Эдуард Моро и Екатерина Гольдберг: «Методика работы над общественным пространством не менее важна, чем дизайн»

Одним из самых заметных проектов редевелопмента 2018 года стал творческий индустриальный кластер «Октава» в Туле. Мы поговорили с руководителями бюро Orchestra Design Эдуардом Моро и Екатериной Гольдберг о специфике работы над общественными пространствами и развитием территорий в нашей стране

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg

Мастерская:

Orchestra Design

Проект:

Творческий индустриальный кластер «Октава»
Россия, Тула, ул. Каминского, 24

Авторский коллектив:
Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

2018

Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
Инвестор: Михаил Шелков
Соавторы: компания «Культура потребления»
Archi.ru: Развитие общественных пространств стало очень популярной темой в России. Все активнее начинают внедрятся в практику современные подходы и форматы. Как вы считаете с чем связан такой рост интереса?

Эдуард Моро: Думаю, в течение долгого времени общественные пространства в России игнорировались и находились в достаточно плачевном состоянии. Поэтому, когда сначала Парк Горького изменился кардинально, а потом появилась Крымская набережная, дизайн публичных пространств стал настоящим трендом. И теперь каждый город хочет собственный парк или набережную. Но проблема в том, что это происходит методически неправильно, а в результате – не эффективно. Решение о том, куда вложить имеющиеся у городской администрации деньги, какое пространство преобразовать, принимается во многих случаях случайно, без учета всех особенностей выбранной территории и совокупности факторов. Основной заботой людей, принимающих решения, становятся «красные линии», очерчивающие границу территории, набережную, парк или площадь. Пространство рассматривается в границах этих линий, без связи с окружающей застройкой. Общественное пространство создает ценности – социальные, культурные, экономические, транслируемые и работающие вместе с прилегающей территорией, но город оказывается неспособным эту ценность увидеть и использовать. Деньги вкладываются, на них строится чудесный парк или площадь, а потом город начинает ждать каких-то изменений – активностей, роста посещаемости, подъема малого бизнеса и так далее, и не получает их, из-за ошибки в подходе к планированию и программированию всей территории. Если вы привлечете к проекту лучшего дизайнера в мире, но процесс работы выстроите плохо, проект все равно будет провальным.

Правильная методика работы над общественным пространством не менее важны, чем дизайн. В своих публичных выступлениях и на встречах с заказчиками, я призываю людей не ограничиваться «красными линиями», а смотреть на район в целом. Половина успеха зависит правильного установления границ проекта. Включая в них не только само общественное пространство, но также государственную и частную землю вокруг, вы создаете связную среду – то, что я называю «сложной территорией». Вы перестраиваете и обновляете город на другом уровне. У вас появляется механизм координации между частными и общественными интересами, гарантирующий эффективность выстраиваемой схемы развития территории.
Екатерина Гольдберг и Эдуард Моро, руководители бюро Orchestra Design
© Orchestra Design
Аэросъемка города Чусовой. Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Схема генерального плана. Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

С какими еще трудностями вам приходится сталкиваться при разработке проектов общественных пространств?

Э.М.: В современной России все еще сильно наследие Советского Союза, где вся городская застройка следовала букве генплана, с его жесткой системой и догматическими стандартами, никак не учитывающими нужды и специфику конкретного проекта. Но каждая территория уникальна и для сложных масштабных задач нужно разрабатывать оригинальную методику их решения, а также создавать специальную команду, способную взаимодействовать между собой и решать междисциплинарные и межотраслевые задачи.

Дискоординация – это общемировая проблема. В любой стране мира участники единого процесса, заказчики, проектировщики, эксперты, представляющие различные департаменты (транспортные, городского хозяйства, охраны наследия, туризма и экологии) не могу выстроить диалог. К сожалению, в России местные власти преимущественно заняты своими делами, поэтому в большинстве случаев не могут обеспечить такую координацию. Хотя есть и исключения. Например, в Калининграде эту координирующую функцию взяло на себя (и достаточно успешно) НП «Градостроительное Бюро «Сердце города».

В своих проектах мы сами стараемся создать смешанную команду, состоящую на начальных этапах хотя бы из 2-3 человек, которая будет отвечать за развитие проекта территории и обеспечивать коммуникацию со всеми заинтересованными сторонами. Только так, объединяя усилия, можно выйти на новый виток развития российского урбанизма.
Концепция модернизации домов культуры Подмосковья, занявшая третье место на конкурсе в 2018 году. Nowadays Office + Orchestra + Pictorica.
© Nowadays Office + Orchestra + Pictorica
Концепция модернизации домов культуры Подмосковья, занявшая третье место на конкурсе в 2018 году. Nowadays Office + Orchestra + Pictorica.
© Nowadays Office + Orchestra + Pictorica

Что нужно, чтобы изменить ситуацию?

