17.08.2018
беседовала: Ольга Балмашева

Мария Троян: «Архитектурным вузам катастрофически не хватает коллаборации друг с другом»

В преддверии конференции «Открытый город» говорим с Марией Троян, преподавателем кафедры «Архитектура жилых зданий» МАРХИ, – о сложностях процесса воспитания архитекторов.

информация:

Мария Троян, преподаватель кафедры «Архитектура жилых зданий» МАРХИ. Фотография из личного архива
Мария Троян, преподаватель кафедры «Архитектура жилых зданий» МАРХИ. Фотография из личного архиваоткрыть большое изображение

Если посмотреть на молодого архитектора как на продукт процесса обучения, то каким вы его видите, и в чем принципиальное отличие МАРХИ как фабрики по производству этого продукта?

МАРХИ сложно описать одним словом, все-таки мы очень масштабная и сложная структура. Но если прийти к самой сути, можно сказать, что внутри огромной системы существуют отдельные студии, которые наделяют своих студентов собственными чертами. Как, например, наша «Архитектура жилых зданий». То есть система – это база, которая с одной стороны делает корабль тяжелым и неповоротливым, а с другой – дает возможность спустить на воду лодки. Я слышу много нареканий по поводу большого количества часов, которые в МАРХИ уделяются классическому рисунку, но я считаю, что рисующий архитектор – это хороший архитектор, профессионал должен уметь переносить мысль из головы в руку. У нас есть кафедра истории архитектуры, без которой также нельзя представить качественного специалиста, и так далее. Эта база во многом тормозит развитие в моменте времени, но именно она дает возможность выпускать специалистов, владеющих фундаментальными знаниями, которые потом позволяют им работать в любой отрасли, от кино до градостроительства. И я думаю, что рост качества архитектурного образования в таких вузах как МГСУ или ГУЗ также связано с наработкой этой базы. Они прошли проверку временем, обрели свою индивидуальность, отработали многие процессы и получили в итоге интересный результат. Молодым же вузам в этом отношении может быть сложнее.

То есть существует некая профессионально-общеобразовательная платформа, и есть отдельные студии, в рамках которых преподаватель может давать студентам знания, которые он считает необходимыми?

Да. Есть запрос от самой жизни, от рынка, и преподаватель должен на этот запрос отвечать. Например, я преподаю студентам с третьего курса, и мы многое поменяли в подходе к работе группы. В том числе, мы очень плотно взаимодействуем с девелоперами, то есть прямыми работодателями и заказчиками. Первый этап нашей работы над проектом всегда включает исследование. Раньше этого не было, но мы ввели эту практику примерно 5 лет назад, и она показала очень хорошие результаты. Ведь что такое исследование – это понимание задачи: почему мы строим, для кого, как? Эти вопросы позволяют студентам научиться понимать потребности итогового пользователя, а не рисовать картинку из головы. Второе принципиальное отличие нашей работы – это практика с реальными площадками. Мы много лет сотрудничаем с «Концерном «КРОСТ», с небольшими социальными девелоперскими компаниями, которые реализуют проекты жилья для молодежи, жилья для пожилых и другие. Плюс мы изменили визуальную подачу. Раньше были только подрамники, теперь мы делаем еще и буклеты. Это развивает навыки оформления и презентации, которые студентам понадобятся в работе.

Не мешает ли структура государственного образования внедрять новые методы?

Я не вижу, как она может помешать. Да, у нас есть методика, которая повторяется из года в год. Условно говоря, когда все группы проектируют гараж, мы не можем проектировать дворец. Но внутри заданной тематики мы сами можем выбирать участок, тему, способы подачи и презентации. «КРОСТ», например, всегда вывозит ребят на площадки, так что у них нарабатывается опыт понимания контекста, общения со строителями.

Какого архитектора мы получаем по итогам этого обучения?

Мир сегодня таков, что архитекторы нужны разные – и менеджеры, и объемщики, и дизайнеры. И еще на стадии обучения мы в принципе видим, кто к чему склоняется. Но даже если ты управленец, ты не можешь не быть практиком, не можешь не быть в теме современного проектирования. Поэтому я все же считаю, что самое главное – это база, которая позволяет выпустить архитектора, способного спроектировать все, от здания до мебели.

