От пожара до потопа

Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Октября 2020
mainImg
Премия АрхиWOOD вручается 11 раз подряд, миновав в прошлом году 10-летний юбилей, ее бессменный куратор и вдохновитель находится в США, откуда не может приехать в Москву из-за закрытых границ, да и в Москве большинству компаний предписано перевести сотрудников на удаленную работу. Так что лауреатов премии было решено объявить в он-лайн формате. «Мы долго сомневались, какой тип конференции выбрать и все же решили рискнуть. Все равно наши церемонии никогда не были официозными и формальными, что уж теперь церемониться», – прокомментировал это решение в своем facebook Николай Малинин. Чего же боле, как говорится. Впрочем, как заметил куратор в своем рассказе о шорт-листе премии, заявок она в этом году собрала больше, чем когда-либо – 207.

Церемония, между тем, прошла очень живо несмотря на зум, а возможно, как предположил Тотан Кузембаев, и благодаря ему: «...надо на расстоянии проектировать, на расстоянии обсуждать и на расстоянии общаться». В чем, надо думать, есть доля шутки.
zooming
Вручение премии АрхиWOOD 2020 в формате zoom-конференции. Выступает Надежда Снигирева / скриншот

Награды вручали 4 часа, потом еще полчаса прощались.

Участники говорили ощутимо больше, чем обычно, временами ссылаясь на источники, как к примеру Евгения Репина и Сергей Малахов, чьи выступления были, с одной стороны, самыми прочувствованными и, с другой стороны, насыщенными аналитикой и сопоставлениями. Николай Малинин много внимания уделил, как впрочем и всегда, описанию объектов шорт-листа, постоянно подчеркивая, что шорт-лист – самая объективная выборка из всех возможных. Обещано несколько новых номинаций: для модульных домов и для реконструкций. Кроме того, в двух главных номинациях по два победителя, итого четыре плюс пятый, гран-при. Много победителей.

Как всегда, заметим, среди награжденных объектов есть те, которые экспертный совет премии едва не отверг. Вот к примеру Сожженный мост от бюро KATARSIS, получивший гран-при – едва очутился в списке номинантов, о чем на церемонии вспомнил, кажется, Тотан Кузембаев: «помнишь, мы хотели отвергнуть сено?». А проект получил высшую, хотя и редкую в истории премии награду.


«Метафора 2020 года» /
Гран-при

Гран-при на АрхиWOODе за прошедшие 10 лет вручали всего три раза. В прошлом году Николаю Белоусову за lifetime achievement, 2017 году гран-при, одновременно с призом за реставрацию, получил Асташевский терем, в 2015 – Алексей Розенберг за дом в Духанино. Нынешний гран-при четвертый. 
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец
Петр Советников, Вера Степанская. KATARSIS ab
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
Фотография © Григорий Соколинский / предоставлено АрхиWOOD

«Единогласное решение жюри» объявила Евгения Репина, сопроводив свое сообщение выборкой из интервью Петра Советникова и Веры Степанской, иллюстрирующей творческое кредо молодых петербургских архитекторов – фактически, представила слушателям их основные идеи (добавим, недавно KATARSIS поучастовали в конкурсе на парк Тучков буян в качестве финалистов).

