Дом для друзей

Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.

mainImg
Куратор и вдохновитель премии Николай Малинин для начала определил деревянную архитектуру как #добро. Сказав, ну прямо как Бильбо Беггинс на своем столетнем дне рождения, примерно следующее: деревянную архитектуру в России делают исключительно хорошие люди, а всю остальную делают люди разные. Приветствовать собравшихся пришлось видеообращением, поскольку несмотря на приложенные усилия Николаю Малинину не удалось приехать на награждение из США, и церемонию вел, и надо признать, блестяще, Владимир Кузьмин.

Пусть не сто, а десять лет, но премия не только накопила традиции и собрала круг единомышленников, но, надо думать, послужила одним из драйверов развития отрасли, которая сейчас пребывает в совершенно ином, чем 10 лет назад, более развитом состоянии, ожидая пересмотра нормативов в сторону разрешения многоярусного деревянного строительства и в целом меньших опасений в пожароопасности материала, что позволило бы строить больше и интереснее. Увы, Олег Панитков, работавший, в частности, над пересмотром этих нормативов и входивший в экспертный совет премии, не дожил до церемонии меньше месяца.

Но вернемся к премии. Если говорить о тенденциях – значительную часть шорт-листа заняли проекты фестиваля «Древолюция», события профессионального и значимого; но ни один не получил премии, зато жюри присудило Николаю Белоусову и, как-то так получилось, всем его предприятиям в целом, гран-при за достижения «по совокупности». 

Гран-при
Бывало, гран-при доставался зданиям, вот к примеру Осташевскому терему, а теперь – человеку (так и хочется добавить «и пароходу»), со свежей, впервые появившейся в истории АРХИWOOD'a, формулировкой «за карьеру» – что-то наподобие венецианского lifetime achievement или московского «архитектора года». Владимир Кузьмин пригласил на сцену участников фестиваля «Древолюция», молодых архитекторов, студентов Николая Белоусова, и поздравил мэтра, назвав его создателем, благодетелем и праведником деревянной архитектуры. Закончилось все скромным заявлением лауреата, что награждать надо участников фестиваля, поскольку делают всё они, а он только наблюдает.
  • zooming
    1 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Речь по скайпу куратора Николая Малинина.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    2 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Александр Львовский
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    3 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Владимир Кузьмин и Николай Белоусов
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    4 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Александр Львовский и Тотан Кузембаев
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    5 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Юлия Зинкевич.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    6 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    7 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    8 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Алексей Розенберг.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    9 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Игорь Шварцман и портрет Сергея Мишина.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    10 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    11 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Стас Горшунов
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    12 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Гран При вручен Николаю Белоусову.
© Фото: Анна Пешкова

И все-таки – Белоусов действительно мэтр деревянной архитектуры, основатель направления, соединившего современную архитектуру с традициями бревенчатого дома, учитель многих, создатель, без преувеличения, школы. В справедливости награды сомневаться не приходится, скорее она даже самоочевидна.

Спецприз жюри 
Сильная сторона хорошей премии – умение вовремя подстроиться под материал. Какое-то случилось несогласие в жюри, и оно принесло нам новую номинацию, отметившую «Братеевские телепортеры» от бюро Практика Григория Гурьянова. Никакие они не телепортеры на самом деле – название это образный ход, – а навесы, защищающие пешеходную дорожку к парку «Братеевская пойма» от ЛЭП, отвечая современным нормативам безопасности (надо же, а когда-то под ЛЭП дачные участки давали, и дети резвились там под линиями электропередач). Деревянная решетка защищает путь от несчастного случая, к примеру, если высоковольтные провода вдруг оборвутся – безусловно полезная конструкция и общественное благо: ведь кому нужен парк, если до него сложно добраться? А здесь и по прямой идти около километра, – уточняют авторы.
Братеевские телепортеры. Парк «братеевская пойма». Бюро «Практика» Григорий Гурьянов, Денис Чистов и Александрина Левандовская
© «Практика»


Загородный дом
Номинация «Загородный дом» – в сущности, главная. Многоэтажное деревянное строительство в стране не разрешено, поэтому самым крупным и, как правило, продуманным, завершенным и внушительным высказыванием в сфере деревянного строительства оказываются частные жилые дома. Хотя в последнее время их с успехом теснят общественные пространства, в которые вкладывают все больше разнообразных ресурсов, «индивидуальный дом» позиций не сдает, вот и сейчас в шорт-листе обнаружилось достаточно много – целых восемь, претендентов. Хотя в прошлом году было десять. Но очевидно, что деревянных домов современной архитектуры достаточно много, они вошли, как говорится, в тренд.

