Беседовала:
Мария Елфимова

Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать столбы»

С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.

23 Сентября 2019
Владислав Савинкин и Владимир Кузьмин – кураторы фестиваля «Зодчество» 2018 и 2019 годов. В прошлом году фестиваль прошел под их началом в Манеже с темой «Реконтекст», в наступающем октябре его планируется открыть в Гостином дворе с темой «Прозрачность». Сбор заявок на следующий конкурс кураторов фестиваля 2020 завершился в прошедшую пятницу; в первый день фестиваля, 17 октября, обещают объявить результаты.

Вашему вниманию – разговор с кураторами второго года об их планах и концепции.

Вы уже работали над «Зодчеством» и в 2005, и в 2006, и в 2012, и в прошлом году. Почему вы решили попробовать себя в роли кураторов еще раз?

Владислав Савинкин: В первые годы мы не были кураторами. Тогда – и в 2006, и в 2012 – мы занимались только экспозицией фестиваля. А в 2017 году мы уже приняли решение поучаствовать в конкурсе на должность кураторов и победили. Как правило, Союз архитекторов выбирает кураторов на два года, поэтому мы работали над «Зодчеством» в прошлом году и вернулись к нему сейчас. Да и нам было интересно высказаться дважды, посмотреть на фестиваль с полярных точек зрения. Выставка 2018 года у нас прошла под эгидой «РЕ-» – всего такого изменчивого, переформатированного. В этом году мы вообще посмотрели на все с точки зрения открытости, прозрачности – мне кажется, этому способствует само пространство Гостиного двора. Конечно, идеально было бы поставить там энное количество масштабных макетов, сделанных из плексигласа, прозрачного пластика и подобных материалов, разбавить это открытыми конструктивными решениями, фрагментами реальных фасадов – и все, больше и делать ничего не надо. Но это мечты, это то, с чем мы выходим как с концепцией. «Зодчество» характерно тем, что у него очень сильные традиции. Можно даже сказать, оно довольно консервативно. Но для нас это и является некой сверхзадачей, мы все-таки мним себя проектировщиками, экспозиционерами, которые смеют и могут что-то менять. Мы в этом себя находим.
Владимир Кузьмин, Владислав Савинкин, Николай Шумаков. Зодчество′2018
© фестиваль «Зодчество»
Владимир Кузьмин. Зодчество′2018
© фестиваль «Зодчество»

В чем вы видите «консерватизм» фестиваля? Что в нем никак нельзя изменить?

В.С.: Проход первых лиц по выставке: он должен быть удобен, нагляден, должен идти от маяка к маяку – желательно, четко выстроенной дорогой. Мы же рассматриваем экспозицию как лабиринт с разной степенью открытости. В имеющихся условиях это тяжело осуществить, но ничего страшного в этом нет. Второй момент – это регионы, которые не всегда охотно поддаются нашим требованиям и пожеланиям. Можно заявить тему «Прозрачность», дать свободу регионам, но они все равно привезут свой парк, свою новую архитектуру, будут смотреть на участие в выставке в большей степени с отчетно-политической стороны, в меньшей – с художественной. Зато так у нас появляется больше свободы и акцента на тропе, которую мы освобождаем (в смысле прозрачности) и отдаем тем, кто играет по нашим правилам – коллегам, проектировщикам, учебным заведениям, которые откликаются более непосредственно, открыто, доброжелательно и пытаются ответить на этот кураторский вопрос: что же такое прозрачность в современной проектной культуре и архитектуре, дизайне, искусстве. Наша профессия вообще компромиссная, поэтому между вот таких двух полюсов мы и стараемся завязать экспозицию, не забывая про дизайнерские объекты, которые будут открыты и тоже пространственно почти прозрачны, будут нести какой-то функциональный смысл. Например, когда делают навигацию, всегда ставят столб и указатель, а мы хотим оставить указатели, но убрать столбы. Конечно, это не так легко сделать, но мы это спроектировали и в настоящее время реализуем.
Владислав Савинкин. Зодчество′2018
© фестиваль «Зодчество»

У вас был опыт организации подобных мероприятий до того, как вы впервые выступили экспозиционерами «Зодчества»?

Владимир Кузьмин: Да, к тому времени мы уже успели выступить в роли кураторов на нескольких мероприятиях, в том числе на выставке «АРХ Москва», сопоставимой по масштабам с «Зодчеством», а в 2008 году мы работали в тесной связи с кураторами Венецианской биеннале. Мы довольно часто курировали мероприятия различного масштаба, но вот «Зодчеством» до 2005-2006 годов ни разу не занимались.

Как изменилось «Зодчество’19» по сравнению с 2006 годом?

