Влад Савинкин и Владимир Кузьмин: «Наша цель – РЕ-Зодчество»

Фестиваль «Зодчество′18» пройдет с 19 по 21 ноября в «Манеже». О том, какие новые идеи реализуют кураторы фестиваля Владимир Кузьмин и Влад Савинкин, вновь, как и 6 лет назад, отвечающие за оформление и содержание экспозиции, читайте в нашем интервью

author pht

Беседовала:
Юлия Шишалова

mainImg
Давайте сначала коротко о сути вашей концепции фестиваля.

Владимир Кузьмин:
Мы выбрали девизом фестиваля слово «РЕКОНТЕКСТ», которое для наз означает специфику момента, в котором мы живем, когда все вокруг – наш контекст, изменяется, трансформируется и требует от нас новых навыков и подходов в работе. Не удивительно, что сегодня так часто встречаются слова с приставкой «ре». Это слово «РЕ» или приставку мы и выбрали, как ключевую. И пусть это звучит неоригинально и даже в каком-то смысле банально, но мы этого не стесняемся. Потому что РЕ-процессы составляют сейчас львиную долю того, чем все мы занимаемся.

Влад Савинкин:
Да и, честно говоря, само слово «Зодчество» носит архаичный характер. Поэтому внутри своей команды мы думаем про РЕ-зодчество. Неслучайно же нас приглашают каждые 6 лет – чтобы как-то по-новому взглянуть на фестиваль: и с экспозиционной точки зрения, и со смысловой.

В.К.: Найти новые драйверы развития!

В.С.: Но прежде всего мы размышляем, конечно же, об экспозиции и работаем с формой. Мы по-прежнему наивны до такой степени, что считаем, будто преобразуя экспозицию, мы можем преобразовать и смысл, и даже людей. И профессионализм проделанной нами работы и точность предоставленной документации для сметы еще позволяют надеяться, что все будет сделано так, как мы задумали.
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Арх Пароход 2017. Фотография Юлии Зинкевич
Эскиз концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». Рисунок Влада Савинкина
Профессионализм именно в работе с формой? Или все-таки со смыслами? Почему из 11 проектов, представленных на конкурс кураторов «Зодчества», выбрали именно вас?

В.К.: Надо отметить, что все конкурсные предложения потенциальных кураторов были очень интересными. Там было много молодых, горящих энтузиазмом людей, которые чего-то хотели...

В.С.: Но большинство из них были оторваны от реальности.

В.К.: И история с нами как с выбранными персонажами – это, скорее, компромисс с реальностью. Потому что «эти сделают». Нас не за талант выбрали, а за то, что мы точно сделаем.

В.С.: То есть хотим новое, а выбираем старое.

В.К.: И вот каждые 6 лет этими «старыми и проверенными» оказываемся мы. Хотя кураторами мы не стремились быть никогда – мы всегда были экспозиционерами. Однако у фестиваля существует устоявшийся идеологический и формальный каркас, который никто не собирается, не может и не хочет менять в силу объективных причин. Поэтому мы пытаемся прежде всего придать этому пространственное визуальное качество, отличное от ожидаемого. А благодаря поддержке целого ряда институций и их кураторским проектам, у всего этого появится еще и содержание. Собственно, на кураторские проекты мы и делаем ставку.
Основные тезисы концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018»
Так за счет чего же родится новое визуальное качество? В чем ваша главная пространственная идея?

В.С.: Пространственная концепция зиждется на оси, обозначенной архитектонами разного размера. Эта ось задает волнообразное движение между ними к завершающей части зала, которая обнаруживает два фланкирующих перевернутых архитектона, поставленных на попа и символизирующих сцену. А начинается все традиционно масштабным архитектоном рецепции, который развивается до такой степени вверх, что с антресолей -1 этажа, где будет располагаться выставка, можно достать до него рукой.
Эскиз концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». Рисунок Влада Савинкина
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»
То есть «Зодчество» будет проходить только в нижнем зале «Манежа»? А сверху что?

В.С.: Наверху в это время должна быть какая-то церковная выставка.

В.К.: Это удивительно точно характеризует текущую ситуацию в стране, специально такого не придумаешь.

