Деревянное уникальное

В позапрошлую пятницу на Арх Москве вручили награды премии АрхиWOOD за лучшие образцы деревянной архитектуры и дизайна.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Получая две премии АрхиWOOD подряд за дом в Духанино – гран-при и первое место в номинации «Дерево в отделке», Алексей Розенберг сказал, что в современной русской деревянной архитектуре есть такая «сарайная» тема, и что он в своём проекте стремился как-то её окончательно пережить и закрыть. Критик и историк искусства Лариса Копылова, которая вручала обе премии от имени жюри, сказала наоборот – что дом, да и вообще дома, представленные в этом году в шорт-листе премии деревянной архитектуры, – настолько хороши, что неплохо бы запустить их в серию и сделать типовыми. Казалось бы противоречие, хотя и не совсем: если тема исчерпана то, возможно, результат, своего рода вершина темы, действительно мог бы забронзоветь и стать образцовым.
Куратор премии АрхиWOOD Николай Малинин на церемонии. 2015. Предоставлено АрхиWOOD
Выбор жюри в номинации «Дерево в отделке» и гран-при жюри. Дом в Духанино. Московская область. 2014. Алексей Розенберг при участии Петра Костёлова. Фотография © Константин Дубовец

Не думаю, впрочем, что это стоит делать. Типовые проекты хороши для преодоления хаотических желаний заказчиков, неумения проектировщиков и дороговизны, – но страшно быстро надоедают – и склонны дискредитировать недавно любимую тему. Кроме того процесс проектирования склонен типизироваться сам по себе, повторяя удачные решения, особенно отмеченные премиями, а в таком повторении, в отличие от стандартизации, сохраняется возможность развития. К тому же образцовые проекты бывают разные: одни навязывает государь для приведения индивидуализма к порядку, другие предлагает рынок для удешевления и выгоды. Между этими полюсами масса нюансов, но сейчас известно, что на рынке пользуются спросом дома этакие бревенчатые, а уточненная «сарайная» тема не слишком востребована, тут требуется заказчик без предрассудков. Впрочем, и на рынке уже появился не один типовой проект из отмеченных, в частности, АрхиWOODом – к примеру, ДубльДом Ивана Овчинникова.

Алексей Розенберг, к слову, получил три премии за «Дерево в отделке» – две уже названные, и ещё одну, за «Дом-депо» в Тверской области, продолжающий ту же тему, так что номинация выглядит очень стройно. Оба дома он сделал в соавторстве с Петром Костёловым, чей дом с орнаментом всерьёз претендовал в прошлом, 2014 году на главную премию за загородный дом. Дом-депо и дом в Духанино ощутимо похожи, оба сопоставляют серебристую, разных оттенков фактуру доски, с чуть ржавым, а не откровенно-оксидированным, металлом, и оба прекрасно вписываются в нестриженые русские поля, самое органичное сооружение которых по нашим временам – это полузаброшенная совхозная ферма. Оттенок кин-дза-дзы, милый сердцу критиков и ценителей, делает эти дома уникально-прекрасными, но, надо думать, отдаляет о типовых линеек на неопределенный срок. Хотя как знать.
Выбор народного голосования, «Дерево в отделке». Дом-депо. Тверская область, Конаково. 2014. Алексей Розенберг, Петр Костёлов. Фотография © Зенон Разутдинов

Другим событием года стала – как все дружно признались, долгожданная, – победа гуру деревянной архитектуры Николая Белоусова в номинации «Загородный дом». Белоусов давно, приблизительно лет пятнадцать назад, увлекся деревянной архитектурой, работая над «Московским домом деда Мороза» в бюро Сергея Киселёва, и с тех пор стал признанным гуру и основал, в частности, проект «Обло», чьё производство базируется под городом Галичем Костромской области. В его портфолио есть дома побольше и поменьше, Николай Белоусов консультирует молодых архитекторов, увлекшихся деревом; дома Белоусова регулярно – тринадцать раз, уточняет пресс-релиз, – попадали в шорт-лист премии, но ещё ни разу не получали главных призов. Жюри АрхиWOOD капризно и переменчиво, как почти любое собрание независимых экспертов – а Николай Малинин, тут надо отдать ему должное, бережно поддерживает демократические традиции проекта, что, собственно, и делает его уважаемым и заметным среди множества российских наград.

