От пожара до потопа

Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Октября 2020
mainImg
0 Премия АрхиWOOD вручается 11 раз подряд, миновав в прошлом году 10-летний юбилей, ее бессменный куратор и вдохновитель находится в США, откуда не может приехать в Москву из-за закрытых границ, да и в Москве большинству компаний предписано перевести сотрудников на удаленную работу. Так что лауреатов премии было решено объявить в он-лайн формате. «Мы долго сомневались, какой тип конференции выбрать и все же решили рискнуть. Все равно наши церемонии никогда не были официозными и формальными, что уж теперь церемониться», – прокомментировал это решение в своем facebook Николай Малинин. Чего же боле, как говорится. Впрочем, как заметил куратор в своем рассказе о шорт-листе премии, заявок она в этом году собрала больше, чем когда-либо – 207.

Церемония, между тем, прошла очень живо несмотря на зум, а возможно, как предположил Тотан Кузембаев, и благодаря ему: «...надо на расстоянии проектировать, на расстоянии обсуждать и на расстоянии общаться». В чем, надо думать, есть доля шутки.
zooming
Вручение премии АрхиWOOD 2020 в формате zoom-конференции. Выступает Надежда Снигирева / скриншот

Награды вручали 4 часа, потом еще полчаса прощались.

Участники говорили ощутимо больше, чем обычно, временами ссылаясь на источники, как к примеру Евгения Репина и Сергей Малахов, чьи выступления были, с одной стороны, самыми прочувствованными и, с другой стороны, насыщенными аналитикой и сопоставлениями. Николай Малинин много внимания уделил, как впрочем и всегда, описанию объектов шорт-листа, постоянно подчеркивая, что шорт-лист – самая объективная выборка из всех возможных. Обещано несколько новых номинаций: для модульных домов и для реконструкций. Кроме того, в двух главных номинациях по два победителя, итого четыре плюс пятый, гран-при. Много победителей.

Как всегда, заметим, среди награжденных объектов есть те, которые экспертный совет премии едва не отверг. Вот к примеру Сожженный мост от бюро KATARSIS, получивший гран-при – едва очутился в списке номинантов, о чем на церемонии вспомнил, кажется, Тотан Кузембаев: «помнишь, мы хотели отвергнуть сено?». А проект получил высшую, хотя и редкую в истории премии награду.


«Метафора 2020 года» /
Гран-при

Гран-при на АрхиWOODе за прошедшие 10 лет вручали всего три раза. В прошлом году Николаю Белоусову за lifetime achievement, 2017 году гран-при, одновременно с призом за реставрацию, получил Асташевский терем, в 2015 – Алексей Розенберг за дом в Духанино. Нынешний гран-при четвертый. 
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец
Петр Советников, Вера Степанская. KATARSIS ab
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
Фотография © Григорий Соколинский / предоставлено АрхиWOOD

«Единогласное решение жюри» объявила Евгения Репина, сопроводив свое сообщение выборкой из интервью Петра Советникова и Веры Степанской, иллюстрирующей творческое кредо молодых петербургских архитекторов – фактически, представила слушателям их основные идеи (добавим, недавно KATARSIS поучастовали в конкурсе на парк Тучков буян в качестве финалистов).

