Беседовала:
Мария Елфимова

Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать столбы»

С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.

23 Сентября 2019
Владислав Савинкин и Владимир Кузьмин – кураторы фестиваля «Зодчество» 2018 и 2019 годов. В прошлом году фестиваль прошел под их началом в Манеже с темой «Реконтекст», в наступающем октябре его планируется открыть в Гостином дворе с темой «Прозрачность». Сбор заявок на следующий конкурс кураторов фестиваля 2020 завершился в прошедшую пятницу; в первый день фестиваля, 17 октября, обещают объявить результаты.

Вашему вниманию – разговор с кураторами второго года об их планах и концепции.

Вы уже работали над «Зодчеством» и в 2005, и в 2006, и в 2012, и в прошлом году. Почему вы решили попробовать себя в роли кураторов еще раз?

Владислав Савинкин: В первые годы мы не были кураторами. Тогда – и в 2006, и в 2012 – мы занимались только экспозицией фестиваля. А в 2017 году мы уже приняли решение поучаствовать в конкурсе на должность кураторов и победили. Как правило, Союз архитекторов выбирает кураторов на два года, поэтому мы работали над «Зодчеством» в прошлом году и вернулись к нему сейчас. Да и нам было интересно высказаться дважды, посмотреть на фестиваль с полярных точек зрения. Выставка 2018 года у нас прошла под эгидой «РЕ-» – всего такого изменчивого, переформатированного. В этом году мы вообще посмотрели на все с точки зрения открытости, прозрачности – мне кажется, этому способствует само пространство Гостиного двора. Конечно, идеально было бы поставить там энное количество масштабных макетов, сделанных из плексигласа, прозрачного пластика и подобных материалов, разбавить это открытыми конструктивными решениями, фрагментами реальных фасадов – и все, больше и делать ничего не надо. Но это мечты, это то, с чем мы выходим как с концепцией. «Зодчество» характерно тем, что у него очень сильные традиции. Можно даже сказать, оно довольно консервативно. Но для нас это и является некой сверхзадачей, мы все-таки мним себя проектировщиками, экспозиционерами, которые смеют и могут что-то менять. Мы в этом себя находим.
Владимир Кузьмин, Владислав Савинкин, Николай Шумаков. Зодчество′2018
© фестиваль «Зодчество»
Владимир Кузьмин. Зодчество′2018
© фестиваль «Зодчество»

В чем вы видите «консерватизм» фестиваля? Что в нем никак нельзя изменить?

В.С.: Проход первых лиц по выставке: он должен быть удобен, нагляден, должен идти от маяка к маяку – желательно, четко выстроенной дорогой. Мы же рассматриваем экспозицию как лабиринт с разной степенью открытости. В имеющихся условиях это тяжело осуществить, но ничего страшного в этом нет. Второй момент – это регионы, которые не всегда охотно поддаются нашим требованиям и пожеланиям. Можно заявить тему «Прозрачность», дать свободу регионам, но они все равно привезут свой парк, свою новую архитектуру, будут смотреть на участие в выставке в большей степени с отчетно-политической стороны, в меньшей – с художественной. Зато так у нас появляется больше свободы и акцента на тропе, которую мы освобождаем (в смысле прозрачности) и отдаем тем, кто играет по нашим правилам – коллегам, проектировщикам, учебным заведениям, которые откликаются более непосредственно, открыто, доброжелательно и пытаются ответить на этот кураторский вопрос: что же такое прозрачность в современной проектной культуре и архитектуре, дизайне, искусстве. Наша профессия вообще компромиссная, поэтому между вот таких двух полюсов мы и стараемся завязать экспозицию, не забывая про дизайнерские объекты, которые будут открыты и тоже пространственно почти прозрачны, будут нести какой-то функциональный смысл. Например, когда делают навигацию, всегда ставят столб и указатель, а мы хотим оставить указатели, но убрать столбы. Конечно, это не так легко сделать, но мы это спроектировали и в настоящее время реализуем.
Владислав Савинкин. Зодчество′2018
© фестиваль «Зодчество»

У вас был опыт организации подобных мероприятий до того, как вы впервые выступили экспозиционерами «Зодчества»?

Владимир Кузьмин: Да, к тому времени мы уже успели выступить в роли кураторов на нескольких мероприятиях, в том числе на выставке «АРХ Москва», сопоставимой по масштабам с «Зодчеством», а в 2008 году мы работали в тесной связи с кураторами Венецианской биеннале. Мы довольно часто курировали мероприятия различного масштаба, но вот «Зодчеством» до 2005-2006 годов ни разу не занимались.

Как изменилось «Зодчество’19» по сравнению с 2006 годом?

