Эдуард Моро и Екатерина Гольдберг: «Методика работы над общественным пространством не менее важна, чем дизайн»

Одним из самых заметных проектов редевелопмента 2018 года стал творческий индустриальный кластер «Октава» в Туле. Мы поговорили с руководителями бюро Orchestra Design Эдуардом Моро и Екатериной Гольдберг о специфике работы над общественными пространствами и развитием территорий в нашей стране

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Мастерская:
Orchestra Design
Проект:
Творческий индустриальный кластер «Октава»
Россия, Тула, ул. Каминского, 24

Авторский коллектив:
Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

2016 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
Инвестор: Михаил Шелков
Соавторы: компания «Культура потребления»
Archi.ru: Развитие общественных пространств стало очень популярной темой в России. Все активнее начинают внедрятся в практику современные подходы и форматы. Как вы считаете с чем связан такой рост интереса?

Эдуард Моро: Думаю, в течение долгого времени общественные пространства в России игнорировались и находились в достаточно плачевном состоянии. Поэтому, когда сначала Парк Горького изменился кардинально, а потом появилась Крымская набережная, дизайн публичных пространств стал настоящим трендом. И теперь каждый город хочет собственный парк или набережную. Но проблема в том, что это происходит методически неправильно, а в результате – не эффективно. Решение о том, куда вложить имеющиеся у городской администрации деньги, какое пространство преобразовать, принимается во многих случаях случайно, без учета всех особенностей выбранной территории и совокупности факторов. Основной заботой людей, принимающих решения, становятся «красные линии», очерчивающие границу территории, набережную, парк или площадь. Пространство рассматривается в границах этих линий, без связи с окружающей застройкой. Общественное пространство создает ценности – социальные, культурные, экономические, транслируемые и работающие вместе с прилегающей территорией, но город оказывается неспособным эту ценность увидеть и использовать. Деньги вкладываются, на них строится чудесный парк или площадь, а потом город начинает ждать каких-то изменений – активностей, роста посещаемости, подъема малого бизнеса и так далее, и не получает их, из-за ошибки в подходе к планированию и программированию всей территории. Если вы привлечете к проекту лучшего дизайнера в мире, но процесс работы выстроите плохо, проект все равно будет провальным.

Правильная методика работы над общественным пространством не менее важны, чем дизайн. В своих публичных выступлениях и на встречах с заказчиками, я призываю людей не ограничиваться «красными линиями», а смотреть на район в целом. Половина успеха зависит правильного установления границ проекта. Включая в них не только само общественное пространство, но также государственную и частную землю вокруг, вы создаете связную среду – то, что я называю «сложной территорией». Вы перестраиваете и обновляете город на другом уровне. У вас появляется механизм координации между частными и общественными интересами, гарантирующий эффективность выстраиваемой схемы развития территории.
Екатерина Гольдберг и Эдуард Моро, руководители бюро Orchestra Design
© Orchestra Design
Аэросъемка города Чусовой. Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Схема генерального плана. Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Проект благоустройства улицы Ленина в городе Чусовом. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

С какими еще трудностями вам приходится сталкиваться при разработке проектов общественных пространств?

Э.М.: В современной России все еще сильно наследие Советского Союза, где вся городская застройка следовала букве генплана, с его жесткой системой и догматическими стандартами, никак не учитывающими нужды и специфику конкретного проекта. Но каждая территория уникальна и для сложных масштабных задач нужно разрабатывать оригинальную методику их решения, а также создавать специальную команду, способную взаимодействовать между собой и решать междисциплинарные и межотраслевые задачи.

Дискоординация – это общемировая проблема. В любой стране мира участники единого процесса, заказчики, проектировщики, эксперты, представляющие различные департаменты (транспортные, городского хозяйства, охраны наследия, туризма и экологии) не могу выстроить диалог. К сожалению, в России местные власти преимущественно заняты своими делами, поэтому в большинстве случаев не могут обеспечить такую координацию. Хотя есть и исключения. Например, в Калининграде эту координирующую функцию взяло на себя (и достаточно успешно) НП «Градостроительное Бюро «Сердце города».

В своих проектах мы сами стараемся создать смешанную команду, состоящую на начальных этапах хотя бы из 2-3 человек, которая будет отвечать за развитие проекта территории и обеспечивать коммуникацию со всеми заинтересованными сторонами. Только так, объединяя усилия, можно выйти на новый виток развития российского урбанизма.
Концепция модернизации домов культуры Подмосковья, занявшая третье место на конкурсе в 2018 году. Nowadays Office + Orchestra + Pictorica.
© Nowadays Office + Orchestra + Pictorica
Концепция модернизации домов культуры Подмосковья, занявшая третье место на конкурсе в 2018 году. Nowadays Office + Orchestra + Pictorica.
© Nowadays Office + Orchestra + Pictorica

Что нужно, чтобы изменить ситуацию?