В.К.: Главное отличие – мы сейчас намного старше, чем были, когда делали первую выставку. Наш взгляд на жизнь, наши возможности и устремления довольно сильно изменились за это время. Не изменилось главное: мы продолжаем быть архитекторами-дизайнерами, любить эту профессию, работать с пространством. Но мы все-таки стали старше, а это значит, что появились люди моложе и интереснее нас, которые знают то, о чем мы и не догадываемся и чего не будем знать никогда. С каждым годом их становится все больше. Принципиально важно то, что фестиваль поворачивается сейчас лицом к этим людям. Если раньше он был ориентирован на демонстрацию достижений регионов и конкурс всего-всего, то теперь у нас есть возможность в какой-то степени обозначать, отслеживать и пытаться реализовывать все с точки зрения актуальности, потому что время меняется крайне быстро. Чем более чутко «Зодчество» будет реагировать на эти изменения, тем более точно оно сможет отражать сегодняшний день и сегодняшние устремления людей, которые только входят в нашу профессию, начинают работать в совершенно изменившемся мире.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: эскизное предложение
© Савинкин & Кузьмин

В.С.: Сегодня все стали думать об экспозиции. Уже нет ни компаний, ни архитектурных бюро, ни сокураторов, которые привозят пять планшетов, вешают их и уезжают. Все проектируют экспозицию – кто-то вместе с нами, кто-то отдельно, кто-то сообществами и коллективами, но они заботятся о том, что и как представить. Это не наша заслуга, но мы внесли свой вклад в то, что на фестивале стало мало планшетной развески. Мы с этим боролись и в 2006, и в 2012 году, и хотели если не ликвидировать ее, то хотя бы как-то изменить. Сейчас по выставке интересно ходить и с коллегами, и с родителями, и со студентами – то есть, она стала по-настоящему ярким архитектурно-дизайнерским событием, общественным пространством – кратковременным, но таким, на которое приходят все. Мне кажется, что в этом году «Зодчество» становится еще более открытым. Ты не просто пришел, ничего не понял и ушел. Теперь ты попадаешь в такой лабиринт, в котором тебе интересно побывать. Это самая большая заслуга всех кураторов, которые были на протяжении долгих лет, и мы к этому тоже приложили свою руку.

В.К.: «Зодчество 2006» полностью соответствовало концепции создания фестиваля того времени. Был конкурс, куда подавались все и принимались все, была выставка регионов и еще несколько сопутствующих выставок каких-то материалов, технологий. Не было даже кураторского проекта как такового. Мы чуть ли не первые, кто создал отдельный блок кураторских проектов. Я не берусь судить, возможно, и до нас были такие попытки, но я точно помню, что в том виде и объеме, в котором это есть сейчас, этого не было. Все только начиналось в 2006 году: мы предложили идею, как реорганизовать «рынок архитектуры», который тогда представляла собой выставка. Получилось отодвинуть планшеты немного назад, а впереди мы сделали специальную зону, которая формировала визуальный имидж экспозиции. В дальнейшем, уже через шесть лет, у нас появилась возможность ясно сформулировать средовую концепцию, последовательно ее провести, жестко выделив кураторскую зону. Она была представлена в медиаформате – в виде огромной стены, на которую проецировалась гигантская видеоинсталляция. То, что получилось в 2018 году, и то, что, мы надеемся, получится в 2019 году – это развитие кураторского блока, акцентирование его. Мы благодарны Союзу архитекторов, что он на это идет, всячески пытается найти возможности для реализации нашей идеи. Кроме того, нас поддерживают и компании-партнеры, которые тоже участвуют в создании пространства, видят в этом смысл.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: первоначальная визуализация
© Савинкин & Кузьмин

Вы сказали, что «Зодчество» становится более открытым молодым людям, которые только входят в профессию. В чем выражается эта открытость?

В.К.: В том, что они в принципе появляются на фестивале, становятся не просто номинальными участниками некого заочного абстрактного конкурса планшетов с изображениями, а они уже входят в контекст работы отдельных частей экспозиции – и в рамках кураторских проектов, и в рамках специальных проектов. В этом году у нас будет представлено несколько архитектурных школ, а Ассамблея молодых архитекторов сделает отдельную экспозицию. Разные специальные проекты, по сути, представляют собой инициативы достаточно молодых специалистов.

Как вы придумали тему «Прозрачность»? Что она подразумевает?

