Дом для друзей

Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.

mainImg
Куратор и вдохновитель премии Николай Малинин для начала определил деревянную архитектуру как #добро. Сказав, ну прямо как Бильбо Беггинс на своем столетнем дне рождения, примерно следующее: деревянную архитектуру в России делают исключительно хорошие люди, а всю остальную делают люди разные. Приветствовать собравшихся пришлось видеообращением, поскольку несмотря на приложенные усилия Николаю Малинину не удалось приехать на награждение из США, и церемонию вел, и надо признать, блестяще, Владимир Кузьмин.

Пусть не сто, а десять лет, но премия не только накопила традиции и собрала круг единомышленников, но, надо думать, послужила одним из драйверов развития отрасли, которая сейчас пребывает в совершенно ином, чем 10 лет назад, более развитом состоянии, ожидая пересмотра нормативов в сторону разрешения многоярусного деревянного строительства и в целом меньших опасений в пожароопасности материала, что позволило бы строить больше и интереснее. Увы, Олег Панитков, работавший, в частности, над пересмотром этих нормативов и входивший в экспертный совет премии, не дожил до церемонии меньше месяца.

Но вернемся к премии. Если говорить о тенденциях – значительную часть шорт-листа заняли проекты фестиваля «Древолюция», события профессионального и значимого; но ни один не получил премии, зато жюри присудило Николаю Белоусову и, как-то так получилось, всем его предприятиям в целом, гран-при за достижения «по совокупности». 

Гран-при
Бывало, гран-при доставался зданиям, вот к примеру Осташевскому терему, а теперь – человеку (так и хочется добавить «и пароходу»), со свежей, впервые появившейся в истории АРХИWOOD'a, формулировкой «за карьеру» – что-то наподобие венецианского lifetime achievement или московского «архитектора года». Владимир Кузьмин пригласил на сцену участников фестиваля «Древолюция», молодых архитекторов, студентов Николая Белоусова, и поздравил мэтра, назвав его создателем, благодетелем и праведником деревянной архитектуры. Закончилось все скромным заявлением лауреата, что награждать надо участников фестиваля, поскольку делают всё они, а он только наблюдает.
  • zooming
    1 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Речь по скайпу куратора Николая Малинина.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    2 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Александр Львовский
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    3 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Владимир Кузьмин и Николай Белоусов
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    4 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Александр Львовский и Тотан Кузембаев
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    5 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Юлия Зинкевич.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    6 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    7 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    8 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Алексей Розенберг.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    9 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Игорь Шварцман и портрет Сергея Мишина.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    10 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    11 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Стас Горшунов
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    12 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Гран При вручен Николаю Белоусову.
© Фото: Анна Пешкова

И все-таки – Белоусов действительно мэтр деревянной архитектуры, основатель направления, соединившего современную архитектуру с традициями бревенчатого дома, учитель многих, создатель, без преувеличения, школы. В справедливости награды сомневаться не приходится, скорее она даже самоочевидна.

Спецприз жюри 
Сильная сторона хорошей премии – умение вовремя подстроиться под материал. Какое-то случилось несогласие в жюри, и оно принесло нам новую номинацию, отметившую «Братеевские телепортеры» от бюро Практика Григория Гурьянова. Никакие они не телепортеры на самом деле – название это образный ход, – а навесы, защищающие пешеходную дорожку к парку «Братеевская пойма» от ЛЭП, отвечая современным нормативам безопасности (надо же, а когда-то под ЛЭП дачные участки давали, и дети резвились там под линиями электропередач). Деревянная решетка защищает путь от несчастного случая, к примеру, если высоковольтные провода вдруг оборвутся – безусловно полезная конструкция и общественное благо: ведь кому нужен парк, если до него сложно добраться? А здесь и по прямой идти около километра, – уточняют авторы.
Братеевские телепортеры. Парк «братеевская пойма». Бюро «Практика» Григорий Гурьянов, Денис Чистов и Александрина Левандовская
© «Практика»