Э.М.: Думаю, главное – повышать осведомленность по этому вопросу и уровень квалификации местных управленцев. Часто ведомства даже не пытаются взаимодействовать. Министерство городского планирования получает бумаги от Министерства транспорта – и между ними нет никакого диалога. Они воспринимают все как данность и продолжают работать в стиле зонирования и генплана. Но на деле эти процессы должны быть интегрированы. Будь это местный чиновник, мэр, главный архитектор или руководитель профильного департамента – на всех уровнях системы люди должны понимать, что именно формирует городскую среду. Это делают все элементы в комплексе: транспорт, экономика, планирование, экология. Поэтому так важно повышать квалификацию всех участников процесса на региональном уровне.
Ментальная карта территории. Концепция зеленой оси города Тейково для Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Мытилка – постройка для полоскания белья в проточной воде. Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

У властей есть возможность запустить и контролировать процесс сверху. А какова роль местных сообществ? Могут ли они быть вовлечены в процесс и чем могут быть полезны?

Э.М.: Сообщества обязательно должны привлекаться к работе над проектом. Их участие и сотрудничество с ними проектировщиков делает процесс открытым. Зачастую в России мир девелопмента существует в формате разрозненных изолированных групп. Причина лежит и в общем дефиците доверия между людьми, и в кардинальных различиях в целях деятельности. Делая процесс более открытым и прозрачным для всех участников, вы рождаете дух кооперации, которое многократно увеличивает качество и жизнеспособность принимаемых решений. Примером такой кооперации может служить проект реконструкции действующего завода «Октава» в Туле, в котором объединения интересов, зачастую противоречивых, нескольких стейхолдеров, имел решающее значение.
Концепция зеленой оси города Тейково для Концепции развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ 2019
© Orchestra Design
Концепция развития набережной реки Сухона в городе Тотьма. Победитель Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений Министерства строительства РФ. 2019
© Orchestra Design

Екатерина Гольдберг: Для меня самым интересным в работе с Эдуардом является его готовность и открытость к сотрудничеству с сообществами и различными участниками процесса. Многие архитекторы в России с недоверием относятся к общественности и ее возможной реакции на проект. Тогда как Эдуард видит в этом контакте преимущество, источник вдохновения и неординарных идей. Обратная связь и взаимодействие с активной и конструктивно мыслящей частью местного сообщества помогает нам вывести проект на новый уровень.

Э.М.: Уверен, что идеи прозрачности и соучастия – это не вопрос культуры или навыков коммуникации. Скорее, речь идет о презентации преимуществ или того полезного вклада, который может быть привнесен различными участниками процесса. В этом смысле, коллаборация не сводится к консультированию. Она может реализовываться в различных форматах: через совместное строительство, культурное программирование и фестивализацию пространства или мобилизацию людей и привлечение новой аудитории. Главное – это прозрачность процесса и готовность к сотрудничеству не только между местными жителями и архитекторами, но между архитекторами и местными ведомствами, стейкхолдерами и потенциальными инвесторами, потенциальными инвесторами и местной властью.

Даже после 12 лет работы с общественными пространствами в России я каждый раз восхищаюсь, сколько живой энергии нахожу в каждом городе и проекте. Ее источником может быть инициативная группа, местное сообщество, театральная кружок или школа. И нужно открыть пространство для этой энергии, впустить ее в проект. Не просто спрашивать людей: «Что бы вы хотели здесь видеть?», – а активно включать их в процесс разработки концепции. Это сложно – почти как управление оркестром, но жизненно необходимо. В России это явление еще в новинку, но с каждым годом примеров подобного подхода к развитию территорий будет все больше.
Командное обсуждения концепции развития общественных пространств © Orchestra Design
© Orchestra Design

Горожане готовы к такому взаимодействию?

Э.М.: Безусловно! Уровень энергии в России потрясающий, люди здесь готовы создавать новое. Единственный тормоз развития – это недостаток доверия. Во многих городах люди плохо представляют, что такое открытый, прозрачный процесс работы. Поэтому чем больше будет таких конференций, как «Ревитализация малых городов через вовлечение местного населения в культурные практики», тем лучше.

Е.Г.: Сейчас особенно ценен каждый пример, каждый успешный кейс, где ярко проявляется этот принцип доверия: Татарстан, фестиваль «Арт-Овраг», кластер «Октава» в Туле, частные музеи в Коломне и так далее. Популяризация и обмен опытом позволяют преодолеть инертность региональных органов власти и девелоперов, демонстрируя, какие преимущества они могут получить объединения усилий.

Проектный семинар с жителями Елабуге в рамках работы над проектом «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина». 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design
Проект «Новый путь к старой Елабуге: реновация площади Ленина», победитель конкурса на благоустройство исторических городов и малых поселений Министерства строительства РФ. 2018
© Orchestra Design


Расскажите о специфике российских проектов редевелопмента. Как бы вы могли ее характеризовать на примере «Октавы»? С какими трудностями вы столкнулись? Насколько было легче или сложнее работать над этим проектом, чем над проектами общественных пространств?

