English version

Джентльмен и хайтек

Камень и стекло, стилизация и современность, католическая романика и стекло с металлом – Евгению Герасимову удалось связать все эти темы в один непротиворечивый образ.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

24 Апреля 2014
mainImg
Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Жилой дом в Ковенском переулке
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Евгений Львович Герасимов. Главный архитектор проекта: Петрова З.В. Руководитель группы архитекторов: Резникова Е.А. Архитекторы: Орлова-Шейнер М.Е., Манов О.В., Гвоздик А.Г. Главный конструктор: Резниченко М.Я. Руководитель группы конструкторов: Алексеева Н.В. Конструкторы: Белова Т.В., Ингер М.Л., Астапчик Д.А., Коблов А.А., Лебедева Т.Л. Инженерные разделы: ООО «Эдванс-И» Главный инженер проекта: Гражданова Н.В.

2007 — 2012 / 2011 — 2013

ОАО строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга»
Ковенский переулок находится в не вполне туристической, хотя исторической и приятной для прогулок части Петербурга, между Литейным и Лиговским проспектом, в районе, застроенном доходными домами XIX – начала XX века с редкими сталинскими вкраплениями. Безусловная жемчужина переулка – костел Лурдской Богоматери, здание начала XX века с бетонным сводом и брутально-романтическим гранитным фасадом.
Костел построен в 1903–1909 по проекту Леонтия Бенуа и Мариана Перетятковича для католической общины при французском посольстве. Известен в числе прочего тем, что в советское время он был единственным действующим католическим храмом в городе.

Здесь-то, в «объединенной охранной зоне», в 2004 году было разрешено, а в 2008 году началось строительство. Шесть лет назад проект был совершенно другим: 9-этажный дом с подземной стоянкой, спроектированный ООО «Пирамида», вызвал возмущение градозащитников и письма в адрес городских властей (см. «Живой город»). Затем проект радикально переработали (точнее будет сказать сделали заново) в мастерской Евгения Герасимова. Недавно строительство завершилось и даже у строгих к новшествам перебуржцев получившийся дом вызвал сдержанное приятие: «новый дом… тактично отнесся к окружающей среде и отчасти даже дополнил ее» – пишет Константин Бударин в Art1, одобрительно замечая, что …архитектор отказался от «неоклассических экзерсисов».
Если говорить о примере современной постройки, встроенной в ткань исторического города, этот дом – несомненная удача. Евгению Герасимову удалось не только снизить этажность и перенести подземную парковку на уровень первого этажа, избежав выкапывания котлована среди исторической застройки, но и тонко сыграть на антитезе  современного – исторического, построив архитектуру своего дома на почти классическом для XX века сопоставлении современности и историзма – теме, актуальнее которой для нового здания, построенного в историческом центре, в принципе придумать нельзя.

На красную линию переулка выходит жилой корпус, на первый взгляд – совершенно каменный. Легкая шершавость юрского камня сдержанно реагирует на грубоватый колотый руст гранита костела Бенуа-Перетятковича; французскую тему подхватывают рельефные вставки, ритмично разбросанные по фасаду нового дома – королевские лилии и узорчатые кресты. Они отвечают за «литературную» составляющую взаимодействия с контекстом, то есть почти буквально указывают на соседство с французской церковью и образ средневековой романики, присвоенный этому месту архитекторами-романтиками начала XX века.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Впрочем, на южнофранцузскую тему авторы смотрят через призму XX века, что особенно ощущается при взгляде на каменный объем жилого дома с самой выигрышной северо-восточной точки, со стороны костела и школьного здания 1930-х годов (архитектора Давида Бурышкина). Благодаря тому, что, отступив от стен костела, архитекторы устроили перед домом миниатюрную городскую площадь, – не сквер, а именно вымощенную каменную площадь, как в Венеции или в той же южной Франции, – так вот, благодаря отступу площади мы видим сразу два фасада каменного объема. Фасады совершенно одинаковы, покрыты регулярной сеткой окон с равными простенками, – отчего объем приобретает какие-то совершено кристаллические, метафизические качества. Здесь нет брандмауэра, фасадов главного и второстепенного, а есть строго организованная материя, воплощенное геометрическое правило. Тема, надо сказать, не новая, а напротив, очень популярная в сдержанно-классицизирующем направлении архитектуры XX века от кубического EUR-а Муссолини до тонких сеток Дэвида Чипперфильда (и, в частности Сергея Чобана, в партнерстве с которым Евгений Герасимов не так давно построил несколько зданий).