Загородный дом
Номинация «Загородный дом» – в сущности, главная. Многоэтажное деревянное строительство в стране не разрешено, поэтому самым крупным и, как правило, продуманным, завершенным и внушительным высказыванием в сфере деревянного строительства оказываются частные жилые дома. Хотя в последнее время их с успехом теснят общественные пространства, в которые вкладывают все больше разнообразных ресурсов, «индивидуальный дом» позиций не сдает, вот и сейчас в шорт-листе обнаружилось достаточно много – целых восемь, претендентов. Хотя в прошлом году было десять. Но очевидно, что деревянных домов современной архитектуры достаточно много, они вошли, как говорится, в тренд.

За десять лет существования премии вектор развития ее главной номинации видится такой. В ней побеждали дома четырех типов: ортогональный модернизм вроде дома Григория Дайнова в Ярославской области или Дома FAS(t); архетипический модернизм с двускатной крышей, как у Алексея Розенберга в Духанино или Бориса Бернаскони в «Волга-даче»; бревенчатый дом «Ловушка для солнца» Николая Белоусова; и, наконец, деревянная параметрика, к которой можно причислить Дом Кино от бюро Le Atelier, победившего в прошлом году, – также как и лауреата этого года, собственный дом архитектора Сергея Мишина в Вырице.
  • zooming
    1 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин
  • zooming
    2 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин
  • zooming
    3 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин

«Я, примотавши к удочке айфон, фотографировал нужные мне фрагменты пейзажей, чтоб заключить их в рамы окон, а уже после вокруг них построить тело дома», – так поясняет свой замысел автор. Так что форма дома, крышу и стены которого покрывает единая «кожа» из обожженной лиственницы, родилась из видоискательства. Эксперты моментально прозвали дом «пластилиновым», так как его родившаяся из изысканий форма была представлена, помимо собственно дома, лепным макетом отличной степени обобщения и скульптурной «мятости». Иными словами выходит, что в деревянной премии победил пластилиновый дом. Ну и отлично.

Онлайн-голосование отдало победу First House Егора Егорычева. При вручении не обошлось без дискуссии: Тотан Кузембаев, выйдя на сцену, озвучил свой любимый тезис (ну, или один из) о ненадежности результатов народного голосования, чем, будем надеяться, не испортил автору победу. Впрочем автор сам виноват – разговор-то начал он сам, буквально вызвав Тотана на спор в момент получения награды.
  • zooming
    Премия онлайн-голосования.FirstHouse. DIAGONAL. Арх. Егор Егорычев
    © Фото: Наталья Меликова
  • zooming
    Премия онлайн-голосования.FirstHouse. DIAGONAL. Арх. Егор Егорычев
    © Фото: Наталья Меликова

Дом маленький, 5х6 м, но способен вместить семью с двумя детьми и двух гостей. Несмотря на миниатюрность, в нем присутствуют все базовые составляющие современного загородного дома, даже витраж на фасаде и комната на чердаке под скосом кровли.

Малый объект
Авторы домика FLEXSE, лучшего по версии жюри, Степан Кухарский и Алине Черейская, тоже скосили крышу, но в плане у них овал, а дом сочетает гибкость, flex, с самым маленьким размером – xs. По словам авторов, он может принять множество разных функций, но на примере-образце показана баня.
  • zooming
    Flexse. Санкт-Петербург. SA Lab. Арх. Степан Кухарский, Алина Черейская
    © Фото: Екатерина Титенко
  • zooming
    Flexse. Санкт-Петербург. SA Lab. Арх. Степан Кухарский, Алина Черейская
    © Фото: Екатерина Титенко

