От пожара до потопа

Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.

mainImg
Премия АрхиWOOD вручается 11 раз подряд, миновав в прошлом году 10-летний юбилей, ее бессменный куратор и вдохновитель находится в США, откуда не может приехать в Москву из-за закрытых границ, да и в Москве большинству компаний предписано перевести сотрудников на удаленную работу. Так что лауреатов премии было решено объявить в он-лайн формате. «Мы долго сомневались, какой тип конференции выбрать и все же решили рискнуть. Все равно наши церемонии никогда не были официозными и формальными, что уж теперь церемониться», – прокомментировал это решение в своем facebook Николай Малинин. Чего же боле, как говорится. Впрочем, как заметил куратор в своем рассказе о шорт-листе премии, заявок она в этом году собрала больше, чем когда-либо – 207.

Церемония, между тем, прошла очень живо несмотря на зум, а возможно, как предположил Тотан Кузембаев, и благодаря ему: «...надо на расстоянии проектировать, на расстоянии обсуждать и на расстоянии общаться». В чем, надо думать, есть доля шутки.
zooming
Вручение премии АрхиWOOD 2020 в формате zoom-конференции. Выступает Надежда Снигирева / скриншот

Награды вручали 4 часа, потом еще полчаса прощались.

Участники говорили ощутимо больше, чем обычно, временами ссылаясь на источники, как к примеру Евгения Репина и Сергей Малахов, чьи выступления были, с одной стороны, самыми прочувствованными и, с другой стороны, насыщенными аналитикой и сопоставлениями. Николай Малинин много внимания уделил, как впрочем и всегда, описанию объектов шорт-листа, постоянно подчеркивая, что шорт-лист – самая объективная выборка из всех возможных. Обещано несколько новых номинаций: для модульных домов и для реконструкций. Кроме того, в двух главных номинациях по два победителя, итого четыре плюс пятый, гран-при. Много победителей.

Как всегда, заметим, среди награжденных объектов есть те, которые экспертный совет премии едва не отверг. Вот к примеру Сожженный мост от бюро KATARSIS, получивший гран-при – едва очутился в списке номинантов, о чем на церемонии вспомнил, кажется, Тотан Кузембаев: «помнишь, мы хотели отвергнуть сено?». А проект получил высшую, хотя и редкую в истории премии награду.


«Метафора 2020 года» /
Гран-при

Гран-при на АрхиWOODе за прошедшие 10 лет вручали всего три раза. В прошлом году Николаю Белоусову за lifetime achievement, 2017 году гран-при, одновременно с призом за реставрацию, получил Асташевский терем, в 2015 – Алексей Розенберг за дом в Духанино. Нынешний гран-при четвертый. 
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец
Петр Советников, Вера Степанская. KATARSIS ab
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
Фотография © Григорий Соколинский / предоставлено АрхиWOOD

«Единогласное решение жюри» объявила Евгения Репина, сопроводив свое сообщение выборкой из интервью Петра Советникова и Веры Степанской, иллюстрирующей творческое кредо молодых петербургских архитекторов – фактически, представила слушателям их основные идеи (добавим, недавно KATARSIS поучастовали в конкурсе на парк Тучков буян в качестве финалистов).

По словам Евгении Репиной, их творчество обозначает прорыв, а может быть, и появление нового языка: «тот аппарат, которым владеют эти молодые архитекторы, впечатляет <...> Само название KATARSIS больше относится к искусству, и его важная составляющая – потрясение, ведущее к обновлению. Своей сверхзадачей они ставят усовершенствование образного языка. Они заняты идеей стиля, которую, как петербуржцы, приравнивают к адекватности среде и к анонимности <...> Язык, в противоположность этому, они видят как художественный жест. В языке реализуется прием». В то же время для архитекторов KATARSIS важны вдумчивость, правдивость и поэтичность, «они часто повторяют в интервью слово «достоинство» и слово «честность». Кроме того, они очень трепетно относятся к категории искренности <...> Еще они называют принцип недеяния, думают не о том, как что-то сделать, а о том, как не сделать лишнего. Говорят, что испытывают удовольствие, отказываясь от неинтересных задач. Они точно определяют проблемы типологии и проблемы исторических городов. У них есть замечательный проект реконструкции исторического центра Тюмени. Постоянно звучит тема уважения к человеку, скромности <...> их ужасает коммерциализация архитектуры, человейники, неуважительное отношение к среде. Может быть, можно решить, что это идеалистическая картина, но им как-то все удается: они участвуют в большом количестве конкурсов, они много строят». Евгения Репина также напомнила о победе KATARSIS на АрхиГрафике, а в сожженном мосте, по силе идеи сопоставимый не столько с архитектурой, сколько с кинодекорацией, увидела метафору расставания с прошлым, а может быть даже провидение всех коллизий 2020 года: «почти жертвоприношение, реальное действие и мистический опыт, спроектированный костер – сильный жест, который можно интерпретировать по-разному».
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
© KATARSISab / предоставлено АрхиWOOD

