Дом для друзей

Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.

mainImg
Куратор и вдохновитель премии Николай Малинин для начала определил деревянную архитектуру как #добро. Сказав, ну прямо как Бильбо Беггинс на своем столетнем дне рождения, примерно следующее: деревянную архитектуру в России делают исключительно хорошие люди, а всю остальную делают люди разные. Приветствовать собравшихся пришлось видеообращением, поскольку несмотря на приложенные усилия Николаю Малинину не удалось приехать на награждение из США, и церемонию вел, и надо признать, блестяще, Владимир Кузьмин.

Пусть не сто, а десять лет, но премия не только накопила традиции и собрала круг единомышленников, но, надо думать, послужила одним из драйверов развития отрасли, которая сейчас пребывает в совершенно ином, чем 10 лет назад, более развитом состоянии, ожидая пересмотра нормативов в сторону разрешения многоярусного деревянного строительства и в целом меньших опасений в пожароопасности материала, что позволило бы строить больше и интереснее. Увы, Олег Панитков, работавший, в частности, над пересмотром этих нормативов и входивший в экспертный совет премии, не дожил до церемонии меньше месяца.

Но вернемся к премии. Если говорить о тенденциях – значительную часть шорт-листа заняли проекты фестиваля «Древолюция», события профессионального и значимого; но ни один не получил премии, зато жюри присудило Николаю Белоусову и, как-то так получилось, всем его предприятиям в целом, гран-при за достижения «по совокупности». 

Гран-при
Бывало, гран-при доставался зданиям, вот к примеру Осташевскому терему, а теперь – человеку (так и хочется добавить «и пароходу»), со свежей, впервые появившейся в истории АРХИWOOD'a, формулировкой «за карьеру» – что-то наподобие венецианского lifetime achievement или московского «архитектора года». Владимир Кузьмин пригласил на сцену участников фестиваля «Древолюция», молодых архитекторов, студентов Николая Белоусова, и поздравил мэтра, назвав его создателем, благодетелем и праведником деревянной архитектуры. Закончилось все скромным заявлением лауреата, что награждать надо участников фестиваля, поскольку делают всё они, а он только наблюдает.
  • zooming
    1 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Речь по скайпу куратора Николая Малинина.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    2 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Александр Львовский
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    3 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Владимир Кузьмин и Николай Белоусов
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    4 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Александр Львовский и Тотан Кузембаев
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    5 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Юлия Зинкевич.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    6 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    7 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    8 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Алексей Розенберг.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    9 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Игорь Шварцман и портрет Сергея Мишина.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    10 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    11 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Стас Горшунов
    © Фото: Анна Пешкова
  • zooming
    12 / 12
    Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019.
    © Фото: Анна Пешкова
Церемония награждения премии АРХИWOOD 2019. Гран При вручен Николаю Белоусову.
© Фото: Анна Пешкова

И все-таки – Белоусов действительно мэтр деревянной архитектуры, основатель направления, соединившего современную архитектуру с традициями бревенчатого дома, учитель многих, создатель, без преувеличения, школы. В справедливости награды сомневаться не приходится, скорее она даже самоочевидна.

Спецприз жюри 
Сильная сторона хорошей премии – умение вовремя подстроиться под материал. Какое-то случилось несогласие в жюри, и оно принесло нам новую номинацию, отметившую «Братеевские телепортеры» от бюро Практика Григория Гурьянова. Никакие они не телепортеры на самом деле – название это образный ход, – а навесы, защищающие пешеходную дорожку к парку «Братеевская пойма» от ЛЭП, отвечая современным нормативам безопасности (надо же, а когда-то под ЛЭП дачные участки давали, и дети резвились там под линиями электропередач). Деревянная решетка защищает путь от несчастного случая, к примеру, если высоковольтные провода вдруг оборвутся – безусловно полезная конструкция и общественное благо: ведь кому нужен парк, если до него сложно добраться? А здесь и по прямой идти около километра, – уточняют авторы.
Братеевские телепортеры. Парк «братеевская пойма». Бюро «Практика» Григорий Гурьянов, Денис Чистов и Александрина Левандовская
© «Практика»