И между тем уважение к мнению экспертов, которых не только позвали, но еще и послушали, да и решили всё честным голосованием, приводит к не всегда ожидаемым решениям и может удивить даже организаторов, которые, опять же к их чести, умело скрывают печаль при необходимости. Но уже в прошлом году, когда Белоусов претендовал на премию с маленьким дворцом в духе очень обаятельной усадебной «подмосковной», романтически-литературной и напоминающей восстановленное Михайловское, – стало заметно, что многие волнуются. В этом году со сцены прозвучало: «справедливость восстановлена», главный результат, долгожданная победа, – премию за загородный дом получил дом Николая Белоусова с красивым названием «Ловушка для солнца» – камернее предыдущей «усадьбы», сложенный из некрашеных и недотёсаных до квадратного сечения бревен, но с очень большими окнами – ночью, когда окна светятся, кажется, что солнце поймано и как-то работает изнутри наподобие большого светлячка. Тонкая игра на грани избы и современной виллы не прокламирует никакое стилевое направление, разве что примирение и эмоциональное осмысление того и другого. Дом многое напоминает, но ни на что не похож – правильное и доброе качество.
Выбор жюри, «Загородный дом». «Ловушка для солнца». Московская обл., поселок «Зеленая роща». Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Николай Соловьев. 2014. Фотография © Алексей Народицкий
Заседание жюри. 2015. Фотография: предоставлена АрхиWOOD

Хотя в этом году жюри впервые решилось присудить гран-при, все достойные загородные дома из шорт-листа, числом девять – отобранные из двадцати с лишним претендентов, – наградить не удалось. Но третий дом, отмеченный в главной номинации организатором премии компанией «Росса Ракене СПб», эксклюзивным дистрибьютором Honka в России, строго говоря, тоже мог претендовать и на высшую награду. И по словам организаторов, был близок к ней. Дом в Кратово Евгения Асса развивает другую популярную тему деревянного строительства: не сарая, не избы, не виллы, а – дачи. Главный сюжет –решетчатые террасы-перголы, незастеклённый парафраз известных всем веранд, какими советские люди пытались расширить площадь типовых домиков начала семидесятых. К слову, дом изящно, хотя и в несколько большем масштабе, повторяет пропорции тех советских, – как мне кажется, именно советских, а не чеховского времени, домиков – построенных по обязательным проектам. В интерпретации ностальгического прообраза, впрочем, присутствует не дающая заскучать игра с формой: дом, выкрашенный темной краской, кажется нанизанным на решетчатую конструкцию, как на шампур.
Специальный приз генерального партнера и организатора премии «Росса Ракене СПб» (Honka). Дом в Кратово. Московская обл., пос. Кратово. 2014. Архитекторы асс. Евгений Асс, Григор Айказян, Анастасия Конева. Фотография © “PINO” деревянные дома

Приз народного голосования получил дом-мастерская, который Денис Таран построил, как говорится в обсуждении на сайте, своими руками для себя. Дискуссия, что нередко бывает в интернете, натолкнулась на рассуждения о накрутках голосования, во что, надо сказать, поверили не все. Впрочем, проект выпадает из общего ряда более дорогих домов, отчего выглядит и впрямь народным.
Приз народного голосования, «Загородный дом». Загородный дом в Химках. 2014. Московская обл., Химки, ст. Водник. Денис Таран. Фотография © Анна Залетова

Не только дом Алексея Розенберга, но и ещё несколько проектов получили от АрхиWOODa по две премии: вольготно расположившееся в полях белое здание гольф-клуба бюро Таммвис Антонио Михе, совершенно европейское, лёгкое сооружение, чью галерею поддерживают пучки деревянных опор, заимствованные, надо думать, у металлического хайтека.
Выбор жюри и народного голосования, «Общественное сооружение». Клубный дом Links National Golf Club. Московская обл., Дмитровский р-н, деревня Телешово. 2014. ТАММВИС. Антонио Михе, Валерий Харитонов, Илья Пугаченко, Андрей Сайко, Алла Аниськова. Фотография © Андрей Сайко, Илья Пугаченко