По словам Евгении Репиной, их творчество обозначает прорыв, а может быть, и появление нового языка: «тот аппарат, которым владеют эти молодые архитекторы, впечатляет <...> Само название KATARSIS больше относится к искусству, и его важная составляющая – потрясение, ведущее к обновлению. Своей сверхзадачей они ставят усовершенствование образного языка. Они заняты идеей стиля, которую, как петербуржцы, приравнивают к адекватности среде и к анонимности <...> Язык, в противоположность этому, они видят как художественный жест. В языке реализуется прием». В то же время для архитекторов KATARSIS важны вдумчивость, правдивость и поэтичность, «они часто повторяют в интервью слово «достоинство» и слово «честность». Кроме того, они очень трепетно относятся к категории искренности <...> Еще они называют принцип недеяния, думают не о том, как что-то сделать, а о том, как не сделать лишнего. Говорят, что испытывают удовольствие, отказываясь от неинтересных задач. Они точно определяют проблемы типологии и проблемы исторических городов. У них есть замечательный проект реконструкции исторического центра Тюмени. Постоянно звучит тема уважения к человеку, скромности <...> их ужасает коммерциализация архитектуры, человейники, неуважительное отношение к среде. Может быть, можно решить, что это идеалистическая картина, но им как-то все удается: они участвуют в большом количестве конкурсов, они много строят». Евгения Репина также напомнила о победе KATARSIS на АрхиГрафике, а в сожженном мосте, по силе идеи сопоставимый не столько с архитектурой, сколько с кинодекорацией, увидела метафору расставания с прошлым, а может быть даже провидение всех коллизий 2020 года: «почти жертвоприношение, реальное действие и мистический опыт, спроектированный костер – сильный жест, который можно интерпретировать по-разному».
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
© KATARSISab / предоставлено АрхиWOOD

В ответном слове архитекторы KATARSIS назвали премию АрхиWOOD культовой: «мы следим за премией с самого начала. Хотели бы поддержать Николая [Малинина] – мы считаем очень важным, чтобы наши выдающиеся легендарные архитекторы продолжали участвовать в этой премии. Не надо нас жалеть, молодых архитекторов, мы справимся». Петр Советников также упомянул, что на его взгляд архитектура Петербурга сейчас становится все более заметной в общероссийском контексте.
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
Фотография © Рустам Шагиморданов / предоставлено АрхиWOOD


«Наглая выходка»
Загородный дом / жюри

Дом в деревне Лиды
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

Тотан Кузембаев верен идее эксперимента и теме полета. Вилла в Клаугу Муйжа взлетает консолью, а дом в деревне Лиды зависает на металлическом каркасе над склоном, да еще и наклонен – ни дать ни взять курица на насесте, или сараюшка, завалившаяся назад в какой-то неловкой позе. Или фанерный аэроплан, поставленный на прикол без шансов на полет, но все еще гордый.
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
© Мастерская Тотана кузембаева / предоставлено АрхиWOOD

Никаких сомнений нет, что все эти эффекты просчитаны. Да, и еще у него внутри дырка, большая терраса, и два больших окна-глаза по сторонам, как у печки из мультика по русской сказке. Обсуждение было предсказуемо бурным.

Сергей Малахов, вручая награду, сравнил дом с тонущим кораблем, и сказал: «на мой взгляд, дом совершенно не вписывается в ландшафт, это наглая выходка по отношению к окружающей среде, но мы голосовали за этот дом потому, что он – настоящее архитектурное приключение <...> То, чем занимается Тотан, это экспериментальная архитектура, архитектура прорыва, то, без чего не существует культурное пространство. Полушутя мы назвали это вилла Савой-2 <...> Это вообще что, ковчег? Плот Медузы? Что там вообще происходит? Это шутка на фоне обычной деревни. <...> Здесь есть главное, за что мы боролись – чтобы архитектор мог устроить нам, обывателям настоящее архитектурное приключение. Приключение, так же как у Корбюзье, не гарантирует нам комфортного проживания, оно гарантирует незабываемые впечатления, чтобы жизнь нам не казалась тоскливой – в этом главное достоинство объекта».

В facebook Тотан Кузембаев отреагировал на комментарий жюри так: «жюри назвал наш проект неуместным, неуклюжим, с неудобными спальнями, и за что дали премию, непонятно, наверное по блату».
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD

В процессе разговора выяснилось, что это собственный дом Тотана Кузембаева, и далее автор сформулировал свою позицию, сродни архитектуре дома, провокационно: «...я как член экспертного совета имею право высказаться <...> Мы далеки от народа, оторвались от народа уже давно. Чего хочет народ – мы этого не замечаем и вообще мы над народом издеваемся. Не надо никакого шорт-листа, зачем мы выбираем? Народ должен сам выбирать, тогда мы поймем, чего хочет народ. Ребята, надо опуститься на землю и ближе быть к народу. А это я себе строил, а не народу. Как врач сначала оспу прививает себе, а потом уже народу предлагает. Может народу понравится, кто-нибудь захочет такой эксперимент. А не захочет – ну не захочет. Что я от народа оторвался – это 100%, ко мне народ приходит посмотреть, как на дурачка. Я там сижу, объясняю, кто-то понимает, кто-то нет. Ну и что? Я это делал для себя. Ну есть дурачок в деревне».