Да, я соглашусь с тем, что высшее образование должно быть более гибким и реагировать на нужды времени, но это иллюзия что архитектурный вуз может выпустить готового управленца. Прикладные знания по экономике, правовым отношениям и т.д. – это очень обширное поле, в нем постоянно происходят изменения, мы просто не в состоянии дать это в рамках подготовки архитектора и не пожертвовать базовыми знаниями. Кроме того, в вузе есть фундаментальные предметы, как, например, экономика. Но она, конечно, не соответствует реалиям сегодняшнего дня. Эту тему не могут преподавать теоретики, ее должны преподавать практики. А практики заняты своим собственным делом. И хотя у нас много практикующих архитекторов, их, конечно, недостаточно.

Но тем не менее вы выпускаете дипломированного специалиста, к которому у работодателей множество нареканий. Можете прокомментировать?

Да, и со многими я соглашусь. Я часто слышу, что выпускники совершенно неустойчивы к критике, неготовы к поиску компромисса, который неизбежно нужен в профессиональной среде, не считают нужным обосновывать свои решения. Я думаю, что отчасти виноват артистизм натуры (все-таки у нас творческая профессия), но в большей степени – просто отсутствие практики. Это правда, что все экзамены проходят при закрытых дверях – поставили планшеты, вышли, комиссия между собой все решила. Как молодым людям наработать психологический и практический опыт аргументации? На нашей кафедре, кстати, мы ушли от заочного выставления оценки. Наши студенты защищают свою работу.

В целом же, я вижу только один путь навести мосты между вузом и рынком – приглашать, как я уже говорила, как можно больше практиков для преподавания. На примере своих студентов мы видим, как быстро ребята набирают нужный инструментарий, если перед ними стоит понятная и интересная задача, и с ними работает человек, который помогает им ее решить. И хочу отметить, что студенты очень мотивированные, они готовы много работать, если понимают зачем. Каждому просто нужен опыт. Знаете, когда я выпустилась, мое первое задание было спроектировать лестницу в жилом доме. Я работала над этим две недели, и тогда мне казалось, что это ужасно сложно. Опыт и ловкость можно только наработать на практике в реальном времени и с реальными задачами. И чем раньше они смогут начать, тем лучше. Хороший современный архитектор должен много ездить и смотреть. У нас появилась практика поездок по архитектурным столицам Европы. Живое общение с мировой современной архитектурой даёт студентам совершенно иной уровень профессионального кругозора. Также мы практикуем экскурсии в известные бюро и посещение архвузов.

Вы сказали «интересная задача», а как разделить развлечение и обучение? Нет ощущения, что интерес стоит у студентов на первом месте, и они не готовы к рутинной работе?

Есть, и я думаю, что отчасти это время, в котором мы живем. Это поколение, которое листает ленту Pinterest и просматривает десятки проектов в минуту в погоне за интересной картинкой. И, конечно, каждый из ребят хочет работать только над гениальным проектом, что, по моему мнению, неплохо, хотя девелоперы со мной и не согласятся. Во-первых, когда еще фантазировать, как не в университете? Нестандартное мышление помогает решать нестандартные задачи. А во-вторых, извините, но если я буду учить ребят делать только то, что нужно рынку сегодня, у меня получатся чудовищно ограниченные специалисты. Например, когда я была студентом, все рисовали большие квартиры. Бюджетное жилье тогда вообще никого не интересовало. Я понимаю, бизнес ориентирован на доход, на получение востребованного в настоящее время продукта. Но мы должны думать не только про сегодня. Мы должны понимать, что в перспективе все поменяется, и наш выпускник должен иметь ту самую базу, которая поможет ему отвечать на нужды времени, когда бы это время ни наступило.

Чего не хватает архитектурным вузам для развития?