Э.М.: Не думаю, что было легче. Работать с местными сообществами всегда сложно. Но делать это было необходимо, потому что мы пришли в город, в котором почти не было пространств, предназначенных для людей.
Один из вариантов благоустройства двора. Проектное предложение. Аксонометрия. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Один из вариантов благоустройства двора. Проектное предложение. Вид с высоты птичьего полета. 3-D визуализация. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design

Проект был реализован очень быстро. У нас не было времени на переделки или сомнения. Меньше года ушло на все: создание концепции, архитектурную реновацию и сопровождение строительства. Можно назвать это «нулевой версией» проекта. Это был серьезный вызов для нас, особенно с учетом того, что нужно было адаптировать огромный комплекс к потребностям и нуждам сравнительно небольшого по количеству жителей города. Если бы в нашем распоряжении было три года, мы бы решили некоторые моменты иначе. Но сроки были крайне сжатыми, и тем ценнее тот факт, что первый шаг все-таки был сделан и результат уже доказал успешность принятых решений. «Октава» живет и пользуется большой популярностью. За год работы кластер стал новым центром притяжения: в «Октаве» прошло более 300 мероприятий разного уровня, его посетило более 70 000 человек.​

Но мы хотим, чтобы кластер развивался дальше, чтобы люди чувствовали себя хозяевами созданного пространства и самостоятельно модерировали сценарии его использования, причем не только в дни каких-то мероприятий, а каждый день.
Творческий индустриальный кластер «Октава» © Orchestra Design
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Команда бюро Orchestra Design, работавшая над проектом кластера «Октава». Слева-направо: Николай Медведенко, Анастасия Егерева, Эдуард Моро, Анастасия Гуляева, Екатерина Гольдберг, Виктория Пашкова, Евгения Желтухина, Юлия Ганкевич, Арсений Бродач
© Orchestra Design

Е.Г.: Это похоже на цепную реакцию: как только организуется какое-то событие, оно привлекает аудиторию, которая готова к активности. Но следующий этап наступит, когда люди захотят придумывать свои собственные проекты, будут активнее включены в формирование событийной программы «Октавы». Конечно, на это потребуется время. Сейчас команда кластера работает над следующими этапами реализации проекта развития территории завода, к которым будут привлечены местные сообщества и локальных проектов.

«Октава» – уникальный опыт для России. Скорость разработки и реализации проекта, качество дизайнерских и инфраструктурных решений, проработанность и уровень культурной составляющей – не имеют аналогов. Благодаря чему это стало возможным?

Э.М.: На «Октаве» сложилась уникальная ситуация – соединились несколько факторов: у проекта есть частный инвестор Михаил Шелков и было сильное желание со стороны заказчика – ГК Ростех. Кроме того, проект также реализовывался при активной поддержке губернатора Тульской области. Первое дало возможность реализовать проект быстро и качественно, но без второго не было бы такой насыщенной и разнообразной программы. Там была та самая энергия, благодаря которой работать над проектом было не только фантастически интересно, но и приятно. Все были ориентированы на достижение максимального результата.

Е.Г.: Когда мы представили в Ростех наши идеи, мы сразу же нашли взаимопонимание. Несмотря на то, что мы молодая команда, они поняли наши ценности и поддержали их. Очень быстро сложилось то самое доверие, без которого невозможно было бы реализовать столь сложный проект с участием десятков российских и иностранных экспертов в сферах урбанистики, городского планирования, культуры и искусства, промышленного дизайна и маркетинга, бизнеса.
Интерьер фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Интерьер библиотеки. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design

Являются ли проекты общественных пространств и редевелопмента частями единого процесса трансформации российских городов в постиндустриальный период?

Э.М.: Безусловно. Более того, мы продвигаем идею того, что общественные пространства должны быть интегрированы через редевелопмент, в идеале – одновременно, в рамках комплексных проектов развития территорий. Например, мы разработали план реновации прилегающего к «Октаве» района, учитывающий то, как кластер будет влиять на окружающую городскую среду. Этот процесс должен быть контролируемым и режиссируемым. Нельзя просто пассивно ожидать изменений. Нужно создавать жизнеспособную и саморазвивающуюся городскую экосистему, с функциями и программами, работающими на перспективу, на развитие всего города.
Интерьер фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Лекция в фойе. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Музей станка. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Музей станка. Творческий индустриальный кластер «Октава»
© Orchestra Design
Мастерская:
Orchestra Design
Проект:
Творческий индустриальный кластер «Октава»
Россия, Тула, ул. Каминского, 24

Авторский коллектив:
Архитекторы: Екатерина Гольдберг, Эдуард Моро, Арсений Бродач

2016 — 2018 / 2017 — 2018

Заказчик: Ростех, Правительство Тульской области
Инвестор: Михаил Шелков
Соавторы: компания «Культура потребления»

20 Августа 2019

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Эдуард Моро и Екатерина Гольдберг: «Методика работы...
Одним из самых заметных проектов редевелопмента 2018 года стал творческий индустриальный кластер «Октава» в Туле. Мы поговорили с руководителями бюро Orchestra Design Эдуардом Моро и Екатериной Гольдберг о специфике работы над общественными пространствами и развитием территорий в нашей стране
Арт-вакцинация города
Очередной «Арт-Овраг» в Выксе продемонстрировал выход на новый, более планомерный и интерактивный уровень работы с городом и его жителями.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.