Далее последовала дискуссия о народе, также как и о том, следует ли мэтрам участвовать в премии. Николай Малинин неосторожно обмолвился, что Александр Бродский отказывается давать проекты на премию, после чего Тотан Кузембаев долго и кокетливо обещал сам больше не участвовать – результатом этого разговора стала реплика архитекторов бюро KATARSIS, приведенная выше. От себя добавим – определенно, без мэтров премия не будет прежней, и лучше уж уговорить Бродского, чем потерять Кузембаева. И надо думать, все это понимают.

И вот еще важная ремарка от Тотана Кузембаева – оказывается, дом мы, если захотим приехать в гости, не узнаем, так как автор уже его перекрасил. 
Дом в Ромашкове
Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Дом в Ромашкове Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Фотография © Даниил Анненков / предоставлено АрхиWOOD

Дом Дениса Дементьева работает с той же темой склона, что и Тотан Кузембаев, но его склон круче, 40 градусов, дом выше и крупнее. Рядом с участком слаломная гора, а вход в дом – по построенному специально для этого мосту. Вид на потрясающие дали. Площадь дома 420 м2 на участке в 2,7 сотки – поразительная эффективность в распределении красивых панорам.

Вручая награду, Марина Прозоровская сравнила дом с хорошим костюмом, идеально подходящим человеку: «видно, кто такой хозяин, как он живет, какой у него образ жизни и образ мысли. В этом уникальность задачи, поэтому появился второй лауреат». Она назвала дом сдержанным и «швейцарским».
Дом в Ромашкове Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Фотография © Даниил Анненков / предоставлено АрхиWOOD

От лица авторов проект прокомментировал Семён Гоглев из Norvex НЛК: «Это был абсолютно авантюрный проект, совершенно безумный. Не знаю как, Марин, вы оценили строгость и сдержанность, швейцарскость... Абсолютно у нас заказчик такой же, как мы, был. Когда он пришел, мы почувствовали взаимопонимание. Сейчас мы близкие друзья. Денис нарисовал дом за 2 недели, нижний этаж появился по время стройки. Было желание применить нашу новую конструкцию, мы ее применили и очень довольны. Две недели пытались придумать способ, как нам базироваться на этом участке». [Тотан Кузембаев, сидящий с Семёном Гоглевым в одном реальном пространстве, комментирует по ходу: «...фундамент, арматура... кому это интересно?»].


Загородный дом / народ

Реконструкция дачи в Кратово
Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова

Не менее бурным оказалось обсуждение дачи Евгении Микулиной в Кратове, реконструированной Николаем Лызловым с сохранением старого дома; Евгения Микулина выступила в роли дизайнера, подбирая обстановку для своего собственного дома. Премию вручала член экспертного совета Лара Копылова – на заседании совета она активно выступала за этот проект, и предложила новую номинацию «старая дача». Вообще о духе старой дачи много было сказано.
Реконструкция дачи в Кратово Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова
Фотография © Стефан Жульяр / предоставлено АрхиWOOD

Евгения Микулина подробно рассказала о ценности дачи-усадьбы, стремлении авторов сохранить дух старой дачи при ее обновлении: «дом 1940-х годов, мы стремились сохранить ее как старую, даже забор постарались сделать обдрипанным». Дача находится в Кратово, но далеко от дома Михаила Филиппова, вблизи железной дороги. Евгения Микулина несколько раз подчеркнула, что, по ее убеждению, Николай Лызлов – лучший среди российских архитекторов мастер реконструкции старой архитектуры и даже памятников.
Реконструкция дачи в Кратово Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова
Фотография © Стефан Жульяр / предоставлено АрхиWOOD

Надо сказать, что на нынешнем АрхиWOODе несколько раз заходила речь о новых номинациях. Вот и здесь Николай Малинин, оговариваясь, что премию не хотелось бы «превратить в Зодчество, где всем сестрам по серьгам», предположил появление в будущем номинации «реконструкция». 