Приз народа получил домик охранника фермы «Заазяково» в деревне Среднее Азяково под Йошкар-Олой, чей исключительно ажурный, даже кружевной образ, надо думать, призван смягчить суровую функцию. А может быть и подманить поближе: видишь, милая такая беседка, подходишь ближе, а там охрана и хорошо, если без собаки.
Дом охранника фермы Заазяково в Йошкар-Оле.
© фото Евгения Ларкина

Общественное сооружение
В этой весомой номинации мнение народа и жюри совпало. Победителем стала База отдыха в новосибирском Заельцовском бору. Надо сказать, что база выглядит довольно камерно, потому что разделена на два объекта по сторонам глубокого оврага: дом с диагональной сеткой витража и высокий узкий портал входа. В полуподземном корпусе находится пункт проката спортивного инвентаря, а на крыше можно проводить мероприятия.
  • zooming
    База отдыха в Заельцинском лесу. Архитекторы: Rizhome. Евгений Решетов, Татьяна Синельникова, Анастасия Воропаева, Илья Беляков
    © Фотограф: Дмитрий Цыренщиков
  • zooming
    База отдыха в Заельцинском лесу. Архитекторы: Rizhome. Евгений Решетов, Татьяна Синельникова, Анастасия Воропаева, Илья Беляков
    © Фотограф: Дмитрий Цыренщиков

Дерево в отделке
Номинации «Дерево в отделке» пришлось в этом году пережить встряску: экспертный совет не оставил в ней ничего, но затем жюри, приглядевшись внимательнее к объектам, перенесло трех претендентов из других разделов сюда.

Победитель номинации «Дерево в отделке» по версии жюри – павильон-гостиная «Точка на карте»
из Приозерска.
  • zooming
    1 / 3
  • zooming
    2 / 3
  • zooming
    3 / 3

В народном голосовании выиграл Павильон будущего, построенный в Выксе по результатам конкурса фестиваля «Арт-овраг». Лестница-геликоид делит пространство на две части: открытую общедоступную и закрытую всесезонную. Удивительная по красоте и динамике ротонда может одновременно функционировать как концертный и театральный зал, коворкинг, спортивная площадка и выставка. Приз вручил гуру деревянной архитектуры и многократный призер АРХИWOOD Тотан Кузембаев.
  • zooming
    1 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов
  • zooming
    2 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов
  • zooming
    3 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов

Который – отвлечемся на минуту – в этом году не выставил на АРХИWOOD свою орденоносную усадьбу Клаугис. На церемонии Тотан сказал: пора дать дорогу молодым, и даже – надо бы всем, кому больше сорока пяти, запретит участвовать... На что Владимир Кузьмин парировал: ну, ты же предложишь нам всем сейчас встать и выйти? Вопрос остался открытым. Но заметим, что Николай Малинин в своем обзоре шорт-листа привел иное объяснение отсутствия знаменитой виллы в списке премии, а именно: ее несущая конструкция бетонная. 

Арт-объект
По мнению жюри лучшим арт-объектом стал архитектурно-концептуальный проект Фанерный театр – вполне действующая сцена-инсталляция из БДТ имеи Г.А. Товстоногова. Это настоящий театр со сценой и гардеробной, посвященный столетию Большого драматического. Красный ледокол вклинивается\встраивается в пространство старого зала. Естественно, вспоминается 1919 год, авангард, «клином красным бей белых». Образ построен на сложных отношениях старого и нового. Проект делали архитектор, художник и режиссер.
  • zooming
    Фанерный театр в БДТ. Санкт-Петербург. Объединение АрхАтака. Архитекторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
    © Фото Сергей Мисенко, Стас Левшин, Светлана Щагина, Виктор Бергарт
  • zooming
    Фанерный театр в БДТ. Объединение АрхАтака. Архитекторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов Объединение АрхАтака.
    © Фото Сергей Мисенко, Стас Левшин, Светлана Щагина, Виктор Бергарт

Приз народ получила Стайка 2607 Алексея Лучко в Сатке. Стайками называются местные сараи, собранные из чего попало, и тема отлично легла на любимую совриском в целом с давних времен тему objets trouvés. Казалось бы, лет сто прошло, а всё не надоедает, даже наоборот, приобретает новые ракурсы.
Стайка 2607 Челябинская область, город Сатка. Алексей Лучко
© фото Денис Шакиров, Анна Филиппова

Реставрация
Что сказать, номинация появилась в составе премии не сразу и, звучно стартовав, теперь несколько затормозила развитие: два объекта лонг-листа, браво перешедшие в короткий список, поделили между собой приз жюри и любовь народа.