Совпадение не миновало и номинацию «Интерьер», где дважды победила детская комната бюро RueTemple Александра Кудимова и Дарьи Бутахиной, причём архитекторам, которые вышли на сцену с собственным маленьким ребенком на руках, пришлось объяснять, что именно эту комнату они спроектировали не для собственного ребёнка, – всё вместе получилось очень трогательно, ребёнок же заинтересовался осветительными приборами и не хотел уходить со сцены. Комната похожа на уменьшенный вариант квартиры-студии с кроватью на балконе-лофте: половина её пространства светла и свободна, там можно вволю скакать, а вторая – перегорожена на кровать и домик, куда ведёт лестница. Премию вручал соавтор члена жюри Мартина Райниша, Мартин Клода – выставка, на которой можно увидеть работы обоих чешских архитекторов, сейчас открыта в московской галерее ВХУТЕМАС.
Выбор жюри и народного голосования в номинации «Интерьер». Детская комната. Московская обл., г. Юбилейный. 2014. RueTemple: Александр Кудимов, Дарья Бутахина. Фотография © Александр Кудимов

Жюри в номинации «Малый объект» выбрало баню в Клюшниково, заковыристое сооружение, напоминающее деревянные павильоны Константина Мельникова и металлические – Александра Асадова конца девяностых годов. Несколько избыточная пластика сделала её, однако, предметом внимания, хотя снаружи смотреть на такую баню холодно – кажется, что домик сильно продувается ветром и в этом смысле она анти-баня, нечто противоположное традиционным крепким избушкам.
Выбор жюри, «Малый объект». Баня в Клюшниково. Московская обл., Дмитровский р-н, дер. Клюшниково. 2014. АрхБюро 610: Олег Волков, Иван Поляков, Лев Поляков. Фотография © Олег Волков

К истории деревянной архитектуры АрхиWOOD подошел на этот раз с особенным изяществом. Прежде всего Николай Малинин обильно снабдил церемонию замечательно лиричными и разносторонними экскурсами – впору писать книгу, – куда вошло многое: от Виктора Александровича Гартмана до кадров из «Утомленных солнцем». В ткань познавательного повествования куратор умело вплёл сообщение о том, что псевдо- копии дворца Алексея Михайловича в Коломенском, восстановленного по личной инициативе Юрия Михайловича Лужкова в 2010 году, на премии «не будет никогда». В духе данного заявления экспертный совет регулярно устраивает молчаливую обструкцию теремкам, избушкам и кряжистым банькам.

В прошлом году, стремясь восстановить равновесие и показать нечто честно-историческое, АрхиWOOD добавил к списку номинаций реставрацию; но год назад жюри рассматривало проекты за пять лет (наградили церковь Георгия в Коломенском), а в этом за год, и материал «не собрался»: в шорт-лист попал всего один памятник – каретный сарай в музее «Усадьба Брянчаниновых» и, чтобы не давать премию без конкуренции, его сняли с дистанции, пообещав рассмотреть в будущем году.
zooming
Номинация «Реставрация» (приз 2015 года решено не вручать). Каретник в музее «Усадьба Брянчаниновых». «Электра». Константин Смирнов. Вологодская обл., Грязовецкий р-н, с. Покровское. Фотография © ООО «Электра», А. Антонов

Так что за историю пришлось отвечать амбару вепсов – добросовестной исторической реконструкции, выполненной бюро «Этноархитектура» для этнографического музея в посёлке Шёлтозеро без лишних гвоздей по традиционной технологии. В описании разъясняется, что амбар – вещь непростая и не то, чтобы только хозяйственная: он как сундук с сокровищами или, скажем, гараж с лимузинами, был способом продемонстрировать благосостояние семьи, поэтому его ставили на виду. А может быть, его ставили на виду для того, чтобы лучше присматривать за добром – кто знает. Но данный амбар и впрямь важен. Дело в том, что вепсы, которых до революции называли чудью – сейчас вымирающий народ, их меньше семи тысяч человек. В 1994 году к юго-западу от Онежского озера в составе Карелии была организована национальная волость вепсов со столицей в селе Шёлтозеро – том самом, где музей, в котором амбар. А в 2005 году волость ликвидировали, то ли не пожелав дополнительно финансировать национальное самосознание, то ли для упрощения, то ли ещё почему. Но, как видим, музей в бывшей столице развивается и обаятельная хозпостройка, восстановленная по образцам рубежа XIX–XX веков, кажется правильным проявлением национализма – не кичащегося, а культурно-исследовательского. Помимо приза народного голосования в номинации «Малый объект» этот нехарактерный для премии амбар жюри отметило специальной премией.
Победитель народного голосования в номинации «Малый объект», отмеченный спецпризом жюри. Амбар вепсов, реконструкция. 2014. Республика Карелия, Прионежский район, село Шелтозеро. Авторы: «Этноархитектура», Ирина Гришина, Александр Косенков, Алексей Борисов, Антон Мальцев