Общественное сооружение / жюри и народ


Вообще говоря, на АрхиWOODe нередко совпадает решение жюри и премия народного голосования. На сей раз оно совпало один раз; однако жюри присудило две премии, так что объекта в номинации все равно два. 
Спортивный развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках
MAP (архитектура), Alpbau (конструктив)
Спортивный развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках MAP (архитектура), Alpbau (конструктив)
Фотография © Александр Кузнецов / предоставлено АрхиWOOD

Пётр Костелов, говоривший, как и Николай Малинин, из Нью-Йорка, признался, что во время весеннего карантина он оказался заперт рядом с этим объектом, и тот скрасил ему период изоляции: «этот объект вносил тепло, несмотря на то, где он расположен, среди всей этой коробчато-промышленной архитектуры <...> место холодное, голое функциональное, а этот объект <...> своеобразный оазис среди того кошмара, который там происходит». Костелов также назвал решетку из треугольников характерным приемом авторов.

MAParchitects, помимо проекта развлекательного центра, работали над генпланом всей территории. 


Общественное сооружение / только жюри

Дом-мастерская под Санкт-Петербургом
Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Фотография © Сергей Мельников / предоставлено АрхиWOOD

Евгения Репина, предложив всем прочитать текст Лары Копыловой о доме-мастерской Никифорова, предложила в то же время и свой анализ проекта: и Палладио, и русская усадьба, и дача, и авангард – в черном цвете фасадов и белом цвете интерьеров: «невероятно поэтическая вещь».

Николай Малинин предоставил слово и Ларе Копыловой, «потому что это праздник Лары, которая в одиночку бьется за хорошую традиционную архитектуру. Среди победителей АрхиWOODа классических домов еще не было, это неожиданный прорыв».

Лара Копылова: «У меня множество впечатлений, от палладианского фасада и остроумнейшего руста из необрезной доски, и в то же время от необыкновенного интерьера, который можно было бы назвать модернистским... Все великолепно с точки зрения вкуса, пропорций». 


Дизайн городской среды / жюри 

Природная игровая площадка «Орландия» в деревне Большое Куземкино
Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Архитектурное бюро «Чехарда»
Природная игровая площадка «Орландия» в деревне Большое Куземкино. Архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Архитектурное бюро «Чехарда»
Фотография © Алена Кустова / предоставлено АрхиWOOD

По словам Алексея Тарашевского, площадка «Чехарды» перекликается со светильником «Отлив» (о нем здесь же чуть ниже, в номинации Предметный дизайн) отсылками к супрематизму.

Представитель бюро Мария Помелова призналась, что архитекторам приятно «наконец получить выбор жюри», рассказала, что площадка расположена далеко, в деревне Ленинградской области, на границе Кургальского заповедника – на поезде до Кингисеппа, а затем буквально на перекладных. А Николай Малинин вспомнил, что во время работы жюри Михаил Хазанов сомневался в безопасности площадки, и коллеги разубеждали его, говоря, что в меру опасные площадки это тренд нашего времени. Именно жители решили, что строить будут детскую площадку, и помогали в работе. «Это наша сейчас любимая площадка», – заключила Мария Помелова. Можно добавить, что среди многих, т.к. бюро «Чехарда» специализируется именно на детских игровых зонах. 