В ответном слове архитекторы KATARSIS назвали премию АрхиWOOD культовой: «мы следим за премией с самого начала. Хотели бы поддержать Николая [Малинина] – мы считаем очень важным, чтобы наши выдающиеся легендарные архитекторы продолжали участвовать в этой премии. Не надо нас жалеть, молодых архитекторов, мы справимся». Петр Советников также упомянул, что на его взгляд архитектура Петербурга сейчас становится все более заметной в общероссийском контексте.
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
Фотография © Рустам Шагиморданов / предоставлено АрхиWOOD


«Наглая выходка»
Загородный дом / жюри

Дом в деревне Лиды
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

Тотан Кузембаев верен идее эксперимента и теме полета. Вилла в Клаугу Муйжа взлетает консолью, а дом в деревне Лиды зависает на металлическом каркасе над склоном, да еще и наклонен – ни дать ни взять курица на насесте, или сараюшка, завалившаяся назад в какой-то неловкой позе. Или фанерный аэроплан, поставленный на прикол без шансов на полет, но все еще гордый.
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
© Мастерская Тотана кузембаева / предоставлено АрхиWOOD

Никаких сомнений нет, что все эти эффекты просчитаны. Да, и еще у него внутри дырка, большая терраса, и два больших окна-глаза по сторонам, как у печки из мультика по русской сказке. Обсуждение было предсказуемо бурным.

Сергей Малахов, вручая награду, сравнил дом с тонущим кораблем, и сказал: «на мой взгляд, дом совершенно не вписывается в ландшафт, это наглая выходка по отношению к окружающей среде, но мы голосовали за этот дом потому, что он – настоящее архитектурное приключение <...> То, чем занимается Тотан, это экспериментальная архитектура, архитектура прорыва, то, без чего не существует культурное пространство. Полушутя мы назвали это вилла Савой-2 <...> Это вообще что, ковчег? Плот Медузы? Что там вообще происходит? Это шутка на фоне обычной деревни. <...> Здесь есть главное, за что мы боролись – чтобы архитектор мог устроить нам, обывателям настоящее архитектурное приключение. Приключение, так же как у Корбюзье, не гарантирует нам комфортного проживания, оно гарантирует незабываемые впечатления, чтобы жизнь нам не казалась тоскливой – в этом главное достоинство объекта».

В facebook Тотан Кузембаев отреагировал на комментарий жюри так: «жюри назвал наш проект неуместным, неуклюжим, с неудобными спальнями, и за что дали премию, непонятно, наверное по блату».
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD

В процессе разговора выяснилось, что это собственный дом Тотана Кузембаева, и далее автор сформулировал свою позицию, сродни архитектуре дома, провокационно: «...я как член экспертного совета имею право высказаться <...> Мы далеки от народа, оторвались от народа уже давно. Чего хочет народ – мы этого не замечаем и вообще мы над народом издеваемся. Не надо никакого шорт-листа, зачем мы выбираем? Народ должен сам выбирать, тогда мы поймем, чего хочет народ. Ребята, надо опуститься на землю и ближе быть к народу. А это я себе строил, а не народу. Как врач сначала оспу прививает себе, а потом уже народу предлагает. Может народу понравится, кто-нибудь захочет такой эксперимент. А не захочет – ну не захочет. Что я от народа оторвался – это 100%, ко мне народ приходит посмотреть, как на дурачка. Я там сижу, объясняю, кто-то понимает, кто-то нет. Ну и что? Я это делал для себя. Ну есть дурачок в деревне».

