English version

Взмах крыла расправленный

Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

17 Января 2018
mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Проект:
Wing House
Россия

Авторский коллектив:
Роман Викторович Леонидов

2013 / 2017
Откуда взялось название Wing-house? По словам Романа Леонидова, образ дома возник из характера владельца. Это человек известный в бьюти-индустрии, с вольным полетом фантазии. И потому появился мотив крыла. «Заказчик – харизматичный. Я боялся, что он меня передавит, он – что я его передавлю. Поэтому остались на уровне уважения друг к другу, но душевных отношений не получилось, как с девяноста процентами клиентов».

Кроме того, архитектору хотелось поэкспериментировать с обратным скатом крыши. Снеговая нагрузка сегодня никого не пугает, она рассчитывается на любой тип кровли. А дождь уходит по водостоку. Так появилась «галочка» крыши основного дома. Она повторена в оформлении крыши боковых флангов. Что касается конструкции «главного крыла», то один элемент под крышей бетонный, потому что на него большая нагрузка. Остальные конструкции деревянные. В крышах флигелей видны выгнутые деревянные клееные балки: они-то и обыгрывают мотив крыла.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


Современная русская усадьба с курдонером
Заказчику нужен был дом достаточно открытый и репрезентативный, и в то же время дающий возможность уединения. Поскольку участок граничит с лесом, с тем, чтобы закрыться от соседей, проблем не было, но была задача создать камерную обстановку во дворе, чтобы человек, находясь там, не ощущал ничьего присутствия. Поэтому композиция дома включает центральную высокую часть (главный дом) и боковые пониженные фланги (флигели), которые образуют парадный двор перед главным фасадом – курдонер. Выходя в него, видишь только лес и участок. Ограда спрятана глубоко в лесу, поэтому нет ощущения ограниченности. Слово курдонер возникло не случайно. В типичной для сегодняшнего дня функциональной программе здания Роман Леонидов видит новый тип русской усадьбы. Сюда входит довольно развитый общественный блок: гостиная, кухня, столовая, спортивно-оздоровительная часть, состоящая из бассейна, бани и спортзала. Из бассейна со сплошным остеклением есть выход на природу: на открытую деревянную террасу с шезлонгами (в тот самый курдонер). Это целый спа-комплекс, как на дорогом курорте. Эта часть нужна была заказчику и для собственного использования, и для репрезентации перед гостями и партнерами по бизнесу.
План первого этажа. Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
План второго этажа. Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

Как положено в усадьбе, здесь построены «конюшни», то есть гаражи с машинами на всю семью. Потому что за городом одним автомобилем не обойдешься. Туда же помещена уборочная техника и хозяйская коллекция авто. Получается целый парк машин. Территория усадьбы занимает целый гектар, так что ландшафтом занимается садовник, точнее, помощник широкого профиля.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

В главном доме расположены двусветная гостиная, столовая, а на втором этаже – хозяйская спальня. В одном из флигелей поместились комнаты для домочадцев и гостей, под ними – спа-комплекс, в другом флигеле – «конюшни»-гаражи, и над ними квартира садовника. Интересно, что переход от главного дома к флигелю на втором этаже представляет собой террасу, открытую всем взорам, с которой в свою очередь можно любоваться окрестностями. Терраса придает дому образ открытости (эксплуатируемая кровля, если уж она плоская, должна быть наполнена жизнью), но ее роль бельведера – скорее, репрезентация: как уже говорилось, большим успехом пользуется защищенный от взоров курдонер.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


«Сначала мы с заказчиком были в шоке, но потом поняли, что будет смело и хорошо»
Модный черный цвет – результат строительной ошибки. Роман Леонидов: «Заказанная краска пришла, по накладной все совпадало. Строители начали красить, звонят, говорят: темновато. Приезжаю и вижу абсолютно черное дерево, пытаюсь снять слой и понимаю, что это абсолютно невозможно. Даже стесать нельзя. Сначала мы с заказчиком были в шоке, но потом поняли, что будет смело и хорошо. Тем более, что он человек эмоционально открытый и лихой. Сам бы я не решился сделать черный, а теперь вижу, что это удача».
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


