Выразительная красота горизонтали

В поселке «Дубровка» архитектор Роман Леонидов построил Oakland House – коттедж, образ и планировка которого были разработаны под девизом «простота и спокойствие».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

06 Августа 2013
mainImg

Архитектор:

Анастасия Леонидова
Роман Леонидов

Проект:

Частный загородный дом Oakland house
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Роман Леонидов, Анастасия Леонидова

2007 – 2012

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

«Дубровка» – поселок довольно внушительных размеров, расположенный по Калужскому шоссе. С трассы проезжающим мимо видны, в основном, длинные ряды таунхаусов, навевающие не самые оптимистичные ассоциации с казармами, да строящиеся по соседству многоэтажными домами. Но на самом деле за этими кварталами есть еще и просторная территория частной жилой застройки – полностью скрытые от глаз посторонних, коттеджи существуют словно сами по себе, отвернувшись от более плотно освоенных участков. Заказ на проектирование одного из них еще в 2007 году и получил архитектор Роман Леонидов. Единственным пожеланием будущих жильцов, помимо современного облика дома, стала именно изолированность от соседей – он не должен был иметь ничего общего с трехэтажными таунхаусами, решенными в неком усредненном европейском стиле со скатными черепичными кровлями, выложенными кирпичом оконными проемами и многочисленными эркерами. Собственно, и сами слова «простота и спокойствие» впервые произнесли именно заказчики, а Роман Леонидов переложил их на язык архитектуры.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Коттедж расположен в торце прямоугольного участка таким образом, чтобы, во-первых, сохранить довольно большую придомовую территорию, а во-вторых, банально отвернуться от сверхплотной массы блокированного жилья. Как настоящий интроверт, дом смотрит прямо перед собой – от улицы, идущей вдоль длинной стороны участка, архитектор закрывает его не забором (который по требованиям генплана здесь должен был относительно условным), а стеной-ширмой. И хотя ее длина составляет больше 30 метров, от ощущения монотонности удается избавиться. Во-первых, за счет прямоугольного портала, обозначающего вход в дом, ленты верхнего света спрятанного за ней бассейна и узких сквозных прорезей летней веранды, а во-вторых, конечно, с помощью материала.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Для облицовки этой стены Леонидов выбирает натуральное дерево насыщенного терракотового оттенка, которое даже в самую пасмурную погоду смотрится ярко. «С одной стороны, хотелось как-то смягчить строгость нашего интроверта, и дерево идеально с этой задачей справилось, – комментирует архитектор, – а с другой, выбор материала подсказало и само название поселка. «Дубровку» хотелось как-то обыграть, тем более что основной массив ее застройки с темой дерева никак не связан». Название, которое Леонидов в итоге дал коттеджу, более чем красноречиво: Oakland – это та же «Дубровка», но на «продвинутый» западный манер, и от своего окружения дом действительно отличается примерно так же, как житель европейского мегаполиса от обитателя российской глубинки.


Основной жилой объем расположен перпендикулярно стене, тогда как бассейн, как уже было сказано, разместился прямо за ней. Подобная Г-образная композиция позволила ориентировать внутрь участка все жилые помещения и разбить перед домом тихую лужайку, изолированную от внешнего мира. Причем это пространство так и остается просто «воздухом», которым дышит этот дом – для обеспечения полной приватности Леонидов даже террасы не выносит на общее обозрение: одна из них решена как продолжение бассейна, вторая разместилась под балконом хозяйской спальни.
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Отдав предпочтение лаконичной, горизонтально ориентированной композиции, Леонидов обогащает ее с помощью отделки. И если от улицы дом отделяет деревянная ширма, из-за которой виден лишь оштукатуренный параллелепипед второго этажа, то к участку он обращен одеянием более изысканным и сложным. Тут и масштабное остекление, в котором отражается пейзаж, и широкие фактурные фризы из натурального камня, и деревянные вставки, и дорогой кирпич, которым облицованы «приватная» часть дома, опоры балкона, а также эффектный пилон. Последний сознательно вынесен архитектором на оштукатуренный фасад и смотрится как декоративный скульптурный элемент, но это впечатление обманчиво: на самом деле он является несущей стеной, в которую в интерьере встроен камин.
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Заявленные на фасаде материалы становятся законодателями отделки интерьера. Правда, здесь у заказчиков было одно дополнительное пожелание: интерьер должен был не только выглядеть абсолютно современным, но и допускать вполне ощутимые этнические аллюзии. Дело в том, что хозяева этого дома являются коллекционерами произведений искусства стран Африки и Азии и часть своего собрания намерены «экспонировать». С учетом этой задачи дизайнер Анастасия Леонидова, разрабатывавшая проект интерьера, сделала ставку на сочетание натурального дерева и камня, использовав палисандр, сланец, травертин.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Относительно небольшую площадь гостиной удалось компенсировать за счет полного остекления стены между ней и кабинетом хозяина, а также с помощью большого аквариума, вмонтированного в противоположную стену. Колониальные мотивы дизайнер ввела и в оформление спальни – помимо точно подобранной мебели, здесь сделан очень необычный потолок: в узкие неглубокие ниши, прорезающие потолок по всей длине комнаты Анастасия Леонидова вставила деревянные брусья, напоминающие то ли ожерелье вождя какого-то племени, то ли скелет доисторического животного. Интересно решен и бассейн, где тот же оркестр материалов дополнен неотделанным бетоном потолка и честным металлом труб вентиляции, которые архитекторы решили не прятать, а сделать украшением этого большого светлого пространства.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова


Архитектор:

Анастасия Леонидова
Роман Леонидов

Проект:

Частный загородный дом Oakland house
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Роман Леонидов, Анастасия Леонидова

2007 – 2012

06 Августа 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.