Евгений Асс: «Трудно быть в архитектуре человеком, и это единственное, чему мы можем и должны научить»

Основатель архитектурной школы МАРШ в преддверии конференции «Открытый город» рассказывает о том, почему критическое отношение – одно из обязательных условий любого творчества, в том числе и архитектурного, и что позволяет архитектуре оставаться культурной деятельностью, имеющей общечеловеческий смысл.

Беседовала:
Ольга Балмашева

mainImg
Сегодня мы говорим о том, как разные вузы подходят к воспитанию архитектора. Какими видите вы своих выпускников?

На знамени нашей школы написано, что мы воспитываем чувствительных, думающих и ответственных архитекторов. Что это значит?

Чувствительность означает способность архитектора увидеть и ощутить мир во всей его полноте и в деталях, непредвзято и с определённой этической позиции. Думающий – необходимое свойство любого гуманитария; это значит – быть личностью рефлексивной, размышляющей и критически оценивающей всё, что становится предметом внимания. Такая критическая позиция, увы, мало свойственна нашим коллегам сегодня. Но это – важные, ключевые процессы для архитекторов, тесно связанные с некоторым поэтическим осмыслением действительности. Архитектор должен мыслить не только в терминах экономики, социологии и политики, но в категориях поэзии, как эмоционально и эстетически ценного содержания окружающего мира. Именно такой рефлексивный тип архитектора, как мне кажется, сегодня чрезвычайно востребован – в нашей профессии необходимо постоянно переосмысливать то, что происходит в сегодняшнем мире – это и есть будущие проекты или проекты будущего.

Последние годы все темы моей студии начинаются со слова «переосмысление» – типологии, здания, материальности. Мы обращаемся к переосмыслению как актуальной действительности, так и фундаментальных основ архитектуры и человеческого бытия. Темой этого года, например, будет «Переосмысление гравитации».

Наконец, архитектор ответственный – это тот, кто на основании своих размышлений с полной ответственностью взаимодействует с окружающим миром. Понимаете, любая архитектурная реализация – это факт социальный, политический, но, прежде всего, культурный. И ответственность перед культурой, в широком смысле слова, для архитектора должна быть не менее значимой, чем перед отдельно взятым клиентом или группой.

А каким образом все это отражается в вашей программе? Ведь у вас, наверное, нет предмета «ответственность».

Вы правы, но наша программа устроена иначе, чем программа других вузов. У нас есть общая база, фундаментальное образование, но тематика проектирования каждый год разная. И, принимая ежегодный бриф – задание для студии – мы строим наши занятия, в том числе, с учетом всех перечисленных тезисов.

В первый год обучения, например, очень много внимания уделяется как раз чувствительности и внимательности, но, повторюсь, это не исключает серьезной программы, связанной с историей и теорией архитектуры, где с первого года студенты решают достаточно сложные задачи. Что касается ответственности, то это сквозная тема всего нашего образования.

Когда мы встречаемся с преподавателями других вузов, они, в общем-то, говорят о том же – как минимум, об ответственности. В чем отличие?

Может быть, в том, что мы немного по-разному понимаем ответственность. За что и перед кем отвечает архитектор? Мне представляется, что это – ключевой вопрос для профессии. За деньги заказчика? Перед будущим потребителем? Перед богом? Космосом? Историей? Эти меры ответственности и постановка себя в ту или иную конструкцию и определяют поведение архитектора. Если мы упростим предмет ответственности в архитектуре до условий безопасности, то очень обедним ее задачи. Вопросы обеспечения устойчивости здания ведь не требуют архитектурного образования, это вопрос сугубо технический. Другое дело – ответственность перед миром, историей, культурой. Так вот, мы готовим своих студентов именно к такой ответственности.

Кто в таком случае становится, скажем, выгодополучателем специалистов, которых выпускает ваша школа? Общество?

Формально – да. А вот в большой перспективе – неизвестно. Кто является выгодополучателем собора святого Петра? Папа, католическая церковь? Нет, все человечество. Есть такие отметки в системе ценностей, которые нельзя в принципе измерить. Это не значит, что мы отказываемся от скромных сиюминутных задач, и заставляем студентов «мыслить шедеврами». Но мы думаем об архитектуре как об универсальном стержне материальной культуры, и всегда помним о некой, назовем это так, высокой миссии архитектуры, которая проходит через всю историю человечества.

От основателей архбюро и девелоперов мы часто слышим, что молодые специалисты не готовы работать в рыночных условиях. Это так?

А что такое рыночные условия? Если это условия, которые сложились последние годы и диктуются строительным рынком, то я весьма скептически к ним отношусь. Просто потому, что вижу каждый день результаты этой деятельности. Может быть, наши студенты и не смогут работать на таком рынке, хотя, замечу в скобках, 95% наших выпускников успешно работают по специальности. А может быть, они создадут какую-то другую систему, которой будет руководить высокий культурный запрос? Что мы видим сегодня – крупные девелоперы создают рынок, который наполняет города огромным количеством, мягко говоря, сомнительной архитектуры. Выращены батальоны, целые дивизии архитекторов, работающих на этот рынок. Результаты налицо.

Ни в какой сфере нельзя слепо подчиняться рынку, а критическое к нему отношение – как раз одно из обязательных условий любого творчества, в том числе и архитектурного. Вообще, нужно смотреть открыто – действительно ли этот рынок делает мир лучше? Всё-таки архитекторы работают для общего блага, а не для чьего-то личного обогащения и бесконечной застройки земного шара.