Далее последовала дискуссия о народе, также как и о том, следует ли мэтрам участвовать в премии. Николай Малинин неосторожно обмолвился, что Александр Бродский отказывается давать проекты на премию, после чего Тотан Кузембаев долго и кокетливо обещал сам больше не участвовать – результатом этого разговора стала реплика архитекторов бюро KATARSIS, приведенная выше. От себя добавим – определенно, без мэтров премия не будет прежней, и лучше уж уговорить Бродского, чем потерять Кузембаева. И надо думать, все это понимают.

И вот еще важная ремарка от Тотана Кузембаева – оказывается, дом мы, если захотим приехать в гости, не узнаем, так как автор уже его перекрасил. 
Дом в Ромашкове
Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Дом в Ромашкове Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Фотография © Даниил Анненков / предоставлено АрхиWOOD

Дом Дениса Дементьева работает с той же темой склона, что и Тотан Кузембаев, но его склон круче, 40 градусов, дом выше и крупнее. Рядом с участком слаломная гора, а вход в дом – по построенному специально для этого мосту. Вид на потрясающие дали. Площадь дома 420 м2 на участке в 2,7 сотки – поразительная эффективность в распределении красивых панорам.

Вручая награду, Марина Прозоровская сравнила дом с хорошим костюмом, идеально подходящим человеку: «видно, кто такой хозяин, как он живет, какой у него образ жизни и образ мысли. В этом уникальность задачи, поэтому появился второй лауреат». Она назвала дом сдержанным и «швейцарским».
Дом в Ромашкове Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Фотография © Даниил Анненков / предоставлено АрхиWOOD

От лица авторов проект прокомментировал Семён Гоглев из Norvex НЛК: «Это был абсолютно авантюрный проект, совершенно безумный. Не знаю как, Марин, вы оценили строгость и сдержанность, швейцарскость... Абсолютно у нас заказчик такой же, как мы, был. Когда он пришел, мы почувствовали взаимопонимание. Сейчас мы близкие друзья. Денис нарисовал дом за 2 недели, нижний этаж появился по время стройки. Было желание применить нашу новую конструкцию, мы ее применили и очень довольны. Две недели пытались придумать способ, как нам базироваться на этом участке». [Тотан Кузембаев, сидящий с Семёном Гоглевым в одном реальном пространстве, комментирует по ходу: «...фундамент, арматура... кому это интересно?»].


Загородный дом / народ

Реконструкция дачи в Кратово
Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова

Не менее бурным оказалось обсуждение дачи Евгении Микулиной в Кратове, реконструированной Николаем Лызловым с сохранением старого дома; Евгения Микулина выступила в роли дизайнера, подбирая обстановку для своего собственного дома. Премию вручала член экспертного совета Лара Копылова – на заседании совета она активно выступала за этот проект, и предложила новую номинацию «старая дача». Вообще о духе старой дачи много было сказано.
Реконструкция дачи в Кратово Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова
Фотография © Стефан Жульяр / предоставлено АрхиWOOD

Евгения Микулина подробно рассказала о ценности дачи-усадьбы, стремлении авторов сохранить дух старой дачи при ее обновлении: «дом 1940-х годов, мы стремились сохранить ее как старую, даже забор постарались сделать обдрипанным». Дача находится в Кратово, но далеко от дома Михаила Филиппова, вблизи железной дороги. Евгения Микулина несколько раз подчеркнула, что, по ее убеждению, Николай Лызлов – лучший среди российских архитекторов мастер реконструкции старой архитектуры и даже памятников.
Реконструкция дачи в Кратово Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова
Фотография © Стефан Жульяр / предоставлено АрхиWOOD

Надо сказать, что на нынешнем АрхиWOODе несколько раз заходила речь о новых номинациях. Вот и здесь Николай Малинин, оговариваясь, что премию не хотелось бы «превратить в Зодчество, где всем сестрам по серьгам», предположил появление в будущем номинации «реконструкция». 