По словам Евгении Репиной, их творчество обозначает прорыв, а может быть, и появление нового языка: «тот аппарат, которым владеют эти молодые архитекторы, впечатляет <...> Само название KATARSIS больше относится к искусству, и его важная составляющая – потрясение, ведущее к обновлению. Своей сверхзадачей они ставят усовершенствование образного языка. Они заняты идеей стиля, которую, как петербуржцы, приравнивают к адекватности среде и к анонимности <...> Язык, в противоположность этому, они видят как художественный жест. В языке реализуется прием». В то же время для архитекторов KATARSIS важны вдумчивость, правдивость и поэтичность, «они часто повторяют в интервью слово «достоинство» и слово «честность». Кроме того, они очень трепетно относятся к категории искренности <...> Еще они называют принцип недеяния, думают не о том, как что-то сделать, а о том, как не сделать лишнего. Говорят, что испытывают удовольствие, отказываясь от неинтересных задач. Они точно определяют проблемы типологии и проблемы исторических городов. У них есть замечательный проект реконструкции исторического центра Тюмени. Постоянно звучит тема уважения к человеку, скромности <...> их ужасает коммерциализация архитектуры, человейники, неуважительное отношение к среде. Может быть, можно решить, что это идеалистическая картина, но им как-то все удается: они участвуют в большом количестве конкурсов, они много строят». Евгения Репина также напомнила о победе KATARSIS на АрхиГрафике, а в сожженном мосте, по силе идеи сопоставимый не столько с архитектурой, сколько с кинодекорацией, увидела метафору расставания с прошлым, а может быть даже провидение всех коллизий 2020 года: «почти жертвоприношение, реальное действие и мистический опыт, спроектированный костер – сильный жест, который можно интерпретировать по-разному».
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
© KATARSISab / предоставлено АрхиWOOD

В ответном слове архитекторы KATARSIS назвали премию АрхиWOOD культовой: «мы следим за премией с самого начала. Хотели бы поддержать Николая [Малинина] – мы считаем очень важным, чтобы наши выдающиеся легендарные архитекторы продолжали участвовать в этой премии. Не надо нас жалеть, молодых архитекторов, мы справимся». Петр Советников также упомянул, что на его взгляд архитектура Петербурга сейчас становится все более заметной в общероссийском контексте.
Сожженный мост в деревне Никола-Ленивец Петр Советников, Вера Степанская. KATARSISab
Фотография © Рустам Шагиморданов / предоставлено АрхиWOOD


«Наглая выходка»
Загородный дом / жюри

Дом в деревне Лиды
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева

Тотан Кузембаев верен идее эксперимента и теме полета. Вилла в Клаугу Муйжа взлетает консолью, а дом в деревне Лиды зависает на металлическом каркасе над склоном, да еще и наклонен – ни дать ни взять курица на насесте, или сараюшка, завалившаяся назад в какой-то неловкой позе. Или фанерный аэроплан, поставленный на прикол без шансов на полет, но все еще гордый.
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
© Мастерская Тотана кузембаева / предоставлено АрхиWOOD

Никаких сомнений нет, что все эти эффекты просчитаны. Да, и еще у него внутри дырка, большая терраса, и два больших окна-глаза по сторонам, как у печки из мультика по русской сказке. Обсуждение было предсказуемо бурным.

Сергей Малахов, вручая награду, сравнил дом с тонущим кораблем, и сказал: «на мой взгляд, дом совершенно не вписывается в ландшафт, это наглая выходка по отношению к окружающей среде, но мы голосовали за этот дом потому, что он – настоящее архитектурное приключение <...> То, чем занимается Тотан, это экспериментальная архитектура, архитектура прорыва, то, без чего не существует культурное пространство. Полушутя мы назвали это вилла Савой-2 <...> Это вообще что, ковчег? Плот Медузы? Что там вообще происходит? Это шутка на фоне обычной деревни. <...> Здесь есть главное, за что мы боролись – чтобы архитектор мог устроить нам, обывателям настоящее архитектурное приключение. Приключение, так же как у Корбюзье, не гарантирует нам комфортного проживания, оно гарантирует незабываемые впечатления, чтобы жизнь нам не казалась тоскливой – в этом главное достоинство объекта».