В.С.: Мы сейчас открываем человеку город, открываем доступ даже к каким-то секретным зданиям. Мои студенты из Института бизнеса и дизайна участвовали в конкурсе на дизайн лабораторий; кто-нибудь когда-нибудь проектировал лаборатории открыто? А теперь об этом говорят. Казалось бы, лаборатория – это что-то секретное, и дизайн интерьера ей не нужен, лишь бы ничего не взорвалось. А теперь люди понимают, что там должна быть комфортная среда и для сотрудников, и для гостей – не только членов правительства. Например, там можно устраивать выставки для школьников, показывать им, как рождается искусственная нефть или еще что-то. Вот в этом состоит открытость. Мне не хочется говорить, что открытость – это стеклянные фасады, обнаженные конструкции, открытые перегородки, мобильность, это само собой разумеется. Дематериализация стен давно уже присутствует. Они утончаются, перегородки исчезают, мир становится открытым вместе с архитектурой. У этого явления есть и обратная сторона: ты такой открытый и замечательный бежишь и вдруг ударяешься лбом о стеклянную стену, и никто тебя не отгородил, никто не уберег ни от кирпича, который падает сверху, ни от встречи с дураком.

В.К.: Надеемся, что в рамках специальных и кураторских проектов, которые мы представим на фестивале, мы все вместе попробуем ответить на вопрос о том, что такое прозрачность. Ведь в этом и состоит задача кураторов – создавать такие условия, в которых возникают разные ответы.
  • zooming
    1 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе, модель 07.02.2019
    © Савинкин & Кузьмин
  • zooming
    2 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: план 1
    © Савинкин & Кузьмин
  • zooming
    3 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: план 2
    © Савинкин & Кузьмин
  • zooming
    4 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: боковая перспектива
    © Савинкин & Кузьмин

Вы уже назвали некоторые технологии и материалы, которые позволяют достичь прозрачности. Кроме стекла и утончения стен, что еще используется для этого?

В.С.: Вода, воздух. Разные художественные и архитектурные экспозиции, выполненные с дизайнерской точки зрения, давно нам показывают, что можно проходить через воздушную стену. Например, мы приезжаем в Милан и по пути на железнодорожный вокзал попадаем под струю охлаждающего пара. Проходя через эту границу, мы становимся новыми людьми. Можно сказать, что это что-то точечное, сиюминутное, художественный жест, но вот еще пример: как мы проходим в Сингапуре турникеты? Мы просто идем и нас считывают.

Какие еще материалы вы могли бы привести в пример?

В.К.: Сетки, различные полимеры, структуры разной степени заполненности, системы элементов и конструкций, которые так или иначе характеризуются как прозрачные. Существуют приемы, обеспечивающие использование стандартных обычных материалов в ситуациях, когда они становятся прозрачными.

Что это за приемы?

В.К.: Возьмем бетон. Мы знаем, что он совершенно непрозрачен сам по себе, но представьте себе, что есть бетон светопрозрачный. В нем есть соответствующая структура, которая позволяет ему достичь определённой степени прозрачности, но при этом он остается бетоном. Любой материал, который существует в реальности – любой камень, дерево – при определенных условиях может так или иначе быть связан с идеей прозрачности. Об этом наша кураторская экспозиция.

В прошлом году пространственной концепцией был архитектон, а что планируется в этом году? Как будет выглядеть пространство?

В.С.: Сохранится ось, которая, с одной стороны, станет сложнее, с другой – прозрачнее. Будет использоваться прозрачный пластик в разных своих ипостасях – как стена, как колонна. Прозрачные макеты покажут архитектуру с новой стороны. Выставка будет о том, что в любом общественном пространстве, в любом своем архитектурном проекте мы можем увидеть открытость. Никто сейчас не будет огораживать индивидуальный жилой дом четырехметровым забором, мир изменился. Твой дом должен быть открыт семье, родственникам, гостям. Если говорить об общественном, офисном здании – мы видим лобби, холлы, скульптуры, которые как бы заманивают, демонстрируют какую-то современность этих компаний. О том, что экстерьер и интерьер интегрируются друг в друга, думаю, уже знает вся российская архитектура. Где бы мы ни находились, мы сейчас видим один и тот же принцип построения зданий: ты как бы все время находишься в аркаде, гуляешь по аркадам. Вроде бы ты на улице, но в это же время в домике. Ты можешь пройти расстояния размером с Бульварное кольцо по аркаде, не промокнув от дождя. Естественно, можешь выйти и вовне – это тоже открытость. Мы предлагаем нашим коллегам и партнерам в любом своем найти эту долю, степень, массу открытости или прозрачности на разных уровнях и продемонстрировать ее на выставке.

Какие спецпроекты вы представите в этом году на «Зодчестве»?

