Роман Леонидов: «В жилых домах главное – человеческий масштаб»

Разговор о тенденциях в городском благоустройстве и загородном строительстве.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

06 Февраля 2019
mainImg
zooming
Проект набережной в Казани. Конкурс «Экоберег». 3-я премия. Архитекторы: Р.Леонидов, Шутегов А., Сороковов П., Фианцева С.,Галкина Ю., Шпилько А.,Царьков С., Е.Курмалиева, Н.Харламова.
Archi.ru:
Осенью ваше бюро участвовало в конкурсе «Экоберег» в Казани. Почему вы решили сделать проект для городской среды, если ваша ведущая деятельность – авторские частные дома?

Роман Леонидов:
Участие в конкурсах – это попытка продуктивно занять время сотрудников в моменты, когда у нас лакуны в годовом графике. Чтоб солдат не дремал. График работы мастерской изменился по сравнению с 2010-ми. До 2014 у нас пик прихода новых клиентов приходился на октябрь – февраль, а сейчас он сместился на январь- апрель, что поздновато. А конец лета-осень – спокойное время, можно поучаствовать в конкурсе. Мы заняли в Казани третье место. У нас там уже есть большой проект, поэтому мы хорошо знаем местность на Стрелке рек Волги и Казанки. По конкурсному заданию надо было предложить архитектурное решение проблемной набережной, которая отрезана от Кремля железнодорожной станцией. А станция – всегда шум, отсутствие благоустройства и так далее. Вдоль этой линии запускают новую трассу, но набережную надо привести в порядок, чтобы люди могли отдыхать. 

Что было основной идеей вашего проекта в конкурсе «Экоберег»?

Организовать доступ от Кремля к набережной. Сделать «прострел» к ней от смотровой площадки Кремля. Мы устраиваем пешеходную дорогу, а автомобильную закрываем насыпью, как в Барселоне. Ты не видишь дороги, потому что она находится ниже. То есть она есть, но не раздражает. Это решение пришло за несколько часов до сдачи.
Проект набережной в Казани. Конкурс «Экоберег». 3-я премия. Архитекторы: Р.Леонидов, Шутегов А., Сороковов П., Фианцева С.,Галкина Ю., Шпилько А.,Царьков С., Е.Курмалиева, Н.Харламова.
Проект набережной в Казани. Конкурс «Экоберег». 3-я премия. Архитекторы: Р.Леонидов, Шутегов А., Сороковов П., Фианцева С.,Галкина Ю., Шпилько А.,Царьков С., Е.Курмалиева, Н.Харламова.
Проект набережной в Казани. Конкурс «Экоберег». 3-я премия. Архитекторы: Р.Леонидов, Шутегов А., Сороковов П., Фианцева С.,Галкина Ю., Шпилько А.,Царьков С., Е.Курмалиева, Н.Харламова.
Проект набережной в Казани. Конкурс «Экоберег». 3-я премия. Архитекторы: Р.Леонидов, Шутегов А., Сороковов П., Фианцева С.,Галкина Ю., Шпилько А.,Царьков С., Е.Курмалиева, Н.Харламова.
Исходная ситуация в Казани такова: на Стрелке есть дикая марина, шанхай, который выглядит никак. Народ там купается. Была задача разбить его на кластеры, разделить потоки: дети, велосипедисты, инвалиды, яхтсмены... Времени было мало, погрузиться было сложно. Есть Кремль – достопримечательность. Чтобы набережную сделать достопримечательностью, надо просто связать ее с Кремлем удобной пешеходной дорогой. И замкнуть это еще одной доминантной. У нас это подвесной мост, который привлекает внимание. Сейчас дорога есть, но шумная и неудобная. А мы прокладываем пешеходную дорогу над землей. Ты в любом случае пойдешь по этой дороге, после того как посмотрел Кремль, если не планируешь заниматься шопингом на центральных улицах. Достаточно поставить пару пунктов по аренде велосипедов и самокатов, – и все это будет бурлить.

А подвесной мост – некоторая цитата воздушного моста в Зарядье?

В каком-то смысле да, но и реакция на исходные условия. Полукруг возникает естественно, чтобы сохранить линию, а потом привести ее куда нужно. С моста будет видно Кремль. Поскольку он протяженный, ты будешь видеть все в изменчивой перспективе.
Дом «ZEPPELIN». Архитектурное бюро Романа Леонидова © предоставлено архитектором.
Как вы считаете, почему вообще в российских городах возник бум благоустройства?