Я считаю, нам катастрофически не хватает коллаборации друг с другом. Традиционно каждый вуз варится в собственном соку, и это странно, ведь мы делаем одно дело. Мы, например, тесно работаем с ЯГТУ – Ярославским техническим университетом, и хочу сказать, там удивительные преподаватели и прекрасные студенты. Они приглашают нас к работе над проектами малых городов, мы делимся нашими проектами, обмениваемся опытом. Это очень полезно. И я думаю, что смешение – это естественный и правильный путь. Хорошо, если студент получил бакалавра в МАРХИ, пошел в магистратуру в Вышку или МАРШ. Или отучился в МГСУ и потом пришел в МАРШ или к нам. Если он еще где-то попрактиковался у девелопера – прекрасно. Я считаю, что это хорошо и правильно, когда у каждого вуза своя специализация, и мы можем обмениваться практиками, а студенты в итоге получают широкий спектр навыков.
 
***

Материал предоставлен пресс-службой конференции «Открытый город». 

Конференция «Открытый город» пройдет в Москве 27-28 сентября. В программе мероприятия: воркшопы от ведущих архитектурных бюро, сессии по актуальнейшим вопросам российского архитектурного образования, тематическая выставка, Portfolio Review – презентация студенческих портфолио перед ведущими архитекторами и девелоперами Москвы – и многое другое.
беседовала: Ольга Балмашева

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Александр Асадов
  • Станислав Белых
  • Евгений Герасимов
  • Василий Крапивин
  • Андрей Гнездилов
  • Наталья Сидорова
  • Екатерина Грень
  • Вера Бутко
  • Никита Явейн
  • Андрей Романов
  • Карен Сапричян
  • Дмитрий Васильев
  • Арсений Леонович
  • Николай Миловидов
  • Михаил Канунников
  • Александра Кузьмина
  • Александр Скокан
  • Сергей Скуратов
  • Игорь Шварцман
  • Юрий Сафронов
  • Никита Бирюков
  • Константин Ходнев
  • Сергей Орешкин
  • Дмитрий Ликин
  • Сергей Сенкевич
  • Илья Уткин
  • Сергей Труханов
  • Юлий Борисов
  • Тотан Кузембаев
  • Антон Бондаренко
  • Антон Лукомский
  • Зураб Басария
  • Владимир Биндеман
  • Сергей Чобан
  • Наталия Зайченко
  • Иван Рубежанский
  • Роман Леонидов
  • Всеволод Медведев
  • Валерий Лукомский
  • Алексей Гинзбург
  • Анатолий Столярчук
  • Андрей Асадов
  • Олег Мединский
  • Александр Попов
  • Даниил Лоренц
  • Антон Надточий
  • Владимир Ковалёв
  • Александр Бровкин
  • Олег Шапиро
  • Сергей Кузнецов
  • Павел Андреев
  • Полина Воеводина
  • Олег Карлсон
  • Иван Кожин
  • Екатерина Кузнецова
  • Антон Яр-Скрябин
  • Рустам Керимов
  • Никита Токарев
  • Илья Машков
  • Левон Айрапетов
  • Владимир Плоткин
  • Валерия Преображенская
  • Марк Сафронов
  • Наталия Шилова
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Юлия Тряскина

Постройки и проекты (новые записи):

  • Школа №28 в Люберцах
  • Многофункциональный торгово-развлекательный комплекс в пос. Барвиха
  • Жилой комплекс Futurist
  • Концепция благоустройства ОАНО «Новая школа»
  • Отель Камчатка
  • Мастер-план международного медицинского кластера в Сколково
  • Павильон чачечных церемоний
  • Школа «Летово»
  • CO_Loft

Технологии:

22.01.2019

FunderMax: решение для пластичного фасада

Гибкий и цельный объем ТРЦ «Ливерпуль» в Мексике облицован HPL-панелями Max Compact Exterior FunderMax, допускающими монтаж на криволинейной поверхности.
ООО «Декотек Инжиниринг»
09.01.2019

Мыслить радикально

В апреле фонд LafargeHolcim проведёт VI форум в Каире. Его тема – «Ре-материализация строительства», с 4 по 6 апреля 2019 года мировые эксперты обсудят радикальный подход к строительным материалам, основанный на сокращении их потребления. Регистрация открыта до 31 января.
LafargeHolcim, LafargeHolcim Foundation
29.12.2018

Городской дом в природном окружении

Жилой комплекс в Риэне близ Базеля получил благодаря фасадам из клинкера Hagemeister элегантный «городской» облик.
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
другие статьи