Влад Савинкин и Владимир Кузьмин: «Наша цель – РЕ-Зодчество»

Фестиваль «Зодчество′18» пройдет с 19 по 21 ноября в «Манеже». О том, какие новые идеи реализуют кураторы фестиваля Владимир Кузьмин и Влад Савинкин, вновь, как и 6 лет назад, отвечающие за оформление и содержание экспозиции, читайте в нашем интервью

author pht

Беседовала:
Юлия Шишалова

mainImg
Давайте сначала коротко о сути вашей концепции фестиваля.

Владимир Кузьмин:
Мы выбрали девизом фестиваля слово «РЕКОНТЕКСТ», которое для наз означает специфику момента, в котором мы живем, когда все вокруг – наш контекст, изменяется, трансформируется и требует от нас новых навыков и подходов в работе. Не удивительно, что сегодня так часто встречаются слова с приставкой «ре». Это слово «РЕ» или приставку мы и выбрали, как ключевую. И пусть это звучит неоригинально и даже в каком-то смысле банально, но мы этого не стесняемся. Потому что РЕ-процессы составляют сейчас львиную долю того, чем все мы занимаемся.

Влад Савинкин:
Да и, честно говоря, само слово «Зодчество» носит архаичный характер. Поэтому внутри своей команды мы думаем про РЕ-зодчество. Неслучайно же нас приглашают каждые 6 лет – чтобы как-то по-новому взглянуть на фестиваль: и с экспозиционной точки зрения, и со смысловой.

В.К.: Найти новые драйверы развития!

В.С.: Но прежде всего мы размышляем, конечно же, об экспозиции и работаем с формой. Мы по-прежнему наивны до такой степени, что считаем, будто преобразуя экспозицию, мы можем преобразовать и смысл, и даже людей. И профессионализм проделанной нами работы и точность предоставленной документации для сметы еще позволяют надеяться, что все будет сделано так, как мы задумали.
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Арх Пароход 2017. Фотография Юлии Зинкевич
Эскиз концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». Рисунок Влада Савинкина

Профессионализм именно в работе с формой? Или все-таки со смыслами? Почему из 11 проектов, представленных на конкурс кураторов «Зодчества», выбрали именно вас?

В.К.: Надо отметить, что все конкурсные предложения потенциальных кураторов были очень интересными. Там было много молодых, горящих энтузиазмом людей, которые чего-то хотели...

В.С.: Но большинство из них были оторваны от реальности.

В.К.: И история с нами как с выбранными персонажами – это, скорее, компромисс с реальностью. Потому что «эти сделают». Нас не за талант выбрали, а за то, что мы точно сделаем.

В.С.: То есть хотим новое, а выбираем старое.

В.К.: И вот каждые 6 лет этими «старыми и проверенными» оказываемся мы. Хотя кураторами мы не стремились быть никогда – мы всегда были экспозиционерами. Однако у фестиваля существует устоявшийся идеологический и формальный каркас, который никто не собирается, не может и не хочет менять в силу объективных причин. Поэтому мы пытаемся прежде всего придать этому пространственное визуальное качество, отличное от ожидаемого. А благодаря поддержке целого ряда институций и их кураторским проектам, у всего этого появится еще и содержание. Собственно, на кураторские проекты мы и делаем ставку.
Основные тезисы концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018»

Так за счет чего же родится новое визуальное качество? В чем ваша главная пространственная идея?

В.С.: Пространственная концепция зиждется на оси, обозначенной архитектонами разного размера. Эта ось задает волнообразное движение между ними к завершающей части зала, которая обнаруживает два фланкирующих перевернутых архитектона, поставленных на попа и символизирующих сцену. А начинается все традиционно масштабным архитектоном рецепции, который развивается до такой степени вверх, что с антресолей -1 этажа, где будет располагаться выставка, можно достать до него рукой.
Эскиз концепции экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». Рисунок Влада Савинкина
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»

То есть «Зодчество» будет проходить только в нижнем зале «Манежа»? А сверху что?

В.С.: Наверху в это время должна быть какая-то церковная выставка.

В.К.: Это удивительно точно характеризует текущую ситуацию в стране, специально такого не придумаешь.