Власти это важно для привлечения электората. Это быстро и видно сразу: полгода – и у тебя есть площадка, велодорожка и так далее. Все хотят перемен. А то, что последние 25 лет – период сплошных перемен, никто не видит. Скажем, качество дорог: нет никакого сравнения с тем, что было 25 лет назад. Раньше по провинции нельзя было проехать, не сломав колесо. Сейчас дороги европейские. Так что власть с помощью благоустройства может показать быстрые и явные перемены.
 
Вы думаете, власти пытаются привлечь людей в города, потому что 25 процентов городской казны – налоги с физических лиц?
 
Нет. Куда ж больше привлекать? Думаю, нас ждет вариант американской субурбии. Я уже сейчас четыре дня провожу за городом. Будет у нас, как в американских городах: там есть перехватывающие парковки, где человек оставляет свой автомобиль и садится в машину, в которой едут четыре человека, и только автомобиль с четырьмя пассажирами имеет право ехать по скоростной полосе. А тот, кто один в своем шарабане, будет тащиться в правой полосе.
 
А кооперируются они в сети через бла-бла-кар или как?
 
Нет, не обязательно, объединяться могут сотрудники одной компании. Плюс надо платить за дороги – около 30 долларов в день получается, если едешь из пригорода Нью-Йорка на Манхэттен. На одного тяжеловато, а если 5-6 человек в машине, то вроде ничего.

Благоустройство состоит из малых форм и павильонов, часто деревянных, срок их жизни невелик. Каково отношение архитектора к временной архитектуре? Не жалко, что через 20 лет сломают?
 
Вся архитектура временная, если мы говорим о жилье, а не о сакральной в широком смысле архитектуре, от храма до музея, у которой есть шанс жить долго. Много моих зданий было перепродано. Часть было реконструировано, часть мне же и заказали реконструировать, я их расширяю, приспосабливаю к новому использованию. Но мне будет не жалко, если их уничтожат. Это одна из потаенных мечт – посмотреть, как их сломают.
 
Разве дом – не «ребенок» для архитектора?
 
Сначала да, а потом нет. Строится дом 7 лет, и ты не видишь процесс, а ломают быстро, и можно увидеть, как всё устроено. Художник видит процесс и результат, а у нас процесс растягивается на годы, поэтому увидеть структуру дома можно только в момент, когда его ломают. Я бы поучаствовал в демонтаже. В остальное время ты не в состоянии это склеить в динамическую цельную картинку. Долговечность для меня не имеет значения. Для меня работа над домом заканчивается в тот момент, когда я сделал карандашный набросок. Тут творчество кончается, и начинается кропотливый труд. Держать ощущение первого эскиза и донести его до конца – это тяжело. У каждого дома своя судьба. Некоторые рождаются за два года, быстро, а некоторые прорываются долго, скорлупу ломают. Например, дом ZEPPELIN заказчик строил десять лет, а сейчас будем его достраивать, потому что меняется состав семьи.
Эскиз дома “Sailor”. Автор Роман Леонидов.
Неужели не хочется, чтобы дом простоял пятьсот лет, как виллы Палладио?

Что это изменит на фоне пятитысячелетней истории архитектуры? Я к этой теме равнодушен. Думаю, мои карандашные эскизы проживут дольше, чем построенные дома.
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
В двухтысячных была парадигма аттракционной нелинейной архитектуры, а потом она сменилась экологической ориентацией на более скромную. Прокомментируйте эту тенденцию.
 
Эту тенденцию диктует непростая экономическая ситуация. Сейчас купить готовый дом на участке дешевле, чем пустой участок. Сейчас главное – убедить клиента снести то, что там построено. Потому что любая реконструкция таких домов – это ад для всех: архитектора, строителя, заказчика. Это путь компромиссов, который к хорошему не ведет. И экономически это невыгодно. При сносе дома и строительстве нового заказчик выигрывает как минимум два года стройки и от 15 до 20 млн руб. Есть коэффициент на реконструкцию. Реконструкция всегда дороже, в среднем в 1,5 раза. А снос стоит от нуля до 1,5 млн руб. При реконструкции надо делать обмеры, потом проводить обследование, потому что мы всегда меняем что-то внутри, ведь не понятно, для кого дом строился, из чего его делали, или обмеры показывают, что он кривой. Потом выясняется, что вентиляция не была предусмотрена, а вроде как ее хочется, а высота межэтажных перекрытий не позволяет. Начинаются сложности с коммуникациями. При расширении дома состыковать разные фундаменты – это тоже всегда сложно и даже опасно.