В.С.: Мы с Кузьминым давно знакомы, и у нас все в жизни складывается не специально, но случайно. Еще зимой, когда мы поняли, что будем на -1 этаже, то сначала удивились, а потом обрадовались. Очень захотелось выключить там свет и оставить светящимися только архитектоны. Мы ведь много ездим по миру, смотрим разные экспозиции, выявляем тенденции. И мне кажется, это такой современный тренд: если 10 лет назад все должно было быть залито светом, то сейчас большинство сильных выставочных проектов все больше уходят в некую темноту и слепоту, когда человек уже движется по сути на ощупь. Конечно, существует при этом некий сценарий прохождения, заложенный экспозиционерами, но когда перемещаешься в темноте по маякам, то теряешь ощущение размера пространства. А когда еще черные стены сочетаются с зеркалом, то вообще непонятно, сколько там метров: 100 или 1000.
Фрагмент экспозиции “Moooi Through the Eyes of Megan Grehl” компании MOOOI на iSaloni 2018. Фотогарфия Влада Савинкина
Во сне мне наша выставка видится такой темной, черной, с архитектонами, горящими единым светом, но при этом с разнообразными лоскутными плоскостями – макетами или информационными экранами. Это такая неизбывная мечта.

В.К.: Потому что никто не увидел бы, что архитектоны светятся: оказалось, днем в этом зале светло…

На сами архитектоны вас тоже вдохновили какие-то мировые тренды?

В.С.: Когда мы защищали свой проект на конкурсе в Союзе архитекторов, то его сравнили с фильмом «Новая Москва» – с этими кадрами, в которых возникали на горизонте еще только намечавшиеся высотные здания.
Кадр из филма «Новая Москва». 1938 г. Режисер Александр Медведкин
Но впоследствии, когда мы стали дорабатывать и развивать свое конкурсное предложение, мне лично открылось другое сравнение. В 1980 году на венецианской архитектурной биеннале куратор Паоло Портогези сделал в анфиладе Арсенала экспозицию «Новая дорога»: каждому участнику выделялась фасадная плоскость между колонн.
zooming
Экспозиция “La Strada Novissima” архитектора Паоло Портогези для Венецианской Биеннале. 1980 г. Подробнее см.: https://www.domusweb.it/en/from-the-archive/2012/08/25/-em-la-strada-novissima-em–the-1980-venice-biennale.html
И все выдающиеся архитекторы того времени, многие из которых трудятся до сих пор и продолжают формировать архитектурную картину мира, демонстрировал свою позицию через плоскость, через фасад. А мы через 40 лет, на новом витке, даем архитекторам, критикам и всем, заинтересованным в понимании и развитии городской среды, не плоскость, а объем – и предлагаем его по-своему интерпретировать.

А почему именно архитектон?

В.С.: С одной стороны, это архитипическая форма современного искусства и дизайна, с другой – форма общеизвестная, популярная и одновременно простая в изготовлении, потому что экономику надо считать все время. И самое главное, что эти разные объекты, которые, мы надеемся, будут один бумажный, другой металлический, третий прозрачный, четвертый черный, пятый лежащий, шестой перевернутый, – они должны создать уже не фасад, не объем, а новую экспозиционную среду. Поэтому даже мы – люди, которые не раз делали экспозиции, – сейчас находимся в эйфории: эта улица разных и по-разному поставленных архитектонов должна создать задуманную нами визуальную новизну.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»
В.К.: Был еще один вдохновляющий нас образ, тоже из венецианской биеннале, – это знаменитый Il Teatro del Mondo Альдо Росси, плывущий архитипический объем. И в каком-то смысле наши архитектоны, расставлены по главному проходу экспозиции, – это такие плывущие зиккураты в реке русской позднейшей архитектуры.
Проект “Il Teatro del Mondo” архитектора Альдо Росси для Венецианского Биеннале. 1979 г. Подробнее см.: http://www.nowhereoffice.it/a-rossi-il-teatro-del-mondo/
В.С.: Заметьте: эти наши сравнения, прототипы, прообразы – они от нашего внутреннего стремления позиционировать себя как часть мировой проектной культуры.

В.К.: Да, у некоторых из нас оно очень сильно развито.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»
Объемы архитектонов монолитные или устроены на манер павильонов?

В.К.: В большую часть из них можно будет зайти: внутри – пространство примерно 3 на 3 метра. Как раз в «обитаемых» архитектонах разместятся кураторские проекты – кроме выставки Владимира Фролова «Идеал и норма», которой отведено место рядом со сценой: она очень соответствует нашей теме и удачно сможет приехать в Москву из Санкт-Петербурга. А вот журнал «Проект Россия» будет отвечать как раз за бумажный архитектон: страницы из старых номеров красноречивее прочего продемонстрируют всю 23-летнюю историю издания. Заодно будет представлена очередная РЕ-форма – к 19 ноября выйдет в свет первый номер в новом формате.

В.С.: Еще у нас есть проект кафедры дизайна архитектурной среды МАРХИ – «Альфа и Омега средового творчества» под кураторством Марии Соколовой и Татьяны Шулики. Он посвящен сразу двум юбилеям: 100 лет основателю кафедры Георгию Борисовичу Минервину, про которого сделан фильм, и 30 лет самой кафедре, на которой сейчас работают активные и разнообразные преподаватели.