Сегодняшний рынок гораздо более хищный, чем раньше. Никогда в истории еще не было девелопмента в современном смысле. Что такое было «большое строительство» сто лет назад? Это когда кто-то построил два доходных дома. Но сегодня масштабы совершенно другие, как сами объекты, так и взаимоотношения между разными агентами этого рынка. Именно поэтому вопрос ставится так, что архитектор должен соответствовать каким-то там рыночным условиям. Что это значит на практике? Браться за что ни попадя, не задумываясь, не имея собственных ориентиров, работая только на условиях, предложенных кем-то. Далее, конечно – работать сверхурочно, это вообще обязательно, потому что немыслимые сроки и ничего не успеваешь. Работать за небольшие деньги, иначе ты просто не получишь заказ. Результаты деятельности такого рынка мы видим по всей стране, и они устрашающие. И мы видим, что только в противостоянии рынку появляется что-то действительно ценное.

Но под неумением «быть в рынке» понимаются и такие важные навыки, как неспособность презентовать проект или просчитать его экономику.

Видите ли, я не знаю ни одной школы в мире, из которой выходит то, что называется «готовым архитектором». Это невозможно, как минимум потому, что архитектура – весьма сложная история, требующая длительного накопления практического навыка и опыта.

Наша задача – выпустить людей, которые мыслят архитектурой, готовы учиться архитектуре всю жизнь. Да, они не знают всех нормативных премудростей. Но им легко научиться. Чему научиться трудно – это быть в архитектуре человеком. И это единственное, чему мы можем и должны научить лучше всего. Если на этот фундамент затем накладываются необходимые технические знания, то внутри этой архитектуроцентричной модели сознания они правильно упаковываются. В отличие от обратного – можно обладать всеми техническими навыками, знать все методы подсчета смет, но никогда не стать гуманистом. Результат, повторюсь, налицо. Вообще, у нас слишком мало обсуждаются гуманистические проблемы архитектуры, а это необходимо. Все же разговоры про комфортную среду мне лично представляются скорее рекламными слоганами, чем реальными подходами к пониманию смысла человеческого существования.

Ну а что касается других аспектов, в частности, презентаций – то этому мы как раз учим, как мало кто, и учим с первых дней. У нас есть специальный курс, который называется «Профессиональные коммуникации», который затрагивает все формы репрезентации архитектора и архитектуры, умение вести себя как архитектор с клиентом, властью, коллегой, строителем. Презентации наши студенты делают с первого курса, и именно публичная презентация является основной формой взаимодействия со студентом. В этом серьезное отличие нашей методики, построенной на презентации и критике, воспитывающей и навыки коммуникации, и формы подачи проектного материала. Кстати, в качестве критиков для обсуждения проектов мы приглашаем не только архитекторов, но писателей, художников, журналистов, бизнесменов.

Тогда как вы выбираете студентов?

У нас есть даже такой список, кого мы ждем – там примерно десять позиций. В том числе талантливых, энергичных, мотивированных, трудолюбивых, увлеченных, самостоятельных, веселых и т.д.

Но если серьезно, то, прежде всего, мы ждем людей, которые знают, зачем они именно сюда поступают и жадно хотят учиться. Конечно, это должны быть еще и люди, безусловно способные к этой деятельности. У нас ведь нет вступительных экзаменов, мы никого не принимаем по сданным картинкам и оценкам вслепую. Для нас важнее всего поговорить со студентом с глазу на глаз – только так можно понять, что у него за душой, наш ли он человек. Конечно, очень трудно в 17-18 лет ожидать глубокого понимания мира, но вот когда видишь человека по-настоящему горящего, взволнованного, заинтересованного – такого сразу легко выделить. Да, он пока знает немного, но ему все интересно, он готов учиться, и мы знаем, что он будет хорошим студентом. Кстати, у нас очень жесткий отбор – школа очень маленькая, на всех пяти курсах насчитается не больше 150-160 студентов. Мы просто не можем себе позволить иметь плохих студентов, поэтому этот выбор всегда очень сложный и ответственный.

Сейчас ведь к вам поступают уже те, кто родился в начале нулевых, чем они отличаются? Есть ли какой-то портрет современного студента?

Да, и это совсем другие студенты. Теперь мы окончательно имеем дело с миллениалами, людьми, которые в компьютере с младенчества, и это все заметнее в нашей среде. Так вот, мы очень стараемся, чтобы наши студенты имели навык не только игр на компьютере, но привычку и потребность в чтении бумажных книг и в работе руками. Вообще, мне кажется, что тема архитектурного образования сегодня особенно обостряется на фоне повальной компьютеризации. Скажем, любой человек со знанием некоторых программ и с доступом в интернет вполне может заниматься в современном смысле «архитектурой» – то есть готовить документацию для строительства. Но является ли он архитектором? Это все значительно усложняет позиционирование профессии в мире, ставя совершенно новые задачи перед образованием. На них мы и ориентируемся, считая не технические навыки, но гуманитарные знания и практики самыми важными. Только на этом основании архитектура может сохраняться как культурная деятельность, имеющая общечеловеческий смысл.
***
Материал предоставлен пресс-службой конференции «Открытый город».

Конференция «Открытый город» пройдет в Москве 27-28 сентября. В программе мероприятия: воркшопы от ведущих архитектурных бюро, сессии по актуальнейшим вопросам российского архитектурного образования, тематическая выставка, Portfolio Review – презентация студенческих портфолио перед ведущими архитекторами и девелоперами Москвы – и многое другое.
zooming
Евгений Асс, основатель архитектурной школы МАРШ. Фотография из личного архива

31 Августа 2018

Беседовала:

Ольга Балмашева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
«Выходить за рамки»
Архитекторы из регионов, учившиеся в столице и заграницей – о возможностях роста и работы в родном городе. Репортаж с примерами с конференции «Открытого города».
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.