, для каждой жилой секции организовали пешеходный жилой двор с детскими площадками и местами отдыха, а с другой стороны – сервисный, проезжий двор, куда возможен доступ машин. И соответственно предусмотрели два входа в каждую жилую секцию – со стороны сервисного двора и пешеходного.

Среди безусловных достоинств жилого комплекса «Паркове місто» важно также упомянуть расположенный на территории ландшафтный парк «Кристерова Горка» с прекрасными каскадами озер. По согласованию с девелопером «КАН Девелопмент» и инвестором, компанией «UDP», он был приведён в порядок, благоустроен и открыт для посещений даже раньше первой очереди жилых корпусов. Такая «визитная карточка» позволила привлечь внимание людей и сохранить уровни продаж даже в условиях экономического кризиса 2009 года. Когда многие стройки останавливались, не получая рефинансирования от продажи квартир, мы продолжали работать и успешно продавали квартиры именно потому, то люди оценили совершенно новое качество организации среды.
Жилой комплекс «Паркове місто» в Киеве. Ландшафтный парк «Кристерова Горка» © Архиматика

Следующий пункт нашего понимания комфорта – правильно организованные общественные пространства дома: вестибюли и межквартирные коридоры. Маршрут, по которому каждый житель дома проходит минимум два раза в день, должен проходить через дизайнерский интерьер, а не через тоскливо-утилитарный туннель с нагромождениями инженерных «вынужденностей», происходящих от нежелания архитекторов и инженеров подумать лишний раз над прокладкой коммуникаций. Проектировщики должны качественно делать свою работу, а будущие жители и гости домов должны испытывать позитивные эмоции по пути к квартире.

Причём у нас есть уверенность, что качественные красивые дизайнерские общественные пространства жилого дома это не роскошный атрибут премиум класса, а обязательная программа даже для эконом-класса – ведь чем скромнее и меньше квартира, чем человек меньше комфорта может позволить себе в собственной квартире, тем больше он нуждается в комфорте «совместного с соседями использования».

В-четвёртых, рациональными и комфортными должны быть планировки квартир. Каждый безумно дорогой квадратный метр квартиры обязан честно отработать свою стоимость, создавая комфорт. Образы жизни людей разные, их представления о комфорте разные, каждому соответствует свой «сценарий комфорта», и сколько этих «сценариев комфорта», столько архитекторы должны предложить точно соответствующих каждому «сценарию» вариантов планировок квартир.

Досадно и странно, что некоторые застройщики продолжают предлагать тысячами несколько устаревших планировочных типов квартир, это напоминает казённую униформу, которая создана как универсальная, одинаковая одежда для всех, и поэтому никому конкретно не подходит, и каждому по-своему неудобна. К счастью постсоветское общество одевается не в казённую униформу, насколько же наивно думать, что наши современники будут и дальше покупать несколько устаревших, неудобных и не соответствующих никакому из сегодняшних «сценариев комфорта», «униформенных» планировок квартир?

И наконец, пятая составляющая комфорта – все аспекты физического и химического комфорта: температура, влажность, акустика, использование «здоровых» строительных и отделочных материалов, не выделяющих вредных для человека «эфирных составляющих». Безусловно, дом эстетически совершенный, но в котором холодно зимой и жарко летом – это дискомфортный дом.

Дмитрий Васильев:
Для нас архитектура – прежде всего идея, образ, мечта, которую заказчик помогает нам реализовать. А для коммерческого заказчика – девелопера, создание объектов недвижимости – это бизнес, который должен быть обязательно рентабельным (в убыточный проект никто не вложит деньги и его не построят). Нам недостаточно отстоять нашу «архитектурную мечту» на бумаге (выложить на сайте), мы хотим её обязательно реализовать и, понимая диалектику работы девелопера, мы готовы помочь ему сделать проект максимально привлекательным, соответственно, максимально рентабельным. В результате никакого конфликта интересов не возникает, наоборот, возникает общая цель: сделать здорово! Если получится создать на участке новую, интересную, комфортную среду для обитания, то получится выгодно реализовать объект, и застройщику привлечь деньги для будущих масштабных проектов будет легче.