В.К.: Например, мы являемся и выпускниками этой кафедры, и действующими преподавателями. И это важная, как мне кажется, веха, отмечающая, что несмотря на скепсис и снобизм архитектурного цеха, кафедра дизайна среды МАРХИ за это время выпустила несколько сотен специалистов, без исключения каждый из которых востребован и работает. И проблематика, которую она поднимала в течение всех этих 30 лет, сейчас стала чуть ли не самым обсуждаемым вопросом и федеральной программой. Кто бы мог подумать об этом в 1992 году, когда все начиналось!

В.С.: Мне на кафедре среды в Институте бизнеса и дизайна тоже удалось собрать 5-6 выпускников ДАС МАРХИ, которые работают там вместе со мной. Так что экспозиция Института бизнеса и дизайна на «Зодчестве» тоже будет представлена.
zooming
Экспозиция из архитекторов, выполненная студентами кафедры дизайна среды Института бизнеса и дизайна. Фотография предоставлена Владом Савинкиным
В.К.: И еще «Пластические миниатюры», я надеюсь. Сейчас идет кастинг.

Что за пластические миниатюры?

В.С.: В Институте бизнеса и дизайна есть несколько направлений: графический дизайн, дизайн мод и дизайн среды. И кафедра дизайна мод все время проводит кастинги. Я один раз это увидел и сказал: у меня будет также.

В.К.: Мы очень надеемся, что я тоже буду на кастинге. А тем временем Институт бизнеса и дизайна будет показывать свою достаточно интересную бизнес-программу. Она, с одной стороны, продолжает и развивает программу кафедры ДАС МАРХИ, а с другой – содержит целый ряд авторских методик, которые, имея жесткую структуру, позволяют каждому педагогу действовать абсолютно своеобразно и самостоятельно в рамках той задачи, которую он перед собой ставит.

В.С.: Как мой учитель: он сам занимался обычно двоечниками, а мне давал полную свободу. Вообще свобода в жизни – это самое главное.

В.К.: Это еще один наш эпиграф к нашей выставке.

А еще один архитектон – наша ретроспектива: «2006-2012-2018. Неслучившиеся «Зодчества». Мы достанем архивы и покажем, как это было: обмотаем часть оранжевым скотчем, конечно, а часть – сделаем из лесов. А главное – покажем, как это могло бы быть.
Экспозиция фестиваля «Зодчество 2006» в ЦВЗ «Манеж». Фотография Елены Петуховой
Экспозиция фестиваля «Зодчество 2012» в ЦВЗ «Манеж». Фотография Елены Петуховой
Кажется, вы еще не все заявленные архитектоны описали...

В.К.: Оставшиеся из них специфические, потому что связаны в значительной степени с персоналиями их авторов. Наринэ Тютчева – один из немногих актуальных архитекторов в первой двадцатке, которая очень последовательно и проникновенно занимается наследием, сохранением, преобразованием и вообще работой в условиях сложного ландшафта, имеющего охранный статус. Здесь самое главное – умение решить проблемы актуального и формообразования, и средообразования и при этом соблюсти все требования и нормы и концепции сохранения и сбережения смыслов и форм. В своей книги Наринэ назвала то «средовой палимпсест». И мы считаем очень важным показать работу ее «Ре-школы»: она прекрасно ложится в контекст нашей концепции именно как новая форма образования специалистов в этой области.

Кроме того, Агенство стратегического развития «Центр» представит свое комплексное исследование «МОСКВА RE:ПРОМЫШЛЕННАЯ»​, в котором проанализированы особенности практически всех промзон Москвы: их градостроительный потенциал, наличие объектов наследия, возможности и сценарии их редевелопмента и перепрофилирования.

Другой важный проект, который мы демонстрируем, – это политически оправданный жест, «РЕ-Акция». Свой опыт покажет Алексей Комов. Деревянные конструкции, с которыми он работает, – в ситуации, когда ничего другого невозможно сделать, становятся своего рода панацеей. И это очень интересная и объективно растущая сейчас идеология ревитализации среды в подобных ситуациях. Алексей в этом очень убедителен. А мы как кураторы должны показывать разные ипостаси решения проблемы.

Алексей Комов с его тактическим урбанизмом стал уже завсегдатаем «Зодчества»...

В.К.: Да, как и еще один искрометный персонаж, олицетворяющий собой альтернативное градоустроительство, – Илья Заливухин и его «Ре-гломерация», концепция развития городов, мегаполисов и застройки. И хотя нам она, может быть, не сильно близка, но мы отдаем дань ее цельности. И, кстати, последовательность участия Ильи в подобных форумах, и изменение во времени его статуса говорят о том, что вода камень точит, и усилия не пропадают даром.

