Влад Савинкин и Владимир Кузьмин: «Наша цель – РЕ-Зодчество»

Фестиваль «Зодчество′18» пройдет с 19 по 21 ноября в «Манеже». О том, какие новые идеи реализуют кураторы фестиваля Владимир Кузьмин и Влад Савинкин, вновь, как и 6 лет назад, отвечающие за оформление и содержание экспозиции, читайте в нашем интервью

Юлия Шишалова

Беседовала:
Юлия Шишалова

mainImg
0 Давайте сначала коротко о сути вашей концепции фестиваля.

Владимир Кузьмин:
Мы выбрали девизом фестиваля слово «РЕКОНТЕКСТ», которое для наз означает специфику момента, в котором мы живем, когда все вокруг – наш контекст, изменяется, трансформируется и требует от нас новых навыков и подходов в работе. Не удивительно, что сегодня так часто встречаются слова с приставкой «ре». Это слово «РЕ» или приставку мы и выбрали, как ключевую. И пусть это звучит неоригинально и даже в каком-то смысле банально, но мы этого не стесняемся. Потому что РЕ-процессы составляют сейчас львиную долю того, чем все мы занимаемся.

Влад Савинкин:
Да и, честно говоря, само слово «Зодчество» носит архаичный характер. Поэтому внутри своей команды мы думаем про РЕ-зодчество. Неслучайно же нас приглашают каждые 6 лет – чтобы как-то по-новому взглянуть на фестиваль: и с экспозиционной точки зрения, и со смысловой.

В.К.: Найти новые драйверы развития!

В.С.: Но прежде всего мы размышляем, конечно же, об экспозиции и работаем с формой. Мы по-прежнему наивны до такой степени, что считаем, будто преобразуя экспозицию, мы можем преобразовать и смысл, и даже людей. И профессионализм проделанной нами работы и точность предоставленной документации для сметы еще позволяют надеяться, что все будет сделано так, как мы задумали.
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Арх Пароход 2017. Фотография Юлии Зинкевич
Эскиз концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». Рисунок Влада Савинкина

Профессионализм именно в работе с формой? Или все-таки со смыслами? Почему из 11 проектов, представленных на конкурс кураторов «Зодчества», выбрали именно вас?

В.К.: Надо отметить, что все конкурсные предложения потенциальных кураторов были очень интересными. Там было много молодых, горящих энтузиазмом людей, которые чего-то хотели...

В.С.: Но большинство из них были оторваны от реальности.

В.К.: И история с нами как с выбранными персонажами – это, скорее, компромисс с реальностью. Потому что «эти сделают». Нас не за талант выбрали, а за то, что мы точно сделаем.

В.С.: То есть хотим новое, а выбираем старое.

В.К.: И вот каждые 6 лет этими «старыми и проверенными» оказываемся мы. Хотя кураторами мы не стремились быть никогда – мы всегда были экспозиционерами. Однако у фестиваля существует устоявшийся идеологический и формальный каркас, который никто не собирается, не может и не хочет менять в силу объективных причин. Поэтому мы пытаемся прежде всего придать этому пространственное визуальное качество, отличное от ожидаемого. А благодаря поддержке целого ряда институций и их кураторским проектам, у всего этого появится еще и содержание. Собственно, на кураторские проекты мы и делаем ставку.
Основные тезисы концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018»

Так за счет чего же родится новое визуальное качество? В чем ваша главная пространственная идея?

В.С.: Пространственная концепция зиждется на оси, обозначенной архитектонами разного размера. Эта ось задает волнообразное движение между ними к завершающей части зала, которая обнаруживает два фланкирующих перевернутых архитектона, поставленных на попа и символизирующих сцену. А начинается все традиционно масштабным архитектоном рецепции, который развивается до такой степени вверх, что с антресолей -1 этажа, где будет располагаться выставка, можно достать до него рукой.
Эскиз концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». Рисунок Влада Савинкина
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»

То есть «Зодчество» будет проходить только в нижнем зале «Манежа»? А сверху что?

В.С.: Наверху в это время должна быть какая-то церковная выставка.

В.К.: Это удивительно точно характеризует текущую ситуацию в стране, специально такого не придумаешь.