Радует, что всё больше девелоперов разделяют эту философию и делают в работе упор на востребованное будущими обитателями жилья качество, но увы далеко не все – буквально недавно руководитель одной из солидных компаний, для которой мы разрабатывали концепцию проекта, заявил: «Всё это, конечно, интересно, но вот у нас парк соседствует с площадкой и потому мы продадим все что угодно, а тратить силы и средства на красоту и комфорт просто не будем, это всё равно не увеличит нашу выручку». Однако «невидимая рука рынка» всё расставляет на свои места: другой застройщик, уже нацеленный на формирование качественной, привлекательной для покупателя архитектуры, увидев на нашем сайте архитектурную концепцию данной площадки, и узнав, по какой причине она не пошла в работу, начал вести переговоры о покупке участка.
Жилой комплекс «Паркове місто» в Киеве © Архиматика

– Такая позиция девелоперов распространена, но насколько ваши идеи действительно удорожают строительство?

А.П.: Увеличивается в основном цена проектирования, а она составляет всего 2-5% от себестоимости объектов недвижимости. В конечном счёте получается совсем немного. Но вот железобетон, кладочные материалы, инженерное оборудование, материалы на фасадах мы используем абсолютно те же, что и наши менее «творческие» конкуренты: просто другая, более творческая и качественная компоновка используемых всеми «ингридиентов»! Разнообразие цветов и фактур, пластические находки – все это как правило мало отражается на конечной стоимости проекта. Только работы у архитектора прибавляется. Особенно если учесть, что выдержать качество строительства можно, только буквально живя на стройке. Мы, к примеру, создали в бюро отдельную службу авторского надзора – постоянно присутствующих на стройках «контролеров реализации наших проектов». Такой подход обходится чуть дороже, но зато халтура исключена. На самом деле конкуренция естественным путем выдавливает с рынка «ленивые» компании и, по нашему мнению, дни панельных микрорайонов и других представителей «дискомфорт-класса» буквально сочтены. Застройщики «дискомфорткласса» уже вынуждены демпинговать, закрывая глаза покупателей на недостатки своих проектов низкой ценой, в результате рентабельность их проектов понижается, ещё меньше себестоимость – ещё ниже качество – ещё ниже цена продажи – ещё ниже рентабельность – ещё ниже качество… Круг замкнулся! Через несколько оборотов этого колеса застройщик закономерно оказывается перед банкротством. На некоторое время можно отложить развязку, экспонентно увеличивая объемы строительства, но это фактически переводит деятельность застройщика в разряд финансовых пирамид а-ля МММ, в которых деньги сегодняшних покупателей дофинансируют строительство квартир вчерашних покупателей, однако финал у всех финансовых пирамид одинаковый – неминуемое банкротство после остановки роста объемов реализации.

Д.В.: Вот какой аспект создания комфортной среды жилого комплекса действительно требует дополнительных вложений – это озеленение. Маленькие, метровые саженцы деревьев стоят в разы в дешевле, чем, скажем, трехметровые. Даже берёзе, самому быстрорастущему дереву нашей климатической зоны, нужно пять лет, чтобы вырасти до трёх метров: это значит, что человек покупает жилье, и вынужден пятилетку ждать оплаченный комфорт! Конечно, если бы не хватало денег, то пришлось бы подождать, но парадокс в том, что размер дополнительной статьи бюджета на качественное крупномерное озеленение участка находится на уровне статистической погрешности по отношению к бюджету строительства в целом. Следовательно, если даже буквально переложить допзатраты на большие деревья на покупателя, он просто не заметит. А вот зеленый двор – обязательно заметит.

Другой парадокс, что асфальтовая пустыня вместо двора ещё и дороже, чем зеленый двор – пирог асфальтового покрытия дороже, чем пирог травяного газона, или почвопокровных растений. Значит, оптимизируем автомобильные проезды, уменьшаем количество асфальта, увеличиваем зеленое покрытие, и на сэкономленные деньги сажаем большие деревья.