«Вилла над водопадом мне нравится по композиции, но с точки зрения функции это чудовище» 
О некоторых своих постройках Роман Леонидов говорит, что они вдохновлены органической архитектурой. На вопрос, отталкивался ли он в Wing house также от архитектуры Френка Ллойда Райта, получила неожиданный ответ. И разговор вышел на иной уровень. «Архитектор не может не вдохновляться Райтом. Все мы ранены «Виллой над водопадом». Она мне нравится по композиции, но с точки зрения функции это чудовище, вещь в себе. Она не предполагает жизни. Жизнь там только мешает архитектуре. Я пытаюсь быть модернистом как Корбюзье или Райт, но не получается. Сейчас в ходу эклектика. Модернизм, на первый взгляд, более честен. Но на самом деле мы занимаемся теми же украшательствами, что и авторы конца ХIХ века. В этом нет философской составляющей, которая бы толкала изнутри. Ну, нету. И в этом проблема современной архитектуры вообще. Нет цельной философской конструкции, которая формировала бы содержание и форму архитектуры. Но задачи, которые у нас остались, – важные: надо вписать дом в природу, обеспечить комфорт заказчика и добиться внешнего пластического совершенства».
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

В доме-крыле эти три задачи успешно решены. Про комфорт было сказано. В природу дом вписан за счет материалов. Их здесь много: бетон и дерево, камень и кирпич, стекло и штукатурка. «В нашем доме, может быть, многовато материалов. Будь их меньше, он был бы более цельный, форма бы лучше читалась, говорит Роман Леонидов. – Но людям хочется фактурности, материальности, тактильности». В данном случае архитектор очень чутко отнесся к человеческой психологии. Дерево, кирпич и бетон применены в конструкциях. В отделке тон задают известняк и лиственница. Вертикальные башни покрыты битым песчаником: «красоты ради, а не функции для».

Композиция, как уже говорилось, строится из трех частей. Там, где требовался вертикальный акцент, появились облицованные камнем «райтовские» башни – воспоминание о «Вилле над водопадом». («Вертикальная стенка – это не камин, к сожалению. Просто здесь была нужна вертикаль»). Эти башни пересекаются с другими элементами, одна из них пронизывает крышу-крыло, например. Таким образом, архитектурной форме придается драматизм. Напряжение между пластическими задачами и функцией всегда сохраняется.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова

В домах-манифестах, как известно, не живут. Если «Вилла над водопадом», по признанию Романа Леонидова, по функции чудовище при всем своем художественном совершенстве (или благодаря ему), а Гласс-хаус Филиппа Джонсона – опять-таки манифест, в котором он не жил, то следующий вопрос Роману Леонидову был – почему так получается? И выяснилось, что «художественный замысел архитектора – это одно, а на подкорке – другое». И когда я спросила, не следует ли попытаться услышать, что там, в подсознании, ответ был такой: «А это трудно. Хорошо, когда кто-то может тебя поправить, помочь освободиться. А когда ты сам с собой ведешь борьбу – это тяжело. Моя задача – чтобы мой карандашный эскиз был потом виден в стройке». В доме-крыле Роману Леонидову это удалось. Дом получился цельным по образу и комфортным для жизни. Художественный замысел с функцией примирились и держат хороший баланс.
Архитектор:
Роман Леонидов
Проект:
Wing House
Россия

Авторский коллектив:
Роман Викторович Леонидов

2013 / 2017

17 Января 2018

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Дом наизнанку
Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.
Конструкция в пространстве
Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Игры с материей
Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Консоли на склоне
В ближайшем Подмосковье архитектор Роман Леонидов спроектировал дом сложной динамичной формы, главную роль в которой играют асимметричные консоли.
Рыбный день
Архитекторы Анастасия и Роман Леонидовы закончили работу над интерьером ресторана «Gastronomica Fish» – первого в Москве гастрономического бутика, специализирующегося на рыбных блюдах.
Похожие статьи
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Пресса: Как государство стало утопией. Григорий Ревзин о Платоне...
Платон не создавал утопии. Три диалога Платона — «Государство», «Политик» и «Законы» — это общая философия государства, а вовсе не утопии, философия, без которой невозможна европейская теория власти. Но представить историю утопии без Платона тоже не получается. Луис Мамфорд в своей истории утопии написал, что платоническое государство целиком основано на идеалах спартанской казармы, в этом смысле можно сказать, что все утописты вышли из шинели Платона.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.