English version

Игры с материей

Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.

Автор текста:
Алла Павликова

05 Июня 2015
mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

6.2009 — 11.2009 / 1.2010 — 2013
Дом в небольшом поселке вблизи Пироговского водохранилища, в живописном окружении: с одной стороны лес, с другой вода, – как это нередко бывает, достался бюро Леонидова построенным до цоколя по предшествующему проекту, – его план, и даже отчасти габариты и пропорции были определены. Но хозяева, люди творческие, активные и разносторонние, противники статики и симметрии, мечтали о необычном доме и попросили архитектора придумать что-то новое, непохожее на соседние коттеджи. Окружающая природа также, по словам Романа Леонидова, подталкивала к поиску нетипичной, футуристически-скульптурной формы.

Кроме того, недостроенный дом скрывал некоторое количество проектных ошибок и проблем, которые, как говорит архитектор, пришлось решать буквально на ходу. Роман Леонидов вспоминает, что образ современного и многогранного «не дома, а скорее лайнера» возник практически мгновенно. Поверх существующего проекта, который заказчик мечтал переделать и улучшить, вырастали, наслаиваясь одна на другую, новые формы. Без привязки к определенному стилю, без оглядки на современные тенденции и моду создавались объемы, отрисовывались линии, выявлялись детали и композиционные элементы, вращаясь вокруг уже выстроенного центрального ядра, преображая и полностью трансформируя его.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

И дом превратился в метафору корабля под сильно выгнутыми ветром парусами, какого-то сказочного даже корабля в воображаемом море. Парусов – два и смотрят они друг на друга, чего в жизни не бывает – и кажется, что романтический образ намеренно запутан художником-кубистом, вывернут, разрезан и развернут. Но изгиб нарисован точно и энергично и кажется, что меньший парус, упруго сопротивляясь воздушным потокам, подгоняет больший, не даёт ему сбиться с правильного курса.

На сюжет архитектурного образа здания можно взглянуть и иначе: изогнутый козырек, умело используя
гнутые балки клееного дерева, накрывает основной – трехэтажный, к слову, – объем, сводя его к крайней степени обобщения. Он был бы одинок, если бы не два поддерживающих его с двух сторон малых объема: один дублирует изгиб главного паруса в миниатюре, но гордо поворачивается к «родителю» спиной. Второй, двусветный и несущий в себе коммуникационное ядро из лестницы и лифта, снаружи прикрыт наклонной стеной-экраном и расширяется кверху. Планы двух малых объемов – изящные дуги.
План 3 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Крупные, имеющие ребра внутри, а снаружи покрытые алюминиевой чешуей формы из гнутого дерева сочетаются с корбюзеанскими белыми плитами бетонных межэтажных перекрытий и панорамными витражами, мондриановским рисунком металлических переплетов и угловых опор. Картину дополняют вставки темного натурального камня там, где встречаются изгибы козырьков и решетчатыми ограждениями многочисленных балконов. Получается – помимо корабля – похоже на гигантское насекомое или полураскрывшийся после приземления космический аппарат, способный, если ему понадобится, свернуться обратно в серебристое яйцо.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Особое мастерство потребовалось от конструкторов: мало того, что здание имеет весьма затейливую конфигурацию, приходилось учитывать еще и особенности каркаса, доставшегося в наследство от первоначального проекта. Детальное обследование существующей части показало, что надстраивать дом можно, а утяжелять – нет. Так появились каркасные стены, жесткие диски перекрытий, удерживающие большой «парус» от смещения по горизонтали, и вертикальное ядро жесткости, фиксирующее его на стальных тросах. Конструкция верхних этажей в значительной степени – деревянная, что также помогло решить проблему веса (дом вошел в число номинантов премии АрхиWOOD, чьих победителей объявили в конце мая на Арх Москве). К слову, одна из особенностей этого дома – виртуозное смешение различных материалов. Деревянные карнизы снаружи кажутся металлическими, а бетонные части первого этажа облицованы деревом прохладной, сине-серой, отликающейся на воду расцветки. Получается эффект, удивляющий зрителя – на первый взгляд невозможно понять, что из чего сделано. К тому же материалы ведут себя нетипично: дерево, которому в норме полагается изображать нечто стоечно-балочное, изгибается, бетон же, по определению готовый отлиться в любую форму, покорно придерживается плоскостей; даже гордый камень забивается в пазухи между парусами-козырьками.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Внутреннее пространство обустроено логично, и вмещает множество всего, от просторных спален на втором этаже до мастерской хозяев дома под изогнутыми балками на третьем и экспозиционного пространства – мини-выставки в двусветном холле с лестницей. Не обошлось без спа, спортзала и зала для танцев по соседству с гостиной-столовой на первом этаже; из гостиной можно пройти в «малый парус» – светлую, застекленную с трех сторон террасу, а оттуда – выйти на открытый балкон на крыше широкого П-образного козырька, служащего навесом для гостевой парковки. В подземном ярусе – хозяйственные помещения, в отдельном блоке рядом с главным входом – жилье для обслуживающего персонала и гараж. Архитекторы тщательно продумали соседство комнат внутри дома и расположили их так, чтобы из каждой можно было выйти на балкон или на террасу.
Загородный дом. Галерея, расположившаяся в малом «парусе» © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Разнообразие форм и функций уравновешивает некоторая аскетичность интерьера, где главным действующим лицом становится дневной свет, легко проникающий в дом сквозь прозрачные стены. Кроме того дом правильно сориентирован по сторонам света: солнце идет по кругу, освещает то одни комнаты, то другие, играет на изгибах стен, мебели и потолка. Оставляя как можно больше открытых и гладких поверхностей, авторы используют для отделки самые простые материалы: светлый камень, дерево, бетон, штукатурку. Где-то появляются металл, стекло, кожа. Отсутствие цвета «в массе» компенсируется неожиданными локальными вспышками в виде яркой мебели или разноцветных фактурных тканей.
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Главный фасад обращен к воде, сюда же выходит большая часть открытых террас и балконов. Благоустроенный цветущий двор паутиной петляющих дорожек постепенно сливается с берегом, где со временем должен быть разбит злаковый сад и высажено поле ярких цветов.