– На каком объекте вам удалось полностью реализовать все эти идеи?

Д.В.: Вместе с «К.А.Н. Девелопмент» удалось реализовать ещё один очень важный для нас проект – жилой комплекс «Комфорт Таун». Он расположен в спальном киевском левобережье. Когда мы посмотрели аэрофотосьемку, то увидели, что спальный район выглядит как огромное серое пятно. Возникло непреодолимое желание добавить в эту серость цвета. Площадь участка почти 30 гектаров, а общая площадь комплекса на 5470 квартир более 610 000м2, так что наша яркая цветная интервенция должна была получиться заметной. При этом на дворе был кризисный 2009 год: покупателя можно было заинтересовать только качественным продуктом, а позволить себе можно было лишь самые бюджетные материалы и технологии. Прагматично оценив ситуацию, мы выбрали цвет в качестве основного инструмента, добавили сбивчивый ритм оконных проемов, отказались от террас (их всё равно варварски застеклят и нарушат всю композицию) в пользу плоских фасадов и специально подготовленных под застекление лоджий. По предварительным расчетам получалось, что для финансового успеха проекта необходимо получить около 14 500м2 квартир с гектара (19 500 м2 общей надземной площади с 1 га). Выйти на нужные показатели позволяла плотная квартальная восьмиэтажная застройка. Кварталы из секций одинаковой высоты – скучно, поэтому второй после цвета прием – разновысотная застройка: некоторые секции опустили до шести, другие подняли до десяти, добавив высотные тринадцати и шестнадцатиэтажные акценты.
Жилой квартал «Комфорт-таун». Генеральный план © Архиматика
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015
© Архиматика
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015 © Архиматика
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015 © Архиматика

И наконец, третий прием – скатные кровли. Именно они позволили создать выразительную, разнообразную архитектурную композицию. В качестве бонуса возникли мансардные одно и двухуровневые квартиры.

Сложившийся стереотип, что двухуровневые квартиры хуже продаются, был развенчан в первые же месяцы после открытия продаж: их раскупили первыми, потому что в них удалось создать классное, необычное, но при этом удобное пространство. Если двухуровневая квартира – это две части одноуровневой квартиры, механически поставленные друг на друга, её купят только после того, как закончатся одноуровневые квартиры, потому что для взрослого, ленивого человека, ходить с этажа на этаж утомительно (если бы решения о покупке квартир принимали дети, ситуация была бы диаметрально противоположная: двухуровневые всегда бы раскупались первыми). Однако если мы воспользуемся возможностями, которые предоставляет двойная высота этажа и мансардная кровля, и создаем классное пространство – «взрослые вспомнят, что они тоже когда-то были детьми, и с удовольствием побегают с этажа на этаж со своими детьми, любуясь игрой света и пространства», соответственно обеспечив высокие показатели продаж квартир.

В планировках квартир не только двух, но и одноуровневых, мы взяли курс на максимальное разнообразие: из 1200 квартир первой очереди, в переданных отделу продаж инвестиционных альбомах было представлено 600 разных типов. Мы использовали каждую возможность для создания индивидуальности: квартиры первого этажа отличались от второго; квартиры второго отличались от размещенных на типовых этажах, причем благодаря фасадам с окнами вразбежку типовых этажей получилось два. И, конечно, индивидуальные квартиры на верхних мансардных этажах. По итогам продаж первой очереди мы совместно с отделом продаж проанализировали и скорректировали палитру квартир, заменив менее востребованные типы на более востребованные, и точно также по итогам продажи второй очереди, третьей и так далее – таким образом, в составе «Комфорт Тауна» мы спроектировали и построили более ста секций, ни одна из которых на 100% не повторилась, создали стопроцентное разнообразие. На смену застройки типовыми секциями мы предложили застройку подобными секциями, которые имеют общие приемы, принципы, методы, общий стиль архитектурных решений, однако в каждом случае на их основе предложено индивидуальное решение.