Общественное сооружение / жюри и народ


Вообще говоря, на АрхиWOODe нередко совпадает решение жюри и премия народного голосования. На сей раз оно совпало один раз; однако жюри присудило две премии, так что объекта в номинации все равно два. 
Спортивный развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках
MAP (архитектура), Alpbau (конструктив)
Спортивный развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках MAP (архитектура), Alpbau (конструктив)
Фотография © Александр Кузнецов / предоставлено АрхиWOOD

Пётр Костелов, говоривший, как и Николай Малинин, из Нью-Йорка, признался, что во время весеннего карантина он оказался заперт рядом с этим объектом, и тот скрасил ему период изоляции: «этот объект вносил тепло, несмотря на то, где он расположен, среди всей этой коробчато-промышленной архитектуры <...> место холодное, голое функциональное, а этот объект <...> своеобразный оазис среди того кошмара, который там происходит». Костелов также назвал решетку из треугольников характерным приемом авторов.

MAParchitects, помимо проекта развлекательного центра, работали над генпланом всей территории. 


Общественное сооружение / только жюри

Дом-мастерская под Санкт-Петербургом
Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Фотография © Сергей Мельников / предоставлено АрхиWOOD

Евгения Репина, предложив всем прочитать текст Лары Копыловой о доме-мастерской Никифорова, предложила в то же время и свой анализ проекта: и Палладио, и русская усадьба, и дача, и авангард – в черном цвете фасадов и белом цвете интерьеров: «невероятно поэтическая вещь».

Николай Малинин предоставил слово и Ларе Копыловой, «потому что это праздник Лары, которая в одиночку бьется за хорошую традиционную архитектуру. Среди победителей АрхиWOODа классических домов еще не было, это неожиданный прорыв».

Лара Копылова: «У меня множество впечатлений, от палладианского фасада и остроумнейшего руста из необрезной доски, и в то же время от необыкновенного интерьера, который можно было бы назвать модернистским... Все великолепно с точки зрения вкуса, пропорций». 


Дизайн городской среды / жюри 

Природная игровая площадка «Орландия» в деревне Большое Куземкино
Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Архитектурное бюро «Чехарда»
Природная игровая площадка «Орландия» в деревне Большое Куземкино. Архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Архитектурное бюро «Чехарда»
Фотография © Алена Кустова / предоставлено АрхиWOOD

По словам Алексея Тарашевского, площадка «Чехарды» перекликается со светильником «Отлив» (о нем здесь же чуть ниже, в номинации Предметный дизайн) отсылками к супрематизму.

Представитель бюро Мария Помелова призналась, что архитекторам приятно «наконец получить выбор жюри», рассказала, что площадка расположена далеко, в деревне Ленинградской области, на границе Кургальского заповедника – на поезде до Кингисеппа, а затем буквально на перекладных. А Николай Малинин вспомнил, что во время работы жюри Михаил Хазанов сомневался в безопасности площадки, и коллеги разубеждали его, говоря, что в меру опасные площадки это тренд нашего времени. Именно жители решили, что строить будут детскую площадку, и помогали в работе. «Это наша сейчас любимая площадка», – заключила Мария Помелова. Можно добавить, что среди многих, т.к. бюро «Чехарда» специализируется именно на детских игровых зонах. 


Дизайн городской среды / народ

Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме
Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Проектная группа 8 + ПАРК
Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме. Архитекторы Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Проектная группа 8 + ПАРК
Фотография © Дмитрий Смирнов / предоставлено АрхиWOOD

Марина Игнатушко начала свое выступление со слов: «среди всех объектов дизайна городской среды, которые обрушились на нас за последнее время, очень трудно выбирать что-то хорошее...». Упомянув, что объекты комфортной среды подчас мешают нам жить, Марина Игнатушко подчеркнула, что объект Группы 8 – не такой: «вот эти брусочки – ничего другого, по сути, там и нет. Место теплое, живое, там нет никаких амфитеатров, лежаков – всего того, чем обычно грешит комфортная среда. Все очень органично». Надежда Снигирева из заснеженного Челябинска рассказала, что это был один из первых проектов в рамках нацпроекта комфортной городской среды, с которым поработали архитекторы. Она рассказала, что авторы отговорили главного архитектора города от строительства канатной дороги, и сделали основой проекта лестницу, которая связывает город.