В facebook Тотан Кузембаев отреагировал на комментарий жюри так: «жюри назвал наш проект неуместным, неуклюжим, с неудобными спальнями, и за что дали премию, непонятно, наверное по блату».
Дом в деревне Лиды Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD

В процессе разговора выяснилось, что это собственный дом Тотана Кузембаева, и далее автор сформулировал свою позицию, сродни архитектуре дома, провокационно: «...я как член экспертного совета имею право высказаться <...> Мы далеки от народа, оторвались от народа уже давно. Чего хочет народ – мы этого не замечаем и вообще мы над народом издеваемся. Не надо никакого шорт-листа, зачем мы выбираем? Народ должен сам выбирать, тогда мы поймем, чего хочет народ. Ребята, надо опуститься на землю и ближе быть к народу. А это я себе строил, а не народу. Как врач сначала оспу прививает себе, а потом уже народу предлагает. Может народу понравится, кто-нибудь захочет такой эксперимент. А не захочет – ну не захочет. Что я от народа оторвался – это 100%, ко мне народ приходит посмотреть, как на дурачка. Я там сижу, объясняю, кто-то понимает, кто-то нет. Ну и что? Я это делал для себя. Ну есть дурачок в деревне».

Далее последовала дискуссия о народе, также как и о том, следует ли мэтрам участвовать в премии. Николай Малинин неосторожно обмолвился, что Александр Бродский отказывается давать проекты на премию, после чего Тотан Кузембаев долго и кокетливо обещал сам больше не участвовать – результатом этого разговора стала реплика архитекторов бюро KATARSIS, приведенная выше. От себя добавим – определенно, без мэтров премия не будет прежней, и лучше уж уговорить Бродского, чем потерять Кузембаева. И надо думать, все это понимают.

И вот еще важная ремарка от Тотана Кузембаева – оказывается, дом мы, если захотим приехать в гости, не узнаем, так как автор уже его перекрасил. 
Дом в Ромашкове
Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Дом в Ромашкове Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Фотография © Даниил Анненков / предоставлено АрхиWOOD

Дом Дениса Дементьева работает с той же темой склона, что и Тотан Кузембаев, но его склон круче, 40 градусов, дом выше и крупнее. Рядом с участком слаломная гора, а вход в дом – по построенному специально для этого мосту. Вид на потрясающие дали. Площадь дома 420 м2 на участке в 2,7 сотки – поразительная эффективность в распределении красивых панорам.

Вручая награду, Марина Прозоровская сравнила дом с хорошим костюмом, идеально подходящим человеку: «видно, кто такой хозяин, как он живет, какой у него образ жизни и образ мысли. В этом уникальность задачи, поэтому появился второй лауреат». Она назвала дом сдержанным и «швейцарским».
Дом в Ромашкове Архитектор Денис Дементьев, конструктор Алексей Князев (Norvex НЛК)
Фотография © Даниил Анненков / предоставлено АрхиWOOD

От лица авторов проект прокомментировал Семён Гоглев из Norvex НЛК: «Это был абсолютно авантюрный проект, совершенно безумный. Не знаю как, Марин, вы оценили строгость и сдержанность, швейцарскость... Абсолютно у нас заказчик такой же, как мы, был. Когда он пришел, мы почувствовали взаимопонимание. Сейчас мы близкие друзья. Денис нарисовал дом за 2 недели, нижний этаж появился по время стройки. Было желание применить нашу новую конструкцию, мы ее применили и очень довольны. Две недели пытались придумать способ, как нам базироваться на этом участке». [Тотан Кузембаев, сидящий с Семёном Гоглевым в одном реальном пространстве, комментирует по ходу: «...фундамент, арматура... кому это интересно?»].


Загородный дом / народ

Реконструкция дачи в Кратово
Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова

Не менее бурным оказалось обсуждение дачи Евгении Микулиной в Кратове, реконструированной Николаем Лызловым с сохранением старого дома; Евгения Микулина выступила в роли дизайнера, подбирая обстановку для своего собственного дома. Премию вручала член экспертного совета Лара Копылова – на заседании совета она активно выступала за этот проект, и предложила новую номинацию «старая дача». Вообще о духе старой дачи много было сказано.
Реконструкция дачи в Кратово Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова
Фотография © Стефан Жульяр / предоставлено АрхиWOOD