Загородный дом
Номинация «Загородный дом» – в сущности, главная. Многоэтажное деревянное строительство в стране не разрешено, поэтому самым крупным и, как правило, продуманным, завершенным и внушительным высказыванием в сфере деревянного строительства оказываются частные жилые дома. Хотя в последнее время их с успехом теснят общественные пространства, в которые вкладывают все больше разнообразных ресурсов, «индивидуальный дом» позиций не сдает, вот и сейчас в шорт-листе обнаружилось достаточно много – целых восемь, претендентов. Хотя в прошлом году было десять. Но очевидно, что деревянных домов современной архитектуры достаточно много, они вошли, как говорится, в тренд.

За десять лет существования премии вектор развития ее главной номинации видится такой. В ней побеждали дома четырех типов: ортогональный модернизм вроде дома Григория Дайнова в Ярославской области или Дома FAS(t); архетипический модернизм с двускатной крышей, как у Алексея Розенберга в Духанино или Бориса Бернаскони в «Волга-даче»; бревенчатый дом «Ловушка для солнца» Николая Белоусова; и, наконец, деревянная параметрика, к которой можно причислить Дом Кино от бюро Le Atelier, победившего в прошлом году, – также как и лауреата этого года, собственный дом архитектора Сергея Мишина в Вырице.
  • zooming
    1 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин
  • zooming
    2 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин
  • zooming
    3 / 3
    Дом архитектора в Вырице. STUDIO MISHIN. Арх. Сергей Мишин.
    © Фото: Юрий Пальмин

«Я, примотавши к удочке айфон, фотографировал нужные мне фрагменты пейзажей, чтоб заключить их в рамы окон, а уже после вокруг них построить тело дома», – так поясняет свой замысел автор. Так что форма дома, крышу и стены которого покрывает единая «кожа» из обожженной лиственницы, родилась из видоискательства. Эксперты моментально прозвали дом «пластилиновым», так как его родившаяся из изысканий форма была представлена, помимо собственно дома, лепным макетом отличной степени обобщения и скульптурной «мятости». Иными словами выходит, что в деревянной премии победил пластилиновый дом. Ну и отлично.

Онлайн-голосование отдало победу First House Егора Егорычева. При вручении не обошлось без дискуссии: Тотан Кузембаев, выйдя на сцену, озвучил свой любимый тезис (ну, или один из) о ненадежности результатов народного голосования, чем, будем надеяться, не испортил автору победу. Впрочем автор сам виноват – разговор-то начал он сам, буквально вызвав Тотана на спор в момент получения награды.
  • zooming
    1 / 2
    Премия онлайн-голосования.FirstHouse. DIAGONAL. Арх. Егор Егорычев
    © Фото: Наталья Меликова
  • zooming
    2 / 2
    Премия онлайн-голосования.FirstHouse. DIAGONAL. Арх. Егор Егорычев
    © Фото: Наталья Меликова

Дом маленький, 5х6 м, но способен вместить семью с двумя детьми и двух гостей. Несмотря на миниатюрность, в нем присутствуют все базовые составляющие современного загородного дома, даже витраж на фасаде и комната на чердаке под скосом кровли.

Малый объект
Авторы домика FLEXSE, лучшего по версии жюри, Степан Кухарский и Алине Черейская, тоже скосили крышу, но в плане у них овал, а дом сочетает гибкость, flex, с самым маленьким размером – xs. По словам авторов, он может принять множество разных функций, но на примере-образце показана баня.
  • zooming
    1 / 2
    Flexse. Санкт-Петербург. SA Lab. Арх. Степан Кухарский, Алина Черейская
    © Фото: Екатерина Титенко
  • zooming
    2 / 2
    Flexse. Санкт-Петербург. SA Lab. Арх. Степан Кухарский, Алина Черейская
    © Фото: Екатерина Титенко