За десять лет существования премии вектор развития ее главной номинации видится такой. В ней побеждали дома четырех типов: ортогональный модернизм вроде дома Григория Дайнова в Ярославской области или Дома FAS(t); архетипический модернизм с двускатной крышей, как у Алексея Розенберга в Духанино или Бориса Бернаскони в «Волга-даче»; бревенчатый дом «Ловушка для солнца» Николая Белоусова; и, наконец, деревянная параметрика, к которой можно причислить Дом Кино от бюро Le Atelier, победившего в прошлом году, – также как и лауреата этого года, собственный дом архитектора Сергея Мишина в Вырице.
  • zooming
    1 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин
  • zooming
    2 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин
  • zooming
    3 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин

«Я, примотавши к удочке айфон, фотографировал нужные мне фрагменты пейзажей, чтоб заключить их в рамы окон, а уже после вокруг них построить тело дома», – так поясняет свой замысел автор. Так что форма дома, крышу и стены которого покрывает единая «кожа» из обожженной лиственницы, родилась из видоискательства. Эксперты моментально прозвали дом «пластилиновым», так как его родившаяся из изысканий форма была представлена, помимо собственно дома, лепным макетом отличной степени обобщения и скульптурной «мятости». Иными словами выходит, что в деревянной премии победил пластилиновый дом. Ну и отлично.

Онлайн-голосование отдало победу First House Егора Егорычева. При вручении не обошлось без дискуссии: Тотан Кузембаев, выйдя на сцену, озвучил свой любимый тезис (ну, или один из) о ненадежности результатов народного голосования, чем, будем надеяться, не испортил автору победу. Впрочем автор сам виноват – разговор-то начал он сам, буквально вызвав Тотана на спор в момент получения награды.
  • zooming
    Премия онлайн-голосования.FirstHouse. DIAGONAL. Арх. Егор Егорычев
    © Фото: Наталья Меликова
  • zooming
    Премия онлайн-голосования.FirstHouse. DIAGONAL. Арх. Егор Егорычев
    © Фото: Наталья Меликова

Дом маленький, 5х6 м, но способен вместить семью с двумя детьми и двух гостей. Несмотря на миниатюрность, в нем присутствуют все базовые составляющие современного загородного дома, даже витраж на фасаде и комната на чердаке под скосом кровли.

Малый объект
Авторы домика FLEXSE, лучшего по версии жюри, Степан Кухарский и Алине Черейская, тоже скосили крышу, но в плане у них овал, а дом сочетает гибкость, flex, с самым маленьким размером – xs. По словам авторов, он может принять множество разных функций, но на примере-образце показана баня.
  • zooming
    Flexse. Санкт-Петербург. SA Lab. Арх. Степан Кухарский, Алина Черейская
    © Фото: Екатерина Титенко
  • zooming
    Flexse. Санкт-Петербург. SA Lab. Арх. Степан Кухарский, Алина Черейская
    © Фото: Екатерина Титенко

Приз народа получил домик охранника фермы «Заазяково» в деревне Среднее Азяково под Йошкар-Олой, чей исключительно ажурный, даже кружевной образ, надо думать, призван смягчить суровую функцию. А может быть и подманить поближе: видишь, милая такая беседка, подходишь ближе, а там охрана и хорошо, если без собаки.
Дом охранника фермы Заазяково в Йошкар-Оле.
© фото Евгения Ларкина

Общественное сооружение
В этой весомой номинации мнение народа и жюри совпало. Победителем стала База отдыха в новосибирском Заельцовском бору. Надо сказать, что база выглядит довольно камерно, потому что разделена на два объекта по сторонам глубокого оврага: дом с диагональной сеткой витража и высокий узкий портал входа. В полуподземном корпусе находится пункт проката спортивного инвентаря, а на крыше можно проводить мероприятия.
  • zooming
    База отдыха в Заельцинском лесу. Архитекторы: Rizhome. Евгений Решетов, Татьяна Синельникова, Анастасия Воропаева, Илья Беляков
    © Фотограф: Дмитрий Цыренщиков
  • zooming
    База отдыха в Заельцинском лесу. Архитекторы: Rizhome. Евгений Решетов, Татьяна Синельникова, Анастасия Воропаева, Илья Беляков
    © Фотограф: Дмитрий Цыренщиков

Дерево в отделке
Номинации «Дерево в отделке» пришлось в этом году пережить встряску: экспертный совет не оставил в ней ничего, но затем жюри, приглядевшись внимательнее к объектам, перенесло трех претендентов из других разделов сюда.

