Кристаллическое построение

Это здание похоже на большой кристалл, который развивается по внутренним законам, заданным модулем его структурной решетки. Что позволяет ему гибко реагировать на все ограничения места, оставаясь собой и не теряя кристалличности образа

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

17 Сентября 2008
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Административный комплекс для размещения территориальных налоговых инспекций по г. Москве / БЦ «Ситидел»
Россия, Москва, ул. Земляной вал, вл.11-19

Авторский коллектив:
Плоткин В.И., Деева И.В., Кузьмин А.В., Сушков А.И., Попов В.А., Казаков Д.В.

2004 – 2008

ЗАО «ТЕМА», заказчик

Офисное здание на Садовом кольце возле Курского вокзала проектировалось для налоговой инспекции и налоговой полиции, но во время проектирования налоговая полиция была расформирована. Северная половина здания стала арендуемой офисной площадью – деловым центром Ситидел, а южная осталась в ведении налоговой инспекции.

Оно выросло на месте одноярусной стекляшки 1970-х – прогала в ряду фронтальной застройки. Слева – четырехэтажный доходный дом XIX века, справа – несколько сталинских домов, которые в свое время строились здесь с целью увеличить масштаб Садового кольца, превратив его из мещанского (ср. доходный дом) в героический. Материи для героического масштаба в те времена хватало едва-едва, что несложно заметить, глядя на торец сталинского дома – он с трудом несет свой карниз. В наше время материи, наоборот, очень много – от архитектора требуется создать не ширму для проспекта, а много квадратных метров. И ситуация стала обратной. Здание ограничивают – выравнивая по высоте, заставляя подстраиваться к историческим соседям – а оно все равно вырастает, куда ж ему деваться?

Здание получилось очень большим. Отрицать это невозможно, хотя для того, чтобы скрыть его реальные размеры здесь были применены почти все известные в современной московской практике приемы – выравнивание карнизов по высоте с соседними домами; ритмические цитаты; стеклянные плоскости, отражающие небо; ступенчатое повышение высоты в глубину участка и ступенчатое же срезание слишком возвысившихся объемов. Хочется даже заподозрить помимо известных еще какие-то магические приемы – потому что при взгляде издали здание кажется не крупнее соседних и как будто бы даже изгибается по линии Садового кольца. Приближаемся – фасад прямой, а объем быстро выдвигается навстречу, почти что вырастает на глазах. По убеждению автора – Владимира Плоткина, «здесь было сделано даже слишком много поклонов в разные стороны».

Но несмотря на «поклоны» здание вовсе не потеряло своего лица. В нем с легкостью угадывается авторский метод, и мне кажется, что именно метод в данном случае позволил зданию целиком и полностью сохранить свою самость несмотря на множество требований и ограничений. Вероятно, это получилось потому, что здания Владимира Плоткина растут, как кристаллы. У них есть некоторая основа – может быть, ее будет правильно называть модулем – отвечающая за форму каждой ячейки и за способ их соединения. Следуя этому закону ячейки крепятся друг к другу, нарастают, образуя более крупные структуры.

Такой подход к построению архитектурной материи имеет двоякие последствия – он означает строгость и структурность, причем глубоко внутреннюю, происходящую из «кристаллической решетки». С другой стороны, эта же кристаллическая решетка парадоксальным образом наделяет постройку почти бесконечной свободой трансформации и роста. Структура, опираясь на свой закон-модуль, дальше может произрастать практически как угодно, реагируя на условия окружающей среды. Иными словами, здание, с избытком наделенное внутренней закономерностью, оказывается значительно менее скованным внешними рамками, чем его собратья, лишенные этой имманентной кристалличности. Ему как будто бы не так страшны ограничения – оно их «перерастает» и все равно становится тем, чем собиралось. Поэтому здание может возрастать и понижаться, сужаться и расширяться. Размыкаться, пропуская подземный коллектор речки Черногрязки и сливаться в массивный объем вокруг колодца внутреннего двора. И даже образовать внутри себя другой, полуоткрытый двор, похожий на улицу.

Здание имеет два вида фасадных плоскостей. Одни покрыты широкими бело-стеклянными полосами, соединенными строчками горизонтальных окошек. Несмотря на стерильность «бумажного» белого цвета эти плоскости более материальны и выступают там, где нужен относительно непроницаемый «серьезный» фасад: на Садовом кольце, где из них складывается «парадный» фронтальный объем, по сторонам упомянутой внутренней улицы и на тыльной стороне, обращенной к железной дороге.

Второй вид плоскостей – стеклянные. Они тоже прочерчены горизонталями, но тонкими и сероватыми в цвет стекла. Эти плоскости образуют цезуры, впадины и – точно просчитанные отражения, работая как зеркала. Контрастные бело-стеклянные полосы хорошо отражаются, продолжая свои линии в стеклянных зеркалах – от этого впадины начинают казаться более глубокими, а массив здания – более изрезанным, чем это есть на самом деле (что тоже работает на уменьшение объема).

Особенно отчетливо этот прием заметен во внутренней «улице» между двумя корпусами – ее тупиковый торец стеклянно-зеркален, полосы отражаются в нем и улица кажется длиннее. Таким образом здание отражает не только небо (к чему все привыкли) и даже не окружающие постройки (к этому тоже привыкли), оно отражает само себя, завязывая внутри себя некоторую интригу, дополняющую асимметричную игру прямоугольников, впадин и выступов.

Полосатость и отражения свойственны не только внешности этого здания, но и его интерьерам, в частности, холлам главной компании-арендатора «Ситидел». Здесь полосы мягче, потому что цветные и светятся, но их ритм – тот же, и он так же повторяется в блестящей плоскости полированного пола, создавая под ногами намек на «антимир» – впрочем, ненавязчивый.

Фотография Алексея Народицкого
Фотография Алексея Народицкого
Фотография Алексея Народицкого
Фотография Алексея Народицкого
Фотография Алексея Народицкого
Фотография Алексея Народицкого
Фотография Алексея Народицкого


Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Административный комплекс для размещения территориальных налоговых инспекций по г. Москве / БЦ «Ситидел»
Россия, Москва, ул. Земляной вал, вл.11-19

Авторский коллектив:
Плоткин В.И., Деева И.В., Кузьмин А.В., Сушков А.И., Попов В.А., Казаков Д.В.

2004 – 2008

ЗАО «ТЕМА», заказчик

17 Сентября 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.