Соответственно это увеличивает срок и количество проектной работы. И стоимость увеличивается не в полтора, а в два и в три раза. А самое интересное начинается, когда мы вышли в стройку, сняли часть штукатурки с фасадов, – и тут выплывает вообще все что угодно. И начинается корректировка проекта, дополнительное обследование. Если новый дом я могу построить за сезон, а за следующий сезон дать ему внешнюю отделку, то с реконструкцией – никогда. Минимум три-четыре года. А за это время дети вырастут, для которых проектировали детские.
 
Можно ли все-таки сказать, что из-за экономической ситуации стилистика поменялась от индивидуального авторского жеста к спокойной деревянной архитектуре?
 
Нет, это параллельная история. Есть и то, и другое. Деревянные коттеджи – это усредненная тема, попытка сформулировать среднестатистические запросы и профессионально, элементарно правильно, ответить на них, чтобы образ дома при этом читался.
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
В образе типового деревянного дома есть связь с архетипом, характерным для данной местности? На что обращать внимание архитектору при проектировании типовых домов?
 
Есть два архетипа – скворечник и детский домик с трубой. Дальше манипулируем деталями. Терраса с навесом присутствует обязательно, а балкон нет. Если судить по практике жизни в загородном доме, балкон на втором этаже никогда не используется, разве что выйти покурить ночью. Он просто не нужен, хотя и помогает продавать дома.
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
Главное в проектировании жилых домов – горизонталь, чтобы ясен был человеческий масштаб. Важно артикулировать этажность, не забывать о трехчастности в композиции. Хорошая архитектура тем и отличается, что в ней используются все основные композиционные законы, открытые тысячу лет назад. К стилистике они не привязаны. Как у человека есть ноги, туловище, голова, так и у дома. Ноги – цоколь. Тело – один-два этажа, голова – подкровельное пространство, чердак вместе с крышей.
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
Гостевой дом. Архитектурное бюро Романа Леонидова
Каковы черты традиционных северных и южных русских домов? Отражаются ли они в современных коттеджах?

Для архангельских изб характерны балконы с русалками, которые отпугивали все нехорошее. Над балконом располагали так называемые «небеса», своды со звездами. Но это сложно переводить в современную архитектуру. Раньше каждый строил себе сам, но следуя общей традиции. Сейчас эта традиция исчезла, и строят кто во что горазд, убивая ландшафт. Конфигурация дома зависела от образа жизни. В Архангельске между строениями усадьбы зазора не было, всё было закрыто: и дом, и скотный двор, и гумно, потому что люди могли недели провести под снегом. А на юге, в Ставрополье, очень жарко, поэтому террасу и вход закрывали от солнца и степных ветров. Зимой люди украшали дом, крестьянин брал топор и делал резьбу. А сейчас это не работает, потому что в дома приезжают люди из города.

А на Западе как обстоит дело с архетипическими домами?
 
Там многое сохранилось, потому что очень жесткие региональные требования. На Юге это традиционная кирпично-каменная архитектура без деталей, а на Севере, скажем в Норвегии, очень популярны травяные крыши. Хотя сам этот прием существует с IX века.

Какие тенденции сегодня существуют в авторских домах?

Растет поколение молодых архитекторов, потому что более взрослое поколение уходит в большую архитектуру. Но авторских домов по-прежнему меньше, чем хотелось бы. Люди не отличают хорошее от плохого, к архитектору при строительстве дома не обращаются. Можно ведь сейчас в интернете готовые проекты найти, но даже этого не делают.

Размеры загородных домов в связи с экономической ситуацией стали меньше, приближаются к европейским?

Сегмент масштабных домов всегда был узким, и он сохранился. Скорее можно говорить о том, что ушли такие крайности, как огромный дом в несколько тысяч квадратных метров на маленьком участке или огромные земли в 150 км от Москвы, куда никто не доедет.

Можно ли сказать, что со сменой поколений заказчиков в авторских домах стало больше модернизма, чем классики?

Нет, как и раньше, примерно поровну того и другого. Всегда есть и консерваторы, и новаторы.
 


06 Февраля 2019

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.