Э.М.: Думаю, главное – повышать осведомленность по этому вопросу и уровень квалификации местных управленцев. Часто ведомства даже не пытаются взаимодействовать. Министерство городского планирования получает бумаги от Министерства транспорта – и между ними нет никакого диалога. Они воспринимают все как данность и продолжают работать в стиле зонирования и генплана. Но на деле эти процессы должны быть интегрированы. Будь это местный чиновник, мэр, главный архитектор или руководитель профильного департамента – на всех уровнях системы люди должны понимать, что именно формирует городскую среду. Это делают все элементы в комплексе: транспорт, экономика, планирование, экология. Поэтому так важно повышать квалификацию всех участников процесса на региональном уровне.
Ментальная карта территории. Концепция зеленой оси города Тейково для Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Мытилка – постройка для полоскания белья в проточной воде. Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

У властей есть возможность запустить и контролировать процесс сверху. А какова роль местных сообществ? Могут ли они быть вовлечены в процесс и чем могут быть полезны?

Э.М.: Сообщества обязательно должны привлекаться к работе над проектом. Их участие и сотрудничество с ними проектировщиков делает процесс открытым. Зачастую в России мир девелопмента существует в формате разрозненных изолированных групп. Причина лежит и в общем дефиците доверия между людьми, и в кардинальных различиях в целях деятельности. Делая процесс более открытым и прозрачным для всех участников, вы рождаете дух кооперации, которое многократно увеличивает качество и жизнеспособность принимаемых решений. Примером такой кооперации может служить проект реконструкции действующего завода «Октава» в Туле, в котором объединения интересов, зачастую противоречивых, нескольких стейхолдеров, имел решающее значение.
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

Екатерина Гольдберг: Для меня самым интересным в работе с Эдуардом является его готовность и открытость к сотрудничеству с сообществами и различными участниками процесса. Многие архитекторы в России с недоверием относятся к общественности и ее возможной реакции на проект. Тогда как Эдуард видит в этом контакте преимущество, источник вдохновения и неординарных идей. Обратная связь и взаимодействие с активной и конструктивно мыслящей частью местного сообщества помогает нам вывести проект на новый уровень.

Э.М.: Уверен, что идеи прозрачности и соучастия – это не вопрос культуры или навыков коммуникации. Скорее, речь идет о презентации преимуществ или того полезного вклада, который может быть привнесен различными участниками процесса. В этом смысле, коллаборация не сводится к консультированию. Она может реализовываться в различных форматах: через совместное строительство, культурное программирование и фестивализацию пространства или мобилизацию людей и привлечение новой аудитории. Главное – это прозрачность процесса и готовность к сотрудничеству не только между местными жителями и архитекторами, но между архитекторами и местными ведомствами, стейкхолдерами и потенциальными инвесторами, потенциальными инвесторами и местной властью.

Даже после 12 лет работы с общественными пространствами в России я каждый раз восхищаюсь, сколько живой энергии нахожу в каждом городе и проекте. Ее источником может быть инициативная группа, местное сообщество, театральная кружок или школа. И нужно открыть пространство для этой энергии, впустить ее в проект. Не просто спрашивать людей: «Что бы вы хотели здесь видеть?», – а активно включать их в процесс разработки концепции. Это сложно – почти как управление оркестром, но жизненно необходимо. В России это явление еще в новинку, но с каждым годом примеров подобного подхода к развитию территорий будет все больше.
Командное обсуждения концепции развития общественных пространств © Orchestra Design
© Orchestra Design

Горожане готовы к такому взаимодействию?

Э.М.: Безусловно! Уровень энергии в России потрясающий, люди здесь готовы создавать новое. Единственный тормоз развития – это недостаток доверия. Во многих городах люди плохо представляют, что такое открытый, прозрачный процесс работы. Поэтому чем больше будет таких конференций, как «Ревитализация малых городов через вовлечение местного населения в культурные практики», тем лучше.

Е.Г.: Сейчас особенно ценен каждый пример, каждый успешный кейс, где ярко проявляется этот принцип доверия: Татарстан, фестиваль «Арт-Овраг», кластер «Октава» в Туле, частные музеи в Коломне и так далее. Популяризация и обмен опытом позволяют преодолеть инертность региональных органов власти и девелоперов, демонстрируя, какие преимущества они могут получить объединения усилий.

Проектный семинар с жителями Елабуге в рамках работы над проектом «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина». 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design


Расскажите о специфике российских проектов редевелопмента. Как бы вы могли ее характеризовать на примере «Октавы»? С какими трудностями вы столкнулись? Насколько было легче или сложнее работать над этим проектом, чем над проектами общественных пространств?

