English version

Выразительная красота горизонтали

В поселке «Дубровка» архитектор Роман Леонидов построил Oakland House – коттедж, образ и планировка которого были разработаны под девизом «простота и спокойствие».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

06 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Анастасия Леонидова
Роман Леонидов
Проект:
Частный загородный дом Oakland house
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Роман Леонидов, Анастасия Леонидова

2007 – 2012

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

«Дубровка» – поселок довольно внушительных размеров, расположенный по Калужскому шоссе. С трассы проезжающим мимо видны, в основном, длинные ряды таунхаусов, навевающие не самые оптимистичные ассоциации с казармами, да строящиеся по соседству многоэтажными домами. Но на самом деле за этими кварталами есть еще и просторная территория частной жилой застройки – полностью скрытые от глаз посторонних, коттеджи существуют словно сами по себе, отвернувшись от более плотно освоенных участков. Заказ на проектирование одного из них еще в 2007 году и получил архитектор Роман Леонидов. Единственным пожеланием будущих жильцов, помимо современного облика дома, стала именно изолированность от соседей – он не должен был иметь ничего общего с трехэтажными таунхаусами, решенными в неком усредненном европейском стиле со скатными черепичными кровлями, выложенными кирпичом оконными проемами и многочисленными эркерами. Собственно, и сами слова «простота и спокойствие» впервые произнесли именно заказчики, а Роман Леонидов переложил их на язык архитектуры.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Коттедж расположен в торце прямоугольного участка таким образом, чтобы, во-первых, сохранить довольно большую придомовую территорию, а во-вторых, банально отвернуться от сверхплотной массы блокированного жилья. Как настоящий интроверт, дом смотрит прямо перед собой – от улицы, идущей вдоль длинной стороны участка, архитектор закрывает его не забором (который по требованиям генплана здесь должен был относительно условным), а стеной-ширмой. И хотя ее длина составляет больше 30 метров, от ощущения монотонности удается избавиться. Во-первых, за счет прямоугольного портала, обозначающего вход в дом, ленты верхнего света спрятанного за ней бассейна и узких сквозных прорезей летней веранды, а во-вторых, конечно, с помощью материала.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Для облицовки этой стены Леонидов выбирает натуральное дерево насыщенного терракотового оттенка, которое даже в самую пасмурную погоду смотрится ярко. «С одной стороны, хотелось как-то смягчить строгость нашего интроверта, и дерево идеально с этой задачей справилось, – комментирует архитектор, – а с другой, выбор материала подсказало и само название поселка. «Дубровку» хотелось как-то обыграть, тем более что основной массив ее застройки с темой дерева никак не связан». Название, которое Леонидов в итоге дал коттеджу, более чем красноречиво: Oakland – это та же «Дубровка», но на «продвинутый» западный манер, и от своего окружения дом действительно отличается примерно так же, как житель европейского мегаполиса от обитателя российской глубинки.


Основной жилой объем расположен перпендикулярно стене, тогда как бассейн, как уже было сказано, разместился прямо за ней. Подобная Г-образная композиция позволила ориентировать внутрь участка все жилые помещения и разбить перед домом тихую лужайку, изолированную от внешнего мира. Причем это пространство так и остается просто «воздухом», которым дышит этот дом – для обеспечения полной приватности Леонидов даже террасы не выносит на общее обозрение: одна из них решена как продолжение бассейна, вторая разместилась под балконом хозяйской спальни.
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Отдав предпочтение лаконичной, горизонтально ориентированной композиции, Леонидов обогащает ее с помощью отделки. И если от улицы дом отделяет деревянная ширма, из-за которой виден лишь оштукатуренный параллелепипед второго этажа, то к участку он обращен одеянием более изысканным и сложным. Тут и масштабное остекление, в котором отражается пейзаж, и широкие фактурные фризы из натурального камня, и деревянные вставки, и дорогой кирпич, которым облицованы «приватная» часть дома, опоры балкона, а также эффектный пилон. Последний сознательно вынесен архитектором на оштукатуренный фасад и смотрится как декоративный скульптурный элемент, но это впечатление обманчиво: на самом деле он является несущей стеной, в которую в интерьере встроен камин.
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Заявленные на фасаде материалы становятся законодателями отделки интерьера. Правда, здесь у заказчиков было одно дополнительное пожелание: интерьер должен был не только выглядеть абсолютно современным, но и допускать вполне ощутимые этнические аллюзии. Дело в том, что хозяева этого дома являются коллекционерами произведений искусства стран Африки и Азии и часть своего собрания намерены «экспонировать». С учетом этой задачи дизайнер Анастасия Леонидова, разрабатывавшая проект интерьера, сделала ставку на сочетание натурального дерева и камня, использовав палисандр, сланец, травертин.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Относительно небольшую площадь гостиной удалось компенсировать за счет полного остекления стены между ней и кабинетом хозяина, а также с помощью большого аквариума, вмонтированного в противоположную стену. Колониальные мотивы дизайнер ввела и в оформление спальни – помимо точно подобранной мебели, здесь сделан очень необычный потолок: в узкие неглубокие ниши, прорезающие потолок по всей длине комнаты Анастасия Леонидова вставила деревянные брусья, напоминающие то ли ожерелье вождя какого-то племени, то ли скелет доисторического животного. Интересно решен и бассейн, где тот же оркестр материалов дополнен неотделанным бетоном потолка и честным металлом труб вентиляции, которые архитекторы решили не прятать, а сделать украшением этого большого светлого пространства.

Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Частный загородный дом Oakland house © Архитектурное бюро Романа Леонидова


Архитектор:
Анастасия Леонидова
Роман Леонидов
Проект:
Частный загородный дом Oakland house
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Роман Леонидов, Анастасия Леонидова

2007 – 2012

06 Августа 2013

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.