В.К.: Главное отличие – мы сейчас намного старше, чем были, когда делали первую выставку. Наш взгляд на жизнь, наши возможности и устремления довольно сильно изменились за это время. Не изменилось главное: мы продолжаем быть архитекторами-дизайнерами, любить эту профессию, работать с пространством. Но мы все-таки стали старше, а это значит, что появились люди моложе и интереснее нас, которые знают то, о чем мы и не догадываемся и чего не будем знать никогда. С каждым годом их становится все больше. Принципиально важно то, что фестиваль поворачивается сейчас лицом к этим людям. Если раньше он был ориентирован на демонстрацию достижений регионов и конкурс всего-всего, то теперь у нас есть возможность в какой-то степени обозначать, отслеживать и пытаться реализовывать все с точки зрения актуальности, потому что время меняется крайне быстро. Чем более чутко «Зодчество» будет реагировать на эти изменения, тем более точно оно сможет отражать сегодняшний день и сегодняшние устремления людей, которые только входят в нашу профессию, начинают работать в совершенно изменившемся мире.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: эскизное предложение
© Савинкин & Кузьмин

В.С.: Сегодня все стали думать об экспозиции. Уже нет ни компаний, ни архитектурных бюро, ни сокураторов, которые привозят пять планшетов, вешают их и уезжают. Все проектируют экспозицию – кто-то вместе с нами, кто-то отдельно, кто-то сообществами и коллективами, но они заботятся о том, что и как представить. Это не наша заслуга, но мы внесли свой вклад в то, что на фестивале стало мало планшетной развески. Мы с этим боролись и в 2006, и в 2012 году, и хотели если не ликвидировать ее, то хотя бы как-то изменить. Сейчас по выставке интересно ходить и с коллегами, и с родителями, и со студентами – то есть, она стала по-настоящему ярким архитектурно-дизайнерским событием, общественным пространством – кратковременным, но таким, на которое приходят все. Мне кажется, что в этом году «Зодчество» становится еще более открытым. Ты не просто пришел, ничего не понял и ушел. Теперь ты попадаешь в такой лабиринт, в котором тебе интересно побывать. Это самая большая заслуга всех кураторов, которые были на протяжении долгих лет, и мы к этому тоже приложили свою руку.

В.К.: «Зодчество 2006» полностью соответствовало концепции создания фестиваля того времени. Был конкурс, куда подавались все и принимались все, была выставка регионов и еще несколько сопутствующих выставок каких-то материалов, технологий. Не было даже кураторского проекта как такового. Мы чуть ли не первые, кто создал отдельный блок кураторских проектов. Я не берусь судить, возможно, и до нас были такие попытки, но я точно помню, что в том виде и объеме, в котором это есть сейчас, этого не было. Все только начиналось в 2006 году: мы предложили идею, как реорганизовать «рынок архитектуры», который тогда представляла собой выставка. Получилось отодвинуть планшеты немного назад, а впереди мы сделали специальную зону, которая формировала визуальный имидж экспозиции. В дальнейшем, уже через шесть лет, у нас появилась возможность ясно сформулировать средовую концепцию, последовательно ее провести, жестко выделив кураторскую зону. Она была представлена в медиаформате – в виде огромной стены, на которую проецировалась гигантская видеоинсталляция. То, что получилось в 2018 году, и то, что, мы надеемся, получится в 2019 году – это развитие кураторского блока, акцентирование его. Мы благодарны Союзу архитекторов, что он на это идет, всячески пытается найти возможности для реализации нашей идеи. Кроме того, нас поддерживают и компании-партнеры, которые тоже участвуют в создании пространства, видят в этом смысл.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: первоначальная визуализация
© Савинкин & Кузьмин

Вы сказали, что «Зодчество» становится более открытым молодым людям, которые только входят в профессию. В чем выражается эта открытость?

В.К.: В том, что они в принципе появляются на фестивале, становятся не просто номинальными участниками некого заочного абстрактного конкурса планшетов с изображениями, а они уже входят в контекст работы отдельных частей экспозиции – и в рамках кураторских проектов, и в рамках специальных проектов. В этом году у нас будет представлено несколько архитектурных школ, а Ассамблея молодых архитекторов сделает отдельную экспозицию. Разные специальные проекты, по сути, представляют собой инициативы достаточно молодых специалистов.

Как вы придумали тему «Прозрачность»? Что она подразумевает?