В.С.: Мы с Кузьминым давно знакомы, и у нас все в жизни складывается не специально, но случайно. Еще зимой, когда мы поняли, что будем на -1 этаже, то сначала удивились, а потом обрадовались. Очень захотелось выключить там свет и оставить светящимися только архитектоны. Мы ведь много ездим по миру, смотрим разные экспозиции, выявляем тенденции. И мне кажется, это такой современный тренд: если 10 лет назад все должно было быть залито светом, то сейчас большинство сильных выставочных проектов все больше уходят в некую темноту и слепоту, когда человек уже движется по сути на ощупь. Конечно, существует при этом некий сценарий прохождения, заложенный экспозиционерами, но когда перемещаешься в темноте по маякам, то теряешь ощущение размера пространства. А когда еще черные стены сочетаются с зеркалом, то вообще непонятно, сколько там метров: 100 или 1000.
Фрагмент экспозиции “Moooi Through the Eyes of Megan Grehl” компании MOOOI на iSaloni 2018. Фотогарфия Влада Савинкина

Во сне мне наша выставка видится такой темной, черной, с архитектонами, горящими единым светом, но при этом с разнообразными лоскутными плоскостями – макетами или информационными экранами. Это такая неизбывная мечта.

В.К.: Потому что никто не увидел бы, что архитектоны светятся: оказалось, днем в этом зале светло…

На сами архитектоны вас тоже вдохновили какие-то мировые тренды?

В.С.: Когда мы защищали свой проект на конкурсе в Союзе архитекторов, то его сравнили с фильмом «Новая Москва» – с этими кадрами, в которых возникали на горизонте еще только намечавшиеся высотные здания.
Кадр из филма «Новая Москва». 1938 г. Режисер Александр Медведкин

Но впоследствии, когда мы стали дорабатывать и развивать свое конкурсное предложение, мне лично открылось другое сравнение. В 1980 году на венецианской архитектурной биеннале куратор Паоло Портогези сделал в анфиладе Арсенала экспозицию «Новая дорога»: каждому участнику выделялась фасадная плоскость между колонн.
zooming
Экспозиция “La Strada Novissima” архитектора Паоло Портогези для Венецианской Биеннале. 1980 г. Подробнее см.: https://www.domusweb.it/en/from-the-archive/2012/08/25/-em-la-strada-novissima-em–the-1980-venice-biennale.html

И все выдающиеся архитекторы того времени, многие из которых трудятся до сих пор и продолжают формировать архитектурную картину мира, демонстрировал свою позицию через плоскость, через фасад. А мы через 40 лет, на новом витке, даем архитекторам, критикам и всем, заинтересованным в понимании и развитии городской среды, не плоскость, а объем – и предлагаем его по-своему интерпретировать.

А почему именно архитектон?

В.С.: С одной стороны, это архитипическая форма современного искусства и дизайна, с другой – форма общеизвестная, популярная и одновременно простая в изготовлении, потому что экономику надо считать все время. И самое главное, что эти разные объекты, которые, мы надеемся, будут один бумажный, другой металлический, третий прозрачный, четвертый черный, пятый лежащий, шестой перевернутый, – они должны создать уже не фасад, не объем, а новую экспозиционную среду. Поэтому даже мы – люди, которые не раз делали экспозиции, – сейчас находимся в эйфории: эта улица разных и по-разному поставленных архитектонов должна создать задуманную нами визуальную новизну.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»

В.К.: Был еще один вдохновляющий нас образ, тоже из венецианской биеннале, – это знаменитый Il Teatro del Mondo Альдо Росси, плывущий архитипический объем. И в каком-то смысле наши архитектоны, расставлены по главному проходу экспозиции, – это такие плывущие зиккураты в реке русской позднейшей архитектуры.
Проект “Il Teatro del Mondo” архитектора Альдо Росси для Венецианского Биеннале. 1979 г. Подробнее см.: http://www.nowhereoffice.it/a-rossi-il-teatro-del-mondo/

В.С.: Заметьте: эти наши сравнения, прототипы, прообразы – они от нашего внутреннего стремления позиционировать себя как часть мировой проектной культуры.

В.К.: Да, у некоторых из нас оно очень сильно развито.
Проект экспозиции фестиваля «Зодчество 2018». © «Поле Дизайн»

Объемы архитектонов монолитные или устроены на манер павильонов?

В.К.: В большую часть из них можно будет зайти: внутри – пространство примерно 3 на 3 метра. Как раз в «обитаемых» архитектонах разместятся кураторские проекты – кроме выставки Владимира Фролова «Идеал и норма», которой отведено место рядом со сценой: она очень соответствует нашей теме и удачно сможет приехать в Москву из Санкт-Петербурга. А вот журнал «Проект Россия» будет отвечать как раз за бумажный архитектон: страницы из старых номеров красноречивее прочего продемонстрируют всю 23-летнюю историю издания. Заодно будет представлена очередная РЕ-форма – к 19 ноября выйдет в свет первый номер в новом формате.

В.С.: Еще у нас есть проект кафедры дизайна архитектурной среды МАРХИ – «Альфа и Омега средового творчества» под кураторством Марии Соколовой и Татьяны Шулики. Он посвящен сразу двум юбилеям: 100 лет основателю кафедры Георгию Борисовичу Минервину, про которого сделан фильм, и 30 лет самой кафедре, на которой сейчас работают активные и разнообразные преподаватели.

