English version

Конструкция в пространстве

Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.

07 Апреля 2016
mainImg
Архитектор:
Анастасия Леонидова
Роман Леонидов
Проект:
Проект загородного дома Forester shack
Россия, Москва
0 Несколько лет назад в ближнем Подмосковье, на живописном участке, окруженном густым сосновым бором, по проекту мастерской Романа Леонидова был построен дом из натурального камня и темного дерева. Немногим позднее его владельцы – люди, привычные к активному образу жизни и общению, решили построить для своих многочисленных гостей отдельный дом меньшего размера. Учтя успешный опыт прежнего сотрудничества, они обратились к тем же архитекторам – Роману и Анастасии Леонидовым.
Проект гостевого дома Forester shack. Вид на дом со стороны веранды с барбекю © Архитектурное бюро Романа Леонидова
zooming
Дом с полукруглой террасой © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Гостевой дом назвали forester shack, лесная хижина, хотя он не так уж мал, его площадь – 265 м2, что, впрочем, приблизительно в семь раз меньше основной, хозяйской виллы (1892 м2). «Хижина» расположилась поодаль, на хорошо освещенной прогалине соснового леса, и таким образом, что из главного дома её почти не видно за деревьями. Хотя архитектура – перекликается, наследует заданные ранее основные темы: она также построена на контрасте каменной «шубы», темного дерева и стекла. Но гостевой дом строже. Во всяком случае, в отличие от главного дома, обнимающего свой двор полукольцом террас с рядами тонких круглых опор, похожими на портики, а здесь все линии прямые, сечения прямоугольные.

Объем первого этажа – бетонный и, как цоколь, облицован тонкими полосами шершавого темно-серого камня с ассиметрично растущими по сторонам трубами. Верхний этаж – деревянный, и оба они прорезаны множеством стеклянных витражей, широких окон от пола до потолка, которые делают объемы проницаемыми и прозрачными, облегченными снаружи и очень светлыми, раскрытыми к лесным пейзажам, внутри.
Проект гостевого дома Forester shack © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Проект гостевого дома Forester shack © Архитектурное бюро Романа Леонидова

«Мы реализовали в этом проекте технологию, которую активно развиваем в последние годы совместно с компанией Newood: когда фахверковая конструкция может дополняться любым другим материалом, – рассказывает Роман Леонидов. – В данном случае это брус и большие витражи. Кроме того, я очень ценю возможности создания большепролетных конструкций, которые предоставляет технология клеёной древесины, – добавляет архитектор».

Действительно, дом активно взаимодействует с внешним пространством, окружая себя обширным и разнородным каркасом террас, лоджий и балконов. Самая большая из них – беседка для барбекю, расположенная параллельно прямоугольнику дома и соединенная с ним коротким перешейком деревянного настила. Её верхнюю границу формирует не только покатый навес от дождя, но и отчасти – проницаемая решетка крупных балок, пропущенных между объемами «каменного» первого и деревянного второго этажей, создающая ощущение воздушной прослойки, а может быть, отчасти даже левитации деревянной надстройки, которая выглядит вовсе не плотно стоящей на своем каменном основании, а как будто бы приготовившейся к движению по направляющим. К тому же один из торцов второго этажа выдвинут глубокой консолью над основанием, так что можно подумать, что движение уже началось. Ещё одна терраса – уже скорее лоджия, покоится на кровле нижнего яруса с другой длинной стороны дома, противоположной барбекю. Надо сказать, что балконы, глубокие выносы пологих кровель и каменный цоколь первого яруса – это узнаваемые элементы структуры альпийского шале; в целом, однако, дом не очень похож на шале, скорее некоторые фрагменты могут вызвать узнаваемые воспоминания, особенно у заядлых лыжников.
Проект гостевого дома Forester shack © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Балконы и террасы вместе с открытыми балками и белыми опорами-рамками, напоминающими порталы сценической коробки, формируют вокруг дома некую прозрачную, полуоткрытую конструкцию. Суммарно полученный эффект описывается словами «архитектурная деконструкция» – с самой зрелищной точки зрения дом раскрывает перед зрителем, почти что сердцевину своей структуры. Здесь играет свою роль и тема парковой беседки, и актуальная в последние годы идея руины, тоже – либо парковой, либо античной: белые рамки очень отдаленно, но перекликаются с мраморными наличниками входных проемов, которые нет-нет да и встретишь на каких-нибудь позднеримских развалинах. Пофантазировав, можно представить себе, что перед нами остаток какого-то каменного здания, застроенный деревянными объемами, но не полностью – такой ход мысли с придуманной, но не навязанной историей, тоже довольно актуален в наше время. Кроме того, живописно-распахнутый к лесу дом вполне уместен для своих задач: отдых на природе, барбекю, чай и посиделки на террасах, созерцание сосен из-под навесов.

Широко раскрытый в пространство дом столь же легок и воздушен внутри. Первый этаж почти целиком занят большой гостиной – она же каминная, столовая и кухня. Это главное и самое насыщенное место в доме, с зонами отдыха у камина, барной стойкой и большим обеденным столом. Стена, обращенная к террасе-барбекю, почти полностью занята раздвижной стеклянной перегородкой – летом её можно полностью открыть. Как рассказывает автор интерьера Анастасия Леонидова, помимо визуальных перекличек с главным домом, заказчики просили добавить «больше цвета, света и жизни». Отсюда – контрасты фактур и цвета, к примеру светлого травертина и темного мореного дуба, или темно-серого бетона и белых плоскостей кухонной мебели. Для обогащения палитры эмоций авторы также позволили себе использовать разнообразный текстиль – ковры на полу и лайтбоксы на потолке, и даже ноты эклектики: экземпляры деревянной малоазийской мебели сочетаются с более демократичными и современными предметами.

Из гостиной на второй этаж ведет футуристичная лестница: бетонные ступеньки, непринуждённо вырастая из травертиновой стены, повисают в воздухе, хорошо видимые сквозь прозрачный поручень. В расположенных наверху спальнях напряженный контраст сменяется уютной гармонией светлого орехового дерева с редкими вкраплениями камня и матового стекла дверей.
 
Проект гостевого дома Forester shack. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Проект гостевого дома Forester shack. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Проект гостевого дома Forester shack. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Проект гостевого дома Forester shack. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Проект гостевого дома Forester shack. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Авторы убеждены, что дом развивает традиции органической архитектуры, поскольку он встраивается в природное окружение и использует натуральные материалы. Что же, по-видимому, так и есть. Пластически же главный принцип здесь – уравновешенного контраста, балансирующего на грани традиции, деконструкции и эко-минимализма. Он обеспечивает не только перетекание пространств и впечатлений, но и целостность ансамбля, переклички между большим и малым домом. Он же – позволяет узнать характерный почерк бюро Романа Леонидова.
Проект гостевого дома Forester shack. План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Проект гостевого дома Forester shack. План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Архитектор:
Анастасия Леонидова
Роман Леонидов
Проект:
Проект загородного дома Forester shack
Россия, Москва

07 Апреля 2016

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Алла Павликова, Юлия Тарабарина
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Взмах крыла расправленный
Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Дом наизнанку
Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Игры с материей
Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Консоли на склоне
В ближайшем Подмосковье архитектор Роман Леонидов спроектировал дом сложной динамичной формы, главную роль в которой играют асимметричные консоли.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.