Дизайн городской среды / народ

Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме
Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Проектная группа 8 + ПАРК
Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме. Архитекторы Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Проектная группа 8 + ПАРК
Фотография © Дмитрий Смирнов / предоставлено АрхиWOOD

Марина Игнатушко начала свое выступление со слов: «среди всех объектов дизайна городской среды, которые обрушились на нас за последнее время, очень трудно выбирать что-то хорошее...». Упомянув, что объекты комфортной среды подчас мешают нам жить, Марина Игнатушко подчеркнула, что объект Группы 8 – не такой: «вот эти брусочки – ничего другого, по сути, там и нет. Место теплое, живое, там нет никаких амфитеатров, лежаков – всего того, чем обычно грешит комфортная среда. Все очень органично». Надежда Снигирева из заснеженного Челябинска рассказала, что это был один из первых проектов в рамках нацпроекта комфортной городской среды, с которым поработали архитекторы. Она рассказала, что авторы отговорили главного архитектора города от строительства канатной дороги, и сделали основой проекта лестницу, которая связывает город.


Малый объект / жюри

В связи с номинацией Малый объект вновь возникло обещание учредить новую номинацию – компактный передвижной дом. Сейчас такие дома отчасти заполнили номинацию малых объектов, но ни один не победил – хотя Николай Малинин подробно рассказал о каждом.
Ротонда с мостиком в Выксе
Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Бюро «8 линий»
Ротонда с мостиком в Выксе Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Бюро «8 линий»
Фотограф © Алексей Народицкий / предоставлено АрхиWOOD

Юлия Шишалова определила объект как неоклассический, назвала работу тонкой и изобретательной, и подчеркнула, что ротонда расположена на острове и для того, чтобы попасть в нее, надо перепрыгнуть расстояние где-то в метр шириной, то есть применить некое усилие. Николай Малинин в свою очередь определил объект как барочный.

Антон Кочуркин пояснил, что ротонда строилась на государственный грант, и понимая связанные с этим сложности, архитекторы бесплатно сделали все рабочие чертежи, о чем не жалеют, так как результатом довольны. И что проект вполне осознанно совмещает старое и новое. 


Малый объект / народ

Павильон летней кухни на Камчатке
Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Gikalo Kuptsov Architects
Павильон летней кухни на Камчатке Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Gikalo Kuptsov Architects
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD

Павильон построен в составе усадьбы, главный дом которой вошел в шорт-лист в номинации Дерево в отделке. Как пояснил Александр Купцов, это не одна усадьба, а несколько, строительство идет уже лет 7 и еще, по-видимому, будет продолжаться столько же. Да и в подвале павильона – легкого, чистой формы, и насквозь прозрачного – теперь уже хранятся не охотничьи трофеи, и вино.


Арт-объект / жюри

Стена-Музей (Ящики Памяти) на острове Ольхон
Владимир Кузьмин
Стена-Музей (Ящики Памяти) на острове Ольхон. Владимир Кузьмин
Фотография © Алексей Сергеев / предоставлено АрхиWOOD

Член жюри этого года Юлия Шишалова призналась, что на номинацию Арт-объект жюри потратило больше времени, чем на все другие сюжеты, выбирая из целых пяти претендентов. Стена-музей выстроена из ящиков рыбзавода, который недавно сгорел: «для местных жителей это утрата, которую они до сих пор переживают». Владимир Кузьмин уточнил: «я не сделал эту стену, я ее придумал и потом уехал. Создавала ее инициативная команда местных жителей и приезжих из Иркутска – тех людей, для которых Ольхон не просто название места, а часть их жизни. Задачей нашего объекта было каким-то образом, материальным, физическим, остановить умирание большой традиции, которая существовала в этом месте. И вы знаете, удивительным образом это стало жить вне зависимости от нашего творческого процесса. Усилиями многих людей – хозяина этого места Виктора Кондрашова, участников арт-резиденции, которая проходит на Ольхоне – жизнь продолжается».
 


Арт-объект / народ

Юла в арт-парке «Таврида»
Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым
Юла в арт-парке «Таврида». Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым
Фотография © Наталья Ермакова / предоставлено АрхиWOOD

Владислав Савинкин сравнил победивший объект со скульптурами Класа Ольденбурга, а также подчеркнул, что победителем стал объект, который не похож на деревянный: «время такое, что победила самая недеревянная на вид скульптура». Вплоть до того, что хочется ее потрогать руками, чтобы убедиться. И, конечно же: «у нас по-прежнему возникают памятники в виде бронзовых скульптур с оружием, а таких энергичных абстрактных скульптур мы почти не видели». 