В.С.: Мы сейчас открываем человеку город, открываем доступ даже к каким-то секретным зданиям. Мои студенты из Института бизнеса и дизайна участвовали в конкурсе на дизайн лабораторий; кто-нибудь когда-нибудь проектировал лаборатории открыто? А теперь об этом говорят. Казалось бы, лаборатория – это что-то секретное, и дизайн интерьера ей не нужен, лишь бы ничего не взорвалось. А теперь люди понимают, что там должна быть комфортная среда и для сотрудников, и для гостей – не только членов правительства. Например, там можно устраивать выставки для школьников, показывать им, как рождается искусственная нефть или еще что-то. Вот в этом состоит открытость. Мне не хочется говорить, что открытость – это стеклянные фасады, обнаженные конструкции, открытые перегородки, мобильность, это само собой разумеется. Дематериализация стен давно уже присутствует. Они утончаются, перегородки исчезают, мир становится открытым вместе с архитектурой. У этого явления есть и обратная сторона: ты такой открытый и замечательный бежишь и вдруг ударяешься лбом о стеклянную стену, и никто тебя не отгородил, никто не уберег ни от кирпича, который падает сверху, ни от встречи с дураком.

В.К.: Надеемся, что в рамках специальных и кураторских проектов, которые мы представим на фестивале, мы все вместе попробуем ответить на вопрос о том, что такое прозрачность. Ведь в этом и состоит задача кураторов – создавать такие условия, в которых возникают разные ответы.
  • zooming
    1 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе, модель 07.02.2019
    © Савинкин & Кузьмин
  • zooming
    2 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: план 1
    © Савинкин & Кузьмин
  • zooming
    3 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: план 2
    © Савинкин & Кузьмин
  • zooming
    4 / 4
    Проект экспозиции фестиваля «Зодчество» в Гостином дворе: боковая перспектива
    © Савинкин & Кузьмин

Вы уже назвали некоторые технологии и материалы, которые позволяют достичь прозрачности. Кроме стекла и утончения стен, что еще используется для этого?

В.С.: Вода, воздух. Разные художественные и архитектурные экспозиции, выполненные с дизайнерской точки зрения, давно нам показывают, что можно проходить через воздушную стену. Например, мы приезжаем в Милан и по пути на железнодорожный вокзал попадаем под струю охлаждающего пара. Проходя через эту границу, мы становимся новыми людьми. Можно сказать, что это что-то точечное, сиюминутное, художественный жест, но вот еще пример: как мы проходим в Сингапуре турникеты? Мы просто идем и нас считывают.

Какие еще материалы вы могли бы привести в пример?

В.К.: Сетки, различные полимеры, структуры разной степени заполненности, системы элементов и конструкций, которые так или иначе характеризуются как прозрачные. Существуют приемы, обеспечивающие использование стандартных обычных материалов в ситуациях, когда они становятся прозрачными.

Что это за приемы?

В.К.: Возьмем бетон. Мы знаем, что он совершенно непрозрачен сам по себе, но представьте себе, что есть бетон светопрозрачный. В нем есть соответствующая структура, которая позволяет ему достичь определённой степени прозрачности, но при этом он остается бетоном. Любой материал, который существует в реальности – любой камень, дерево – при определенных условиях может так или иначе быть связан с идеей прозрачности. Об этом наша кураторская экспозиция.

В прошлом году пространственной концепцией был архитектон, а что планируется в этом году? Как будет выглядеть пространство?

В.С.: Сохранится ось, которая, с одной стороны, станет сложнее, с другой – прозрачнее. Будет использоваться прозрачный пластик в разных своих ипостасях – как стена, как колонна. Прозрачные макеты покажут архитектуру с новой стороны. Выставка будет о том, что в любом общественном пространстве, в любом своем архитектурном проекте мы можем увидеть открытость. Никто сейчас не будет огораживать индивидуальный жилой дом четырехметровым забором, мир изменился. Твой дом должен быть открыт семье, родственникам, гостям. Если говорить об общественном, офисном здании – мы видим лобби, холлы, скульптуры, которые как бы заманивают, демонстрируют какую-то современность этих компаний. О том, что экстерьер и интерьер интегрируются друг в друга, думаю, уже знает вся российская архитектура. Где бы мы ни находились, мы сейчас видим один и тот же принцип построения зданий: ты как бы все время находишься в аркаде, гуляешь по аркадам. Вроде бы ты на улице, но в это же время в домике. Ты можешь пройти расстояния размером с Бульварное кольцо по аркаде, не промокнув от дождя. Естественно, можешь выйти и вовне – это тоже открытость. Мы предлагаем нашим коллегам и партнерам в любом своем найти эту долю, степень, массу открытости или прозрачности на разных уровнях и продемонстрировать ее на выставке.

Какие спецпроекты вы представите в этом году на «Зодчестве»?