В.С.: Мы с Кузьминым давно знакомы, и у нас все в жизни складывается не специально, но случайно. Еще зимой, когда мы поняли, что будем на -1 этаже, то сначала удивились, а потом обрадовались. Очень захотелось выключить там свет и оставить светящимися только архитектоны. Мы ведь много ездим по миру, смотрим разные экспозиции, выявляем тенденции. И мне кажется, это такой современный тренд: если 10 лет назад все должно было быть залито светом, то сейчас большинство сильных выставочных проектов все больше уходят в некую темноту и слепоту, когда человек уже движется по сути на ощупь. Конечно, существует при этом некий сценарий прохождения, заложенный экспозиционерами, но когда перемещаешься в темноте по маякам, то теряешь ощущение размера пространства. А когда еще черные стены сочетаются с зеркалом, то вообще непонятно, сколько там метров: 100 или 1000.
Фрагмент экспозиции “Moooi Through the Eyes of Megan Grehl” компании MOOOI на iSaloni 2018. Фотогарфия Влада Савинкина

Во сне мне наша выставка видится такой темной, черной, с архитектонами, горящими единым светом, но при этом с разнообразными лоскутными плоскостями – макетами или информационными экранами. Это такая неизбывная мечта.

В.К.: Потому что никто не увидел бы, что архитектоны светятся: оказалось, днем в этом зале светло…

На сами архитектоны вас тоже вдохновили какие-то мировые тренды?

В.С.: Когда мы защищали свой проект на конкурсе в Союзе архитекторов, то его сравнили с фильмом «Новая Москва» – с этими кадрами, в которых возникали на горизонте еще только намечавшиеся высотные здания.
Кадр из филма «Новая Москва». 1938 г. Режисер Александр Медведкин

Но впоследствии, когда мы стали дорабатывать и развивать свое конкурсное предложение, мне лично открылось другое сравнение. В 1980 году на венецианской архитектурной биеннале куратор Паоло Портогези сделал в анфиладе Арсенала экспозицию «Новая дорога»: каждому участнику выделялась фасадная плоскость между колонн.
zooming
Экспозиция “La Strada Novissima” архитектора Паоло Портогези для Венецианской Биеннале. 1980 г. Подробнее см.: https://www.domusweb.it/en/from-the-archive/2012/08/25/-em-la-strada-novissima-em–the-1980-venice-biennale.html

И все выдающиеся архитекторы того времени, многие из которых трудятся до сих пор и продолжают формировать архитектурную картину мира, демонстрировал свою позицию через плоскость, через фасад. А мы через 40 лет, на новом витке, даем архитекторам, критикам и всем, заинтересованным в понимании и развитии городской среды, не плоскость, а объем – и предлагаем его по-своему интерпретировать.

А почему именно архитектон?

В.С.: С одной стороны, это архитипическая форма современного искусства и дизайна, с другой – форма общеизвестная, популярная и одновременно простая в изготовлении, потому что экономику надо считать все время. И самое главное, что эти разные объекты, которые, мы надеемся, будут один бумажный, другой металлический, третий прозрачный, четвертый черный, пятый лежащий, шестой перевернутый, – они должны создать уже не фасад, не объем, а новую экспозиционную среду. Поэтому даже мы – люди, которые не раз делали экспозиции, – сейчас находимся в эйфории: эта улица разных и по-разному поставленных архитектонов должна создать задуманную нами визуальную новизну.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»

В.К.: Был еще один вдохновляющий нас образ, тоже из венецианской биеннале, – это знаменитый Il Teatro del Mondo Альдо Росси, плывущий архитипический объем. И в каком-то смысле наши архитектоны, расставлены по главному проходу экспозиции, – это такие плывущие зиккураты в реке русской позднейшей архитектуры.
Проект “Il Teatro del Mondo” архитектора Альдо Росси для Венецианского Биеннале. 1979 г. Подробнее см.: http://www.nowhereoffice.it/a-rossi-il-teatro-del-mondo/

В.С.: Заметьте: эти наши сравнения, прототипы, прообразы – они от нашего внутреннего стремления позиционировать себя как часть мировой проектной культуры.

В.К.: Да, у некоторых из нас оно очень сильно развито.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»

Объемы архитектонов монолитные или устроены на манер павильонов?

В.К.: В большую часть из них можно будет зайти: внутри – пространство примерно 3 на 3 метра. Как раз в «обитаемых» архитектонах разместятся кураторские проекты – кроме выставки Владимира Фролова «Идеал и норма», которой отведено место рядом со сценой: она очень соответствует нашей теме и удачно сможет приехать в Москву из Санкт-Петербурга. А вот журнал «Проект Россия» будет отвечать как раз за бумажный архитектон: страницы из старых номеров красноречивее прочего продемонстрируют всю 23-летнюю историю издания. Заодно будет представлена очередная РЕ-форма – к 19 ноября выйдет в свет первый номер в новом формате.