Приз народа получил домик охранника фермы «Заазяково» в деревне Среднее Азяково под Йошкар-Олой, чей исключительно ажурный, даже кружевной образ, надо думать, призван смягчить суровую функцию. А может быть и подманить поближе: видишь, милая такая беседка, подходишь ближе, а там охрана и хорошо, если без собаки.
Дом охранника фермы Заазяково в Йошкар-Оле.
© фото Евгения Ларкина

Общественное сооружение
В этой весомой номинации мнение народа и жюри совпало. Победителем стала База отдыха в новосибирском Заельцовском бору. Надо сказать, что база выглядит довольно камерно, потому что разделена на два объекта по сторонам глубокого оврага: дом с диагональной сеткой витража и высокий узкий портал входа. В полуподземном корпусе находится пункт проката спортивного инвентаря, а на крыше можно проводить мероприятия.
  • zooming
    1 / 2
    База отдыха в Заельцинском лесу. Архитекторы: Rizhome. Евгений Решетов, Татьяна Синельникова, Анастасия Воропаева, Илья Беляков
    © Фотограф: Дмитрий Цыренщиков
  • zooming
    2 / 2
    База отдыха в Заельцинском лесу. Архитекторы: Rizhome. Евгений Решетов, Татьяна Синельникова, Анастасия Воропаева, Илья Беляков
    © Фотограф: Дмитрий Цыренщиков

Дерево в отделке
Номинации «Дерево в отделке» пришлось в этом году пережить встряску: экспертный совет не оставил в ней ничего, но затем жюри, приглядевшись внимательнее к объектам, перенесло трех претендентов из других разделов сюда.

Победитель номинации «Дерево в отделке» по версии жюри – павильон-гостиная «Точка на карте»
из Приозерска.
  • zooming
    1 / 3
  • zooming
    2 / 3
  • zooming
    3 / 3

В народном голосовании выиграл Павильон будущего, построенный в Выксе по результатам конкурса фестиваля «Арт-овраг». Лестница-геликоид делит пространство на две части: открытую общедоступную и закрытую всесезонную. Удивительная по красоте и динамике ротонда может одновременно функционировать как концертный и театральный зал, коворкинг, спортивная площадка и выставка. Приз вручил гуру деревянной архитектуры и многократный призер АРХИWOOD Тотан Кузембаев.
  • zooming
    1 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов
  • zooming
    2 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов
  • zooming
    3 / 3
    Павильон будущего в Выксе. Авторы: Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Сергей Аксенов
    © фото Илья Иванов

Который – отвлечемся на минуту – в этом году не выставил на АРХИWOOD свою орденоносную усадьбу Клаугис. На церемонии Тотан сказал: пора дать дорогу молодым, и даже – надо бы всем, кому больше сорока пяти, запретит участвовать... На что Владимир Кузьмин парировал: ну, ты же предложишь нам всем сейчас встать и выйти? Вопрос остался открытым. Но заметим, что Николай Малинин в своем обзоре шорт-листа привел иное объяснение отсутствия знаменитой виллы в списке премии, а именно: ее несущая конструкция бетонная. 

Арт-объект
По мнению жюри лучшим арт-объектом стал архитектурно-концептуальный проект Фанерный театр – вполне действующая сцена-инсталляция из БДТ имеи Г.А. Товстоногова. Это настоящий театр со сценой и гардеробной, посвященный столетию Большого драматического. Красный ледокол вклинивается\встраивается в пространство старого зала. Естественно, вспоминается 1919 год, авангард, «клином красным бей белых». Образ построен на сложных отношениях старого и нового. Проект делали архитектор, художник и режиссер.
  • zooming
    1 / 2
    Фанерный театр в БДТ. Санкт-Петербург. Объединение АрхАтака. Архитекторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов
    © Фото Сергей Мисенко, Стас Левшин, Светлана Щагина, Виктор Бергарт
  • zooming
    2 / 2
    Фанерный театр в БДТ. Объединение АрхАтака. Архитекторы: Андрей Могучий, Александр Шишкин-Хокусай, Андрей Воронов Объединение АрхАтака.
    © Фото Сергей Мисенко, Стас Левшин, Светлана Щагина, Виктор Бергарт