Малый объект / жюри

В связи с номинацией Малый объект вновь возникло обещание учредить новую номинацию – компактный передвижной дом. Сейчас такие дома отчасти заполнили номинацию малых объектов, но ни один не победил – хотя Николай Малинин подробно рассказал о каждом.
Ротонда с мостиком в Выксе
Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Бюро «8 линий»
Ротонда с мостиком в Выксе Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Бюро «8 линий»
Фотограф © Алексей Народицкий / предоставлено АрхиWOOD

Юлия Шишалова определила объект как неоклассический, назвала работу тонкой и изобретательной, и подчеркнула, что ротонда расположена на острове и для того, чтобы попасть в нее, надо перепрыгнуть расстояние где-то в метр шириной, то есть применить некое усилие. Николай Малинин в свою очередь определил объект как барочный.

Антон Кочуркин пояснил, что ротонда строилась на государственный грант, и понимая связанные с этим сложности, архитекторы бесплатно сделали все рабочие чертежи, о чем не жалеют, так как результатом довольны. И что проект вполне осознанно совмещает старое и новое. 


Малый объект / народ

Павильон летней кухни на Камчатке
Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Gikalo Kuptsov Architects
Павильон летней кухни на Камчатке Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Gikalo Kuptsov Architects
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD

Павильон построен в составе усадьбы, главный дом которой вошел в шорт-лист в номинации Дерево в отделке. Как пояснил Александр Купцов, это не одна усадьба, а несколько, строительство идет уже лет 7 и еще, по-видимому, будет продолжаться столько же. Да и в подвале павильона – легкого, чистой формы, и насквозь прозрачного – теперь уже хранятся не охотничьи трофеи, и вино.


Арт-объект / жюри

Стена-Музей (Ящики Памяти) на острове Ольхон
Владимир Кузьмин
Стена-Музей (Ящики Памяти) на острове Ольхон. Владимир Кузьмин
Фотография © Алексей Сергеев / предоставлено АрхиWOOD

Член жюри этого года Юлия Шишалова призналась, что на номинацию Арт-объект жюри потратило больше времени, чем на все другие сюжеты, выбирая из целых пяти претендентов. Стена-музей выстроена из ящиков рыбзавода, который недавно сгорел: «для местных жителей это утрата, которую они до сих пор переживают». Владимир Кузьмин уточнил: «я не сделал эту стену, я ее придумал и потом уехал. Создавала ее инициативная команда местных жителей и приезжих из Иркутска – тех людей, для которых Ольхон не просто название места, а часть их жизни. Задачей нашего объекта было каким-то образом, материальным, физическим, остановить умирание большой традиции, которая существовала в этом месте. И вы знаете, удивительным образом это стало жить вне зависимости от нашего творческого процесса. Усилиями многих людей – хозяина этого места Виктора Кондрашова, участников арт-резиденции, которая проходит на Ольхоне – жизнь продолжается».
 


Арт-объект / народ

Юла в арт-парке «Таврида»
Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым
Юла в арт-парке «Таврида». Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым
Фотография © Наталья Ермакова / предоставлено АрхиWOOD

Владислав Савинкин сравнил победивший объект со скульптурами Класа Ольденбурга, а также подчеркнул, что победителем стал объект, который не похож на деревянный: «время такое, что победила самая недеревянная на вид скульптура». Вплоть до того, что хочется ее потрогать руками, чтобы убедиться. И, конечно же: «у нас по-прежнему возникают памятники в виде бронзовых скульптур с оружием, а таких энергичных абстрактных скульптур мы почти не видели». 


Дерево в отделке / жюри

Горка Дом
Никита Капитуров. Snegiri Architects
Горка Дом. Никита Капитуров. Snegiri Architects
© Snegiri Architects

Дом, о котором мы уже писали, почти буквально вырастает скошенной кровлей из земли. Николай Малинин напомнил, что экспертный совет рассматривал дом еще в прошлом году, тогда возникли сомнения в «подфотошопленности» картинок, между тем дом действительно отделан деревом и вполне справедливо был отмечен жюри. 


Дерево в отделке / народ

Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково
Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»
Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»
Фотография © Александр Ивасенко / предоставлено АрхиWOOD

Лара Копылова, вручая приз, сказала, что особенно приятно, когда в дереве появляются общественные сооружения – и что «деревянный козырек, который устремляется к небу, возможно, намекает на то, что пора бы деревянной архитектуре стать выше».

