Роман Леонидов: Жанр загородного дома вряд ли может наскучить

Известный московский архитектор – о своей мастерской, проектировании частных домов и особенностях работы в России.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архи.ру: Роман, вы очень редко даете интервью – за последние несколько лет мне удалось обнаружить всего одно, и то посвящено творчеству вашего великого однофамильца, Ивана Леонидова, о творчестве которого вы рассказываете с большим упоением. С чем связана подобная нелюбовь к беседам с журналистами?

Роман Леонидов:
Честно говоря, дело совсем не в моей нелюбви к журналистам. В 1990-е годы, когда я только приехал в Москву из родного Харькова и организовал бюро «Шаболовка», меня очень часто опрашивали всевозможные издания, а потом интерес со стороны СМИ постепенно затих. И я как-то считал, что это вполне естественно, ведь я занимаюсь загородными коттеджами и частными интерьерами, а эти жанры, в отличие от социально значимых объектов и крупных градостроительных решений, почти всегда остаются в тени. Кроме того, многие свои работы я в принципе не могу показать – далеко не все заказчики мечтают о публикациях и славе. Так что и собственные амбиции в этом смысле приходится сдерживать.

Архи.ру: Как начиналась «Шаболовка»? Насколько я знаю, сейчас вы возрождаете этот бренд, несмотря на то, что «Бюро Романа Леонидова» успешно функционирует?

Р.Л.: «Шаболовку» я придумал в 1999-м, на третий год своей работы в Москве. Я тогда работал в архитектурно-строительной фирме «Агора» и постепенно стал там фактически партнером, так как большая часть архитектурных заказов шла именно через меня. Однако закрепить этот статус формально там не представлялось возможным, поэтому и назрела необходимость собственного бизнеса. Наш первый собственный офис мы действительно снимали в районе Шаболовки, хотя, если честно, название компании лишь отчасти связано с географией. В первую очередь, это был коммерческий ход – есть «Остоженка», есть «Рождественка», пусть будет «Шаболовка». И он оправдал себя – уже через год бюро знали. И бренд оказался настолько успешным, что в какой-то момент я понял, что он заслоняет меня самого. А тут подоспел кризис среднего возраста, гордыня взыграла, захотелось больше персонифицировать свою работу и в 2007 году я переименовал компанию в «Архитектурное бюро Романа Леонидова». Плюс личный бренд позволил немного поднять цены, так как в корне изменилась сама схема проектирования – если бюро берется за проект дома, то начинаю его делать всегда только я. Фактически я гарантирую заказчику, что он получит авторскую архитектуру. Правда, спустя пять лет я столкнулся с другой проблемой: теперь все приходят на меня. И нужно или сильно ограничивать количество работ, либо одновременно делать три-четыре проекта, что возможно физически, но чрезвычайно вредно для здоровья. Так что сейчас «Шаболовка» возрождается как набор мастерских, которые будут заниматься преимущественно интерьерами и иметь большую творческую свободу. 


Архи.ру: А в Москву Вы изначально ехали с намерением занять нишу именно загородного строительства?

Р.Л.:
Свой первый дом я построил еще в Харькове, поэтому сюда ехал, уже хорошо представляя себе, как это делается. Но сказать, что я всегда мечтал работать именно в этом жанре, конечно, не могу. Как почти все архитекторы моего поколения, вышедшие из института с большим чемоданом теоретических знаний и оказавшиеся полностью предоставленными сами себе, я был вынужден самостоятельно постигать азы профессии. До первого своего дома я добрался лишь на десятом году практики, до этого чем только ни занимался – и вывески рисовал, и мебель проектировал, и интерьеры разрабатывал. Помню, что с вопросом « что такое рабочий проект?» мне обратиться было фактически не к кому: институтские преподаватели лишь пожимали плечами. Так что во всем приходилось самообразовываться: помню, чрезвычайно выручил меня найденный в библиотеке нашего вуза «Справочник чертежника» – отксеренный и размноженный, он до сих пор активно используется в нашей мастерской, и все молодые сотрудники в обязательном порядке его изучают. Ощутив на себе, как это тяжко – не знать, как перевести свою идею в материал и на язык, понятный для строителей, – я теперь работаю на опережение, подковывая молодых специалистов как можно быстрее.
Роман Леонидов
Дом архитектора

Архи.ру: Вы предпочитаете брать на работу студентов?

Р.Л.:
Студентов или недавних выпускников, в общем, довольно молодых архитекторов, да.

Архи.ру: И какими качествами должен обладать молодой архитектор, чтобы быть принятым на работу в ваше бюро?

Р.Л.:
Наверно, он должен просто понравиться мне в общении. Потому что диплом меня не интересует, портфолио я не смотрю, а свои эскизы почти никто не хранит. Редкая глупость! Я, например, не хочу изучать чертежи и визуализации, сделанные на компьютере, мне важно видеть, как работает и думает именно этот человек, но лишь один из пятидесяти, может быть, хранит свои эскизы, остальным показать, как правило, нечего. А даже в пробных заданиях я, если честно, особого смысла не вижу – скорее всего, кандидат с перепугу все сделает, а потом неизбежно сбавит обороты. Поэтому на работу принимаю, ориентируясь только на свое внутреннее ощущение от человека, а дальше начинаю потихоньку проверять его в работе, начиная с самых простых творческих задач. В мастерской действует несколько простых правил: проектируем мы только рукой, постоянно совершенствуем навык рисунка (раз в неделю у нас проходят групповые занятия – отличный способ узнать коллег получше, я считаю), показываем только один вариант работы, который сами считаем лучшим. Конечно, это неизбежно приводит к определенной текучке кадров, но зато те, кто остаются, формируют по-настоящему сильную команду.

