English version

Игры с материей

Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.

Автор текста:
Алла Павликова

05 Июня 2015
mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

2009 — 2009 / 2010 — 2013
Дом в небольшом поселке вблизи Пироговского водохранилища, в живописном окружении: с одной стороны лес, с другой вода, – как это нередко бывает, достался бюро Леонидова построенным до цоколя по предшествующему проекту, – его план, и даже отчасти габариты и пропорции были определены. Но хозяева, люди творческие, активные и разносторонние, противники статики и симметрии, мечтали о необычном доме и попросили архитектора придумать что-то новое, непохожее на соседние коттеджи. Окружающая природа также, по словам Романа Леонидова, подталкивала к поиску нетипичной, футуристически-скульптурной формы.

Кроме того, недостроенный дом скрывал некоторое количество проектных ошибок и проблем, которые, как говорит архитектор, пришлось решать буквально на ходу. Роман Леонидов вспоминает, что образ современного и многогранного «не дома, а скорее лайнера» возник практически мгновенно. Поверх существующего проекта, который заказчик мечтал переделать и улучшить, вырастали, наслаиваясь одна на другую, новые формы. Без привязки к определенному стилю, без оглядки на современные тенденции и моду создавались объемы, отрисовывались линии, выявлялись детали и композиционные элементы, вращаясь вокруг уже выстроенного центрального ядра, преображая и полностью трансформируя его.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

И дом превратился в метафору корабля под сильно выгнутыми ветром парусами, какого-то сказочного даже корабля в воображаемом море. Парусов – два и смотрят они друг на друга, чего в жизни не бывает – и кажется, что романтический образ намеренно запутан художником-кубистом, вывернут, разрезан и развернут. Но изгиб нарисован точно и энергично и кажется, что меньший парус, упруго сопротивляясь воздушным потокам, подгоняет больший, не даёт ему сбиться с правильного курса.

На сюжет архитектурного образа здания можно взглянуть и иначе: изогнутый козырек, умело используя
гнутые балки клееного дерева, накрывает основной – трехэтажный, к слову, – объем, сводя его к крайней степени обобщения. Он был бы одинок, если бы не два поддерживающих его с двух сторон малых объема: один дублирует изгиб главного паруса в миниатюре, но гордо поворачивается к «родителю» спиной. Второй, двусветный и несущий в себе коммуникационное ядро из лестницы и лифта, снаружи прикрыт наклонной стеной-экраном и расширяется кверху. Планы двух малых объемов – изящные дуги.
План 3 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Крупные, имеющие ребра внутри, а снаружи покрытые алюминиевой чешуей формы из гнутого дерева сочетаются с корбюзеанскими белыми плитами бетонных межэтажных перекрытий и панорамными витражами, мондриановским рисунком металлических переплетов и угловых опор. Картину дополняют вставки темного натурального камня там, где встречаются изгибы козырьков и решетчатыми ограждениями многочисленных балконов. Получается – помимо корабля – похоже на гигантское насекомое или полураскрывшийся после приземления космический аппарат, способный, если ему понадобится, свернуться обратно в серебристое яйцо.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Особое мастерство потребовалось от конструкторов: мало того, что здание имеет весьма затейливую конфигурацию, приходилось учитывать еще и особенности каркаса, доставшегося в наследство от первоначального проекта. Детальное обследование существующей части показало, что надстраивать дом можно, а утяжелять – нет. Так появились каркасные стены, жесткие диски перекрытий, удерживающие большой «парус» от смещения по горизонтали, и вертикальное ядро жесткости, фиксирующее его на стальных тросах. Конструкция верхних этажей в значительной степени – деревянная, что также помогло решить проблему веса (дом вошел в число номинантов премии АрхиWOOD, чьих победителей объявили в конце мая на Арх Москве). К слову, одна из особенностей этого дома – виртуозное смешение различных материалов. Деревянные карнизы снаружи кажутся металлическими, а бетонные части первого этажа облицованы деревом прохладной, сине-серой, отликающейся на воду расцветки. Получается эффект, удивляющий зрителя – на первый взгляд невозможно понять, что из чего сделано. К тому же материалы ведут себя нетипично: дерево, которому в норме полагается изображать нечто стоечно-балочное, изгибается, бетон же, по определению готовый отлиться в любую форму, покорно придерживается плоскостей; даже гордый камень забивается в пазухи между парусами-козырьками.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Внутреннее пространство обустроено логично, и вмещает множество всего, от просторных спален на втором этаже до мастерской хозяев дома под изогнутыми балками на третьем и экспозиционного пространства – мини-выставки в двусветном холле с лестницей. Не обошлось без спа, спортзала и зала для танцев по соседству с гостиной-столовой на первом этаже; из гостиной можно пройти в «малый парус» – светлую, застекленную с трех сторон террасу, а оттуда – выйти на открытый балкон на крыше широкого П-образного козырька, служащего навесом для гостевой парковки. В подземном ярусе – хозяйственные помещения, в отдельном блоке рядом с главным входом – жилье для обслуживающего персонала и гараж. Архитекторы тщательно продумали соседство комнат внутри дома и расположили их так, чтобы из каждой можно было выйти на балкон или на террасу.
Загородный дом. Галерея, расположившаяся в малом «парусе» © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Разнообразие форм и функций уравновешивает некоторая аскетичность интерьера, где главным действующим лицом становится дневной свет, легко проникающий в дом сквозь прозрачные стены. Кроме того дом правильно сориентирован по сторонам света: солнце идет по кругу, освещает то одни комнаты, то другие, играет на изгибах стен, мебели и потолка. Оставляя как можно больше открытых и гладких поверхностей, авторы используют для отделки самые простые материалы: светлый камень, дерево, бетон, штукатурку. Где-то появляются металл, стекло, кожа. Отсутствие цвета «в массе» компенсируется неожиданными локальными вспышками в виде яркой мебели или разноцветных фактурных тканей.
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Главный фасад обращен к воде, сюда же выходит большая часть открытых террас и балконов. Благоустроенный цветущий двор паутиной петляющих дорожек постепенно сливается с берегом, где со временем должен быть разбит злаковый сад и высажено поле ярких цветов.

Дом получился непростым, в нём заложен напряженный внутренний диалог – взять хотя бы две дуги, на которых держится энергетика главного сюжета: основной объем и примыкающая к нему терраса вместо того, чтобы уютно прилепиться, отворачиваются друг от друга, круто выгибая спины, хотя и сохраняют явное подобие. Спор вместо иерархии, впадина там, где ожидаешь плавного спуска, и поддерживающая многоголосие игра с фактурой и привычными ролями разных материй: покрытое металлом изогнутое дерево и простой бетон, замаскированный деревом – дом как будто бы разбирает себя на прото-части и тут же складывается обратно, демонстрируя уверенное владение языком деконструкции: проявление внутри формы напряжения, притягивания-отталкивания сродни атомарному, чередование цезур и массивов. Между тем, несмотря на оживленную диалогичность пластики Роману Леонидову удалось не переусложнить авторский жест, а подчинить его рефлексии созерцания ландшафта. Впрочем, рассказывая о своем проекте, архитектор подчеркивает, что нужного результата ему позволило добиться только совместное творчество и взаимопонимание с заказчиком, готовым к риску и эксперименту. 
Загородный дом. Фасад, выходящий на улицу © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Фасад, обращенный к озеру © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Конструктивное решение © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом на этапе строительства © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова


Поставщики, технологии

Delos
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

2009 — 2009 / 2010 — 2013

05 Июня 2015

Автор текста:

Алла Павликова
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.