В отличие от принципа типового повтора, принцип подобия является естественным для человека и человеческого общества – люди одновременно индивидуальны и подобны друг другу. Общество, построенное по принципу типового повтора, будет обществом клонов, таким же неполноценным и вселяющим тоску, как и типовая застройка.

Конечно, наше проектирование индивидуальных подобных секций требует значительно больше усилий и стоит дороже, чем привязка типовых секций. Но данные инвестиции в качественное разнообразие проекта сторицей оправдали себя, сделав проект коммерчески самым успешным из 1050 жилых комплексов, составляющих рынок реализуемых на рынке жилых новостроек Украины.

Внутреннее общественное пространство жилых секций: вестибюли с двумя входами, один с автомобильной жилой улицы, другой – в зеленый пешеходный двор. Коридоры и вестибюли, как и следует, дизайнерские. Небольшой, но важный элемент, позволивший избежать громоздких пандусов перед каждым входом (отметки первых этажей примерно на метр выше отметок земли): компактный подъемник для инвалидов – его стоимость оказалась меньше стоимости пандуса, и мы получили наряду с улучшением архитектурного облика небольшую оптимизацию бюджета.

Центром формирования ландшафта комплекса стал небольшой зеленый сквер, доставшийся в наследство от ранее размещённого на участке завода, сотрудники которого позаботились о создании комфорта на своей территории. Мы спланировали вокруг сквера первую очередь жилья таким образом, чтобы сохранить все деревья (чтобы не ждать 30 лет, пока вырастут новые), а также сохранили и реконструировали памятник погибшим во время великой отечественной войны сотрудникам завода – память места.

Нам удалось найти взаимопонимание с застройщиком по необходимости создания инфраструктуры: фитнес-центра с 25-метровым бассейном и еще одним поменьше, школой искусств с прекрасно оборудованным залом на 250 человек (в нее даже взрослые с удовольствием ходят заниматься), детским садом, школой, торговым комплексом, встроенными в первые этажи кафе, магазинами, салонами, аптеками, банками. И это всё не элитное жилье, а доступный комфортный эконом-класс. Комплекс строился шесть лет, последовательно вводя в эксплуатацию кварталы отдельными очередями. Он стал действительно важным для нас и, хочется верить, что и для города тоже.
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015 © Архиматика
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015 © Архиматика

– Ориентация на бюджетное жилое строительство – это в большей степени стечение обстоятельств или осознанный выбор исходя из реалий рынка?

А.П.: На самом деле мы успели спроектировать много объектов также других классов и функциональной типологии, в частности: 52-этажный офисно-гостиничный комплекс премиум класса «Виктори Тауэрс»; офисный комплекс класса А «101 тауэр»; торгово-развлекательный комплекс «Республика» площадью 300 000 м2; жилой комплекс бизнескласса «Централ-парк»; Печерскую Международную Школу, детские сады, фитнесцентры, офисные центры, гостиницы и многие другие объекты. Мы любим разнообразие, и с радостью берёмся каждый раз за новую для нас функциональную или статусную программу, в каждом проекте ставя перед собой максималистские цели.
Бизнес-центр “101 tower” © Архиматика
Жилой комплекс «Централ парк» © Архиматика
Печерская международная школа © Архиматика

Почему мы при этом не сосредотачиваемся исключительно на «элитарной, дорогой» архитектуре, в которой значительно шире, чем в бюджетной палитра архитектурных материалов и технологий, и, следовательно, возможностей создания выразительного архитектурного решения?

Знаете, до основания АРХИМАТИКИ я успел спроектировать и построить несколько роскошных частных резиденций. Помню картинку: получаешь хороший заказ, к примеру, строишь очень интересный загородный дом, будет чем похвастаться и что напечатать в стильных прогрессивных журналах, но каждый день возвращаешься в серость безликого спального района. В этой ситуации заложен структурный диссонанс и, на мой взгляд, его не исправить, даже если со временем построить собственную супер-архитектурную частную резиденцию, подальше от города, всё такого же безнадежно-безликого. И это даже не столько вопрос морали, гуманного отношения к жителям спальников, сколько стремление интересно жить, общаться с интересными людьми в открытом, архитектурно интересном городе, а не прятаться в «бункерах высокого стиля» от эстетической пустыни и её лишенных вкуса обитателей, что на мой взгляд просто скучно. Архитектор может преображать среду, в которой он живёт, того общества, города, частью которого себя считает, и только в таком случае его работа становится интересной и содержательной. Если хотите, можно громко назвать это нашей миссией.