Архитектор Алексей Пушкарев, признавшись, что номинироваться на АрхиWOOD их простимулировал «волшебный пинок» от Марины Игнатушко, рассказал, что типология необычная, общественный центр маленький, чуть меньше 500 м2: «наши заказчики были настолько воодушевлены объектом, так живо участвовали в его создании, что объект похож на живой организм, на улитку, поднявшую брови». 


Интерьер / жюри 

Интерьерный конструктор
Алексей Розенберг. Мастерская Алексея Розенберга
Интерьерный конструктор. Алексей Розенберг. Мастерская Алексея Розенберга
Фотография © Владилен Разгулин / предоставлено АрхиWOOD

Алексей Розенберг победил в АрхиWOODе десятый раз.
Николай Малинин уточнил, что жюри не смогло выбрать между двумя частями интерьерного конструктора, представленными по отдельности, и наградило обе части. Алексей Розенберг признался, что на этот проект его сподвигла профессиональная зависть к Сергею Наседкину, который давно и успешно делает модульные дома, и подчеркнул, что все элементы его конструктора собираются «всухую». 


Интерьер / народ

CARGO-MODUL
Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко
CARGO-MODUL. Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко
Фотография © Евгений Макаренко / предоставлено АрхиWOOD

Дом сделан из отработанного морского контейнера и облицован изнутри полностью деревом. Николай Малинин назвал его открытым и уютным. Автор проекта Евгений Макаренко сказал, что ему особенно приятно получать премию «от народа», так как объект выставлен на airbnb, и очень интересно сейчас наблюдать, как люди реагируют там на этот дом.
 


Реставрация / жюри

Сохранение памятника XVII века под геодезическим куполом в Мурманской области
Иван Вдовин. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра»
Сохранение памятника XVII века под геодезическим куполом в Мурманской области Иван Вдовин. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра»
Фотография © Иван Вдовин / предоставлено АрхиWOOD

Часовня XVII века обнаружена на Кольском полуострове недавно, и, поскольку эксперты не пришли к консенсусу относительно ее восстановления, ее законсервировали с помощью деревянной конструкции, выстроенной по принципу фулеровского купола.

Номинацию прокомментировала Ольга Севан, предположив, что в следующем году на премии будет представлена реставрация церкви Преображения в Кижах. Ольга Севан также напомнила, что фулеровские купола уже использовали для консервации много лет назад в Италии.

 

Реставрация / народ

Мост через речку Тихманьгу в деревне Семёновская
Владимир Александрович Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Анатольевич Романов, Владимир Николаевич Лукин (ООО «БизнесКонсалт»)
Мост через речку Тихманьгу в деревне Семёновская Владимир Александрович Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Анатольевич Романов, Владимир Николаевич Лукин (ООО «БизнесКонсалт»)
Фотография © Владимир Николаевич Лукин / предоставлено АрхиWOOD

Мост 1953 года в Каргопольском районе Архангельской области полностью восстановлен в прежних формах. Один из авторов проекта Владимир Лукин подчеркнул, что мост – объект культурного наследия, в отношении него было допустимо только воссоздание, а сохранились только нижние венцы под водой. Мост восстановили за 5 месяцев, люди работали в холодной воде; строили по старой технологии, для прочности использованы камни, загруженные в воду. Сейчас рассматривается идея восстановления других деревянных мостов. 


Предметный дизайн / жюри

Светильник AD_LIB

Антон Муковников, Воронеж
Светильник AD_LIB. Антон Муковников
Фотография © Владимир Годник / предоставлено АрхиWOOD

Сергей Малахов, вручая приз, напомнил присутствующим о том, что такое кинетическая скульптура, упомянув Тео Янсена, Франциско Инфанте, Вячеслава Колейчука (Антон Муковников в авторском описании определил свою лампу как кинетическую скульптуру) – и резюмировал, что несмотря на деликатные намеки автора на кинетическую скульптуру, здесь мы видим скорее супрематическую живопись: «например, композицию Супрематизм 8. Это летящие в пространстве линии. Таких ламп должно быть несколько, в темноте они будут создавать своего рода трассирующие линии, театральную композицию на супрематические темы».