Архи.ру: Как организована работа в бюро? Если я правильно поняла описанную вами схему, бригад у вас нет?

Р.Л.:
Есть небольшие группы архитекторов, которые вместе способны вести 5-6 проектов одновременно, но всеми им руковожу я. Все ключевые вопросы по каждому из объектов решаем я, ГАП и ГИП.

Архи.ру: На сайте вашей мастерской недавно появилась информация о том, что вы также открыли свой офис в Нью-Йорке. Работаете на двух континентах одновременно?

Р.Л.:
В Нью-Йорке живет и работает очень много моих однокурсников, харьковская диаспора там вообще довольно сильна. Я поехал туда пожить и осмотреться, а вскоре появился и первый заказчик, с которым я прежде работал здесь. Конечно, у меня нет стремления встроиться в тамошний рынок – на это нужно бросить все силы и потратить несколько лет жизни, я точно знаю, что способен это сделать, но не вижу особого смысла бросать налаженный бизнес в Москве. Кроме того, к самому жанру загородного дома в Америке относятся совершенно иначе – там никто не строит дом для внуков. Дом – это вещь, которой пользуются максимум 10 лет, так что и требования к материалам и архитектуре соответствующие. Иными словами, возможностей для творческого самовыражения в современной России гораздо больше, и работать здесь мне комфортнее, хотя за саму возможность увидеть изнутри и сравнить российский и американский рынки недвижимости я мирозданию очень благодарен. 

Архи.ру: Какова сейчас структура заказа мастерской?

Р.Л.:
Примерно пятьдесят на пятьдесят между загородными домами и интерьерами. Как правило, сначала строим дом, потом полностью оформляем его изнутри. Плюс делаем интерьеры кафе, ресторанов. А вот офисами практически не занимаемся, видимо, не попадаем в цену. И в конкурсах тоже почти не участвуем, если честно, просто неохота штурмовать бюрократическую машину. 

Архи.ру: Насколько вам сейчас, по истечении стольких лет, комфортно в жанре загородного строительства?

Р.Л.:
Этот жанр вряд ли может наскучить. Ведь это же общение, это всегда конкретный человек, его характер, его история. Я, честно говоря, всегда с большим удивлением слышу, что мои дома чем-то похожи друг на друга. На мой взгляд, они все разные, и каждый из них вбирает в себя сумму разных исходных данных и разных обстоятельств. Разве что когда делаю арендные дома –оперирую более универсальными категориями. Сейчас у нас как раз идет такой проект – проектируем целый поселок, дома в котором будут сдаваться в долгосрочную аренду. Мы сделали генплан этого поселка, разработали «линейку» коттеджей, сейчас выбираем наиболее бюджетный способ строительства. Ставка была сделана на лаконичные и экологичные решения, и в облике этих домов преобладает дерево.
Проект типового коттеджа
Проект типового коттеджа

Архи.ру: Дерево так или иначе присутствует почти во всех ваших проектах, причем не только как отделочный материал, но и как конструктивная основа дома.

Р.Л.:
Дерево – суть загородной архитектуры. Можно много сказать банальностей, вроде того, что это самый теплый, самый живой, самый интересный материал, но для меня это все детали, я воспринимаю дерево как синоним жанра, в котором работаю как архитектор. Поэтому и ищу постоянно новые возможности и технологии. Сейчас вот пытаюсь внедрить технологию строительства каркасно-брусовых домов. Я давно искал конструктивную схему, которая бы позволила реализовывать проекты максимально быстро и качественно, и каркас из деревянных балок, пространство между которыми можно заполнить любым материалом, оказался идеальным решением этой задачи. Главное преимущество данной схемы в том, что построенный таким образом дом не нуждается в компенсаторах – каркас не дает усадки, что позволяет существенно сократить период строительства дома и обеспечить его дальнейшую беспроблемную эксплуатацию, гарантируя жесткость и стабильную устойчивость конструкции, ее исключительную надежность и долговечность.
Частный загородный дом

Архи.ру: А чем эта схема отличается от фахверка?

Р.Л.:
По большому счету, ничем, кроме того, что мы не делаем акцент именно на каркасе, создавая архитектурный образ за счет заполнения его самыми разными материалами. Дом, построенный по каркасно-брусовой схеме, можно сделать хоть полностью стеклянным. Также можно использовать сэндвич, брус разных пород дерева, любую обшивку – это не только дает мне как архитектору максимальный творческий простор в формообразовании и сочетании фактур, но и позволяет существенно варьировать цену конечного продукта, предлагая заказчику как предельно экономичные решения, так и дорогие респектабельные сооружения. И если говорить о долгосрочной перспективе, то мне кажется, что именно за такими универсальными решениями будущее рынка загородной недвижимости – надежно, просто и максимально разнообразно с точки зрения внешнего облика. 



28 Мая 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.