Эдуард Моро и Екатерина Гольдберг: «Методика работы над общественным пространством не менее важна, чем дизайн»

Одним из самых заметных проектов редевелопмента 2018 года стал творческий индустриальный кластер «Октава» в Туле. Мы поговорили с руководителями бюро Orchestra Design Эдуардом Моро и Екатериной Гольдберг о специфике работы над общественными пространствами и развитием территорий в нашей стране

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Мастерская:
Orchestra Design
Проект:
Творческий индустриальный кластер «Октава»
Россия, Тула, ул. Каминского, 24

Авторский коллектив:
Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

2016 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
Инвестор: Михаил Шелков
Соавторы: компания «Культура потребления»
Archi.ru: Развитие общественных пространств стало очень популярной темой в России. Все активнее начинают внедрятся в практику современные подходы и форматы. Как вы считаете с чем связан такой рост интереса?

Эдуард Моро: Думаю, в течение долгого времени общественные пространства в России игнорировались и находились в достаточно плачевном состоянии. Поэтому, когда сначала Парк Горького изменился кардинально, а потом появилась Крымская набережная, дизайн публичных пространств стал настоящим трендом. И теперь каждый город хочет собственный парк или набережную. Но проблема в том, что это происходит методически неправильно, а в результате – не эффективно. Решение о том, куда вложить имеющиеся у городской администрации деньги, какое пространство преобразовать, принимается во многих случаях случайно, без учета всех особенностей выбранной территории и совокупности факторов. Основной заботой людей, принимающих решения, становятся «красные линии», очерчивающие границу территории, набережную, парк или площадь. Пространство рассматривается в границах этих линий, без связи с окружающей застройкой. Общественное пространство создает ценности – социальные, культурные, экономические, транслируемые и работающие вместе с прилегающей территорией, но город оказывается неспособным эту ценность увидеть и использовать. Деньги вкладываются, на них строится чудесный парк или площадь, а потом город начинает ждать каких-то изменений – активностей, роста посещаемости, подъема малого бизнеса и так далее, и не получает их, из-за ошибки в подходе к планированию и программированию всей территории. Если вы привлечете к проекту лучшего дизайнера в мире, но процесс работы выстроите плохо, проект все равно будет провальным.

Правильная методика работы над общественным пространством не менее важны, чем дизайн. В своих публичных выступлениях и на встречах с заказчиками, я призываю людей не ограничиваться «красными линиями», а смотреть на район в целом. Половина успеха зависит правильного установления границ проекта. Включая в них не только само общественное пространство, но также государственную и частную землю вокруг, вы создаете связную среду – то, что я называю «сложной территорией». Вы перестраиваете и обновляете город на другом уровне. У вас появляется механизм координации между частными и общественными интересами, гарантирующий эффективность выстраиваемой схемы развития территории.
Екатерина Гольдберг и Эдуард Моро, руководители бюро Orchestra Design
© Orchestra Design
Аэросъемка города Чусовой. Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Схема генерального плана. Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

С какими еще трудностями вам приходится сталкиваться при разработке проектов общественных пространств?

Э.М.: В современной России все еще сильно наследие Советского Союза, где вся городская застройка следовала букве генплана, с его жесткой системой и догматическими стандартами, никак не учитывающими нужды и специфику конкретного проекта. Но каждая территория уникальна и для сложных масштабных задач нужно разрабатывать оригинальную методику их решения, а также создавать специальную команду, способную взаимодействовать между собой и решать междисциплинарные и межотраслевые задачи.

Дискоординация – это общемировая проблема. В любой стране мира участники единого процесса, заказчики, проектировщики, эксперты, представляющие различные департаменты (транспортные, городского хозяйства, охраны наследия, туризма и экологии) не могу выстроить диалог. К сожалению, в России местные власти преимущественно заняты своими делами, поэтому в большинстве случаев не могут обеспечить такую координацию. Хотя есть и исключения. Например, в Калининграде эту координирующую функцию взяло на себя (и достаточно успешно) НП «Градостроительное Бюро «Сердце города».

В своих проектах мы сами стараемся создать смешанную команду, состоящую на начальных этапах хотя бы из 2-3 человек, которая будет отвечать за развитие проекта территории и обеспечивать коммуникацию со всеми заинтересованными сторонами. Только так, объединяя усилия, можно выйти на новый виток развития российского урбанизма.
Концепция модернизации домов культуры Подмосковья, занявшая третье место на конкурсе в 2018 году. Nowadays Office + Orchestra + Pictorica.
© Nowadays Office + Orchestra + Pictorica
Концепция модернизации домов культуры Подмосковья, занявшая третье место на конкурсе в 2018 году. Nowadays Office + Orchestra + Pictorica.
© Nowadays Office + Orchestra + Pictorica

Что нужно, чтобы изменить ситуацию?