Неожиданное оживление добавил к историческим экскурсам Григорий Ревзин, поднявшийся на сцену для того, чтобы вручить приз народного голосования за «Предметный дизайн» столу Udderhealth от бюро Archpole, попросту столу с выменем, в виде которого оформлен свисающий ниже столешницы ящичек для хранения конфет. Вероятно, мало кто мог бы так развить тему, – а Григорий Ревзин не только известный архитектурный критик и политический обозреватель, а ещё и историк, и он вспомнил про церковь Николы Посадского в Коломне, которую до того, как реставраторы восстановили её «горку кокошников», великий историк русской архитектуры Николай Иванович Брунов прозвал «выменем», что впоследствии превратилось в расхожую байку отделения Истории искусства: всем, кто приезжал к церкви, её рассказывали. Теперь искусствоведческая история вполне случайно добралась до забавного дизайнерского стола.
Выбор народного голосования, «Предметный дизайн». Стол Udderhealth. 2014. Архитектурно-производственная лаборатория Archpole. Фотография © Анна Сажинова

Жюри подошло к предметному дизайну серьёзнее и наградило светильник-змейку от Oikimus design.
Выбор жюри, «Предметный дизайн». Светильник 5+5. 2014. Oikimus Design: Мария Ойкимус, Иван Зверев, Санкт-Петербург. Фотография © Надя Ишкиняева

В номинации «Дизайн городской среды» жюри сочло лучшим мост, построенный прошедшей зимой в рекордные сроки над катком на ВДНХ – все, кто был на катке, вероятно, его видели: довольно-таки масштабная конструкция из белой вертикальной решетки соединяла две стороны главной аллеи, по ночам напоминая, согласно авторскому замыслу, материализовавшееся северное сияние. Так как Николай Малинин – очень внимательный к деталям куратор, склонный к параллелям и интерпретациям, – то приз вручал член жюри Олег Шапиро, сооснователь бюро Wowhaus и соавтор дизайна катка в Парке Горького с мостом похожего назначения, только более раннего, и менее монументального.
Выбор жюри, «Дизайн городской среды». Пешеходный мост на территории ВДНХ. Москва. 2014. АИ-студия: Василий Сошников, Иван Колманок, Алёна Бусыгина, Александр Соловцов (конструктор). Фотография © Дмитрий Чебаненко

Ещё один очень известный проект – «Ленивый зиккурат» из Никола-Ленивца, построенный Владимиром Кузьминым и Николаем Калошиным летом 2014 года – жюри отметило в номинации «Арт-объект». Дырявый прозрачный сруб-решетка силуэтом и названием напоминает о зиккурате из сена Николая Полисского, появившемся в полях на реке Угре давным-давно, лет четырнадцать назад, и если ступенчатый стог Полисского открывал тему гигантских сооружений, то сруб Кузьмина её закрывает – организаторы ещё в прошлом году заявили, что он станет последним крупным сооружением «Архстояния». Бревенчатый зиккурат построен из отбракованного леса, пораженного жучком-короедом, что постоянно подчеркивают авторы: стройка послужила для очистки леса и не уменьшила полезных запасов. Короедом поражено много деревьев в Калужской области, так что зиккурат стал им памятником и напоминанием о проблеме.
Выбор жюри, «Арт-объект». Ленивый зиккурат. Калужская область, деревня Никола-Ленивец. 2014. Поле-Дизайн: Владимир Кузьмин, Николай Калошин. Фотография © Николай Калошин, Владимир Кузьмин, Виктор Поляков, Никита Шохов, Дмитрий Лещинский

Интернет-голосование за арт-объекты выбрало «Таблоид» – самую заметную постройку прошлогоднего фестиваля «О’город» в Нижнем Новгороде: фанерный домик, вращающиеся цветные круги на стенах которого позволяют складывать простые надписи и изображения, – ностальгическая неэлектрифицированная версия интерактивного медиа-экрана.
Выбор народного голосования, «Арт-объект». Таблоид. Нижний Новгород, парк имени Свердлова. 2014. Екатерина Демина, Екатерина Капатун, Алиса Ягудина, Дмитрий Соколов. Фотография © Аня Липман

