English version

Дом наизнанку

Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.

Алла Павликова

Автор текста:
Алла Павликова

13 Октября 2016
mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Елена Волгина
Проект:
Хэмтон Хаус
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Роман Леонидов, Ольга Сандакова
Дизайнер: Елена Волгина

2016 — 2016
0 Дом, в котором почти сразу угадывается авторство архитектурной мастерской Романа Леонидова, построен на открытом и хорошо освещённом участке в одном из подмосковных коттеджных поселков. Внушительная площадь участка и камерное окружение позволили архитекторам создать горизонтальную композицию, расположив объем поперек двора, раскрыв окна на траву газонов и расположенный чуть в стороне лес. Заказчики дома – молодая семейная пара с детьми, ценят минимализм, чистоту и свободное пространство. Три этих качества в проекте воплотились почти идеально как во внешнем облике дома, так и в его интерьерах.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Архитекторы строго придерживались логики построения «изнутри-наружу», так что каждый выступ или заглубление обозначают собой отдельное помещение. Уже по внешней оболочке можно угадать, что скрывается внутри: в выступающем центральном блоке – двусветная гостиная, чуть левее – большая столовая, в правом вытянутом одноэтажном крыле – бассейн и спа, на крыше которого устроена открытая терраса, в левом глухом флигеле – гараж и помещения для персонала. Все части связаны между собой стеклянными галереями. Форма вырастает, таким образом, из содержания и ни одна деталь не вводит в заблуждение. Авторы видят в своём проекте черты конструктивизма и хай-тека одновременно. В глаза же бросаются присущие модернистам предельная лаконичность и функциональность.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Главный вход опознаётся не сразу. Он смещён влево, в нишу между стеклянным кубом гостиной и глухим флигелем. Прозрачные двери сливаются с остеклённым полотном стены. Не обозначен вход и козырьком, защитой от дождя ему служит небольшой балкон на втором этаже. В то же время над уличной террасой перед гостиной навесов сразу два – разнонаправленных, вырастающих один из-под другого. Верхний соотносится с масштабом плоской кровли, накрывающей все здание целиком, нижний – визуально более лёгкий, стеклянный, удерживается широкими деревянными ребрами. Очевидно, что таким образом авторы пытаются перенести все внимание на куб гостиной, расположенный на центральной оси участка. Тем самым им даётся добиться композиционного равновесия асимметричного объема.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Войдя в дом, понимаем, что его внутреннее пространство всё же устроено чуть сложнее, чем могло показаться снаружи. За просторной, наполненной светом верандой открывается длинный коридор, точнее – галерея с огромными витражами в пол. По ней можно пройти здание насквозь, минуя лестничный холл, гардеробную, столовую, гостиную, и сразу оказаться в спа-комплексе. Помимо бассейна в нём предусмотрены сауна и массажный кабинет. Со стороны двора крыло спа-комплекса целиком стеклянное, благодаря чему устанавливается визуальная связь с зоной гостиной. Избыток света отсекают жалюзи.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. План подвала © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Бассейн. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Если первый этаж отдан под пространства для общения, встреч и приёма гостей, то второй – приватный. Здесь размещены спальни хозяев дома и их детей, рабочий кабинет, игровая комната. Антресоль в двусветном пространстве гостиной приспособлена под библиотеку. Активно используется и цокольный этаж. Там, кроме технических помещений, предусмотрены кинотеатр, минигольф, гостевые спальни и вторая гостиная, выполненная в стиле лофт с крайне сдержанным в целом цветовым решением, но яркими акцентами мебели.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Антресольный этаж с библиотекой. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Цокольный этаж, решенный в стиле лофт. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Яркие акценты мебели в гостиной в стиле лофт. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Ядром здания, как уже было сказано, служит гостиная с примыкающей к ней столовой. Пространства первого этажа разграничены достаточно условно, с помощью стеклянных перегородок, позволяющих солнечному свету почти беспрепятственно проникать в отдалённые уголки. Главные доминанты интерьера – скульптурная винтовая лестница, ведущая из гостиной на антресольный этаж и в подвал, а также камин с организованной вокруг него зоной релаксации. Камин насыщенного графитового оттенка не касается пола, буквально парит в воздухе. Не менее эффектно выглядит и лестница – черная, с изящным металлическим ограждением. Как объясняет дизайнер интерьеров Елена Волгина, основные решения были навеяны стилистикой 1950-1970 годов – «периода расцвета мебельного дизайна и активного поиска новых авангардных форм». Отсюда – активная работа с пространством вместо его декорирования и наполнения предметами.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Гостиная с винтовой лестницей. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Винтовая лестница и камин в гостиной. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Главная гостиная. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Обеденный стол. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Снаружи большую часть стен жилого дома занимает стекло и натуральный камень – сланец. Отдельные фрагменты фасадов выделены натуральным деревом, лиственницей. Те же материалы использованы и в отделке внутренних помещений. Из-за чего может показаться, что здание как будто вывернуто наизнанку. Этот фирменный приём присутствует во многих работах Романа Леонидова. Но здесь, ввиду склонности владельцев дома к минимализму, он работает особенно активно. Так, внутренние стены отделаны тем же сланцем, что и наружные, а мощение уличной террасы из серого кварцита продолжается в гостиной и столовой. Едва заметной границей между уличным и внутренним пространствами служит только тонкое витражное стекло. Потолок зашит лиственницей. Стеклянная перегородка позади обеденного стола, отделяющая его от маршевой лестницы, оформлена горизонтальными деревянными рейками, перекликающимися с фасадным планкеном. Такие же фрагменты отделки используются в спальнях и ванных комнатах.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Столовая. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Кабинет. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Спальня. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Куня в цокольном этаже. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Санузел. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Детские игровые комнаты. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Намеренно повторена в интерьере и общая цветовая гамма дома: холодные серые, графитовые, бежевые и белые тона разбавлены тёплыми древесными и медовыми оттенками фрагментов стен и пола из массива бирманского тика. Так совпало, что и у дизайнера Елены Волгиной, и у владельцев дома это любимая цветовая палитра. Иначе решены только детские и игровые комнаты. В них автор отошел от основных оттенков и выплеснул на стены и мебель все цвета радуги.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Ночная подсветка. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Свет в интерьере. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Немалую роль в формировании интерьера сыграло освещение. Современные точечные и накладные споты вместе с крошечными пристенными светильниками задали ритм проходных зон и лестничных маршей, линейное и встроенное освещение подчеркнуло строгую структуру разноуровневых потолков, а узнаваемые дизайнерские светильники акцентировали центральные помещения. Свет стал завершающим аккордом, который сумел наполнить жизнью и теплом сдержанные модернистские пространства, сделать их, несмотря на внушительный размер – а общая площадь дома 1500 м² – уютными и обжитыми.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Архитектор:
Роман Леонидов
Елена Волгина
Проект:
Хэмтон Хаус
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Роман Леонидов, Ольга Сандакова
Дизайнер: Елена Волгина

