Дом наизнанку

Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.

Автор текста:
Алла Павликова

13 Октября 2016
mainImg

Архитектор:

Роман Леонидов
Елена Волгина

Проект:

Хэмтон Хаус
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Роман Леонидов, Ольга Сандакова
Дизайнер: Елена Волгина
 

– 2016
Дом, в котором почти сразу угадывается авторство архитектурной мастерской Романа Леонидова, построен на открытом и хорошо освещённом участке в одном из подмосковных коттеджных поселков. Внушительная площадь участка и камерное окружение позволили архитекторам создать горизонтальную композицию, расположив объем поперек двора, раскрыв окна на траву газонов и расположенный чуть в стороне лес. Заказчики дома – молодая семейная пара с детьми, ценят минимализм, чистоту и свободное пространство. Три этих качества в проекте воплотились почти идеально как во внешнем облике дома, так и в его интерьерах.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Архитекторы строго придерживались логики построения «изнутри-наружу», так что каждый выступ или заглубление обозначают собой отдельное помещение. Уже по внешней оболочке можно угадать, что скрывается внутри: в выступающем центральном блоке – двусветная гостиная, чуть левее – большая столовая, в правом вытянутом одноэтажном крыле – бассейн и спа, на крыше которого устроена открытая терраса, в левом глухом флигеле – гараж и помещения для персонала. Все части связаны между собой стеклянными галереями. Форма вырастает, таким образом, из содержания и ни одна деталь не вводит в заблуждение. Авторы видят в своём проекте черты конструктивизма и хай-тека одновременно. В глаза же бросаются присущие модернистам предельная лаконичность и функциональность.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Главный вход опознаётся не сразу. Он смещён влево, в нишу между стеклянным кубом гостиной и глухим флигелем. Прозрачные двери сливаются с остеклённым полотном стены. Не обозначен вход и козырьком, защитой от дождя ему служит небольшой балкон на втором этаже. В то же время над уличной террасой перед гостиной навесов сразу два – разнонаправленных, вырастающих один из-под другого. Верхний соотносится с масштабом плоской кровли, накрывающей все здание целиком, нижний – визуально более лёгкий, стеклянный, удерживается широкими деревянными ребрами. Очевидно, что таким образом авторы пытаются перенести все внимание на куб гостиной, расположенный на центральной оси участка. Тем самым им даётся добиться композиционного равновесия асимметричного объема.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Войдя в дом, понимаем, что его внутреннее пространство всё же устроено чуть сложнее, чем могло показаться снаружи. За просторной, наполненной светом верандой открывается длинный коридор, точнее – галерея с огромными витражами в пол. По ней можно пройти здание насквозь, минуя лестничный холл, гардеробную, столовую, гостиную, и сразу оказаться в спа-комплексе. Помимо бассейна в нём предусмотрены сауна и массажный кабинет. Со стороны двора крыло спа-комплекса целиком стеклянное, благодаря чему устанавливается визуальная связь с зоной гостиной. Избыток света отсекают жалюзи.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. План подвала © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Бассейн. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Если первый этаж отдан под пространства для общения, встреч и приёма гостей, то второй – приватный. Здесь размещены спальни хозяев дома и их детей, рабочий кабинет, игровая комната. Антресоль в двусветном пространстве гостиной приспособлена под библиотеку. Активно используется и цокольный этаж. Там, кроме технических помещений, предусмотрены кинотеатр, минигольф, гостевые спальни и вторая гостиная, выполненная в стиле лофт с крайне сдержанным в целом цветовым решением, но яркими акцентами мебели.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Антресольный этаж с библиотекой. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Цокольный этаж, решенный в стиле лофт. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Яркие акценты мебели в гостиной в стиле лофт. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Ядром здания, как уже было сказано, служит гостиная с примыкающей к ней столовой. Пространства первого этажа разграничены достаточно условно, с помощью стеклянных перегородок, позволяющих солнечному свету почти беспрепятственно проникать в отдалённые уголки. Главные доминанты интерьера – скульптурная винтовая лестница, ведущая из гостиной на антресольный этаж и в подвал, а также камин с организованной вокруг него зоной релаксации. Камин насыщенного графитового оттенка не касается пола, буквально парит в воздухе. Не менее эффектно выглядит и лестница – черная, с изящным металлическим ограждением. Как объясняет дизайнер интерьеров Елена Волгина, основные решения были навеяны стилистикой 1950-1970 годов – «периода расцвета мебельного дизайна и активного поиска новых авангардных форм». Отсюда – активная работа с пространством вместо его декорирования и наполнения предметами.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Гостиная с винтовой лестницей. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Винтовая лестница и камин в гостиной. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Главная гостиная. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Обеденный стол. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Снаружи большую часть стен жилого дома занимает стекло и натуральный камень – сланец. Отдельные фрагменты фасадов выделены натуральным деревом, лиственницей. Те же материалы использованы и в отделке внутренних помещений. Из-за чего может показаться, что здание как будто вывернуто наизнанку. Этот фирменный приём присутствует во многих работах Романа Леонидова. Но здесь, ввиду склонности владельцев дома к минимализму, он работает особенно активно. Так, внутренние стены отделаны тем же сланцем, что и наружные, а мощение уличной террасы из серого кварцита продолжается в гостиной и столовой. Едва заметной границей между уличным и внутренним пространствами служит только тонкое витражное стекло. Потолок зашит лиственницей. Стеклянная перегородка позади обеденного стола, отделяющая его от маршевой лестницы, оформлена горизонтальными деревянными рейками, перекликающимися с фасадным планкеном. Такие же фрагменты отделки используются в спальнях и ванных комнатах.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Столовая. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Кабинет. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Спальня. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Куня в цокольном этаже. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Санузел. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Детские игровые комнаты. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Намеренно повторена в интерьере и общая цветовая гамма дома: холодные серые, графитовые, бежевые и белые тона разбавлены тёплыми древесными и медовыми оттенками фрагментов стен и пола из массива бирманского тика. Так совпало, что и у дизайнера Елены Волгиной, и у владельцев дома это любимая цветовая палитра. Иначе решены только детские и игровые комнаты. В них автор отошел от основных оттенков и выплеснул на стены и мебель все цвета радуги.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Ночная подсветка. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Свет в интерьере. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Немалую роль в формировании интерьера сыграло освещение. Современные точечные и накладные споты вместе с крошечными пристенными светильниками задали ритм проходных зон и лестничных маршей, линейное и встроенное освещение подчеркнуло строгую структуру разноуровневых потолков, а узнаваемые дизайнерские светильники акцентировали центральные помещения. Свет стал завершающим аккордом, который сумел наполнить жизнью и теплом сдержанные модернистские пространства, сделать их, несмотря на внушительный размер – а общая площадь дома 1500 м² – уютными и обжитыми.
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Хэмтон Хаус. Загородный дом. Постройка, 2016 © Архитектурное бюро Романа Леонидова


Архитектор:

Роман Леонидов
Елена Волгина

Проект:

Хэмтон Хаус
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Роман Леонидов, Ольга Сандакова
Дизайнер: Елена Волгина
 

– 2016

13 Октября 2016

Автор текста:

Алла Павликова

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.