Победитель номинации «Дерево в отделке» по версии жюри – павильон-гостиная «Точка на карте»
из Приозерска.
  • zooming
    1 / 3
  • zooming
    2 / 3
  • zooming
    3 / 3

В народном голосовании выиграл Павильон будущего, построенный в Выксе по результатам конкурса фестиваля «Арт-овраг». Лестница-геликоид делит пространство на две части: открытую общедоступную и закрытую всесезонную. Удивительная по красоте и динамике ротонда может одновременно функционировать как концертный и театральный зал, коворкинг, спортивная площадка и выставка. Приз вручил гуру деревянной архитектуры и многократный призер АРХИWOOD Тотан Кузембаев.
  • zooming
    1 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов
  • zooming
    2 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов
  • zooming
    3 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов

Который – отвлечемся на минуту – в этом году не выставил на АРХИWOOD свою орденоносную усадьбу Клаугис. На церемонии Тотан сказал: пора дать дорогу молодым, и даже – надо бы всем, кому больше сорока пяти, запретит участвовать... На что Владимир Кузьмин парировал: ну, ты же предложишь нам всем сейчас встать и выйти? Вопрос остался открытым. Но заметим, что Николай Малинин в своем обзоре шорт-листа привел иное объяснение отсутствия знаменитой виллы в списке премии, а именно: ее несущая конструкция бетонная. 

Арт-объект
По мнению жюри лучшим арт-объектом стал архитектурно-концептуальный проект Фанерный театр – вполне действующая сцена-инсталляция из БДТ имеи Г.А. Товстоногова. Это настоящий театр со сценой и гардеробной, посвященный столетию Большого драматического. Красный ледокол вклинивается\встраивается в пространство старого зала. Естественно, вспоминается 1919 год, авангард, «клином красным бей белых». Образ построен на сложных отношениях старого и нового. Проект делали архитектор, художник и режиссер.
  • zooming
    Фанерный театр в БДТ. Санкт-Петербург. Объединение АрхАтака. Архитекторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
    © Фото Сергей Мисенко, Стас Левшин, Светлана Щагина, Виктор Бергарт
  • zooming
    Фанерный театр в БДТ. Объединение АрхАтака. Архитекторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов Объединение АрхАтака.
    © Фото Сергей Мисенко, Стас Левшин, Светлана Щагина, Виктор Бергарт

Приз народ получила Стайка 2607 Алексея Лучко в Сатке. Стайками называются местные сараи, собранные из чего попало, и тема отлично легла на любимую совриском в целом с давних времен тему objets trouvés. Казалось бы, лет сто прошло, а всё не надоедает, даже наоборот, приобретает новые ракурсы.
Стайка 2607 Челябинская область, город Сатка. Алексей Лучко
© фото Денис Шакиров, Анна Филиппова

Реставрация
Что сказать, номинация появилась в составе премии не сразу и, звучно стартовав, теперь несколько затормозила развитие: два объекта лонг-листа, браво перешедшие в короткий список, поделили между собой приз жюри и любовь народа.

Первый достался часовне Авраамия Городецкого, скромному сооружению начала XX века. Ее перебрали, сохранив 30% подлинных бревен, и перевезли к Осташевскому терему; проектом руководил ученик Александра Попова Антон Мальцев. Удивительно, сто лет назад таких часовен было много, а теперь мы реставрируем чудом (уж не молитвами ли преподобного Авраамия, славного исцелениями бесноватых?) уцелевшие крохи.
Часовня Авраамия Городецкого. Антон Мальцев
© фото Антон Мальцев

В народном голосовании победил вологодский дом Извощикова, уже похваленный Архнадзором. Городская усадьба состоит из двух частей, деревянной и каменной, и деревянную пришлось изрядно перебрать, по выражению специалистов. И между тем дом претендует на то, чтобы быть воспринят как своего рода хороший знак: в Вологде так долго заменяли деревянные дома бетонными муляжами, что восстановление в материале – уже немалая победа, хорошо бы она обозначила тенденцию. Вручая приз, Надежда Снигирева, архитектор и активист из вологодской «Проектной группы 8», определили проект словами: «сделать невозможное в невозможных условиях».
  • zooming
    Дом Извощикова в Вологде.Герман Якимов, Владимир Новоселов, Алексей Смирнов, Сергей Попов
    ©Фото В.Новоселов
  • zooming
    Дом Извощикова в Вологде.Герман Якимов, Владимир Новоселов, Алексей Смирнов, Сергей Попов
    ©Фото В.Новоселов

Что ж, согласимся, хотя хотелось бы, чтобы проектов в номинации реставрация было больше, и главное, чтобы премия не отказалось от этой, казалось бы, «несовременной» номинации – должен же кто-то отыскивать примеры по-настоящему современной реставрации, а именно ориентированной на сохранение подлинности, и показывать их людям. 