В.К.: Будет спецпроект, связанный с темой прозрачности города, – это такое художественное визионерское представление о том, как выглядит и как воспринимается город через фото- и видеоряд, фиксирующий мгновения этой прозрачности городской среды. Кроме того, мы представим работу, демонстрирующую идеологическую прозрачность почти тридцатилетнего опыта российской архитектуры нового времени – это продолжение выставки, которую делали в музее Щусева. Также посетители смогут посетить выставку журнала «Проект Россия», который покажет несколько отдельных, ими подобранных молодых, перспективных, быстро развивающихся архитектурных бюро с этакой манифестальной демонстрацией идеи прозрачности. Компании-производители расскажут об опыте использования прозрачных конструкций в мире. Свои работы покажут и Совет молодых архитекторов, и дети. Ассоциация деревянного домостроения представит проект, который будет как бы декларировать прозрачность в рамках деревянной архитектуры. Представители высокотехнологичных проектных структур также поделятся своим опытом в этой области.

Уже известно, какие регионы будут экспонироваться в этом году?

В.К.: По традиции фланкируют выставку Москва и Московская область, Санкт-Петербург, а за ними идут порядка пятнадцати регионов. Мы организуем большую открытую центральную зону, которую можно обойти восьмёркой, а регионы и мастерские будут как бы смотреть в эту зону, это такая скрытая открытость.

Каких изменений от «Зодчества» вы ждете в будущем?

В.К.: Нужно прийти к тому, чтобы все предоставляемые материалы соответствовали теме и времени. Наш фестиваль – не то место, где есть жесткая воля кураторов, он предполагает весьма толерантное отношение ко всему и показывает приблизительно следующее: сейчас мы выглядим так. Это неправильно, если мы все время будем тиражировать себя такими, какие мы есть сейчас, в чем же будет развитие? Нужно ориентироваться на завтра и на послезавтра. Кроме того, у фестиваля есть достаточно большой бэкграунд очень интересных персонажей, которые были кураторами. Создание комитета экс-кураторов может стать очень ресурсным форматом помощи будущим кураторам. Это уже отчасти проводилось в форме консультативного собрания совета на прошлом «Зодчестве». Я надеюсь, что и в этом году мы устроим такую встречу экс-кураторов и партнеров, заинтересованных в обсуждении возможных путей развития фестиваля. Мы очень приветствуем такие вещи.

В манифесте «Зодчества’19» говорится, что «сегодня нет иного выхода, кроме как самим раскрывать свои творческие кредо, сокровенные мысли, тайные проекты, «мощные двери», «заполненные кладовые». Какое ваше творческое кредо сейчас? Какие свои тайные проекты вы стремитесь реализовать в рамках фестиваля?

В.С.: Не знаю, созрею я или нет показать свои записные книжки. Что у меня есть? За годы работы наберется высотой два метра восемьдесят сантиметров каких-то блокнотов, молескинов, альбомов. Собственно, это моя жизнь. Я бы мог их разложить, и пусть там смотрят мои рисунки, почеркушки, записи, эскизы, намерения, проекты, переживания, иногда стихи. Я сознаю, что мало кому интересно копаться внутри другого человека. Высшая степень открытости – продемонстрировать то, с чем ты остаешься один на один. Это же выставка, художественный жест, мечта. Не думаю, конечно, что выставлю их, но внутренне я созрел для этого. Мы с Владимиром закончили в этом году учебную группу в МАРХИ, там у нас есть энное количество дипломов с какой-то степенью прозрачности, открытости: прозрачные макеты, прозрачные фасады. Скорее всего, мы их продемонстрируем. О себе мы мало думаем сейчас, мы думаем, как бы все, с кем мы общаемся, выступили так, как нам надо. А свои проекты… Не знаю, будет ли у нас закуток «Открытость кураторов». Мы об этом пока не думали. По сути, вся наша открытость будет выражена в экспозиции. Там будут видны наши приемы и ходы.

В.К.: Работа с фестивалем – это и есть то многогранное представление о сегодняшнем дне, которое нам представляется актуальным. Оно не претендует на некий всеобъемлющий характер, но оно совершенно точно стереоскопично, оно как бы не имеет границ, и, пожалуй, эта безграничность и прозрачность проектного процесса, понимание того, что он не заканчивается завершением строительства какого-то объекта или созданием экспозиции фестиваля – это и есть наше кредо. Его мы сделали темой фестиваля и адресовали всему архитектурному сообществу.

ХХVII Международный фестиваль «Зодчество’19» будет проходить с 17 по 19 октября в Гостином дворе. Ознакомиться с подробной информацией о событии и зарегистрироваться на фестиваль в качестве гостя можно на официальном сайте www.zodchestvo.com.

23 Сентября 2019

Беседовала:

Мария Елфимова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех известных графиков, рисующих архитектуру: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается мультимедийной иммерсивной выставкой.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.