English version

Взмах крыла расправленный

Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

17 Января 2018
mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Проект:
Wing House
Россия

Авторский коллектив:
Роман Викторович Леонидов

2013 / 2017
0 Откуда взялось название Wing-house? По словам Романа Леонидова, образ дома возник из характера владельца. Это человек известный в бьюти-индустрии, с вольным полетом фантазии. И потому появился мотив крыла. «Заказчик – харизматичный. Я боялся, что он меня передавит, он – что я его передавлю. Поэтому остались на уровне уважения друг к другу, но душевных отношений не получилось, как с девяноста процентами клиентов».

Кроме того, архитектору хотелось поэкспериментировать с обратным скатом крыши. Снеговая нагрузка сегодня никого не пугает, она рассчитывается на любой тип кровли. А дождь уходит по водостоку. Так появилась «галочка» крыши основного дома. Она повторена в оформлении крыши боковых флангов. Что касается конструкции «главного крыла», то один элемент под крышей бетонный, потому что на него большая нагрузка. Остальные конструкции деревянные. В крышах флигелей видны выгнутые деревянные клееные балки: они-то и обыгрывают мотив крыла.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


Современная русская усадьба с курдонером
Заказчику нужен был дом достаточно открытый и репрезентативный, и в то же время дающий возможность уединения. Поскольку участок граничит с лесом, с тем, чтобы закрыться от соседей, проблем не было, но была задача создать камерную обстановку во дворе, чтобы человек, находясь там, не ощущал ничьего присутствия. Поэтому композиция дома включает центральную высокую часть (главный дом) и боковые пониженные фланги (флигели), которые образуют парадный двор перед главным фасадом – курдонер. Выходя в него, видишь только лес и участок. Ограда спрятана глубоко в лесу, поэтому нет ощущения ограниченности. Слово курдонер возникло не случайно. В типичной для сегодняшнего дня функциональной программе здания Роман Леонидов видит новый тип русской усадьбы. Сюда входит довольно развитый общественный блок: гостиная, кухня, столовая, спортивно-оздоровительная часть, состоящая из бассейна, бани и спортзала. Из бассейна со сплошным остеклением есть выход на природу: на открытую деревянную террасу с шезлонгами (в тот самый курдонер). Это целый спа-комплекс, как на дорогом курорте. Эта часть нужна была заказчику и для собственного использования, и для репрезентации перед гостями и партнерами по бизнесу.
План первого этажа. Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
План второго этажа. Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

Как положено в усадьбе, здесь построены «конюшни», то есть гаражи с машинами на всю семью. Потому что за городом одним автомобилем не обойдешься. Туда же помещена уборочная техника и хозяйская коллекция авто. Получается целый парк машин. Территория усадьбы занимает целый гектар, так что ландшафтом занимается садовник, точнее, помощник широкого профиля.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

В главном доме расположены двусветная гостиная, столовая, а на втором этаже – хозяйская спальня. В одном из флигелей поместились комнаты для домочадцев и гостей, под ними – спа-комплекс, в другом флигеле – «конюшни»-гаражи, и над ними квартира садовника. Интересно, что переход от главного дома к флигелю на втором этаже представляет собой террасу, открытую всем взорам, с которой в свою очередь можно любоваться окрестностями. Терраса придает дому образ открытости (эксплуатируемая кровля, если уж она плоская, должна быть наполнена жизнью), но ее роль бельведера – скорее, репрезентация: как уже говорилось, большим успехом пользуется защищенный от взоров курдонер.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


«Сначала мы с заказчиком были в шоке, но потом поняли, что будет смело и хорошо»
Модный черный цвет – результат строительной ошибки. Роман Леонидов: «Заказанная краска пришла, по накладной все совпадало. Строители начали красить, звонят, говорят: темновато. Приезжаю и вижу абсолютно черное дерево, пытаюсь снять слой и понимаю, что это абсолютно невозможно. Даже стесать нельзя. Сначала мы с заказчиком были в шоке, но потом поняли, что будет смело и хорошо. Тем более, что он человек эмоционально открытый и лихой. Сам бы я не решился сделать черный, а теперь вижу, что это удача».
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