Сегодня, по сравнению с другими типами недвижимости, наибольшую долю в новостройках занимает бюджетное жилье, следовательно именно эти жилые новостройки эконом-класса в наибольшей степени меняют городскую среду, и если наши проекты, как собственно своим появлением, так и реакцией на них конкурентной среды архитекторов и застройщиков, сделают бюджетное жилье качественным, улучшающим городскую среду, а не ухудшающим, как в примере с «дискомфорт-классом», мы сделаем уверенный шаг навстречу городу, в котором нам будет интересно жить.
Торгово-развлекательный комплекс «Республика». Проект © Архиматика
Торгово-развлекательный комплекс «Республика». Строительство © Архиматика
Торгово-развлекательный комплекс «Республика». Строительство © Архиматика
Торгово-развлекательный комплекс «Республика». Интерьеры, проект © Архиматика
Торгово-развлекательный комплекс «Республика». Строительство © Архиматика
Торгово-развлекательный комплекс «Республика». Проект © Архиматика

Д.В.: Да, вот к примеру: в мае прошлого года мы начали работать над нашим первым проектом во Львове – жилым комплексом на улице Стрийская.

Потом пошли следом проект жилого комплекса на улице Пасичная (застройщик «Ваш Дім»), офисный комплекс на улице Научной, гостинично-торговый комплекс в самом центре исторического города на площади Адама Мицкевича, а также жилой комплекс «Самоцвет» застройщик «Интергал Буд». В какой-то момент весь город оказался заклеен билбордами с рендерами наших проектов. А теперь проекты активно строятся.

Полтора года назад главный архитектор Львова сказал, что когда он встречает гостей, показывает историческую архитектуру, а похвастаться современной к сожалению не может, и надеется, что наши проекты станут исключением из этого правила. И действительно, тогда интересных современных проектов просто не было ни построенных, ни даже в проектах. А год спустя, листая интернет страницы, я с удивлением обнаружил целую плеяду интересных проектов львовских архитекторов. Приятно осознавать, что в какой-то степени катализатором этого процесса послужили наши работы, и очень хочется верить, что новые проекты наших львовских коллег, и, конечно, наши проекты смогут сформировать достойное лицо современной архитектуры Львова, которым горожане будут гордиться.
Офисный комплекс на улице Научной в г. Львове © Архиматика
Офисный комплекс на улице Научной в г. Львове © Архиматика
Жилой комплекс на улице Стрыйской в г. Львов. Террасы © Архиматика
Жилой комплекс на улице Стрыйской в г. Львов. Парк © Архиматика

– Вы совсем не боитесь ярких оттенков на фасадах, что вообще для вас «цвет» в архитектуре?

Д.В.: Цвет – это возможность передать эмоцию. Мы долго пытались сформулировать что-то вроде собственного архитектурного кредо и поняли: в какой бы цветовой гамме ни были решены наши объекты, из каких бы материалов они ни были сделаны, какую бы форму ни принимали – главное, чтобы они не оставляли зрителя равнодушным. Мы апологеты выразительной архитектуры. Тот же «Комфорт Таун» отнюдь не всем нравится, немало людей говорит, что не будут там жить, потому что предпочитают более сдержанные оттенки, но зато есть очень много людей, которым «Комфорт Таун» очень нравится, которые купили там квартиры и счастливы каждый день проходить мимо наших ярких фасадов. Пожалуй, не стоит стараться всем угодить, и искать универсально приемлемое решение, которое никого не смутит – такое решение будет невнятным и просто оставит всех равнодушными. Напротив – архитектура должна быть выразительной, пусть смущает и даже кого-то отпугнет, но зато и горячих сторонников привлечет, которым понятна и близка именно такая архитектура. Цвет является самым демократичным средством создания архитектурной выразительности, в архитектуре высокобюджетных объектов он – один из инструментов, в низкобюджетных – иногда единственный.