Сергей Малахов также вскользь и несерьезно, скорее поэтически, предложил три главные номинации для премии: «дом, стол и лампа». 


Предметный дизайн / народ

«Светлячок»
Анна Феоктистова
«Светлячок». Анна Феоктистова
Фотография © Анна Феоктистова / предоставлено АрхиWOOD

***
 


Appendix

В процессе объявления как правило сообщают и разные другие интересные вещи.

Лиза Фонская и Семён Гоглев анонсировали новый портал, посвященный современным технологиям деревянной архитектуры woodfocus.ru. Николай Малинин напомнил об интервью с архитекторами, работающими в дереве, которые уже достаточно давно публиковал woodfocus, сообщество, активное в числе прочего и на facebook.

Также надо сказать, что Семён Гоглев анонсировал премию от Ассоциации деревянного домостроения, которая теперь носит имя Олега Паниткова, члена экспертного совета премии, погибшего в сентябре 2019 года. Семён Гоглев и Тотан Кузембаев совместно вручили награду дому Сергея Наседкина D.O.M.+ 125M2, в котором, по словам Гоглева, «ярко выражены красота, технологичность и простота».
Знак премии имени Олега Паниткова
Вручение премии АрхиWOOD 2020 в формате zoom-конференции. Выступает Надежда Снигирева / скриншот
D.O.M.+ 125M2. Сергей Наседкин. ARCH.625
Фотография © Илья Егоркин

Дом SWIDOM от MAParchitects Сергея Порошкина получил спецприз от компании HONKA.
SWIDOM. Московская область, деревня Битягово. MAParchitects
Фотография © Александр Порошкин

Александр Тоцкий, директор компании UPM, производящей, в числе прочего, инновационную фанеру, призвал участников присылать объекты с точным указанием, из каких материалов они сделаны, чтобы затем присудить спецприз за объекты, сооруженные с использованием фанеры.

23 Октября 2020

Похожие статьи
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Исследуй
​В Аптекарском приказе Музея архитектуры открыта выставка «Простой карандаш», приуроченная к 100-летию постановления об организации Соловецкого лагеря особого назначения.
Позитивная программа
Первая персональная выставка Сергея Кузнецова в ГТГ: новая техника – упаковочный картон и уголь, новый подход – 24 рисунка в одной конструкции-инсталляции, новый масштаб – каждая работа 2 х 3 метра, новая степень раскованности и эскизности. Прежними остаются уверенность линий и построения, любовь автора к аркам, колоннам, куполам и известным памятникам классического архитектурного наследия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Пресса: "Сжигая мосты" Масленица в Никола-Ленивце
В этом году в арт-парке Никола-Ленивец прошла совершенно уникальная Масленица. Надо сказать, что Масленица в Никола-Ленивце всегда событие неординарное и захватывающее, но 2020 стал по-настоящему особенным.
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Технологии и материалы
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Сейчас на главной
NEXT 2024: новая десятка
Спецпроект АРХ Москвы для молодых архитекторов NEXT пройдет уже в 15-й раз. Организаторы, во главе с куратором этого года, основателем бюро p.m. (personal message) Пабло Джонаттаном Пухно Бермео привнесли изменения: участников выбирали с помощью всероссийского конкурса, благодаря «Архитайлу» появился призовой фонд, а половина участников – не москвичи. Рассказываем, почему NEXT обязательно стоит посетить.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Сверток
Конкурсный проект, предложенный бюро Treivas для первого, 2021 года, конкурса для EXPO 2025, завершает нашу серию публикаций проектов павильона, которого не будет. Предложение отличается детальностью объяснений и экологической ответственностью: и фасады, и экспозиция в нем предполагали использование переработанных материалов.
Деревянная струна
Конкурсный проект омского аэропорта от ЦЛП, при всей кажущейся традиционности предложенной технологии клееной древесины – авангарден до эпатажного. Терминал они вытягивают вдоль летного поля, упаковывая все функции в объем 400 х 30 х 23 метра. Так нигде и никогда не делают, но все, вероятно, бывает в первый раз. И это не первый аэропорт-манифест ЦЛП, авторы как будто «накапливают смелость» в рамках этой ответственной функции. На что похож и не похож – читайте в нашем материале.
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.