«Вилла над водопадом мне нравится по композиции, но с точки зрения функции это чудовище» 
О некоторых своих постройках Роман Леонидов говорит, что они вдохновлены органической архитектурой. На вопрос, отталкивался ли он в Wing house также от архитектуры Френка Ллойда Райта, получила неожиданный ответ. И разговор вышел на иной уровень. «Архитектор не может не вдохновляться Райтом. Все мы ранены «Виллой над водопадом». Она мне нравится по композиции, но с точки зрения функции это чудовище, вещь в себе. Она не предполагает жизни. Жизнь там только мешает архитектуре. Я пытаюсь быть модернистом как Корбюзье или Райт, но не получается. Сейчас в ходу эклектика. Модернизм, на первый взгляд, более честен. Но на самом деле мы занимаемся теми же украшательствами, что и авторы конца ХIХ века. В этом нет философской составляющей, которая бы толкала изнутри. Ну, нету. И в этом проблема современной архитектуры вообще. Нет цельной философской конструкции, которая формировала бы содержание и форму архитектуры. Но задачи, которые у нас остались, – важные: надо вписать дом в природу, обеспечить комфорт заказчика и добиться внешнего пластического совершенства».
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

В доме-крыле эти три задачи успешно решены. Про комфорт было сказано. В природу дом вписан за счет материалов. Их здесь много: бетон и дерево, камень и кирпич, стекло и штукатурка. «В нашем доме, может быть, многовато материалов. Будь их меньше, он был бы более цельный, форма бы лучше читалась, говорит Роман Леонидов. – Но людям хочется фактурности, материальности, тактильности». В данном случае архитектор очень чутко отнесся к человеческой психологии. Дерево, кирпич и бетон применены в конструкциях. В отделке тон задают известняк и лиственница. Вертикальные башни покрыты битым песчаником: «красоты ради, а не функции для».

Композиция, как уже говорилось, строится из трех частей. Там, где требовался вертикальный акцент, появились облицованные камнем «райтовские» башни – воспоминание о «Вилле над водопадом». («Вертикальная стенка – это не камин, к сожалению. Просто здесь была нужна вертикаль»). Эти башни пересекаются с другими элементами, одна из них пронизывает крышу-крыло, например. Таким образом, архитектурной форме придается драматизм. Напряжение между пластическими задачами и функцией всегда сохраняется.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

В домах-манифестах, как известно, не живут. Если «Вилла над водопадом», по признанию Романа Леонидова, по функции чудовище при всем своем художественном совершенстве (или благодаря ему), а Гласс-хаус Филиппа Джонсона – опять-таки манифест, в котором он не жил, то следующий вопрос Роману Леонидову был – почему так получается? И выяснилось, что «художественный замысел архитектора – это одно, а на подкорке – другое». И когда я спросила, не следует ли попытаться услышать, что там, в подсознании, ответ был такой: «А это трудно. Хорошо, когда кто-то может тебя поправить, помочь освободиться. А когда ты сам с собой ведешь борьбу – это тяжело. Моя задача – чтобы мой карандашный эскиз был потом виден в стройке». В доме-крыле Роману Леонидову это удалось. Дом получился цельным по образу и комфортным для жизни. Художественный замысел с функцией примирились и держат хороший баланс.
Архитектор:
Роман Леонидов
Проект:
Wing House
Россия