Архитектурный цвет отличается от художественного – на поверхности большого архитектурного объема цвет работает гораздо сильнее, чем на плоскости живописного полотна, и оттенок, совсем не яркий на «веере», будет ультра-ярким, когда заполнит весь фасад. На том же «Комфорт Тауне» пришлось сделать десятки выкрасок, мы буквально замучили фасадчиков и поставщиков краски, чтобы подобрать нужные сочетания. Мы как-то предложили белорусскому девелоперу, не имеющему возможности полностью отказаться от панельной застройки (завод-монополист увы, диктует минскому рынку свои правила) покрасить фасады в яркие цвета и спасти тем самым ситуацию. Заказчик поначалу засомневался, но побывав на уже завершенном к тому времени «Комфорт Тауне», решил рискнуть. Опять же в спальных районах Киева или Минска такая цветовая игра вполне уместна. Но вот в исторической среде необходимо использовать значительно более сдержанные цвета, чтобы не «обесценить» ньюансное благородство исторических фасадов. Поэтому да, мы не боимся ярких красок, потому что знаем, когда и как их использовать.
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015
© Архиматика
Жилой квартал «Комфорт-таун». Постройка, 2015 © Архиматика

– Среди проектов бюро есть многофункциональный комплекс «Писанка» в форме гигантского яйца. Как вы вообще относитесь к такого рода архитектурному «хулиганству»?

А.П.: Подобные проекты обязательно должны быть! Без них как минимум скучно! А если серьезно,
архитекторы каждого поколения формируют хорошие, правильные и прогрессивные поначалу критерии «хорошо-плохо», наборы стилевых, функциональных, эстетических и смысловых кодов, но с каждым новым применением эти критерии и коды, постепенно, из маршрута, свободно выбираемого за его оптимальность, превращаются в глубокую колею протертых шаблонов, двигаясь по которой уже просто невозможно представить, что архитектура может быть иной, чем всё более унылые воспроизведения стереотипов. Единственное, что может вышибить из такой колеи – это невероятная, парадоксальная идея, «находящаяся за границами добра и зла».

Когда в 2005 году художник Кирилл Проценко поделился с нами своей идеей небоскреба в виде гигантской писанки, нам показалось, что это «действительно полный бред»! То есть достаточно «невероятно-парадоксальная идея». И мы немедленно взялись её развивать. Через месяц мы придумали медиа-фасад, который каждый вечер зажигается новым анимированным рисунком «Писанки», и возможно, нащупали направление ответа на вопрос, что можно презентовать совершенствующимся год от года медиафасадам небоскребов – медиатектура нуждается в медиа-архитектурном образе, совершенно новом качестве архитектурной выразительности, которое должно обладать собственным сюжетом и смыслом, в нашей концепции мы позаимствовали сюжет и смысл в многовековой традиции писанки, но также их можно и придумать с чистого листа безо всяких исторических параллелей. А вот без осмысленного сюжета медиафасады превращаются в банальные рекламные банеры и надоедающие через полчаса созерцания переливы RGB.
Многофункциональный комплекс «Писанка». Проект © Архиматика
Многофункциональный комплекс «Писанка». Проект © Архиматика
Многофункциональный комплекс «Писанка». Проект © Архиматика
Многофункциональный комплекс «Писанка». Интерьер. Проект © Архиматика
Многофункциональный комплекс «Писанка». Интерьер. Проект © Архиматика

– С таким ярким и смелым стилем насколько вы готовы работать в сложившейся исторической среде старых городов?