Первый достался часовне Авраамия Городецкого, скромному сооружению начала XX века. Ее перебрали, сохранив 30% подлинных бревен, и перевезли к Осташевскому терему; проектом руководил ученик Александра Попова Антон Мальцев. Удивительно, сто лет назад таких часовен было много, а теперь мы реставрируем чудом (уж не молитвами ли преподобного Авраамия, славного исцелениями бесноватых?) уцелевшие крохи.
Часовня Авраамия Городецкого. Антон Мальцев
© фото Антон Мальцев

В народном голосовании победил вологодский дом Извощикова, уже похваленный Архнадзором. Городская усадьба состоит из двух частей, деревянной и каменной, и деревянную пришлось изрядно перебрать, по выражению специалистов. И между тем дом претендует на то, чтобы быть воспринят как своего рода хороший знак: в Вологде так долго заменяли деревянные дома бетонными муляжами, что восстановление в материале – уже немалая победа, хорошо бы она обозначила тенденцию. Вручая приз, Надежда Снигирева, архитектор и активист из вологодской «Проектной группы 8», определили проект словами: «сделать невозможное в невозможных условиях».
  • zooming
    Дом Извощикова в Вологде.Герман Якимов, Владимир Новоселов, Алексей Смирнов, Сергей Попов
    ©Фото В.Новоселов
  • zooming
    Дом Извощикова в Вологде.Герман Якимов, Владимир Новоселов, Алексей Смирнов, Сергей Попов
    ©Фото В.Новоселов

Что ж, согласимся, хотя хотелось бы, чтобы проектов в номинации реставрация было больше, и главное, чтобы премия не отказалось от этой, казалось бы, «несовременной» номинации – должен же кто-то отыскивать примеры по-настоящему современной реставрации, а именно ориентированной на сохранение подлинности, и показывать их людям. 

Дизайн городской среды
Приз жюри достался набережной малого города Кулебаки Нижегородской области – счастливые лауреаты пожаловались, что городу не везет, никак не удается получить министерский грант на благоустройство. И все же набережную реализовали даже без гранта. Пожелаем же городу удачи, возможно, премия ее принесет.
Набережная малого города в Кулебаки. Стас Горшунов,
© фото Стас Горшунов

В он-лайн голосовании победила Горка-Лиса из Казани, подобие оригами из дерева с прекрасным, надо сказать, металлическим скатом. Получив приз, авторы обещали «порадовать лису», сообщив ей о награде.
  • zooming
    Горка-Лиса. архбюро «Чехарда», архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Петр
    © Фото Даниил Шведов
  • zooming
    Горка-Лиса, архбюро «Чехарда», архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Петр
    © Фото Даниил Шведов

Интерьер
И здесь обнаружилось всего два объекта – только не сразу, как в реставрации, а после отбора, проведенного экспертным советом. Что неоднократный лауреат премии Алексей Розенберг, вручая приз, назвал тревожным симптомом. Выбирать было особенно не из чего.