Дерево в отделке / жюри

Горка Дом
Никита Капитуров. Snegiri Architects
Горка Дом. Никита Капитуров. Snegiri Architects
© Snegiri Architects

Дом, о котором мы уже писали, почти буквально вырастает скошенной кровлей из земли. Николай Малинин напомнил, что экспертный совет рассматривал дом еще в прошлом году, тогда возникли сомнения в «подфотошопленности» картинок, между тем дом действительно отделан деревом и вполне справедливо был отмечен жюри. 


Дерево в отделке / народ

Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково
Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»
Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»
Фотография © Александр Ивасенко / предоставлено АрхиWOOD

Лара Копылова, вручая приз, сказала, что особенно приятно, когда в дереве появляются общественные сооружения – и что «деревянный козырек, который устремляется к небу, возможно, намекает на то, что пора бы деревянной архитектуре стать выше».

Архитектор Алексей Пушкарев, признавшись, что номинироваться на АрхиWOOD их простимулировал «волшебный пинок» от Марины Игнатушко, рассказал, что типология необычная, общественный центр маленький, чуть меньше 500 м2: «наши заказчики были настолько воодушевлены объектом, так живо участвовали в его создании, что объект похож на живой организм, на улитку, поднявшую брови». 


Интерьер / жюри 

Интерьерный конструктор
Алексей Розенберг. Мастерская Алексея Розенберга
Интерьерный конструктор. Алексей Розенберг. Мастерская Алексея Розенберга
Фотография © Владилен Разгулин / предоставлено АрхиWOOD

Алексей Розенберг победил в АрхиWOODе десятый раз.
Николай Малинин уточнил, что жюри не смогло выбрать между двумя частями интерьерного конструктора, представленными по отдельности, и наградило обе части. Алексей Розенберг признался, что на этот проект его сподвигла профессиональная зависть к Сергею Наседкину, который давно и успешно делает модульные дома, и подчеркнул, что все элементы его конструктора собираются «всухую». 


Интерьер / народ

CARGO-MODUL
Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко
CARGO-MODUL. Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко
Фотография © Евгений Макаренко / предоставлено АрхиWOOD

Дом сделан из отработанного морского контейнера и облицован изнутри полностью деревом. Николай Малинин назвал его открытым и уютным. Автор проекта Евгений Макаренко сказал, что ему особенно приятно получать премию «от народа», так как объект выставлен на airbnb, и очень интересно сейчас наблюдать, как люди реагируют там на этот дом.
 


Реставрация / жюри

Сохранение памятника XVII века под геодезическим куполом в Мурманской области
Иван Вдовин. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра»
Сохранение памятника XVII века под геодезическим куполом в Мурманской области Иван Вдовин. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра»
Фотография © Иван Вдовин / предоставлено АрхиWOOD

Часовня XVII века обнаружена на Кольском полуострове недавно, и, поскольку эксперты не пришли к консенсусу относительно ее восстановления, ее законсервировали с помощью деревянной конструкции, выстроенной по принципу фулеровского купола.

Номинацию прокомментировала Ольга Севан, предположив, что в следующем году на премии будет представлена реставрация церкви Преображения в Кижах. Ольга Севан также напомнила, что фулеровские купола уже использовали для консервации много лет назад в Италии.

 

Реставрация / народ

Мост через речку Тихманьгу в деревне Семёновская
Владимир Александрович Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Анатольевич Романов, Владимир Николаевич Лукин (ООО «БизнесКонсалт»)
Мост через речку Тихманьгу в деревне Семёновская Владимир Александрович Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Анатольевич Романов, Владимир Николаевич Лукин (ООО «БизнесКонсалт»)
Фотография © Владимир Николаевич Лукин / предоставлено АрхиWOOD

Мост 1953 года в Каргопольском районе Архангельской области полностью восстановлен в прежних формах. Один из авторов проекта Владимир Лукин подчеркнул, что мост – объект культурного наследия, в отношении него было допустимо только воссоздание, а сохранились только нижние венцы под водой. Мост восстановили за 5 месяцев, люди работали в холодной воде; строили по старой технологии, для прочности использованы камни, загруженные в воду. Сейчас рассматривается идея восстановления других деревянных мостов. 