А.П.: К замечательной архитектуре старых городов, если выпадает честь поработать на такой площадке, мы относимся максимально бережно, как к живому человеку, руководствуясь врачебным – «не навреди». Мы знаем, как много таланта, труда и принципиальности требуется для того, чтобы архитектурная работа состоялась, и никогда не позволим себе самовыражаться за счет убийства чужого архитектурного произведения. Поэтому очень бережно относимся к каждой архитектурно-пространственной композиции, которую удалось реализовать нашим предшественникам.

Значительную территорию наших городов, застроенную типовым жильем и промзонами, можно определить как «эстетическая пустыня» – вот гигантское пространство для амбиционных самоутверждений, оно нуждается в революционной ревитализации, и сегодняшние, и завтрашние горожане, и даже если хотите: архитектурная история, будут признательны за работу в этом направлении, в которой найдется применение и ярким цветам, и необычным формам, и масштабным акцентам, и бульдозеру. Того архитектора, кто вместо создания нового там, где нет ничего достойного, и где нуждаются в твоём новаторстве, свой «архитектурно-революционный порыв» направляет на самоутверждение на фоне молчаливых произведений прошлого, лично я наверное никогда не пойму и не одобрю.

В качестве примера нашего подхода, приведу конкурсную работу – архитектурное предложение для самого центра Львова, прямо у площади Мицкевича. В девяностые на соседней площадке, которая, также как наша, входит в зону с охранным статусом ЮНЕСКО (и даже без громких историко-охранных титулов: находится в окружении прекрасной самобытной старой архитектуры), было совершено настоящее архитектурное преступление: построили крупное здание банка в откровенно постмодернистской стилистике, игнорирующее масштаб исторической застройки. Возможно, это здание могло бы даже украсить какой-нибудь серый спальный район, но в рамках чудом сохраненного исторического центра Львова является сущим варварством. Если не ошибаюсь, архитектор даже вынужден был уехать из города, такое отторжение вызвала его работа у горожан. Под застройку была предложена пустовавшая почти двадцать лет площадка по соседству с этим «горе-произведением». Мы предложили современное здание, но сомасштабное исторической среде, здание, которое не скрывает что построено в XXI веке, но уважительно «играет по правилам архитектуры старого города». К сожалению, мы пока не можем опубликовать наш проект, пока не будут подведены итоги закрытого конкурса, но обязательно представим, как только будет возможность.

Еще один Львовский пример: жилой комплекс «Семицвит». Заказчики обратились к нам с просьбой предложить яркую цветную архитектуру. Участок находится за границей центральной исторической части Львова, но, благодаря возвышенному рельефу, активно участвует в панораме города. Мы сделали вариант с яркими цветами фасадов, который очень понравился заказчику, но когда проверили, как яркие фасады работают в панораме города – подготовили более сдержанный вариант, который не «старается затмить своей яркостью» благородные оттенки фасадов исторического Львова, и, признаться не без труда, но всё же убедили заказчика в правильности сдержанного варианта.

Те же принципы мы постарались применить в проекте апарт-отеля на Михайловской площади в Киеве: современная архитектура может и должна уважительно соседствовать с произведениям прошлого, не впадая при этом в заискивающее подражательство.
Апарт-отель на Михайловской площади в Киеве. Проект © Архиматика
Апарт-отель на Михайловской площади в Киеве. Проект © Архиматика

– О чем вы мечтаете? Каковы самые амбициозные устремления?

А.П.: Хочется построить объект, который стал бы настоящей, любимой горожанами визитной карточкой города. В наших городах много почитаемых всеми памятников прошлого, но вот какой проект можно было бы назвать визитной карточкой современной архитектуры города, и при этом не с саркастически-карикатурным, а с позитивным значением? Что-то, вносящее новые свежие краски в образ города, как Сиднейский оперный театр, или музей Гуггенхайма в Бильбао.
 
Национальный банк Казахстана в Астане. Проект © Архиматика
Национальный банк Казахстана в Астане. Проект © Архиматика
Национальный банк Казахстана в Астане. Рисунок © Архиматика
Национальный банк Казахстана в Астане. Рисунок © Архиматика

08 Декабря 2015

Беседовала:

Анна Старостина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.