Э.М.: Думаю, главное – повышать осведомленность по этому вопросу и уровень квалификации местных управленцев. Часто ведомства даже не пытаются взаимодействовать. Министерство городского планирования получает бумаги от Министерства транспорта – и между ними нет никакого диалога. Они воспринимают все как данность и продолжают работать в стиле зонирования и генплана. Но на деле эти процессы должны быть интегрированы. Будь это местный чиновник, мэр, главный архитектор или руководитель профильного департамента – на всех уровнях системы люди должны понимать, что именно формирует городскую среду. Это делают все элементы в комплексе: транспорт, экономика, планирование, экология. Поэтому так важно повышать квалификацию всех участников процесса на региональном уровне.
Ментальная карта территории. Концепция зеленой оси города Тейково для Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Мытилка – постройка для полоскания белья в проточной воде. Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

У властей есть возможность запустить и контролировать процесс сверху. А какова роль местных сообществ? Могут ли они быть вовлечены в процесс и чем могут быть полезны?

Э.М.: Сообщества обязательно должны привлекаться к работе над проектом. Их участие и сотрудничество с ними проектировщиков делает процесс открытым. Зачастую в России мир девелопмента существует в формате разрозненных изолированных групп. Причина лежит и в общем дефиците доверия между людьми, и в кардинальных различиях в целях деятельности. Делая процесс более открытым и прозрачным для всех участников, вы рождаете дух кооперации, которое многократно увеличивает качество и жизнеспособность принимаемых решений. Примером такой кооперации может служить проект реконструкции действующего завода «Октава» в Туле, в котором объединения интересов, зачастую противоречивых, нескольких стейхолдеров, имел решающее значение.
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

Екатерина Гольдберг: Для меня самым интересным в работе с Эдуардом является его готовность и открытость к сотрудничеству с сообществами и различными участниками процесса. Многие архитекторы в России с недоверием относятся к общественности и ее возможной реакции на проект. Тогда как Эдуард видит в этом контакте преимущество, источник вдохновения и неординарных идей. Обратная связь и взаимодействие с активной и конструктивно мыслящей частью местного сообщества помогает нам вывести проект на новый уровень.

Э.М.: Уверен, что идеи прозрачности и соучастия – это не вопрос культуры или навыков коммуникации. Скорее, речь идет о презентации преимуществ или того полезного вклада, который может быть привнесен различными участниками процесса. В этом смысле, коллаборация не сводится к консультированию. Она может реализовываться в различных форматах: через совместное строительство, культурное программирование и фестивализацию пространства или мобилизацию людей и привлечение новой аудитории. Главное – это прозрачность процесса и готовность к сотрудничеству не только между местными жителями и архитекторами, но между архитекторами и местными ведомствами, стейкхолдерами и потенциальными инвесторами, потенциальными инвесторами и местной властью.

Даже после 12 лет работы с общественными пространствами в России я каждый раз восхищаюсь, сколько живой энергии нахожу в каждом городе и проекте. Ее источником может быть инициативная группа, местное сообщество, театральная кружок или школа. И нужно открыть пространство для этой энергии, впустить ее в проект. Не просто спрашивать людей: «Что бы вы хотели здесь видеть?», – а активно включать их в процесс разработки концепции. Это сложно – почти как управление оркестром, но жизненно необходимо. В России это явление еще в новинку, но с каждым годом примеров подобного подхода к развитию территорий будет все больше.
Командное обсуждения концепции развития общественных пространств © Orchestra Design
© Orchestra Design

Горожане готовы к такому взаимодействию?

Э.М.: Безусловно! Уровень энергии в России потрясающий, люди здесь готовы создавать новое. Единственный тормоз развития – это недостаток доверия. Во многих городах люди плохо представляют, что такое открытый, прозрачный процесс работы. Поэтому чем больше будет таких конференций, как «Ревитализация малых городов через вовлечение местного населения в культурные практики», тем лучше.

Е.Г.: Сейчас особенно ценен каждый пример, каждый успешный кейс, где ярко проявляется этот принцип доверия: Татарстан, фестиваль «Арт-Овраг», кластер «Октава» в Туле, частные музеи в Коломне и так далее. Популяризация и обмен опытом позволяют преодолеть инертность региональных органов власти и девелоперов, демонстрируя, какие преимущества они могут получить объединения усилий.

Проектный семинар с жителями Елабуге в рамках работы над проектом «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина». 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design


Расскажите о специфике российских проектов редевелопмента. Как бы вы могли ее характеризовать на примере «Октавы»? С какими трудностями вы столкнулись? Насколько было легче или сложнее работать над этим проектом, чем над проектами общественных пространств?