Евгения Микулина подробно рассказала о ценности дачи-усадьбы, стремлении авторов сохранить дух старой дачи при ее обновлении: «дом 1940-х годов, мы стремились сохранить ее как старую, даже забор постарались сделать обдрипанным». Дача находится в Кратово, но далеко от дома Михаила Филиппова, вблизи железной дороги. Евгения Микулина несколько раз подчеркнула, что, по ее убеждению, Николай Лызлов – лучший среди российских архитекторов мастер реконструкции старой архитектуры и даже памятников.
Реконструкция дачи в Кратово Николай Лызлов, Евгения Микулина. Архитектурная мастерская Лызлова
Фотография © Стефан Жульяр / предоставлено АрхиWOOD

Надо сказать, что на нынешнем АрхиWOODе несколько раз заходила речь о новых номинациях. Вот и здесь Николай Малинин, оговариваясь, что премию не хотелось бы «превратить в Зодчество, где всем сестрам по серьгам», предположил появление в будущем номинации «реконструкция». 


Общественное сооружение / жюри и народ


Вообще говоря, на АрхиWOODe нередко совпадает решение жюри и премия народного голосования. На сей раз оно совпало один раз; однако жюри присудило две премии, так что объекта в номинации все равно два. 
Спортивный развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках
MAP (архитектура), Alpbau (конструктив)
Спортивный развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках MAP (архитектура), Alpbau (конструктив)
Фотография © Александр Кузнецов / предоставлено АрхиWOOD

Пётр Костелов, говоривший, как и Николай Малинин, из Нью-Йорка, признался, что во время весеннего карантина он оказался заперт рядом с этим объектом, и тот скрасил ему период изоляции: «этот объект вносил тепло, несмотря на то, где он расположен, среди всей этой коробчато-промышленной архитектуры <...> место холодное, голое функциональное, а этот объект <...> своеобразный оазис среди того кошмара, который там происходит». Костелов также назвал решетку из треугольников характерным приемом авторов.

MAParchitects, помимо проекта развлекательного центра, работали над генпланом всей территории. 


Общественное сооружение / только жюри

Дом-мастерская под Санкт-Петербургом
Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Фотография © Сергей Мельников / предоставлено АрхиWOOD

Евгения Репина, предложив всем прочитать текст Лары Копыловой о доме-мастерской Никифорова, предложила в то же время и свой анализ проекта: и Палладио, и русская усадьба, и дача, и авангард – в черном цвете фасадов и белом цвете интерьеров: «невероятно поэтическая вещь».

Николай Малинин предоставил слово и Ларе Копыловой, «потому что это праздник Лары, которая в одиночку бьется за хорошую традиционную архитектуру. Среди победителей АрхиWOODа классических домов еще не было, это неожиданный прорыв».

Лара Копылова: «У меня множество впечатлений, от палладианского фасада и остроумнейшего руста из необрезной доски, и в то же время от необыкновенного интерьера, который можно было бы назвать модернистским... Все великолепно с точки зрения вкуса, пропорций». 


Дизайн городской среды / жюри 

Природная игровая площадка «Орландия» в деревне Большое Куземкино
Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Архитектурное бюро «Чехарда»
Природная игровая площадка «Орландия» в деревне Большое Куземкино. Архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Архитектурное бюро «Чехарда»
Фотография © Алена Кустова / предоставлено АрхиWOOD

По словам Алексея Тарашевского, площадка «Чехарды» перекликается со светильником «Отлив» (о нем здесь же чуть ниже, в номинации Предметный дизайн) отсылками к супрематизму.

Представитель бюро Мария Помелова призналась, что архитекторам приятно «наконец получить выбор жюри», рассказала, что площадка расположена далеко, в деревне Ленинградской области, на границе Кургальского заповедника – на поезде до Кингисеппа, а затем буквально на перекладных. А Николай Малинин вспомнил, что во время работы жюри Михаил Хазанов сомневался в безопасности площадки, и коллеги разубеждали его, говоря, что в меру опасные площадки это тренд нашего времени. Именно жители решили, что строить будут детскую площадку, и помогали в работе. «Это наша сейчас любимая площадка», – заключила Мария Помелова. Можно добавить, что среди многих, т.к. бюро «Чехарда» специализируется именно на детских игровых зонах. 