Авторский коллектив:
Роман Викторович Леонидов

2013 / 2017

17 Января 2018

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
Архитектурное реалити-шоу
Роман Леонидов, известный автор роскошных загородных домов и усадеб, о которых неоднократно писал портал archi.ru, стартовал на своем youtube-канале с новым интернет-проектом «Построй СВОЙ дом».
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Дом наизнанку
Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.
Конструкция в пространстве
Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Игры с материей
Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Похожие статьи
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.
Реконструктивная операция
Бюро из Гонконга Cheng Chung Design попыталось залечить один из шрамов, оставленных на поверхности земли деятельностью человека. Так на месте заброшенного карьера возник люксовый отель Banyan Tree Nanjing Garden Expo.
Дом с мостами
В структуре новосибирского микрорайона «Евроберег», возведением которого занимается компания Брусника, особое место занимает дом-квартал, спроектированный голландским бюро SVESMI. Отработанные на высоком уровне фасады дополняют порталы арок, превратившиеся в городские балконы, и «мосты» с террасами.
Перевоспитание интроверта
Бюро MVRDV завершило проект трансформации громоздкого торгового центра 1970-х годов La Part-Dieu в центре Лиона. Сохранив идентичность здания, архитекторы сделали его важной частью городского пространства.
Мультитон
Новый интерьер офиса «Актион» можно понять как попытку создать идеальный «дом» для компании, не просто удобный, но транслирующий ценности современного делового девелопмента. Он откликается на контекст и выстроен на контрасте, он свеж, но уютен, располагает и к динамике, и к релаксу – но все это сочетается довольно гармонично, вероятно, потому, что для каждой темы авторы нашли свое место.
Немного Амстердама в Праге
Пять корпусов жилого комплекса Libeň Docks в одноименном районе Либень формируют спокойную и комфортную жизнь в городе у воды. Архитекторы бюро QARTA Architektura вдохновлялись каналами и застройкой Амстердама.
Гребень Стрельны
Разбираем «по косточкам» проект, награжденный Хрустальным Дедалом – ЖК «Veren Village» в Стрельне от АБ «Остоженка». Малоэтажный формат стал в нем триггером для типологических и формальных экспериментов – вроде бы перед нами узнаваемые современные подходы, но в то же время множество нюансов, в которые интересно вникать. Изучив его, думаем, что справедливо дали премию.
Белый сэндвич
Тайское бюро Plan Architect составило здание общежития медицинских сестер в Бангкоке из двух высотных пластин, соединенных атриумом, который служит «вытяжной трубой» для качественной естественной вентиляции.
Объемный прагматизм
Немецкое бюро gmp завершило работу над зданием штаб-квартиры крупнейшей энергетической компании Саксонии SachsenEnergie. Две башни с жесткой сеткой застекленных фасадов возвели недалеко от Центрального вокзала Дрездена.
Пейзажное восхождение
В проекте нового жилого комплекса Ascension Paysagère в Рене на севере Франции архитекторы MVRDV использовали «геологический» подход, организовав объемы корпусов в виде трех небольших пиков, окруженных видовыми террасами.
Фасад «по косой»
Здание компании Jushi Group по проекту GN Architects – часть процветающей в восточнокитайском городе Тунсян «экономики штаб-квартир».
Ценность фасада
При реконструкции офисной башни конца 1960-х в Бильбао архитекторы IDOM точно воспроизвели ее фасад в новых материалах: такое требование выставили городские власти.
Геологический разлом
Бюро Futura-Architects на протяжении нескольких лет работает с микрорайоном «New Питер» на юге Петербурга. Рассказываем о последнем проекте – доме, в котором архитектурные идеи авторов смогли ужиться с ограничениями жилья комфорт-класса и породили приятную для своей типологии многослойность.
На хóлмах Китая
Пекинское бюро MAD завершило строительство нового стадиона в Цюйчжоу. Первый объект масштабного спортивного кампуса почти полностью скрыт под зеленым газоном и стал самым большим в мире сооружением с теплозащитным земляным покровом.
Бетонные балконы
Отель Landmark в Медельине по проекту Plan:b arquitectos использует типичные для этого города материалы с функциональным и стильным результатом.
Технологии и материалы
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Сейчас на главной
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Маршрут построен
При поддержке фонда DICTUM FACTUM вышел в свет путеводитель по новейшей архитектуре Санкт-Петербурга, составленный Анной Мартовицкой. Делимся впечатлениями о книге.
WAF Inside 2022: идти на свет
Премия WAF Inside отмечает интерьеры, способные менять общество. В этом году гран-при взял проект детской библиотеки в китайской деревушке – жюри оценило возрождение плотницких техник и объединяющий характер этой работы.
Критерии доступности
Организаторы конференции «Комфортный город», которая прошла на прошлой неделе в Москве, поделились с нами стенограммой мероприятия – публикуем.
«Иллюминаторы» в окружающий мир
Zaha Hadid Architects представили проект нового здания Научного центра в Сингапуре: музея, знакомящего детей и взрослых с основами точных и естественных наук, а также с принципами устойчивого развития.
WAF 2022: строить мосты
Всемирный фестиваль архитектуры подвел итоги. Выбор жюри указывает на важность взаимодействия людей друг с другом и опытом прошлого: победила реконструкция офисной башни, маршрут-мост и программа восстановления традиционного ландшафта. Рассказываем о проектах, взявших гран-при, а также приводим комментарии очевидцев, добравшихся до фестиваля.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.