В.К.: Например, мы являемся и выпускниками этой кафедры, и действующими преподавателями. И это важная, как мне кажется, веха, отмечающая, что несмотря на скепсис и снобизм архитектурного цеха, кафедра дизайна среды МАРХИ за это время выпустила несколько сотен специалистов, без исключения каждый из которых востребован и работает. И проблематика, которую она поднимала в течение всех этих 30 лет, сейчас стала чуть ли не самым обсуждаемым вопросом и федеральной программой. Кто бы мог подумать об этом в 1992 году, когда все начиналось!

В.С.: Мне на кафедре среды в Институте бизнеса и дизайна тоже удалось собрать 5-6 выпускников ДАС МАРХИ, которые работают там вместе со мной. Так что экспозиция Института бизнеса и дизайна на «Зодчестве» тоже будет представлена.
zooming
Экспозиция из архитекторов, выполненная студентами кафедры дизайна среды Института бизнеса и дизайна. Фотография предоставлена Владом Савинкиным

В.К.: И еще «Пластические миниатюры», я надеюсь. Сейчас идет кастинг.

Что за пластические миниатюры?

В.С.: В Институте бизнеса и дизайна есть несколько направлений: графический дизайн, дизайн мод и дизайн среды. И кафедра дизайна мод все время проводит кастинги. Я один раз это увидел и сказал: у меня будет также.

В.К.: Мы очень надеемся, что я тоже буду на кастинге. А тем временем Институт бизнеса и дизайна будет показывать свою достаточно интересную бизнес-программу. Она, с одной стороны, продолжает и развивает программу кафедры ДАС МАРХИ, а с другой – содержит целый ряд авторских методик, которые, имея жесткую структуру, позволяют каждому педагогу действовать абсолютно своеобразно и самостоятельно в рамках той задачи, которую он перед собой ставит.

В.С.: Как мой учитель: он сам занимался обычно двоечниками, а мне давал полную свободу. Вообще свобода в жизни – это самое главное.

В.К.: Это еще один наш эпиграф к нашей выставке.

А еще один архитектон – наша ретроспектива: «2006-2012-2018. Неслучившиеся «Зодчества». Мы достанем архивы и покажем, как это было: обмотаем часть оранжевым скотчем, конечно, а часть – сделаем из лесов. А главное – покажем, как это могло бы быть.
Экспозиция фестиваля «Зодчество 2006» в ЦВЗ «Манеж». Фотография Елены Петуховой
Экспозиция фестиваля «Зодчество 2012» в ЦВЗ «Манеж». Фотография Елены Петуховой

Кажется, вы еще не все заявленные архитектоны описали...

В.К.: Оставшиеся из них специфические, потому что связаны в значительной степени с персоналиями их авторов. Наринэ Тютчева – один из немногих актуальных архитекторов в первой двадцатке, которая очень последовательно и проникновенно занимается наследием, сохранением, преобразованием и вообще работой в условиях сложного ландшафта, имеющего охранный статус. Здесь самое главное – умение решить проблемы актуального и формообразования, и средообразования и при этом соблюсти все требования и нормы и концепции сохранения и сбережения смыслов и форм. В своей книги Наринэ назвала то «средовой палимпсест». И мы считаем очень важным показать работу ее «Ре-школы»: она прекрасно ложится в контекст нашей концепции именно как новая форма образования специалистов в этой области.

Кроме того, Агенство стратегического развития «Центр» представит свое комплексное исследование «МОСКВА RE:ПРОМЫШЛЕННАЯ»​, в котором проанализированы особенности практически всех промзон Москвы: их градостроительный потенциал, наличие объектов наследия, возможности и сценарии их редевелопмента и перепрофилирования.

Другой важный проект, который мы демонстрируем, – это политически оправданный жест, «РЕ-Акция». Свой опыт покажет Алексей Комов. Деревянные конструкции, с которыми он работает, – в ситуации, когда ничего другого невозможно сделать, становятся своего рода панацеей. И это очень интересная и объективно растущая сейчас идеология ревитализации среды в подобных ситуациях. Алексей в этом очень убедителен. А мы как кураторы должны показывать разные ипостаси решения проблемы.

Алексей Комов с его тактическим урбанизмом стал уже завсегдатаем «Зодчества»...

В.К.: Да, как и еще один искрометный персонаж, олицетворяющий собой альтернативное градоустроительство, – Илья Заливухин и его «Ре-гломерация», концепция развития городов, мегаполисов и застройки. И хотя нам она, может быть, не сильно близка, но мы отдаем дань ее цельности. И, кстати, последовательность участия Ильи в подобных форумах, и изменение во времени его статуса говорят о том, что вода камень точит, и усилия не пропадают даром.