Дизайн городской среды / народ

Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме
Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Проектная группа 8 + ПАРК
Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме. Архитекторы Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Проектная группа 8 + ПАРК
Фотография © Дмитрий Смирнов / предоставлено АрхиWOOD

Марина Игнатушко начала свое выступление со слов: «среди всех объектов дизайна городской среды, которые обрушились на нас за последнее время, очень трудно выбирать что-то хорошее...». Упомянув, что объекты комфортной среды подчас мешают нам жить, Марина Игнатушко подчеркнула, что объект Группы 8 – не такой: «вот эти брусочки – ничего другого, по сути, там и нет. Место теплое, живое, там нет никаких амфитеатров, лежаков – всего того, чем обычно грешит комфортная среда. Все очень органично». Надежда Снигирева из заснеженного Челябинска рассказала, что это был один из первых проектов в рамках нацпроекта комфортной городской среды, с которым поработали архитекторы. Она рассказала, что авторы отговорили главного архитектора города от строительства канатной дороги, и сделали основой проекта лестницу, которая связывает город.


Малый объект / жюри

В связи с номинацией Малый объект вновь возникло обещание учредить новую номинацию – компактный передвижной дом. Сейчас такие дома отчасти заполнили номинацию малых объектов, но ни один не победил – хотя Николай Малинин подробно рассказал о каждом.
Ротонда с мостиком в Выксе
Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Бюро «8 линий»
Ротонда с мостиком в Выксе Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Бюро «8 линий»
Фотограф © Алексей Народицкий / предоставлено АрхиWOOD

Юлия Шишалова определила объект как неоклассический, назвала работу тонкой и изобретательной, и подчеркнула, что ротонда расположена на острове и для того, чтобы попасть в нее, надо перепрыгнуть расстояние где-то в метр шириной, то есть применить некое усилие. Николай Малинин в свою очередь определил объект как барочный.

Антон Кочуркин пояснил, что ротонда строилась на государственный грант, и понимая связанные с этим сложности, архитекторы бесплатно сделали все рабочие чертежи, о чем не жалеют, так как результатом довольны. И что проект вполне осознанно совмещает старое и новое. 


Малый объект / народ

Павильон летней кухни на Камчатке
Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Gikalo Kuptsov Architects
Павильон летней кухни на Камчатке Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Gikalo Kuptsov Architects
Фотография © Илья Иванов / предоставлено АрхиWOOD

Павильон построен в составе усадьбы, главный дом которой вошел в шорт-лист в номинации Дерево в отделке. Как пояснил Александр Купцов, это не одна усадьба, а несколько, строительство идет уже лет 7 и еще, по-видимому, будет продолжаться столько же. Да и в подвале павильона – легкого, чистой формы, и насквозь прозрачного – теперь уже хранятся не охотничьи трофеи, и вино.


Арт-объект / жюри

Стена-Музей (Ящики Памяти) на острове Ольхон
Владимир Кузьмин
Стена-Музей (Ящики Памяти) на острове Ольхон. Владимир Кузьмин
Фотография © Алексей Сергеев / предоставлено АрхиWOOD

Член жюри этого года Юлия Шишалова призналась, что на номинацию Арт-объект жюри потратило больше времени, чем на все другие сюжеты, выбирая из целых пяти претендентов. Стена-музей выстроена из ящиков рыбзавода, который недавно сгорел: «для местных жителей это утрата, которую они до сих пор переживают». Владимир Кузьмин уточнил: «я не сделал эту стену, я ее придумал и потом уехал. Создавала ее инициативная команда местных жителей и приезжих из Иркутска – тех людей, для которых Ольхон не просто название места, а часть их жизни. Задачей нашего объекта было каким-то образом, материальным, физическим, остановить умирание большой традиции, которая существовала в этом месте. И вы знаете, удивительным образом это стало жить вне зависимости от нашего творческого процесса. Усилиями многих людей – хозяина этого места Виктора Кондрашова, участников арт-резиденции, которая проходит на Ольхоне – жизнь продолжается».
 