В.С.: Еще у нас есть проект кафедры дизайна архитектурной среды МАРХИ – «Альфа и Омега средового творчества» под кураторством Марии Соколовой и Татьяны Шулики. Он посвящен сразу двум юбилеям: 100 лет основателю кафедры Георгию Борисовичу Минервину, про которого сделан фильм, и 30 лет самой кафедре, на которой сейчас работают активные и разнообразные преподаватели.

В.К.: Например, мы являемся и выпускниками этой кафедры, и действующими преподавателями. И это важная, как мне кажется, веха, отмечающая, что несмотря на скепсис и снобизм архитектурного цеха, кафедра дизайна среды МАРХИ за это время выпустила несколько сотен специалистов, без исключения каждый из которых востребован и работает. И проблематика, которую она поднимала в течение всех этих 30 лет, сейчас стала чуть ли не самым обсуждаемым вопросом и федеральной программой. Кто бы мог подумать об этом в 1992 году, когда все начиналось!

В.С.: Мне на кафедре среды в Институте бизнеса и дизайна тоже удалось собрать 5-6 выпускников ДАС МАРХИ, которые работают там вместе со мной. Так что экспозиция Института бизнеса и дизайна на «Зодчестве» тоже будет представлена.
zooming
Экспозиция из архитекторов, выполненная студентами кафедры дизайна среды Института бизнеса и дизайна. Фотография предоставлена Владом Савинкиным

В.К.: И еще «Пластические миниатюры», я надеюсь. Сейчас идет кастинг.

Что за пластические миниатюры?

В.С.: В Институте бизнеса и дизайна есть несколько направлений: графический дизайн, дизайн мод и дизайн среды. И кафедра дизайна мод все время проводит кастинги. Я один раз это увидел и сказал: у меня будет также.

В.К.: Мы очень надеемся, что я тоже буду на кастинге. А тем временем Институт бизнеса и дизайна будет показывать свою достаточно интересную бизнес-программу. Она, с одной стороны, продолжает и развивает программу кафедры ДАС МАРХИ, а с другой – содержит целый ряд авторских методик, которые, имея жесткую структуру, позволяют каждому педагогу действовать абсолютно своеобразно и самостоятельно в рамках той задачи, которую он перед собой ставит.

В.С.: Как мой учитель: он сам занимался обычно двоечниками, а мне давал полную свободу. Вообще свобода в жизни – это самое главное.

В.К.: Это еще один наш эпиграф к нашей выставке.

А еще один архитектон – наша ретроспектива: «2006-2012-2018. Неслучившиеся «Зодчества». Мы достанем архивы и покажем, как это было: обмотаем часть оранжевым скотчем, конечно, а часть – сделаем из лесов. А главное – покажем, как это могло бы быть.
Экспозиция фестиваля «Зодчество 2006» в ЦВЗ «Манеж». Фотография Елены Петуховой
Экспозиция фестиваля «Зодчество 2012» в ЦВЗ «Манеж». Фотография Елены Петуховой

Кажется, вы еще не все заявленные архитектоны описали...

В.К.: Оставшиеся из них специфические, потому что связаны в значительной степени с персоналиями их авторов. Наринэ Тютчева – один из немногих актуальных архитекторов в первой двадцатке, которая очень последовательно и проникновенно занимается наследием, сохранением, преобразованием и вообще работой в условиях сложного ландшафта, имеющего охранный статус. Здесь самое главное – умение решить проблемы актуального и формообразования, и средообразования и при этом соблюсти все требования и нормы и концепции сохранения и сбережения смыслов и форм. В своей книги Наринэ назвала то «средовой палимпсест». И мы считаем очень важным показать работу ее «Ре-школы»: она прекрасно ложится в контекст нашей концепции именно как новая форма образования специалистов в этой области.

Кроме того, Агенство стратегического развития «Центр» представит свое комплексное исследование «МОСКВА RE:ПРОМЫШЛЕННАЯ»​, в котором проанализированы особенности практически всех промзон Москвы: их градостроительный потенциал, наличие объектов наследия, возможности и сценарии их редевелопмента и перепрофилирования.