А что за персоналия отвечает за следующий архитектон?

В.К.: Это Свят Мурунов со своим Центром прикладной урбанистики. Он будет показывать, как решать проблемы на уровне микроориентирования в непосредственном взаимодействии с жителями и пользователями. Вплоть до того, что он и его команда будут строить свой архитектон в процессе выставки – вместе с посетителями.

Как это будет называться? «РЕ-участие»?

В.К.: У нас записано – «РЕ-осмысление градостроительных подходов».

А кроме архитектонов вообще что-то будет?

В.К.: Конечно! Они – лишь имиджевая ось, решающая общественное пространство экспозиции. На самом деле все необходимые и уже привычные разделы фестиваля «Зодчество» никуда не делись. Есть гигантские стены для развешивания конкурсных работ в номинациях «Проекты» и «Постройки», есть павильоны регионов и различных структур, поддерживающих фестиваль, – они идут в два ряда. Есть детский раздел, раздел материалов и технологий. Еще очень интересная тема – создание галереи городов: провинциальные и малые города смогут выставить свои проекты не на каком-то большом стенде, который, может быть, по бюджету слишком дорог, а в специально организованном пространстве.

Вот мы поговорили про то, как можно сделать РЕ:Зодчество. А если смотреть шире – какие архитектурные фестивали нужны в России?

В.К.: «Зодчество» и различные форумы, связанные с архитектурой и градостроительстовом, безусловно, нужны: они позволяют собрать, показать и, в целом, отразить состояние российской архитектуры. Но это менее важно, чем то, что они показывают отношение общества и власти к архитектуре. И наши фестивали архитектуры такие, какими общество видит архитекторов и их деятельность. Поэтому мы сидим в подвале под РПЦ.

В.С.: Зато хотя бы в центре Москвы.

На Манежную площадь будете выходить?

В.К.: Хотим. У нас даже был разговор в Минкульте о конструкции перед фасадом «Манежа», которая теоретически может быть согласована, – еще один архитектон значительного размера, несущий информацию о проходящем фестивале. 97% вероятность, что нам откажут, но – кто знает…

А какой может быть внутренняя мотивация для участия в подобных мероприятиях со стороны архитектурного сообщества?

В.С.: Если бы дело было 5-10 лет назад, мы бы, конечно, сказали, что это тусовка, это некое позиционирование себя рядом с другими и демонстрация, что ты жив. Но от этого хочется уходить. Хочется искать весомые доводы. Но мешают все эти коллаборации с девелоперами, производителями материалов и сантехники. Разглядеть там позицию архитекторов уже, мне кажется, невозможно: за какими-то метрами, макетами и фильмами нивелируется акт творчества, новое видение.

То есть архитекторам выставки не нужны?

Именно для творческого высказывания – очень нужны. Выставки тебя провоцируют. Я даже сделал специальный курс для студентов – «Экспозиционный дизайн». О том, как архитектор должен делать выставки и как через них себя позиционировать. Работа с формой не может уйти только в цифру и плоскость. Хотя бы раз в год нужно выставить и показать то, вокруг чего хочется бродить и получать реакции.
zooming
Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Арх Пароход 2017. Фотография Юлии Зинкевич

«Зодчество», кстати, в меньшей степени изобилует продукцией от производителей...

В.К.: Тут другая проблема – в том, что его, как и многие другие российские архитектурные фестивали, устраивают официальные организации. Что влечет за собой «всем сестрам по серьгам», непременно позитивный имидж участников, отсутствие ценза в выборе работ и так далее. Но все было бы хорошо, даже можно было бы смириться с необходимым чинопочитанием, если бы фестиваль определял качественный статус. Однако, когда мы видим все, что прислали, без минимального отбора и экспертного заключения, – это, конечно, тоже своего рода демонстрация имеющегося среза, но непонятно, для чего. Не лучше ли выставить не 400 работ, а 50, но зато те, на которые интересно смотреть и у которых можно учиться? Но тут мы сталкиваемся с политикой проведения подобных конкурсов и мнимой необходимостью показать всех, кто подал заявки. Это, к сожалению, реальность, с которой ничего не происходит вот уже 18 лет нашего участия в «Зодчестве». И усилия кураторов, которые периодически меняются, делают эту картинку чуть более привлекательной только косметически. Наша очередная попытка нацелена на то, чтобы хоть как-то эту ситуацию изменить. РЕ-волюции, может, и не произойдет, но мы надеемся.
 

19 Октября 2018

author pht

Беседовала:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.