Словом, жилая часть комплекса с выигрышной северо-восточной точки кажется совершенным каменным кубом, прорезанным равными рядами окон, идеальной формой, пребывающей в пространстве, которое от этого становится как будто чуточку идеальнее. Несмотря на обилие стен и «каменность», с точки зрения классической архитектуры здание все же выглядит слишком прорезано, больше похоже на плотную каменную решетку, чем на традиционный массив с окнами. Если бы метафизическое ар-деко 1930-х надумало построить что-то романское, получился бы похожий дом; стилистически это отчасти связывает его с уже упомянутым школьным зданием. Казалось бы, костел Бенуа и школа Бурышкина – страшно далеки, прежде всего идеологически, и однако же стилизация, приправленная приемами ар-деко, позволила новому зданию найти общий язык с двумя, такими разными, соседями. Если же мы взглянем на новый дом с противоположной, западной стороны улицы, то здесь он встроен в линию доходных домов Петербурга – это третья тема архитектурного рассуждения, еще один оммаж контексту.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Можно сказать, что выходящий на красную линию переулка жилой объем впитал в себя всю консервативную часть партитуры: фактурный камень, многозначительные кресты и лилии, геометрическая строгость – все служит контексту, строю улицы, откликается на соседние здания, аккуратно привнося свое. Дом-дипломат говорит не меньше, чем на трех языках, в меру консервативен, в меру подтянут, не чужд размышлений о перипетиях истории… Неудивительно, что столь респектабельный джентльмен вышел вперед.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Второй объем, входящий в состав комплекса – совершенно противоположен первому, строго воспитанному консерватору. Об архитектуре, спрятанной в глубине двора офисной части хочется сказать, что этот второй дом – затаившийся оппозиционер, стеклянное современное тело внутри исторического квартала. Офисная часть, конечно же, не совсем стеклянная, это было бы слишком просто и прямолинейно. Но вот ее двор-атриум – стеклянный совершенно, и переход в него тоже состоит целиком из стекла. Он расположен за миниатюрной площадью между костелом и жилым домом (о которой мы уже упоминали) и нанизан с этой мини-площадью на одну общую ось, перпендикулярную линии улицы. Перпендикуляр – символ противоположности, – более чем уместен. Двор противопоставлен улице, стекло – камню городского фасада.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Но хайтектовская материя будущего не только противопоставляет себя традиционному камню и прячется, вынашивая свои футуристические блики в спокойной тишине делового двора. Она еще и наблюдает, обрамляет и демонстрирует город, любуется им. Стеклянный коридор выстраивает перспективное взаимодействие между двумя дворами и городом – выходя из стерильного офисного блеска мы погружаемся в город послойно-постепенно, переходим к нему через посредство театрально-архитектурной постановки. Разыгранная здесь тема – совершенно классическая и, если вдуматься, она продиктована обстоятельствами. Иначе и быть не могло: офисы вещь современная, их полагается строить из стекла (хотя бы ради освещения рабочих мест), но в центре города стекло не приветствуется. Каменный жилой дом представительствует и ведет диалог, офис же прячется внутри, отчего энергетика его стеклянного образа только усиливается, приобретает вместо рутинной офисной скуки неожиданную спектакулярность и напряжение.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Впрочем, между классикой и современностью имеется переход: в отличие от стеклянного атриума внешняя стена офисной части решена в духе holland wall – стены гладкого юрского камня со свободным ритмом окон. Прием, крайне популярный в 2000-х и теперь уже порядком надоевший здесь вполне уместен, так как образует промежуточную ступеньку между жесткой классицизированной сеткой кубического объема и совершенно прозрачным стеклом атриума. Переходный мотив «сращивает» половинки комплекса, – сложно сказать, возможно, без этого примиряющего слоя архитектурное высказывание прозвучало бы острее; но, с другой стороны, переходный фасад добавляет решению не только сложности, но и эмоциональной гармонии.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Помимо театрально разыгранной темы «классика–современность» комплекс обладает своим секретом. Левее новой офисной части, то есть прямо за костелом, расположено здание бывшего гаража фирмы Крюммеля, который был отремонтирован и включен в состав офисного корпуса. 
Вокруг здания гаража, построенного в 1909–1910 годах, известного как первая в Петербурге постройка с железобетонными перекрытиями и плоской кровлей и наделенного статусом выявленного памятника наследия, во время строительства комплекса «Ковенский, 5» также развернулись споры. Строители снесли расположенное рядом четырехэтажное здание мастерских, которое не имело охранного статуса, хотя и составляло, по словам историка Бориса Кирикова, с гаражом единый комплекс. Снос мастерских вызвал возмущение среди петербургских градозащитников: многие решили, что снесли сам гараж, и хотя девелоперы проекта опровергли эту информацию, им поверили не все. Между тем следует признать, что гараж цел, снесены мастерские.
Жилой дом в Ковенском переулке © «Евгений Герасимов и партнеры»

Вобрав в себя здание гаража, новый комплекс таким образом буквально «врос» в исторический город, стал его частью, как становились и постройки начала XX века, когда различие между современностью и историей уже было осознано, но не так остро, как сейчас, когда любое вторжение в контекст старой застройки воспринимается как враждебное. Между тем взаимодействие между старым, новым и стилизованным началось в Ковенском переулке не десять, а сто лет назад. Костел с его технологически продвинутыми бетонными сводами и романским фасадом; гараж с первым в городе плоским перекрытием и тонкими опорами – в свое время они были на волне прогресса (интересно, что мы сказали бы сейчас, если бы за алтарями церкви начали бы строить парковку?). Здание Евгения Герасимова подхватывает и развивает тему, заостряет противоречие, продолжает диалог, – что позволяет ему при всей деликатности остаться заметным, не подавленным контекстом, а быть полноправной, – и значит, живой, – частью города.
 


Архитектор:
Евгений Герасимов
Проект:
Жилой дом в Ковенском переулке
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Евгений Львович Герасимов. Главный архитектор проекта: Петрова З.В. Руководитель группы архитекторов: Резникова Е.А. Архитекторы: Орлова-Шейнер М.Е., Манов О.В., Гвоздик А.Г. Главный конструктор: Резниченко М.Я. Руководитель группы конструкторов: Алексеева Н.В. Конструкторы: Белова Т.В., Ингер М.Л., Астапчик Д.А., Коблов А.А., Лебедева Т.Л. Инженерные разделы: ООО «Эдванс-И» Главный инженер проекта: Гражданова Н.В.

2007 — 2012 / 2011 — 2013

ОАО строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга»

24 Апреля 2014

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.