Другой важный проект, который мы демонстрируем, – это политически оправданный жест, «РЕ-Акция». Свой опыт покажет Алексей Комов. Деревянные конструкции, с которыми он работает, – в ситуации, когда ничего другого невозможно сделать, становятся своего рода панацеей. И это очень интересная и объективно растущая сейчас идеология ревитализации среды в подобных ситуациях. Алексей в этом очень убедителен. А мы как кураторы должны показывать разные ипостаси решения проблемы.

Алексей Комов с его тактическим урбанизмом стал уже завсегдатаем «Зодчества»...

В.К.: Да, как и еще один искрометный персонаж, олицетворяющий собой альтернативное градоустроительство, – Илья Заливухин и его «Ре-гломерация», концепция развития городов, мегаполисов и застройки. И хотя нам она, может быть, не сильно близка, но мы отдаем дань ее цельности. И, кстати, последовательность участия Ильи в подобных форумах, и изменение во времени его статуса говорят о том, что вода камень точит, и усилия не пропадают даром.

А что за персоналия отвечает за следующий архитектон?

В.К.: Это Свят Мурунов со своим Центром прикладной урбанистики. Он будет показывать, как решать проблемы на уровне микроориентирования в непосредственном взаимодействии с жителями и пользователями. Вплоть до того, что он и его команда будут строить свой архитектон в процессе выставки – вместе с посетителями.

Как это будет называться? «РЕ-участие»?

В.К.: У нас записано – «РЕ-осмысление градостроительных подходов».

А кроме архитектонов вообще что-то будет?

В.К.: Конечно! Они – лишь имиджевая ось, решающая общественное пространство экспозиции. На самом деле все необходимые и уже привычные разделы фестиваля «Зодчество» никуда не делись. Есть гигантские стены для развешивания конкурсных работ в номинациях «Проекты» и «Постройки», есть павильоны регионов и различных структур, поддерживающих фестиваль, – они идут в два ряда. Есть детский раздел, раздел материалов и технологий. Еще очень интересная тема – создание галереи городов: провинциальные и малые города смогут выставить свои проекты не на каком-то большом стенде, который, может быть, по бюджету слишком дорог, а в специально организованном пространстве.

Вот мы поговорили про то, как можно сделать РЕ:Зодчество. А если смотреть шире – какие архитектурные фестивали нужны в России?

В.К.: «Зодчество» и различные форумы, связанные с архитектурой и градостроительстовом, безусловно, нужны: они позволяют собрать, показать и, в целом, отразить состояние российской архитектуры. Но это менее важно, чем то, что они показывают отношение общества и власти к архитектуре. И наши фестивали архитектуры такие, какими общество видит архитекторов и их деятельность. Поэтому мы сидим в подвале под РПЦ.

В.С.: Зато хотя бы в центре Москвы.

На Манежную площадь будете выходить?

В.К.: Хотим. У нас даже был разговор в Минкульте о конструкции перед фасадом «Манежа», которая теоретически может быть согласована, – еще один архитектон значительного размера, несущий информацию о проходящем фестивале. 97% вероятность, что нам откажут, но – кто знает…

А какой может быть внутренняя мотивация для участия в подобных мероприятиях со стороны архитектурного сообщества?

В.С.: Если бы дело было 5-10 лет назад, мы бы, конечно, сказали, что это тусовка, это некое позиционирование себя рядом с другими и демонстрация, что ты жив. Но от этого хочется уходить. Хочется искать весомые доводы. Но мешают все эти коллаборации с девелоперами, производителями материалов и сантехники. Разглядеть там позицию архитекторов уже, мне кажется, невозможно: за какими-то метрами, макетами и фильмами нивелируется акт творчества, новое видение.

То есть архитекторам выставки не нужны?

Именно для творческого высказывания – очень нужны. Выставки тебя провоцируют. Я даже сделал специальный курс для студентов – «Экспозиционный дизайн». О том, как архитектор должен делать выставки и как через них себя позиционировать. Работа с формой не может уйти только в цифру и плоскость. Хотя бы раз в год нужно выставить и показать то, вокруг чего хочется бродить и получать реакции.
zooming
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Арх Пароход 2017. Фотография Юлии Зинкевич

«Зодчество», кстати, в меньшей степени изобилует продукцией от производителей...

