Природа – и храм, и мастерская…

Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

08 Октября 2020
mainImg
Архитектор:
Артём Никифоров
Проект:
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Россия, Санкт-Петербург, в 7 км к северу от Репино

Авторский коллектив:
Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко

2019 / 2020
Архитектор Артем Никифоров построил полностью деревянную мастерскую в Репино, известном дачно-коттеджном предместье северной столицы. Мастерская находится в укромном лесном уголке, недалеко от трассы. Она рассчитана на четыре бюро: состоит из четырех двуэтажных крыльев с отдельными входами, объединенных продольным центральным атриумом.
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Фотография © Сергей Мельников

Постройка необычна тем, что эта классика – в дереве. Причем взят не известный исторический извод деревянной классики – не чеховский дом с мезонином, не блоковская усадьба, не советская профессорская дача, а палладианская пафосная вилла. Главный корпус с высоким центральным портиком и симметричными боковыми ордерными композициями облицован необрезной доской (!), имитирующей каменный руст.
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Фотография © Михаил Розанов

Это остроумная находка: вместо рукотворности возникает природотворность природа же ваяла эти неровные края досок, сохранившие форму деревьев. При этом сохраняются чувственность и монументальность, свойственные каменному и штукатурному русту. И столь же остроумно решен центральный портик – брутальная дорика вроде революционных экспериментов неоклассика Ивана Фомина в 1920-х, но опять-таки в дереве. Каннелированные колонны с плоской капителью-абакой были специально сконструированы Артемом Никифоровым. Плоский фронтон, зашитый вертикальными досками, подчеркивает «честные» качества дерева – материала не текучего, а составленного из частей, имеющих форму.
  • zooming
    1 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Дмитрий Цыренщиков
  • zooming
    2 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Михаил Розанов
  • zooming
    3 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Михаил Розанов
  • zooming
    4 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено АрхиWOOD
  • zooming
    5 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Михаил Розанов
  • zooming
    6 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    7 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Михаил Розанов

В остальном постройка, по мнению автора, утилитарна, но это не совсем так. Да, за исключением главного фасада, корпуса решаются вроде бы в скандинавском духе: традиционный деревянный дом со скатной крышей снаружи и модернистское свободное пространство внутри. Классика при движении от главного фасада по направлению к лесу «растворяется» не сразу, а постепенно. Торцы главного поперечного корпуса представляют собой тоже ордерные композиции, но более простые вариации центрального портика (в проекте были дорические пилястры, в реальности остались намеки на них) и боковых рустованных арок. Торцы лесных корпусов еще проще.
  • zooming
    1 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    2 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    3 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    4 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    5 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    6 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников
  • zooming
    7 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Сергей Мельников

Постройка симметрична в плане. Проход по центральной оси организован подчеркнуто театрально. На оси расположены поперечный корпус (трансепт) с палладианским фасадом, через который осуществляется главный вход, продольный корпус с общественным пространством и открытая терраса, которую фланкируют «лесные» корпуса. Мы входим «на свет», через центральный интеколлумний, которому соответствует стеклянная стена, сквозь которую видна конечная цель пути – стеклянное окно в лес. В фойе мы оказываемся под кессонированным потолком и проходим под невысокой аркой с кессонированным сводом в зал, который по контрасту кажется высоким «нефом». Центральный неф – простой, но торжественный (боковые нефы тоже есть, там находятся рабочие помещения). Вместо сводов центральный неф перекрыт скатной крышей, и это придает ему сходство с базиликой с явным движением к «алтарю», на месте которого находится огромное окно в природу, а световые фонари в крыше отсчитывают ритм шага вместо колонн. «Алтарь» в виде окна в лес – это символично: природоцентричность нашего мира увеличивается, вектор смещается в сторону экологии, нравится нам это или нет.

Природа – и храм, и мастерская…, а человек в ней – архитектор. Так можно было бы перефразировать относительно мастерской Артема Никифорова лозунг тургеневского героя Базарова, который говорил: «Природа – не храм, а мастерская, а человек в ней – работник». Артем Никифоров задумал и построил мастерскую в лесу до пандемии. Но когда весной 2020 года коттеджи в Репино и во всех пригородах Петербурга оказались тотально арендованы людьми, переехавшими в них работать и жить на время карантина, стало ясно, что архитектор пророчески угадал будущее.
  • zooming
    1 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Дмитрий Цыренщиков
  • zooming
    2 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Дмитрий Цыренщиков
  • zooming
    3 / 7
    Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    Фотография © Михаил Розанов
  • zooming
    4 / 7
    Изометрия. Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    © Артём Никифоров
  • zooming
    5 / 7
    Лес. Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    © Артём Никифоров
  • zooming
    6 / 7
    План. Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    © Артём Никифоров
  • zooming
    7 / 7
    Проект колонны. Мастерская Артёма Никифорова в Репино
    © Артём Никифоров
Архитектор:
Артём Никифоров
Проект:
Мастерская Артёма Никифорова в Репино
Россия, Санкт-Петербург, в 7 км к северу от Репино

Авторский коллектив:
Артём Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко

2019 / 2020

08 Октября 2020

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.