Дом получился непростым, в нём заложен напряженный внутренний диалог – взять хотя бы две дуги, на которых держится энергетика главного сюжета: основной объем и примыкающая к нему терраса вместо того, чтобы уютно прилепиться, отворачиваются друг от друга, круто выгибая спины, хотя и сохраняют явное подобие. Спор вместо иерархии, впадина там, где ожидаешь плавного спуска, и поддерживающая многоголосие игра с фактурой и привычными ролями разных материй: покрытое металлом изогнутое дерево и простой бетон, замаскированный деревом – дом как будто бы разбирает себя на прото-части и тут же складывается обратно, демонстрируя уверенное владение языком деконструкции: проявление внутри формы напряжения, притягивания-отталкивания сродни атомарному, чередование цезур и массивов. Между тем, несмотря на оживленную диалогичность пластики Роману Леонидову удалось не переусложнить авторский жест, а подчинить его рефлексии созерцания ландшафта. Впрочем, рассказывая о своем проекте, архитектор подчеркивает, что нужного результата ему позволило добиться только совместное творчество и взаимопонимание с заказчиком, готовым к риску и эксперименту. 
Загородный дом. Фасад, выходящий на улицу © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Фасад, обращенный к озеру © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Конструктивное решение © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом на этапе строительства © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

6.2009 — 11.2009 / 1.2010 — 2013

05 Июня 2015

Автор текста:

Алла Павликова
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Взмах крыла расправленный
Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Дом наизнанку
Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.
Конструкция в пространстве
Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Консоли на склоне
В ближайшем Подмосковье архитектор Роман Леонидов спроектировал дом сложной динамичной формы, главную роль в которой играют асимметричные консоли.
Рыбный день
Архитекторы Анастасия и Роман Леонидовы закончили работу над интерьером ресторана «Gastronomica Fish» – первого в Москве гастрономического бутика, специализирующегося на рыбных блюдах.
Похожие статьи
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.