Приз народ получила Стайка 2607 Алексея Лучко в Сатке. Стайками называются местные сараи, собранные из чего попало, и тема отлично легла на любимую совриском в целом с давних времен тему objets trouvés. Казалось бы, лет сто прошло, а всё не надоедает, даже наоборот, приобретает новые ракурсы.
Стайка 2607 Челябинская область, город Сатка. Алексей Лучко
© фото Денис Шакиров, Анна Филиппова

Реставрация
Что сказать, номинация появилась в составе премии не сразу и, звучно стартовав, теперь несколько затормозила развитие: два объекта лонг-листа, браво перешедшие в короткий список, поделили между собой приз жюри и любовь народа.

Первый достался часовне Авраамия Городецкого, скромному сооружению начала XX века. Ее перебрали, сохранив 30% подлинных бревен, и перевезли к Осташевскому терему; проектом руководил ученик Александра Попова Антон Мальцев. Удивительно, сто лет назад таких часовен было много, а теперь мы реставрируем чудом (уж не молитвами ли преподобного Авраамия, славного исцелениями бесноватых?) уцелевшие крохи.
Часовня Авраамия Городецкого. Антон Мальцев
© фото Антон Мальцев

В народном голосовании победил вологодский дом Извощикова, уже похваленный Архнадзором. Городская усадьба состоит из двух частей, деревянной и каменной, и деревянную пришлось изрядно перебрать, по выражению специалистов. И между тем дом претендует на то, чтобы быть воспринят как своего рода хороший знак: в Вологде так долго заменяли деревянные дома бетонными муляжами, что восстановление в материале – уже немалая победа, хорошо бы она обозначила тенденцию. Вручая приз, Надежда Снигирева, архитектор и активист из вологодской «Проектной группы 8», определили проект словами: «сделать невозможное в невозможных условиях».
  • zooming
    1 / 2
    Дом Извощикова в Вологде.Герман Якимов, Владимир Новоселов, Алексей Смирнов, Сергей Попов
    ©Фото В.Новоселов
  • zooming
    2 / 2
    Дом Извощикова в Вологде.Герман Якимов, Владимир Новоселов, Алексей Смирнов, Сергей Попов
    ©Фото В.Новоселов

Что ж, согласимся, хотя хотелось бы, чтобы проектов в номинации реставрация было больше, и главное, чтобы премия не отказалось от этой, казалось бы, «несовременной» номинации – должен же кто-то отыскивать примеры по-настоящему современной реставрации, а именно ориентированной на сохранение подлинности, и показывать их людям. 

Дизайн городской среды
Приз жюри достался набережной малого города Кулебаки Нижегородской области – счастливые лауреаты пожаловались, что городу не везет, никак не удается получить министерский грант на благоустройство. И все же набережную реализовали даже без гранта. Пожелаем же городу удачи, возможно, премия ее принесет.
Набережная малого города в Кулебаки. Стас Горшунов,
© фото Стас Горшунов

В он-лайн голосовании победила Горка-Лиса из Казани, подобие оригами из дерева с прекрасным, надо сказать, металлическим скатом. Получив приз, авторы обещали «порадовать лису», сообщив ей о награде.
  • zooming
    1 / 2
    Горка-Лиса. архбюро «Чехарда», архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Петр
    © Фото Даниил Шведов
  • zooming
    2 / 2
    Горка-Лиса, архбюро «Чехарда», архитекторы Дарья Бычкова, Мария Помелова, Петр
    © Фото Даниил Шведов

Интерьер
И здесь обнаружилось всего два объекта – только не сразу, как в реставрации, а после отбора, проведенного экспертным советом. Что неоднократный лауреат премии Алексей Розенберг, вручая приз, назвал тревожным симптомом. Выбирать было особенно не из чего.