Арт-объект / народ

Юла в арт-парке «Таврида»
Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым
Юла в арт-парке «Таврида». Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым
Фотография © Наталья Ермакова / предоставлено АрхиWOOD

Владислав Савинкин сравнил победивший объект со скульптурами Класа Ольденбурга, а также подчеркнул, что победителем стал объект, который не похож на деревянный: «время такое, что победила самая недеревянная на вид скульптура». Вплоть до того, что хочется ее потрогать руками, чтобы убедиться. И, конечно же: «у нас по-прежнему возникают памятники в виде бронзовых скульптур с оружием, а таких энергичных абстрактных скульптур мы почти не видели». 


Дерево в отделке / жюри

Горка Дом
Никита Капитуров. Snegiri Architects
Горка Дом. Никита Капитуров. Snegiri Architects
© Snegiri Architects

Дом, о котором мы уже писали, почти буквально вырастает скошенной кровлей из земли. Николай Малинин напомнил, что экспертный совет рассматривал дом еще в прошлом году, тогда возникли сомнения в «подфотошопленности» картинок, между тем дом действительно отделан деревом и вполне справедливо был отмечен жюри. 


Дерево в отделке / народ

Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково
Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»
Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»
Фотография © Александр Ивасенко / предоставлено АрхиWOOD

Лара Копылова, вручая приз, сказала, что особенно приятно, когда в дереве появляются общественные сооружения – и что «деревянный козырек, который устремляется к небу, возможно, намекает на то, что пора бы деревянной архитектуре стать выше».

Архитектор Алексей Пушкарев, признавшись, что номинироваться на АрхиWOOD их простимулировал «волшебный пинок» от Марины Игнатушко, рассказал, что типология необычная, общественный центр маленький, чуть меньше 500 м2: «наши заказчики были настолько воодушевлены объектом, так живо участвовали в его создании, что объект похож на живой организм, на улитку, поднявшую брови». 


Интерьер / жюри 

Интерьерный конструктор
Алексей Розенберг. Мастерская Алексея Розенберга
Интерьерный конструктор. Алексей Розенберг. Мастерская Алексея Розенберга
Фотография © Владилен Разгулин / предоставлено АрхиWOOD

Алексей Розенберг победил в АрхиWOODе десятый раз.
Николай Малинин уточнил, что жюри не смогло выбрать между двумя частями интерьерного конструктора, представленными по отдельности, и наградило обе части. Алексей Розенберг признался, что на этот проект его сподвигла профессиональная зависть к Сергею Наседкину, который давно и успешно делает модульные дома, и подчеркнул, что все элементы его конструктора собираются «всухую». 


Интерьер / народ

CARGO-MODUL
Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко
CARGO-MODUL. Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко
Фотография © Евгений Макаренко / предоставлено АрхиWOOD

Дом сделан из отработанного морского контейнера и облицован изнутри полностью деревом. Николай Малинин назвал его открытым и уютным. Автор проекта Евгений Макаренко сказал, что ему особенно приятно получать премию «от народа», так как объект выставлен на airbnb, и очень интересно сейчас наблюдать, как люди реагируют там на этот дом.
 


Реставрация / жюри

Сохранение памятника XVII века под геодезическим куполом в Мурманской области
Иван Вдовин. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра»
Сохранение памятника XVII века под геодезическим куполом в Мурманской области Иван Вдовин. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра»
Фотография © Иван Вдовин / предоставлено АрхиWOOD

Часовня XVII века обнаружена на Кольском полуострове недавно, и, поскольку эксперты не пришли к консенсусу относительно ее восстановления, ее законсервировали с помощью деревянной конструкции, выстроенной по принципу фулеровского купола.

Номинацию прокомментировала Ольга Севан, предположив, что в следующем году на премии будет представлена реставрация церкви Преображения в Кижах. Ольга Севан также напомнила, что фулеровские купола уже использовали для консервации много лет назад в Италии.

