К лесу передом

Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.

mainImg
Архитектор:
Азат Хасанов
Мастерская:
Студия частных домов РЯДОМ https://ryadom.studio/
Проект:
Дом ОКО
Россия, Семеновское

Авторский коллектив:
Идея и реализация: Владислав Копица
Руководитель проекта: Азат Хасанов
Архитекторы: Сергей Алексанин, Анастасия Злобина
Ландшафтный инженер: Сергей Навокин
Ландшафтный архитектор: Мария Навокина
Инженерные решения: Алексей Атрощенко

2019 — 2019 / 2019 — 2019

Конструктивные решения: СК Избург
Заказчик: Владислав Копица
Дом ОКО позиционируется как «быстровозводимая дача для хорошего отдыха» – то есть для семейных и дружеских посиделок вдали от городской сутолоки, на лоне природы. От множества других подобных проектов его отличает несколько существенных характеристик.

Первый дом ОКО заказал Владислав Копица – основатель проекта Open Village, выставки загородной недвижимости, которая затем превращается в жилой поселок. Задачей было спроектировать дом, который потом можно тиражировать.
cic =

Азат Хасанов, «Архитектурная группа аЗОН, Студия частных домов РЯДОМ»

Готовые дома ОКО мы разработали после нескольких лет практики для людей, которым нужен хороший дизайн, но бюджет не позволяет приглашать архитекторов. Стандартные коттеджные поселки, которые во многом формируют рынок загородной недвижимости, на 80% состоят из таких же стандартных участков, схожим по своим параметрам: прямоугольник, узкой стороной выходящий на уличный проезд с тремя соседями. Зачем придумывать каждый раз новый проект? Мы провели несколько круглых столов с участием коллег, девелоперов и строителей и, уточнив данные, предложили проект, который хорошо обыгрывает контекст коттеджных поселков. Его концепция – стильный и практичный дизайн для полноценного отдыха за городом. «Обнимите близких, а не газонокосилку или швабру» – это подход в проектных решениях позволит семьям проводить больше времени друг с другом, а не врозь на стрижке газона или уборке помещений.

Образ дома во многом определил участок, граничащий одной стороной с лесом. Лес был принят за основную ценность, поэтому к нему дом развернут «передом» – самым большим по площади фасадом с двойным рядом окон и просторной террасой – дополнительной «комнатой», стенами в которой являются деревья, ну а крыша – небо голубое. Позже для террасы придумали перголу, которая продолжает фасадную тему дома и закрывает террасу от соседей, заменяя деревья в том случае, если на участке их нет.
  • zooming
    1 / 5
    Вид со стороны леса. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    2 / 5
    Терраса, фрагмент. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    3 / 5
    Терраса, общий вид. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    4 / 5
    Вид на террасу от участка. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    5 / 5
    Пергола на террасе. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ

Торцы дома практически глухие, а со стороны улицы хозяев встречает неброский фасад и распахнутое козырьком крыльцо, за входом просматривается главная цель путешествия – терраса в тени деревьев. Дом, таким образом, – своеобразный портал, с помощью которого совершается переход практически от мирского к сакральному: от обычной коттеджной улицы с парковкой, газоном и скважиной – к лесу со всеми его явными и скрытыми сокровищами.

Фасады обшиты наструганными досками, уложенными в диагональный рисунок, намекающий на переплетения ветвей. Козырьки, защищающие стекла от грязи, стали современной интерпретацией наличников.
  • zooming
    Общий вид со стороны улицы. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    Общий вид со стороны улицы. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ

Предполагается, что в хорошую погоду терраса – главное место, помимо обычных кресел и столов здесь даже можно установить чашу бассейна. Сам же дом делится на две равные части: «тихую» с тремя спальнями и «шумную» – с кухней и просторной столовой-гостиной, дополненными антресолью – укромным пространством, ориентированным прежде всего на детей, у которых свои посиделки. Границей этих территорий служит каминный холл – визуальный коридор, который позволяет увидеть террасу и лес уже в тот момент, когда хозяин только подходит к дому.
  • zooming
    1 / 4
    Детская комната. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    2 / 4
    Гостиная с выходом на террасу. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    3 / 4
    Вид через гостиную на лес. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    4 / 4
    Каминный холл. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ

ОКО стал первым «типовым готовым» домом студии РЯДОМ, позднее его доработали в нескольких размерах и в двух технологиях строительства – деревянном каркасе и газобетонном блоке. Площадь самого маленького ОКО внушительная – 94 м2, а стоит он чуть меньше 4 млн рублей. Рассмотреть дом во всех подробностях и узнать о нем из уст создателя можно здесь. В прошедшем 2020 году дом вошел в лонг-лист премии АрхиWOOD.
  • zooming
    1 / 4
    Концепт дома. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    2 / 4
    Схема застройки участка. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    3 / 4
    План дома. Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
  • zooming
    4 / 4
    Эскиз для фасадного решения.Дом ОКО
    © студия РЯДОМ
Архитектор:
Азат Хасанов
Мастерская:
Студия частных домов РЯДОМ https://ryadom.studio/
Проект:
Дом ОКО
Россия, Семеновское

Авторский коллектив:
Идея и реализация: Владислав Копица
Руководитель проекта: Азат Хасанов
Архитекторы: Сергей Алексанин, Анастасия Злобина
Ландшафтный инженер: Сергей Навокин
Ландшафтный архитектор: Мария Навокина
Инженерные решения: Алексей Атрощенко