Жюри наградило жилой дом «Казарма», оформленный Дмитрием Кондрашовым.
Интерьер жилого дома «Казарма». AANDDprojects Архитектор Дмитрий Кондрашов
© Фото Егор Котов

Лидером народного голосования признали хостел «Барабан» на заводе «Флакон», отмеченный ярким желтым цветом, похожим на фирменный цвет АРХИWOODа. Вокруг того сходства и крутились реплики в момент вручения приза.
  • zooming
    1 / 2
    Hostel Baraban. Арх. Наталья и Алексей Истомины
    © Фото Юрий Гришко
  • zooming
    2 / 2
    Hostel Baraban. Арх. Наталья и Алексей Истомины
    © Фото Юрий Гришко

Предметный дизайн
Жюри признало лучшим кресло-стол «Карл» Эдуарда Забуги, художника, который более двадцати лет проектирует деревянные объекты.
Стол-кресло «Карл». Дизайнер Эдуард Забуга
© фото Эдуард Забуга

Приз народного голосования получил светильник WOOD LINE – торшер из дуба дизайнера Вадима Голубева и инженера Евгения Голосова из Новосибирска.
Светильник WOOD LINE. Дизайнер Вадим Голубев и инженер Евгений Голосов. Новосибирск
© фото Даша Романова

Спецпризы
От шведской компании Kährs:
  • Иван Овчинников и Ольга Сандакова. Дом-мост. Дубль-дом 3-й серии;
  • Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ;
  • Архитектор Иван Шалмин. Дом «Шершавый длинный».
  • zooming
    1 / 4
    Дом-мост. Дубль-дом 3 серии. Иван Овчинников и Ольга Сандакова.
    © Фото Артем Ласовский Иван Овчинников
  • zooming
    2 / 4
    Дом-мост. Дубль-дом 3 серии. Иван Овчинников и Ольга Сандакова.
    © Фото Артем Ласовский Иван Овчинников
  • zooming
    3 / 4
    Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ
    © фото Дима Цыренщиков
  • zooming
    4 / 4
    Иван Шалмин. Дом «Шершавый длинный»
    © Фото Евгений Лучин

От компании «Русский дизайнерский дом»:
  • Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. дом ЛОДЖ;
  • Бюро Archpoint. Wine Boutique;
  • Элина Туктамишева. Коллекция светильников «Лемех»;
  • Андрей Дойницын, Алексей Гарбузов за проект резиденции “ARK”;
  • Антон Мальцев за проект реставрации Часовни Авраамия Городецкого.
  • zooming
    1 / 3
    Ольга Ветошева и Эдуард Захаров. Дом ЛОДЖ
    © фото Дима Цыренщиков
  • zooming
    2 / 3
    Винный бутик. Бюро Archpoint. Валерий Лизунов, Виталий Чипак и Ольга Носова
    © фото Ольга Мелекесцева
  • zooming
    3 / 3
    Дизайнер Элина Туктамишева. Коллекция светильников «Лемех»
    Фото: София Декор

Ольга Захарова, экс-директор Парка Горького, премировала спецпризом за «Деревянное в городе» проект Набережной в Туле бюро Wowhous, вклад которого в этой области масштабен и хрестоматиен. И затем долго и убедительно призывала аудиторию проектировать общественные пространства, думая не только о так называемых хипстерах, но и о стариках.
Архитекторы: Wowhous Руководители бюро: Дмитрий Ликин, Олег Шапиро. Михаил Козлов (ведущий арх), Мария Хохлова, Анастасия Измакова, Анна Карнеева, Марина Пахомова, Кристина Рыкова, Ян Фриз
© Wowhaus

 

24 Сентября 2019

author pht author pht

Авторы текста:

Лара Копылова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
АРХИWOOD: десять лет без права на приписки
Определен шорт-лист юбилейной, 10-й по счету, премии АРХИWOOD. Интернет-голосование за лучшие деревянные объекты года уже стартовало, а торжественная церемония награждения победителей состоится в этом году в Музее «Гараж» 19 сентября. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.