Герой другого города фестивалей деревянных конструкций – Вологда, – отметилась остановкой «Драмтеатр», спроектированной методом participating-a, то есть активного соавторства с заинтересованными жителями. «Дни архитектуры» в Вологде продолжаются, – сказал специально вызванный на сцену их организатор Константин Гудков, и уточнил, что в этом году у фестиваля будет несколько сессий, в июле, в августе и в сентябре.
Выбор народного голосования, «Дизайн городской среды». Остановка «Драмтеатр». Вологда. 2014. Проектная группа 8. Надежда Снигирева, Михаил Синюхин, Дмитрий Смирнов. Фотография © Дмитрий Смирнов и др.
***

Российская империя была деревянной страной. Потом дерево отчасти запретили по противопожарным соображениям: известно, что мастер картонных павильонов Шигеру Бан был вынужден сделать каркас всего сооружения в Парке Горького бетонно-металлическим именно из-за строительных норм. С другой стороны, деревянное строительство стало как будто бы даже более дорогим, чем аналогичное из кирпича. Деревянная страна стала бетонной и теперь в районах, отдаленных от Москвы километров на двести-триста мы можем наблюдать, что бетон и металл семидесятых гниют столь же успешно, как и деревянные домики XIX века. Скандинавские страны и Англия позволяют себе строить многоэтажные дома из дерева, в нашей стране это пока совершенно невозможно. Хотя когда-то в Карелии меня совершенно поразили трехэтажные деревянные дома с квартирами без удобств – это, конечно, совершенно другая история, неблизкая современным скандинавским многоэтажкам, светлым и уютным. В России пока деревянная архитектура развивается как бы нехотя, местами сбиваясь на квасной патриотизм, но – усилиями Николая Белоусова, Тотана Кузембаева, Романа Леонидова, Ивана Овчинникова, архитекторов, посвятивших себя созданию и типовых, и уникальных деревянных домов, и силами компаний, к примеру таких, как спонсор премии Honka, – всё же развивается. Вряд ли она вскоре перейдет в область многоэтажного, да этого, вероятно, и не нужно – идея собственного дома намного привлекательнее.

Николай Малинин превратил премию АрхиWOOD в серьёзное исследование с оттенком мессианства и даже смог взглянуть на тему в, скажем так, «правильном» ракурсе – без «щей в бороде», а этак прогрессивно, и даже с пафосом поиска чистого-лучшего-доброго: именно поэтому «дворца не будет». В сфере любого искусства, как бы многие не презирали этого слова, меняется мода; она меняется в мире и в стране, и где-то мы заимствуем актуальные течения – устойчивость, урбанистику, а в каких-то вещах Москва, надо думать, следует собственным прекрасным порывам. Так в конце восьмидесятых любили графику «бумажников», в девяностые – интересовались интерьерами от «правильных архитекторов», в двухтысячных эти архитекторы вышли в «коробочную» область, а позднее пик любопытства перенесся на конкурсы и парки. Теперь же наступила некоторая тишина, все рассосалось, интерес не вечен. Так вот, АрхиWOODу, как кажется, удается превратить «хорошую деревянную» архитектуру в область интереса сродни интерьерам девяностых, понять её как сферу, где что-то вызревает, найти акценты и тенденции. Если этому начинанию удастся сохранить дотошность и отстраненность исследователя, принципиальность критика, и пролавировать между искусством и рынком, – а все задачи не из лёгких, но возможно, в таком случае мы, действительно, с помощью образцовых проектов или без, увидим какой-нибудь новый виток в истории «русского деревянного зодчества». 

08 Июня 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Ещё пока не терема
Экспертный совет премии АРХИWOOD выбрал 38 сооружений, который составили шорт-лист 2015 года. О самых интересных объектах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Золотая медаль МАРХИ 2021: победители
Публикуем два проекта, награжденных Золотой медалью МАРХИ. Магистерская диссертация Полины Болдыревой посвящена исследованию метаструктур, а дипломный проект Дарьи Зотовой – проработке событийного комплекса с иммерсивным театром в Ясенево.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.