Э.М.: Не думаю, что было легче. Работать с местными сообществами всегда сложно. Но делать это было необходимо, потому что мы пришли в город, в котором почти не было пространств, предназначенных для людей.
Один из вариантов благоустройства двора. Проектное предложение. Аксонометрия. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Один из вариантов благоустройства двора. Проектное предложение. Вид с высоты птичьего полета. 3-D визуализация. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design

Проект был реализован очень быстро. У нас не было времени на переделки или сомнения. Меньше года ушло на все: создание концепции, архитектурную реновацию и сопровождение строительства. Можно назвать это «нулевой версией» проекта. Это был серьезный вызов для нас, особенно с учетом того, что нужно было адаптировать огромный комплекс к потребностям и нуждам сравнительно небольшого по количеству жителей города. Если бы в нашем распоряжении было три года, мы бы решили некоторые моменты иначе. Но сроки были крайне сжатыми, и тем ценнее тот факт, что первый шаг все-таки был сделан и результат уже доказал успешность принятых решений. «Октава» живет и пользуется большой популярностью. За год работы кластер стал новым центром притяжения: в «Октаве» прошло более 300 мероприятий разного уровня, его посетило более 70 000 человек.​

Но мы хотим, чтобы кластер развивался дальше, чтобы люди чувствовали себя хозяевами созданного пространства и самостоятельно модерировали сценарии его использования, причем не только в дни каких-то мероприятий, а каждый день.
Творческий индустриальный кластер «Октава» © Orchestra Design
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Команда бюро Orchestra Design, работавшая над проектом кластера «Октава». Слева-направо: Николай Медведенко, Анастасия Егерева, Эдуард Моро, Анастасия Гуляева, Екатерина Гольдберг, Виктория Пашкова, Евгения Желтухина, Юлия Ганкевич, Арсений Бродач
© Orchestra Design

Е.Г.: Это похоже на цепную реакцию: как только организуется какое-то событие, оно привлекает аудиторию, которая готова к активности. Но следующий этап наступит, когда люди захотят придумывать свои собственные проекты, будут активнее включены в формирование событийной программы «Октавы». Конечно, на это потребуется время. Сейчас команда кластера работает над следующими этапами реализации проекта развития территории завода, к которым будут привлечены местные сообщества и локальных проектов.

«Октава» – уникальный опыт для России. Скорость разработки и реализации проекта, качество дизайнерских и инфраструктурных решений, проработанность и уровень культурной составляющей – не имеют аналогов. Благодаря чему это стало возможным?

Э.М.: На «Октаве» сложилась уникальная ситуация – соединились несколько факторов: у проекта есть частный инвестор Михаил Шелков и было сильное желание со стороны заказчика – ГК Ростех. Кроме того, проект также реализовывался при активной поддержке губернатора Тульской области. Первое дало возможность реализовать проект быстро и качественно, но без второго не было бы такой насыщенной и разнообразной программы. Там была та самая энергия, благодаря которой работать над проектом было не только фантастически интересно, но и приятно. Все были ориентированы на достижение максимального результата.

Е.Г.: Когда мы представили в Ростех наши идеи, мы сразу же нашли взаимопонимание. Несмотря на то, что мы молодая команда, они поняли наши ценности и поддержали их. Очень быстро сложилось то самое доверие, без которого невозможно было бы реализовать столь сложный проект с участием десятков российских и иностранных экспертов в сферах урбанистики, городского планирования, культуры и искусства, промышленного дизайна и маркетинга, бизнеса.
Интерьер фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Интерьер библиотеки. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design

Являются ли проекты общественных пространств и редевелопмента частями единого процесса трансформации российских городов в постиндустриальный период?

Э.М.: Безусловно. Более того, мы продвигаем идею того, что общественные пространства должны быть интегрированы через редевелопмент, в идеале – одновременно, в рамках комплексных проектов развития территорий. Например, мы разработали план реновации прилегающего к «Октаве» района, учитывающий то, как кластер будет влиять на окружающую городскую среду. Этот процесс должен быть контролируемым и режиссируемым. Нельзя просто пассивно ожидать изменений. Нужно создавать жизнеспособную и саморазвивающуюся городскую экосистему, с функциями и программами, работающими на перспективу, на развитие всего города.
Интерьер фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Лекция в фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Музей станка. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Музей станка. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design


Мастерская:

Orchestra Design

Проект:

Творческий индустриальный кластер «Октава»
Россия, Тула, ул. Каминского, 24

Авторский коллектив:
Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

2018

Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
Инвестор: Михаил Шелков
Соавторы: компания «Культура потребления»

20 Августа 2019

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.