2019 — 2019 / 2019 — 2019

Конструктивные решения: СК Избург
Заказчик: Владислав Копица

15 Февраля 2021

Похожие статьи
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Тайный пруд
Благодаря проекту команды TISS Garden у жильцов клубного дома Ordynka в центре Москвы появился вид на воду: на плите подземного паркинга удалось создать водоем с системой фильтрации, высадить взрослые деревья и другую растительность.
Черный, белый и стекло
Лаконичный в формах и отделке дом для подмосковного коттеджного поселка, основным приемом которого стал контраст – цвета, материалов и масс.
Северное солнце
По проекту Алексея Левчука в поселке Солнечное недалеко от Финского залива построено восемь вилл. Архитектурные решения отсылают к модернизму Северной Европы, ландшафт интегрирован во внутренние и внешние пространства, а «свободная» планировка территории без заборов отсылает к культурным кодам протестантизма.
За актовым залом
Для оформления интерьера микро-клуба в Калининграде Олеся Левкович обратилась к духу Италии 1980-х, а чтобы в помещение без окон проникал естественный цвет, вмонтировала в стены россыпь стеклоблоков.
Волны Агидели
Благодаря проекту-победителю конкурса Малых городов в башкирской Агидели, строившейся как спутник атомной электростанции, сформировался городской центр – сеть пешеходных пространств с культурными и спортивными функциями. Все площадки объединяет образ речной волны и советский модернизм.
Змей-гора
Конкурсный проект приморского курортного комплекса «Серпентайн» объединяет несколько типологий: апартаменты разного класса, виллы и гостиничные номера. Для каждой бюро KPLN использует один из образов, взятых у природного окружения – серпантин, горный ручей и морские волны.
Цветной в монохроме
Дизайн офисного этажа универмага «Цветной», предложенный консорциумом Artforma и Blockstudio, развивает архитектурную концепцию здания и основывается на использовании камня, стекла и света. Светлые монохромные пространства стали фоном для предметов дизайна музейного уровня – например, дивана от Захи Хадид. Проект также включает переговорную с атрибутами сигарной комнаты.
Блики Ибуки
Эмоциональный интерьер суши-бара в Иркутске, придуманный Kartel.design: солнечные зайчики на «бамбуковой» стене, фреска с изображением гор, алое нутро шкафа и ажурные тени.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.
На бокальчик
Для интерьера винного бара в Казани Карина Гимранова выбирает как прямые ассоциации вроде бочек, светильников-виноградин и хрусталя, так и более тонкие: оттенки закатного солнца, образ почвы, осколки амфор. Не последнюю роль в создании атмосферы сыграл светодизайн.
Платан и фонтан
Кафе-терраса в сочинском парке «Ривьера» стремится раствориться в окружающей его буйной растительности: деревья растут сквозь перекрытия, в конструктиве предусмотрены отсеки для высадки растений, а панорамные окна истончают границы пространств.
В гостях у Фрэнка
Интерьеры лобби башен комплекса «Павелецкая сити» посвящены легендам американского кинематографа. Чтобы воссоздать атмосферу голливудской роскоши, бюро Олега Клодта обратилось к приемам ар-деко, фактурным материалам и арт-объектам.
Лучи пустыни
В Дубае по проекту бюро IND architects планируют построить школу, рассчитанную на 1750 учеников. Архитекторы учли локальные особенности, предложили «лучевую» планировку и пространства, в которых детям будет комфортно находиться на протяжении всего дня.
Сад Памяти
Сад Памяти – ландшафтное продолжение экспозиции Музея Истории ГУЛАГа. В основе его планировки – идея пути к свету через трудности памяти и опыта. Пустовавший ранее технический двор стал оживленным пространством для культурной программы музея и знакомства с историческими фактами. Рассказ о проекте – от автора.
Смотровая вышка
Дом в Красной поляне, спроектированный екатеринбургским бюро Марии Демидовой, занимает очень узкий участок. Архитекторы вытянули объем вверх и добавили террасы, тем самым раскрыв виды на горы и освободив место для патио и бассейна.
Хибинская сокровищница
Модернистское здание библиотеки в Апатитах после реконструкции превратилось в серьезный культурный центр: внутри экспонируется современное искусство, проходят концерты и мастер-классы. Один из участников проекта – телеведущий и коллекционер Андрей Малахов. Интерьерную концепцию разработала студия «Точка дизайна».
Дорога к храму
По гранту Конкурса Малых городов в селе Николо-Березовка рядом с Нефтекамском благоустроена главная улица и территория у храма. Консорциум APRELarchitects и «Новая земля» превращает село в музей под открытым небом, а также интегрирует руинированные постройки в общественную жизнь.
Возвращение маяка
Один из флагманских проектов прошедшего 800-летия Нижнего Новгорода – реставрация спроектированного Федором Шехтелем здания банка и приспособление его под культурно-технологический кластер. Команде архитекторов удалось сохранить дух места и одновременно создать пространство для инноваций.
Белый змей
Дом Residence Prime, недавно построенный в Нижнем Новгороде на бровке активно развивающего склона над Черниговской улицей – произведение яркое, цельное, и при этом насыщенное большим числом аллюзий. Он реагирует на окружение и на тенденции, но скульптурная «анималистичность» позволяет примирить все эти темы. Разбираемся.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Пресса: "Сжигая мосты" Масленица в Никола-Ленивце
В этом году в арт-парке Никола-Ленивец прошла совершенно уникальная Масленица. Надо сказать, что Масленица в Никола-Ленивце всегда событие неординарное и захватывающее, но 2020 стал по-настоящему особенным.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.