Предметный дизайн / жюри

Светильник AD_LIB

Антон Муковников, Воронеж
Светильник AD_LIB. Антон Муковников
Фотография © Владимир Годник / предоставлено АрхиWOOD

Сергей Малахов, вручая приз, напомнил присутствующим о том, что такое кинетическая скульптура, упомянув Тео Янсена, Франциско Инфанте, Вячеслава Колейчука (Антон Муковников в авторском описании определил свою лампу как кинетическую скульптуру) – и резюмировал, что несмотря на деликатные намеки автора на кинетическую скульптуру, здесь мы видим скорее супрематическую живопись: «например, композицию Супрематизм 8. Это летящие в пространстве линии. Таких ламп должно быть несколько, в темноте они будут создавать своего рода трассирующие линии, театральную композицию на супрематические темы».

Сергей Малахов также вскользь и несерьезно, скорее поэтически, предложил три главные номинации для премии: «дом, стол и лампа». 


Предметный дизайн / народ

«Светлячок»
Анна Феоктистова
«Светлячок». Анна Феоктистова
Фотография © Анна Феоктистова / предоставлено АрхиWOOD

***
 


Appendix

В процессе объявления как правило сообщают и разные другие интересные вещи.

Лиза Фонская и Семён Гоглев анонсировали новый портал, посвященный современным технологиям деревянной архитектуры woodfocus.ru. Николай Малинин напомнил об интервью с архитекторами, работающими в дереве, которые уже достаточно давно публиковал woodfocus, сообщество, активное в числе прочего и на facebook.

Также надо сказать, что Семён Гоглев анонсировал премию от Ассоциации деревянного домостроения, которая теперь носит имя Олега Паниткова, члена экспертного совета премии, погибшего в сентябре 2019 года. Семён Гоглев и Тотан Кузембаев совместно вручили награду дому Сергея Наседкина D.O.M.+ 125M2, в котором, по словам Гоглева, «ярко выражены красота, технологичность и простота».
Знак премии имени Олега Паниткова
Вручение премии АрхиWOOD 2020 в формате zoom-конференции. Выступает Надежда Снигирева / скриншот
D.O.M.+ 125M2. Сергей Наседкин. ARCH.625
Фотография © Илья Егоркин

Дом SWIDOM от MAParchitects Сергея Порошкина получил спецприз от компании HONKA.
SWIDOM. Московская область, деревня Битягово. MAParchitects
Фотография © Александр Порошкин

Александр Тоцкий, директор компании UPM, производящей, в числе прочего, инновационную фанеру, призвал участников присылать объекты с точным указанием, из каких материалов они сделаны, чтобы затем присудить спецприз за объекты, сооруженные с использованием фанеры.

23 Октября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Скажи мне, птица
Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Пресса: "Сжигая мосты" Масленица в Никола-Ленивце
В этом году в арт-парке Никола-Ленивец прошла совершенно уникальная Масленица. Надо сказать, что Масленица в Никола-Ленивце всегда событие неординарное и захватывающее, но 2020 стал по-настоящему особенным.
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Ценности культуры
У международной команды EQUITONE есть повод для гордости: за последние годы продукция компании использовалась в строительстве более двадцати знаковых объектов культуры по всему миру.
Сейчас на главной
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Неизвестная Грузия
Ресторан сети «Хачапури и вино» на Трубной улице с мозаикой из пионерского лагеря, яркими коврами на фоне бетона и винтажной мебелью в сочетании с мелкой плиткой.
Сосновый принт
Штаб-квартира энергетической компании ST International и её арт-пространство SONGEUN в Сеуле по проекту Herzog & de Meuron.
Хирургия фасадов
Офисное здание Îlot Balmoral в Монреале спроектировано канадским бюро Provencher_Roy специально для компаний, чья деятельность связана с культурными инициативами.