Жюри наградило жилой дом «Казарма», оформленный Дмитрием Кондрашовым.
Интерьер жилого дома «Казарма». AANDDprojects Архитектор Дмитрий Кондрашов
© Фото Егор Котов

Лидером народного голосования признали хостел «Барабан» на заводе «Флакон», отмеченный ярким желтым цветом, похожим на фирменный цвет АРХИWOODа. Вокруг того сходства и крутились реплики в момент вручения приза.
  • zooming
    Hostel Baraban. Арх. Наталья и Алексей Истомины
    © Фото Юрий Гришко
  • zooming
    Hostel Baraban. Арх. Наталья и Алексей Истомины
    © Фото Юрий Гришко

Предметный дизайн
Жюри признало лучшим кресло-стол «Карл» Эдуарда Забуги, художника, который более двадцати лет проектирует деревянные объекты.
Стол-кресло «Карл». Дизайнер Эдуард Забуга
© фото Эдуард Забуга

Приз народного голосования получил светильник WOOD LINE – торшер из дуба дизайнера Вадима Голубева и инженера Евгения Голосова из Новосибирска.
Светильник WOOD LINE. Дизайнер Вадим Голубев и инженер Евгений Голосов. Новосибирск
© фото Даша Романова

Спецпризы
От шведской компании Kährs:
  • Иван Овчинников и Ольга Сандакова. Дом-мост. Дубль-дом 3-й серии;
  • Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ;
  • Архитектор Иван Шалмин. Дом «Шершавый длинный».
  • zooming
    1 / 4
    Дом-мост. Дубль-дом 3 серии. Иван Овчинников и Ольга Сандакова.
    © Фото Артем Ласовский Иван Овчинников
  • zooming
    2 / 4
    Дом-мост. Дубль-дом 3 серии. Иван Овчинников и Ольга Сандакова.
    © Фото Артем Ласовский Иван Овчинников
  • zooming
    3 / 4
    Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ
    © фото Дима Цыренщиков
  • zooming
    4 / 4
    Иван Шалмин. Дом «Шершавый длинный»
    © Фото Евгений Лучин

От компании «Русский дизайнерский дом»:
  • Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. дом ЛОДЖ;
  • Бюро Archpoint. Wine Boutique;
  • Элина Туктамишева. Коллекция светильников «Лемех»;
  • Андрей Дойницын, Алексей Гарбузов за проект резиденции “ARK”;
  • Антон Мальцев за проект реставрации Часовни Авраамия Городецкого.
  • zooming
    1 / 3
    Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ
    © фото Дима Цыренщиков
  • zooming
    2 / 3
    Винный бутик. Бюро Archpoint. Валерий Лизунов, Виталий Чипак и Ольга Носова
    © фото Ольга Мелекесцева
  • zooming
    3 / 3
    Дизайнер Элина Туктамишева. Коллекция светильников «Лемех»
    Фото: София Декор

Ольга Захарова, экс-директор Парка Горького, премировала спецпризом за «Деревянное в городе» проект Набережной в Туле бюро Wowhous, вклад которого в этой области масштабен и хрестоматиен. И затем долго и убедительно призывала аудиторию проектировать общественные пространства, думая не только о так называемых хипстерах, но и о стариках.
Архитекторы: Wowhous Руководители бюро: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро. Михаил Козлов (ведущий арх), Мария Хохлова, Анастасия Измакова, Анна Карнеева, Марина Пахомова, Кристина Рыкова, Ян Фриз
© Wowhaus

 

24 Сентября 2019

Похожие статьи
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
НИИФИЛ <аретова>
Борис Бернаскони в ММОМА показывает, как устаревшее слово НИИ делает куратора по-настоящему главным на выставке, как подчинить живопись архитектуре и еще рассказывает, что творчество – это только придумывание нового. Разбираемся в масштабе новаций.
Константинов: путь к архитектуре
До 26 мая включительно не поздно успеть на распределенную по двум площадкам выставку Александра Константинова, доктора математики и художника-концептуалиста, автора объектов, причем очень крупных, городского и ландшафтного масштаба. Выставка – в Западном крыле ГТГ, два восстановленных объекта – в ГЭС-2. Автор экспозиции в ГТГ – Евгений Асс.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
АРХИWOOD: десять лет без права на приписки
Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.