В.К.: Тут другая проблема – в том, что его, как и многие другие российские архитектурные фестивали, устраивают официальные организации. Что влечет за собой «всем сестрам по серьгам», непременно позитивный имидж участников, отсутствие ценза в выборе работ и так далее. Но все было бы хорошо, даже можно было бы смириться с необходимым чинопочитанием, если бы фестиваль определял качественный статус. Однако, когда мы видим все, что прислали, без минимального отбора и экспертного заключения, – это, конечно, тоже своего рода демонстрация имеющегося среза, но непонятно, для чего. Не лучше ли выставить не 400 работ, а 50, но зато те, на которые интересно смотреть и у которых можно учиться? Но тут мы сталкиваемся с политикой проведения подобных конкурсов и мнимой необходимостью показать всех, кто подал заявки. Это, к сожалению, реальность, с которой ничего не происходит вот уже 18 лет нашего участия в «Зодчестве». И усилия кураторов, которые периодически меняются, делают эту картинку чуть более привлекательной только косметически. Наша очередная попытка нацелена на то, чтобы хоть как-то эту ситуацию изменить. РЕ-волюции, может, и не произойдет, но мы надеемся.
 

19 Октября 2018

Юлия Шишалова

Беседовала:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Сергей Георгиевский: «Зодчество» – это клуб»
Агентство стратегического развития «ЦЕНТР» впервые принимает участие в фестивале «Зодчество» с кураторским проектом РЕ-ПРОМ и несколькими публичными мероприятиями. О проекте, поводах к участию в фестивале и публичности в работе Агентства мы говорим с его руководителем Сергеем Георгиевским.
Святослав Мурунов: «Сила «Зодчества» – в открытости...
Международный архитектурный фестиваль – наиболее подходящая для обсуждения волнующих архитекторов тем площадка, уверен куратор спецпроекта, социальный инженер, идеолог Центра прикладной урбанистики (ЦПУ) Святослав Мурунов.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Сергей Кузнецов: «Кураторские проекты – лучшее, что...
Архитектурные выставки, и фестиваль «Зодчество», в том числе, – это всегда поиск баланса между профессиональным дискурсом и популярной подачей. О специфике трансляции профессиональной информации для широкой аудитории мы говорим с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин: «Наша цель – РЕ-Зодчество»
Фестиваль «Зодчество′18» пройдет с 19 по 21 ноября в «Манеже». О том, какие новые идеи реализуют кураторы фестиваля Владимир Кузьмин и Влад Савинкин, вновь, как и 6 лет назад, отвечающие за оформление и содержание экспозиции, читайте в нашем интервью
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»
керамика Wienerberger – для Open Village
канал Porotherm на Youtube
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Лейтмотив – домик
В основе проекта здания для страховой компании Baloise в Базеле по проекту Валерио Ольджати лежит мотив архетипического «домика».
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Союз с природой
Показываем четыре загородных дома, архитектура которых вырастает из природного окружения: леса, моря, холма или горного склона.
Пресса: 21 главный архитектурный проект Москвы в 2021-м
В конце прошлого года я написал статью «20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно». В этом году столько нестыдных проектов не набралось, поэтому мы решили написать о, с одной стороны, характерных, с другой стороны, значимых.
Сохраним Пулково!
Стало известно о планах сноса модернистского здания аэропорта Пулково, построенного в 1973 году. Архитекторы Петербурга призывают присвоить зданию статус объекта культурного наследия и сохранить его. Собираем подписи за сохранение модернистского здания Пулково.
Новый русский
В проекте ресторанного центра на берегу реки Дон недалеко от одноименной трассы архитекторы бюро Megabudka задались амбициозной целью поставить эксперимент с поиском «нового русского стиля», и, собрав в тесный узел множество европейских аллюзий, добились своего. Именно в том русский стиль, наверное, и состоит, чтобы творчески копировать немцев.
И домики на крышах…
Нидерландское бюро Mecanoo завершило работу над жилым кварталом KAMPUS в центре Манчестера. Архитекторы собрали в единое целое и вернули городу постройки разного времени.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Тихая гавань
Дом на Курляндской улице по современным меркам небольшой – всего на 95 квартир, при этом он все же выделяется габаритами на фоне соседней исторической застройки. Рассказываем, какие приемы мастерская Анатолия Столярчука использует, чтобы сгладить разницу в масштабах.
Локальные красные тона
Жилой комплекс Turley Areal в Мангейме по проекту бюро Макса Дудлера получил колорит в тон расположенного рядом исторического здания из красного песчаника.
«Экономика дебюта»
Торговый центр Daning Jiuguang в Шанхае по проекту бюро UNStudio – новая площадка для выхода на китайский рынок зарубежных брендов.