Взмах крыла расправленный

Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

17 Января 2018
mainImg

Архитектор:

Роман Леонидов

Проект:

Wing House
Россия

2013 – 2017
Откуда взялось название Wing-house? По словам Романа Леонидова, образ дома возник из характера владельца. Это человек известный в бьюти-индустрии, с вольным полетом фантазии. И потому появился мотив крыла. «Заказчик – харизматичный. Я боялся, что он меня передавит, он – что я его передавлю. Поэтому остались на уровне уважения друг к другу, но душевных отношений не получилось, как с девяноста процентами клиентов».

Кроме того, архитектору хотелось поэкспериментировать с обратным скатом крыши. Снеговая нагрузка сегодня никого не пугает, она рассчитывается на любой тип кровли. А дождь уходит по водостоку. Так появилась «галочка» крыши основного дома. Она повторена в оформлении крыши боковых флангов. Что касается конструкции «главного крыла», то один элемент под крышей бетонный, потому что на него большая нагрузка. Остальные конструкции деревянные. В крышах флигелей видны выгнутые деревянные клееные балки: они-то и обыгрывают мотив крыла.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


Современная русская усадьба с курдонером
Заказчику нужен был дом достаточно открытый и репрезентативный, и в то же время дающий возможность уединения. Поскольку участок граничит с лесом, с тем, чтобы закрыться от соседей, проблем не было, но была задача создать камерную обстановку во дворе, чтобы человек, находясь там, не ощущал ничьего присутствия. Поэтому композиция дома включает центральную высокую часть (главный дом) и боковые пониженные фланги (флигели), которые образуют парадный двор перед главным фасадом – курдонер. Выходя в него, видишь только лес и участок. Ограда спрятана глубоко в лесу, поэтому нет ощущения ограниченности. Слово курдонер возникло не случайно. В типичной для сегодняшнего дня функциональной программе здания Роман Леонидов видит новый тип русской усадьбы. Сюда входит довольно развитый общественный блок: гостиная, кухня, столовая, спортивно-оздоровительная часть, состоящая из бассейна, бани и спортзала. Из бассейна со сплошным остеклением есть выход на природу: на открытую деревянную террасу с шезлонгами (в тот самый курдонер). Это целый спа-комплекс, как на дорогом курорте. Эта часть нужна была заказчику и для собственного использования, и для репрезентации перед гостями и партнерами по бизнесу.
План первого этажа. Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
План второго этажа. Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Как положено в усадьбе, здесь построены «конюшни», то есть гаражи с машинами на всю семью. Потому что за городом одним автомобилем не обойдешься. Туда же помещена уборочная техника и хозяйская коллекция авто. Получается целый парк машин. Территория усадьбы занимает целый гектар, так что ландшафтом занимается садовник, точнее, помощник широкого профиля.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
В главном доме расположены двусветная гостиная, столовая, а на втором этаже – хозяйская спальня. В одном из флигелей поместились комнаты для домочадцев и гостей, под ними – спа-комплекс, в другом флигеле – «конюшни»-гаражи, и над ними квартира садовника. Интересно, что переход от главного дома к флигелю на втором этаже представляет собой террасу, открытую всем взорам, с которой в свою очередь можно любоваться окрестностями. Терраса придает дому образ открытости (эксплуатируемая кровля, если уж она плоская, должна быть наполнена жизнью), но ее роль бельведера – скорее, репрезентация: как уже говорилось, большим успехом пользуется защищенный от взоров курдонер.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


«Сначала мы с заказчиком были в шоке, но потом поняли, что будет смело и хорошо»
Модный черный цвет – результат строительной ошибки. Роман Леонидов: «Заказанная краска пришла, по накладной все совпадало. Строители начали красить, звонят, говорят: темновато. Приезжаю и вижу абсолютно черное дерево, пытаюсь снять слой и понимаю, что это абсолютно невозможно. Даже стесать нельзя. Сначала мы с заказчиком были в шоке, но потом поняли, что будет смело и хорошо. Тем более, что он человек эмоционально открытый и лихой. Сам бы я не решился сделать черный, а теперь вижу, что это удача».
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова


«Вилла над водопадом мне нравится по композиции, но с точки зрения функции это чудовище» 
О некоторых своих постройках Роман Леонидов говорит, что они вдохновлены органической архитектурой. На вопрос, отталкивался ли он в Wing house также от архитектуры Френка Ллойда Райта, получила неожиданный ответ. И разговор вышел на иной уровень. «Архитектор не может не вдохновляться Райтом. Все мы ранены «Виллой над водопадом». Она мне нравится по композиции, но с точки зрения функции это чудовище, вещь в себе. Она не предполагает жизни. Жизнь там только мешает архитектуре. Я пытаюсь быть модернистом как Корбюзье или Райт, но не получается. Сейчас в ходу эклектика. Модернизм, на первый взгляд, более честен. Но на самом деле мы занимаемся теми же украшательствами, что и авторы конца ХIХ века. В этом нет философской составляющей, которая бы толкала изнутри. Ну, нету. И в этом проблема современной архитектуры вообще. Нет цельной философской конструкции, которая формировала бы содержание и форму архитектуры. Но задачи, которые у нас остались, – важные: надо вписать дом в природу, обеспечить комфорт заказчика и добиться внешнего пластического совершенства».
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
В доме-крыле эти три задачи успешно решены. Про комфорт было сказано. В природу дом вписан за счет материалов. Их здесь много: бетон и дерево, камень и кирпич, стекло и штукатурка. «В нашем доме, может быть, многовато материалов. Будь их меньше, он был бы более цельный, форма бы лучше читалась, говорит Роман Леонидов. – Но людям хочется фактурности, материальности, тактильности». В данном случае архитектор очень чутко отнесся к человеческой психологии. Дерево, кирпич и бетон применены в конструкциях. В отделке тон задают известняк и лиственница. Вертикальные башни покрыты битым песчаником: «красоты ради, а не функции для».

Композиция, как уже говорилось, строится из трех частей. Там, где требовался вертикальный акцент, появились облицованные камнем «райтовские» башни – воспоминание о «Вилле над водопадом». («Вертикальная стенка – это не камин, к сожалению. Просто здесь была нужна вертикаль»). Эти башни пересекаются с другими элементами, одна из них пронизывает крышу-крыло, например. Таким образом, архитектурной форме придается драматизм. Напряжение между пластическими задачами и функцией всегда сохраняется.
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
Дом в Подмосковье. Архитектор Роман Леонидов © АБ Романа Леонидова
В домах-манифестах, как известно, не живут. Если «Вилла над водопадом», по признанию Романа Леонидова, по функции чудовище при всем своем художественном совершенстве (или благодаря ему), а Гласс-хаус Филиппа Джонсона – опять-таки манифест, в котором он не жил, то следующий вопрос Роману Леонидову был – почему так получается? И выяснилось, что «художественный замысел архитектора – это одно, а на подкорке – другое». И когда я спросила, не следует ли попытаться услышать, что там, в подсознании, ответ был такой: «А это трудно. Хорошо, когда кто-то может тебя поправить, помочь освободиться. А когда ты сам с собой ведешь борьбу – это тяжело. Моя задача – чтобы мой карандашный эскиз был потом виден в стройке». В доме-крыле Роману Леонидову это удалось. Дом получился цельным по образу и комфортным для жизни. Художественный замысел с функцией примирились и держат хороший баланс.

Архитектор:

Роман Леонидов

Проект:

Wing House
Россия

2013 – 2017

17 Января 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.