Дизайн городской среды
Приз жюри достался набережной малого города Кулебаки Нижегородской области – счастливые лауреаты пожаловались, что городу не везет, никак не удается получить министерский грант на благоустройство. И все же набережную реализовали даже без гранта. Пожелаем же городу удачи, возможно, премия ее принесет.
Набережная малого города в Кулебаки. Стас Горшунов,
© фото Стас Горшунов

В он-лайн голосовании победила Горка-Лиса из Казани, подобие оригами из дерева с прекрасным, надо сказать, металлическим скатом. Получив приз, авторы обещали «порадовать лису», сообщив ей о награде.
  • zooming
    Горка-Лиса. архбюро «Чехарда», архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Петр
    © Фото Даниил Шведов
  • zooming
    Горка-Лиса, архбюро «Чехарда», архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Петр
    © Фото Даниил Шведов

Интерьер
И здесь обнаружилось всего два объекта – только не сразу, как в реставрации, а после отбора, проведенного экспертным советом. Что неоднократный лауреат премии Алексей Розенберг, вручая приз, назвал тревожным симптомом. Выбирать было особенно не из чего.

Жюри наградило жилой дом «Казарма», оформленный Дмитрием Кондрашовым.
Интерьер жилого дома «Казарма». AANDDprojects Архитектор Дмитрий Кондрашов
© Фото Егор Котов

Лидером народного голосования признали хостел «Барабан» на заводе «Флакон», отмеченный ярким желтым цветом, похожим на фирменный цвет АРХИWOODа. Вокруг того сходства и крутились реплики в момент вручения приза.
  • zooming
    Hostel Baraban. Арх. Наталья и Алексей Истомины
    © Фото Юрий Гришко
  • zooming
    Hostel Baraban. Арх. Наталья и Алексей Истомины
    © Фото Юрий Гришко

Предметный дизайн
Жюри признало лучшим кресло-стол «Карл» Эдуарда Забуги, художника, который более двадцати лет проектирует деревянные объекты.
Стол-кресло «Карл». Дизайнер Эдуард Забуга
© фото Эдуард Забуга

Приз народного голосования получил светильник WOOD LINE – торшер из дуба дизайнера Вадима Голубева и инженера Евгения Голосова из Новосибирска.
Светильник WOOD LINE. Дизайнер Вадим Голубев и инженер Евгений Голосов. Новосибирск
© фото Даша Романова

Спецпризы
От шведской компании Kährs:
  • Иван Овчинников и Ольга Сандакова. Дом-мост. Дубль-дом 3-й серии;
  • Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ;
  • Архитектор Иван Шалмин. Дом «Шершавый длинный».
  • zooming
    1 / 4
    Дом-мост. Дубль-дом 3 серии. Иван Овчинников и Ольга Сандакова.
    © Фото Артем Ласовский Иван Овчинников
  • zooming
    2 / 4
    Дом-мост. Дубль-дом 3 серии. Иван Овчинников и Ольга Сандакова.
    © Фото Артем Ласовский Иван Овчинников
  • zooming
    3 / 4
    Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ
    © фото Дима Цыренщиков
  • zooming
    4 / 4
    Иван Шалмин. Дом «Шершавый длинный»
    © Фото Евгений Лучин

От компании «Русский дизайнерский дом»:
  • Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. дом ЛОДЖ;
  • Бюро Archpoint. Wine Boutique;
  • Элина Туктамишева. Коллекция светильников «Лемех»;
  • Андрей Дойницын, Алексей Гарбузов за проект резиденции “ARK”;
  • Антон Мальцев за проект реставрации Часовни Авраамия Городецкого.
  • zooming
    1 / 3
    Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ
    © фото Дима Цыренщиков
  • zooming
    2 / 3
    Винный бутик. Бюро Archpoint. Валерий Лизунов, Виталий Чипак и Ольга Носова
    © фото Ольга Мелекесцева
  • zooming
    3 / 3
    Дизайнер Элина Туктамишева. Коллекция светильников «Лемех»
    Фото: София Декор

Ольга Захарова, экс-директор Парка Горького, премировала спецпризом за «Деревянное в городе» проект Набережной в Туле бюро Wowhous, вклад которого в этой области масштабен и хрестоматиен. И затем долго и убедительно призывала аудиторию проектировать общественные пространства, думая не только о так называемых хипстерах, но и о стариках.
Архитекторы: Wowhous Руководители бюро: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро. Михаил Козлов (ведущий арх), Мария Хохлова, Анастасия Измакова, Анна Карнеева, Марина Пахомова, Кристина Рыкова, Ян Фриз
© Wowhaus

 

24 Сентября 2019

Лара Копылова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Лара Копылова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
АРХИWOOD: десять лет без права на приписки
Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.