А что за персоналия отвечает за следующий архитектон?

В.К.: Это Свят Мурунов со своим Центром прикладной урбанистики. Он будет показывать, как решать проблемы на уровне микроориентирования в непосредственном взаимодействии с жителями и пользователями. Вплоть до того, что он и его команда будут строить свой архитектон в процессе выставки – вместе с посетителями.

Как это будет называться? «РЕ-участие»?

В.К.: У нас записано – «РЕ-осмысление градостроительных подходов».

А кроме архитектонов вообще что-то будет?

В.К.: Конечно! Они – лишь имиджевая ось, решающая общественное пространство экспозиции. На самом деле все необходимые и уже привычные разделы фестиваля «Зодчество» никуда не делись. Есть гигантские стены для развешивания конкурсных работ в номинациях «Проекты» и «Постройки», есть павильоны регионов и различных структур, поддерживающих фестиваль, – они идут в два ряда. Есть детский раздел, раздел материалов и технологий. Еще очень интересная тема – создание галереи городов: провинциальные и малые города смогут выставить свои проекты не на каком-то большом стенде, который, может быть, по бюджету слишком дорог, а в специально организованном пространстве.

Вот мы поговорили про то, как можно сделать РЕ:Зодчество. А если смотреть шире – какие архитектурные фестивали нужны в России?

В.К.: «Зодчество» и различные форумы, связанные с архитектурой и градостроительстовом, безусловно, нужны: они позволяют собрать, показать и, в целом, отразить состояние российской архитектуры. Но это менее важно, чем то, что они показывают отношение общества и власти к архитектуре. И наши фестивали архитектуры такие, какими общество видит архитекторов и их деятельность. Поэтому мы сидим в подвале под РПЦ.

В.С.: Зато хотя бы в центре Москвы.

На Манежную площадь будете выходить?

В.К.: Хотим. У нас даже был разговор в Минкульте о конструкции перед фасадом «Манежа», которая теоретически может быть согласована, – еще один архитектон значительного размера, несущий информацию о проходящем фестивале. 97% вероятность, что нам откажут, но – кто знает…

А какой может быть внутренняя мотивация для участия в подобных мероприятиях со стороны архитектурного сообщества?

В.С.: Если бы дело было 5-10 лет назад, мы бы, конечно, сказали, что это тусовка, это некое позиционирование себя рядом с другими и демонстрация, что ты жив. Но от этого хочется уходить. Хочется искать весомые доводы. Но мешают все эти коллаборации с девелоперами, производителями материалов и сантехники. Разглядеть там позицию архитекторов уже, мне кажется, невозможно: за какими-то метрами, макетами и фильмами нивелируется акт творчества, новое видение.

То есть архитекторам выставки не нужны?

Именно для творческого высказывания – очень нужны. Выставки тебя провоцируют. Я даже сделал специальный курс для студентов – «Экспозиционный дизайн». О том, как архитектор должен делать выставки и как через них себя позиционировать. Работа с формой не может уйти только в цифру и плоскость. Хотя бы раз в год нужно выставить и показать то, вокруг чего хочется бродить и получать реакции.
zooming
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Арх Пароход 2017. Фотография Юлии Зинкевич
«Зодчество», кстати, в меньшей степени изобилует продукцией от производителей...

В.К.: Тут другая проблема – в том, что его, как и многие другие российские архитектурные фестивали, устраивают официальные организации. Что влечет за собой «всем сестрам по серьгам», непременно позитивный имидж участников, отсутствие ценза в выборе работ и так далее. Но все было бы хорошо, даже можно было бы смириться с необходимым чинопочитанием, если бы фестиваль определял качественный статус. Однако, когда мы видим все, что прислали, без минимального отбора и экспертного заключения, – это, конечно, тоже своего рода демонстрация имеющегося среза, но непонятно, для чего. Не лучше ли выставить не 400 работ, а 50, но зато те, на которые интересно смотреть и у которых можно учиться? Но тут мы сталкиваемся с политикой проведения подобных конкурсов и мнимой необходимостью показать всех, кто подал заявки. Это, к сожалению, реальность, с которой ничего не происходит вот уже 18 лет нашего участия в «Зодчестве». И усилия кураторов, которые периодически меняются, делают эту картинку чуть более привлекательной только косметически. Наша очередная попытка нацелена на то, чтобы хоть как-то эту ситуацию изменить. РЕ-волюции, может, и не произойдет, но мы надеемся.
 

19 Октября 2018

author pht

Беседовала:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.