В.К.: Будет спецпроект, связанный с темой прозрачности города, – это такое художественное визионерское представление о том, как выглядит и как воспринимается город через фото- и видеоряд, фиксирующий мгновения этой прозрачности городской среды. Кроме того, мы представим работу, демонстрирующую идеологическую прозрачность почти тридцатилетнего опыта российской архитектуры нового времени – это продолжение выставки, которую делали в музее Щусева. Также посетители смогут посетить выставку журнала «Проект Россия», который покажет несколько отдельных, ими подобранных молодых, перспективных, быстро развивающихся архитектурных бюро с этакой манифестальной демонстрацией идеи прозрачности. Компании-производители расскажут об опыте использования прозрачных конструкций в мире. Свои работы покажут и Совет молодых архитекторов, и дети. Ассоциация деревянного домостроения представит проект, который будет как бы декларировать прозрачность в рамках деревянной архитектуры. Представители высокотехнологичных проектных структур также поделятся своим опытом в этой области.

Уже известно, какие регионы будут экспонироваться в этом году?

В.К.: По традиции фланкируют выставку Москва и Московская область, Санкт-Петербург, а за ними идут порядка пятнадцати регионов. Мы организуем большую открытую центральную зону, которую можно обойти восьмёркой, а регионы и мастерские будут как бы смотреть в эту зону, это такая скрытая открытость.

Каких изменений от «Зодчества» вы ждете в будущем?

В.К.: Нужно прийти к тому, чтобы все предоставляемые материалы соответствовали теме и времени. Наш фестиваль – не то место, где есть жесткая воля кураторов, он предполагает весьма толерантное отношение ко всему и показывает приблизительно следующее: сейчас мы выглядим так. Это неправильно, если мы все время будем тиражировать себя такими, какие мы есть сейчас, в чем же будет развитие? Нужно ориентироваться на завтра и на послезавтра. Кроме того, у фестиваля есть достаточно большой бэкграунд очень интересных персонажей, которые были кураторами. Создание комитета экс-кураторов может стать очень ресурсным форматом помощи будущим кураторам. Это уже отчасти проводилось в форме консультативного собрания совета на прошлом «Зодчестве». Я надеюсь, что и в этом году мы устроим такую встречу экс-кураторов и партнеров, заинтересованных в обсуждении возможных путей развития фестиваля. Мы очень приветствуем такие вещи.

В манифесте «Зодчества’19» говорится, что «сегодня нет иного выхода, кроме как самим раскрывать свои творческие кредо, сокровенные мысли, тайные проекты, «мощные двери», «заполненные кладовые». Какое ваше творческое кредо сейчас? Какие свои тайные проекты вы стремитесь реализовать в рамках фестиваля?

В.С.: Не знаю, созрею я или нет показать свои записные книжки. Что у меня есть? За годы работы наберется высотой два метра восемьдесят сантиметров каких-то блокнотов, молескинов, альбомов. Собственно, это моя жизнь. Я бы мог их разложить, и пусть там смотрят мои рисунки, почеркушки, записи, эскизы, намерения, проекты, переживания, иногда стихи. Я сознаю, что мало кому интересно копаться внутри другого человека. Высшая степень открытости – продемонстрировать то, с чем ты остаешься один на один. Это же выставка, художественный жест, мечта. Не думаю, конечно, что выставлю их, но внутренне я созрел для этого. Мы с Владимиром закончили в этом году учебную группу в МАРХИ, там у нас есть энное количество дипломов с какой-то степенью прозрачности, открытости: прозрачные макеты, прозрачные фасады. Скорее всего, мы их продемонстрируем. О себе мы мало думаем сейчас, мы думаем, как бы все, с кем мы общаемся, выступили так, как нам надо. А свои проекты… Не знаю, будет ли у нас закуток «Открытость кураторов». Мы об этом пока не думали. По сути, вся наша открытость будет выражена в экспозиции. Там будут видны наши приемы и ходы.

В.К.: Работа с фестивалем – это и есть то многогранное представление о сегодняшнем дне, которое нам представляется актуальным. Оно не претендует на некий всеобъемлющий характер, но оно совершенно точно стереоскопично, оно как бы не имеет границ, и, пожалуй, эта безграничность и прозрачность проектного процесса, понимание того, что он не заканчивается завершением строительства какого-то объекта или созданием экспозиции фестиваля – это и есть наше кредо. Его мы сделали темой фестиваля и адресовали всему архитектурному сообществу.

ХХVII Международный фестиваль «Зодчество’19» будет проходить с 17 по 19 октября в Гостином дворе. Ознакомиться с подробной информацией о событии и зарегистрироваться на фестиваль в качестве гостя можно на официальном сайте www.zodchestvo.com.

23 Сентября 2019

Беседовала:

Мария Елфимова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.