2016 — 2016

13 Октября 2016

Алла Павликова

Автор текста:

Алла Павликова
Архитектурное реалити-шоу
Роман Леонидов, известный автор роскошных загородных домов и усадеб, о которых неоднократно писал портал archi.ru, стартовал на своем youtube-канале с новым интернет-проектом «Построй СВОЙ дом».
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Взмах крыла расправленный
Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Конструкция в пространстве
Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Игры с материей
Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Похожие статьи
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Сосновый принт
Штаб-квартира энергетической компании ST International и её арт-пространство SONGEUN в Сеуле по проекту Herzog & de Meuron.
Хирургия фасадов
Офисное здание Îlot Balmoral в Монреале спроектировано канадским бюро Provencher_Roy специально для компаний, чья деятельность связана с культурными инициативами.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Дом исчезает
Инсталляция для некрополя на востоке Китая воспроизводит оплетающий жилище плющ, в то время как оно само как будто уже исчезло.
Архипелаг впечатлений
Для благоустройства жилого комплекса «Level Южнопортовая» бюро GAFA использует рецепт Зарядья: чтобы преодолеть высоту и плотность башен архитекторы привносят во двор реку и парящий мост, а также различные климатические зоны, оставляя место для разнообразных вариантов проведения досуга.
Питомник для «зеленого» строительства
В Алмере открылась международная садоводческая выставка Флориада–2022. Ее мастерплан, разработанный MVRDV, предназначен одновременно и для нового городского района, который позже появится на ее месте.
На груди утеса-великана
Культурный и общественный центр в китайском Чунцине торжественно возвышается над рекой Янцзы. Архитекторы бюро aoe приняли вызовы брутального ландшафта и сделали все возможное, чтобы природный объект сохранил свою уникальность.
В тон Мендельсону
«Дом Керстена» рядом фабрикой «Красное знамя» отвечает интеллигентному курсу, принятому в мастерской Анатолия Столярчука: не приемлет исторических стилизаций, но в то же время почтительно относится к сложившейся застройке.
Предгорья и вершины
В концепции ревитализации территории завода «Станкоагрегат» бюро ОСА соединяет два масштаба: экстремально высокие башни и относительно сомасштабные человеку урбан-виллы. В условиях сверхплотной застройки это позволяет высвободить территории для общественных пространств и деревьев, а также адаптировать проект к условиям меняющегося рынка.
Сахарный отдых
Варшавское бюро BULAK PROJEKT спасло от сноса исторические корпуса сахарного завода в городе Жнин, превратив их в комфортный и при этом невероятно аутентичный гостиничный комплекс.
Асимметрия опор
Многоквартирный дом с коммерческой «базой» на итальянском курорте Лидо-ди-Йезоло по проекту бюро ELASTICOFarm и BPLAN Studio.
Проект Италия
В итальянской коммуне Таварнелле-Валь-ди-Пеза построили новую штаб-квартиру компании Furla. В студии GEZA Architettura попробовали интегрировать свою сугубо индустриальную архитектуру в природный ландшафт Тосканы.
Быстрое течение
Новый проект Брусники для Тюмени: на месте бывших портовых территорий появится жилой район с разнообразной застройкой и общественными пространствами. К разработке мастер-плана подключилось бюро Mandaworks, к архитектуре – ODA и Stefan Forster.
«Обувная» ДНК
В Пальма-де-Мальорка по проекту MVRDV и GRAS строится новый квартал по заказу семьи владельцев Camper: он должен вернуть славу центра ночной жизни району Гомила.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.