Э.М.: Не думаю, что было легче. Работать с местными сообществами всегда сложно. Но делать это было необходимо, потому что мы пришли в город, в котором почти не было пространств, предназначенных для людей.
Один из вариантов благоустройства двора. Проектное предложение. Аксонометрия. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Один из вариантов благоустройства двора. Проектное предложение. Вид с высоты птичьего полета. 3-D визуализация. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design

Проект был реализован очень быстро. У нас не было времени на переделки или сомнения. Меньше года ушло на все: создание концепции, архитектурную реновацию и сопровождение строительства. Можно назвать это «нулевой версией» проекта. Это был серьезный вызов для нас, особенно с учетом того, что нужно было адаптировать огромный комплекс к потребностям и нуждам сравнительно небольшого по количеству жителей города. Если бы в нашем распоряжении было три года, мы бы решили некоторые моменты иначе. Но сроки были крайне сжатыми, и тем ценнее тот факт, что первый шаг все-таки был сделан и результат уже доказал успешность принятых решений. «Октава» живет и пользуется большой популярностью. За год работы кластер стал новым центром притяжения: в «Октаве» прошло более 300 мероприятий разного уровня, его посетило более 70 000 человек.​

Но мы хотим, чтобы кластер развивался дальше, чтобы люди чувствовали себя хозяевами созданного пространства и самостоятельно модерировали сценарии его использования, причем не только в дни каких-то мероприятий, а каждый день.
Творческий индустриальный кластер «Октава» © Orchestra Design
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Команда бюро Orchestra Design, работавшая над проектом кластера «Октава». Слева-направо: Николай Медведенко, Анастасия Егерева, Эдуард Моро, Анастасия Гуляева, Екатерина Гольдберг, Виктория Пашкова, Евгения Желтухина, Юлия Ганкевич, Арсений Бродач
© Orchestra Design

Е.Г.: Это похоже на цепную реакцию: как только организуется какое-то событие, оно привлекает аудиторию, которая готова к активности. Но следующий этап наступит, когда люди захотят придумывать свои собственные проекты, будут активнее включены в формирование событийной программы «Октавы». Конечно, на это потребуется время. Сейчас команда кластера работает над следующими этапами реализации проекта развития территории завода, к которым будут привлечены местные сообщества и локальных проектов.

«Октава» – уникальный опыт для России. Скорость разработки и реализации проекта, качество дизайнерских и инфраструктурных решений, проработанность и уровень культурной составляющей – не имеют аналогов. Благодаря чему это стало возможным?

Э.М.: На «Октаве» сложилась уникальная ситуация – соединились несколько факторов: у проекта есть частный инвестор Михаил Шелков и было сильное желание со стороны заказчика – ГК Ростех. Кроме того, проект также реализовывался при активной поддержке губернатора Тульской области. Первое дало возможность реализовать проект быстро и качественно, но без второго не было бы такой насыщенной и разнообразной программы. Там была та самая энергия, благодаря которой работать над проектом было не только фантастически интересно, но и приятно. Все были ориентированы на достижение максимального результата.

Е.Г.: Когда мы представили в Ростех наши идеи, мы сразу же нашли взаимопонимание. Несмотря на то, что мы молодая команда, они поняли наши ценности и поддержали их. Очень быстро сложилось то самое доверие, без которого невозможно было бы реализовать столь сложный проект с участием десятков российских и иностранных экспертов в сферах урбанистики, городского планирования, культуры и искусства, промышленного дизайна и маркетинга, бизнеса.
Интерьер фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Интерьер библиотеки. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design

Являются ли проекты общественных пространств и редевелопмента частями единого процесса трансформации российских городов в постиндустриальный период?

Э.М.: Безусловно. Более того, мы продвигаем идею того, что общественные пространства должны быть интегрированы через редевелопмент, в идеале – одновременно, в рамках комплексных проектов развития территорий. Например, мы разработали план реновации прилегающего к «Октаве» района, учитывающий то, как кластер будет влиять на окружающую городскую среду. Этот процесс должен быть контролируемым и режиссируемым. Нельзя просто пассивно ожидать изменений. Нужно создавать жизнеспособную и саморазвивающуюся городскую экосистему, с функциями и программами, работающими на перспективу, на развитие всего города.
Интерьер фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Лекция в фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Музей станка. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Музей станка. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design


Мастерская:
Orchestra Design
Проект:
Творческий индустриальный кластер «Октава»
Россия, Тула, ул. Каминского, 24

Авторский коллектив:
Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

2016 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
Инвестор: Михаил Шелков
Соавторы: компания «Культура потребления»

20 Августа 2019

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Эдуард Моро и Екатерина Гольдберг: «Методика работы...
Одним из самых заметных проектов редевелопмента 2018 года стал творческий индустриальный кластер «Октава» в Туле. Мы поговорили с руководителями бюро Orchestra Design Эдуардом Моро и Екатериной Гольдберг о специфике работы над общественными пространствами и развитием территорий в нашей стране
Арт-вакцинация города
Очередной «Арт-Овраг» в Выксе продемонстрировал выход на новый, более планомерный и интерактивный уровень работы с городом и его жителями.
Технологии и материалы
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.