 

Реставрация / народ

Мост через речку Тихманьгу в деревне Семёновская
Владимир Александрович Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Анатольевич Романов, Владимир Николаевич Лукин (ООО «БизнесКонсалт»)
Мост через речку Тихманьгу в деревне Семёновская Владимир Александрович Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Анатольевич Романов, Владимир Николаевич Лукин (ООО «БизнесКонсалт»)
Фотография © Владимир Николаевич Лукин / предоставлено АрхиWOOD

Мост 1953 года в Каргопольском районе Архангельской области полностью восстановлен в прежних формах. Один из авторов проекта Владимир Лукин подчеркнул, что мост – объект культурного наследия, в отношении него было допустимо только воссоздание, а сохранились только нижние венцы под водой. Мост восстановили за 5 месяцев, люди работали в холодной воде; строили по старой технологии, для прочности использованы камни, загруженные в воду. Сейчас рассматривается идея восстановления других деревянных мостов. 


Предметный дизайн / жюри

Светильник AD_LIB

Антон Муковников, Воронеж
Светильник AD_LIB. Антон Муковников
Фотография © Владимир Годник / предоставлено АрхиWOOD

Сергей Малахов, вручая приз, напомнил присутствующим о том, что такое кинетическая скульптура, упомянув Тео Янсена, Франциско Инфанте, Вячеслава Колейчука (Антон Муковников в авторском описании определил свою лампу как кинетическую скульптуру) – и резюмировал, что несмотря на деликатные намеки автора на кинетическую скульптуру, здесь мы видим скорее супрематическую живопись: «например, композицию Супрематизм 8. Это летящие в пространстве линии. Таких ламп должно быть несколько, в темноте они будут создавать своего рода трассирующие линии, театральную композицию на супрематические темы».

Сергей Малахов также вскользь и несерьезно, скорее поэтически, предложил три главные номинации для премии: «дом, стол и лампа». 


Предметный дизайн / народ

«Светлячок»
Анна Феоктистова
«Светлячок». Анна Феоктистова
Фотография © Анна Феоктистова / предоставлено АрхиWOOD

***
 


Appendix

В процессе объявления как правило сообщают и разные другие интересные вещи.

Лиза Фонская и Семён Гоглев анонсировали новый портал, посвященный современным технологиям деревянной архитектуры woodfocus.ru. Николай Малинин напомнил об интервью с архитекторами, работающими в дереве, которые уже достаточно давно публиковал woodfocus, сообщество, активное в числе прочего и на facebook.

Также надо сказать, что Семён Гоглев анонсировал премию от Ассоциации деревянного домостроения, которая теперь носит имя Олега Паниткова, члена экспертного совета премии, погибшего в сентябре 2019 года. Семён Гоглев и Тотан Кузембаев совместно вручили награду дому Сергея Наседкина D.O.M.+ 125M2, в котором, по словам Гоглева, «ярко выражены красота, технологичность и простота».
Знак премии имени Олега Паниткова
Вручение премии АрхиWOOD 2020 в формате zoom-конференции. Выступает Надежда Снигирева / скриншот
D.O.M.+ 125M2. Сергей Наседкин. ARCH.625
Фотография © Илья Егоркин

Дом SWIDOM от MAParchitects Сергея Порошкина получил спецприз от компании HONKA.
SWIDOM. Московская область, деревня Битягово. MAParchitects
Фотография © Александр Порошкин

Александр Тоцкий, директор компании UPM, производящей, в числе прочего, инновационную фанеру, призвал участников присылать объекты с точным указанием, из каких материалов они сделаны, чтобы затем присудить спецприз за объекты, сооруженные с использованием фанеры.

23 Октября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Пресса: "Сжигая мосты" Масленица в Никола-Ленивце
В этом году в арт-парке Никола-Ленивец прошла совершенно уникальная Масленица. Надо сказать, что Масленица в Никола-Ленивце всегда событие неординарное и захватывающее, но 2020 стал по-настоящему особенным.
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни