English version

Игры с материей

Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

6.2009 — 11.2009 / 1.2010 — 2013
Дом в небольшом поселке вблизи Пироговского водохранилища, в живописном окружении: с одной стороны лес, с другой вода, – как это нередко бывает, достался бюро Леонидова построенным до цоколя по предшествующему проекту, – его план, и даже отчасти габариты и пропорции были определены. Но хозяева, люди творческие, активные и разносторонние, противники статики и симметрии, мечтали о необычном доме и попросили архитектора придумать что-то новое, непохожее на соседние коттеджи. Окружающая природа также, по словам Романа Леонидова, подталкивала к поиску нетипичной, футуристически-скульптурной формы.

Кроме того, недостроенный дом скрывал некоторое количество проектных ошибок и проблем, которые, как говорит архитектор, пришлось решать буквально на ходу. Роман Леонидов вспоминает, что образ современного и многогранного «не дома, а скорее лайнера» возник практически мгновенно. Поверх существующего проекта, который заказчик мечтал переделать и улучшить, вырастали, наслаиваясь одна на другую, новые формы. Без привязки к определенному стилю, без оглядки на современные тенденции и моду создавались объемы, отрисовывались линии, выявлялись детали и композиционные элементы, вращаясь вокруг уже выстроенного центрального ядра, преображая и полностью трансформируя его.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

И дом превратился в метафору корабля под сильно выгнутыми ветром парусами, какого-то сказочного даже корабля в воображаемом море. Парусов – два и смотрят они друг на друга, чего в жизни не бывает – и кажется, что романтический образ намеренно запутан художником-кубистом, вывернут, разрезан и развернут. Но изгиб нарисован точно и энергично и кажется, что меньший парус, упруго сопротивляясь воздушным потокам, подгоняет больший, не даёт ему сбиться с правильного курса.

На сюжет архитектурного образа здания можно взглянуть и иначе: изогнутый козырек, умело используя
гнутые балки клееного дерева, накрывает основной – трехэтажный, к слову, – объем, сводя его к крайней степени обобщения. Он был бы одинок, если бы не два поддерживающих его с двух сторон малых объема: один дублирует изгиб главного паруса в миниатюре, но гордо поворачивается к «родителю» спиной. Второй, двусветный и несущий в себе коммуникационное ядро из лестницы и лифта, снаружи прикрыт наклонной стеной-экраном и расширяется кверху. Планы двух малых объемов – изящные дуги.
План 3 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Крупные, имеющие ребра внутри, а снаружи покрытые алюминиевой чешуей формы из гнутого дерева сочетаются с корбюзеанскими белыми плитами бетонных межэтажных перекрытий и панорамными витражами, мондриановским рисунком металлических переплетов и угловых опор. Картину дополняют вставки темного натурального камня там, где встречаются изгибы козырьков и решетчатыми ограждениями многочисленных балконов. Получается – помимо корабля – похоже на гигантское насекомое или полураскрывшийся после приземления космический аппарат, способный, если ему понадобится, свернуться обратно в серебристое яйцо.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Особое мастерство потребовалось от конструкторов: мало того, что здание имеет весьма затейливую конфигурацию, приходилось учитывать еще и особенности каркаса, доставшегося в наследство от первоначального проекта. Детальное обследование существующей части показало, что надстраивать дом можно, а утяжелять – нет. Так появились каркасные стены, жесткие диски перекрытий, удерживающие большой «парус» от смещения по горизонтали, и вертикальное ядро жесткости, фиксирующее его на стальных тросах. Конструкция верхних этажей в значительной степени – деревянная, что также помогло решить проблему веса (дом вошел в число номинантов премии АрхиWOOD, чьих победителей объявили в конце мая на Арх Москве). К слову, одна из особенностей этого дома – виртуозное смешение различных материалов. Деревянные карнизы снаружи кажутся металлическими, а бетонные части первого этажа облицованы деревом прохладной, сине-серой, отликающейся на воду расцветки. Получается эффект, удивляющий зрителя – на первый взгляд невозможно понять, что из чего сделано. К тому же материалы ведут себя нетипично: дерево, которому в норме полагается изображать нечто стоечно-балочное, изгибается, бетон же, по определению готовый отлиться в любую форму, покорно придерживается плоскостей; даже гордый камень забивается в пазухи между парусами-козырьками.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Внутреннее пространство обустроено логично, и вмещает множество всего, от просторных спален на втором этаже до мастерской хозяев дома под изогнутыми балками на третьем и экспозиционного пространства – мини-выставки в двусветном холле с лестницей. Не обошлось без спа, спортзала и зала для танцев по соседству с гостиной-столовой на первом этаже; из гостиной можно пройти в «малый парус» – светлую, застекленную с трех сторон террасу, а оттуда – выйти на открытый балкон на крыше широкого П-образного козырька, служащего навесом для гостевой парковки. В подземном ярусе – хозяйственные помещения, в отдельном блоке рядом с главным входом – жилье для обслуживающего персонала и гараж. Архитекторы тщательно продумали соседство комнат внутри дома и расположили их так, чтобы из каждой можно было выйти на балкон или на террасу.
Загородный дом. Галерея, расположившаяся в малом «парусе» © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Разнообразие форм и функций уравновешивает некоторая аскетичность интерьера, где главным действующим лицом становится дневной свет, легко проникающий в дом сквозь прозрачные стены. Кроме того дом правильно сориентирован по сторонам света: солнце идет по кругу, освещает то одни комнаты, то другие, играет на изгибах стен, мебели и потолка. Оставляя как можно больше открытых и гладких поверхностей, авторы используют для отделки самые простые материалы: светлый камень, дерево, бетон, штукатурку. Где-то появляются металл, стекло, кожа. Отсутствие цвета «в массе» компенсируется неожиданными локальными вспышками в виде яркой мебели или разноцветных фактурных тканей.
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Главный фасад обращен к воде, сюда же выходит большая часть открытых террас и балконов. Благоустроенный цветущий двор паутиной петляющих дорожек постепенно сливается с берегом, где со временем должен быть разбит злаковый сад и высажено поле ярких цветов.

Дом получился непростым, в нём заложен напряженный внутренний диалог – взять хотя бы две дуги, на которых держится энергетика главного сюжета: основной объем и примыкающая к нему терраса вместо того, чтобы уютно прилепиться, отворачиваются друг от друга, круто выгибая спины, хотя и сохраняют явное подобие. Спор вместо иерархии, впадина там, где ожидаешь плавного спуска, и поддерживающая многоголосие игра с фактурой и привычными ролями разных материй: покрытое металлом изогнутое дерево и простой бетон, замаскированный деревом – дом как будто бы разбирает себя на прото-части и тут же складывается обратно, демонстрируя уверенное владение языком деконструкции: проявление внутри формы напряжения, притягивания-отталкивания сродни атомарному, чередование цезур и массивов. Между тем, несмотря на оживленную диалогичность пластики Роману Леонидову удалось не переусложнить авторский жест, а подчинить его рефлексии созерцания ландшафта. Впрочем, рассказывая о своем проекте, архитектор подчеркивает, что нужного результата ему позволило добиться только совместное творчество и взаимопонимание с заказчиком, готовым к риску и эксперименту. 
Загородный дом. Фасад, выходящий на улицу © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Фасад, обращенный к озеру © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Конструктивное решение © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом на этапе строительства © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

6.2009 — 11.2009 / 1.2010 — 2013

05 Июня 2015

Автор текста:

Алла Павликова
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Взмах крыла расправленный
Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Дом наизнанку
Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.
Конструкция в пространстве
Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Консоли на склоне
В ближайшем Подмосковье архитектор Роман Леонидов спроектировал дом сложной динамичной формы, главную роль в которой играют асимметричные консоли.
Рыбный день
Архитекторы Анастасия и Роман Леонидовы закончили работу над интерьером ресторана «Gastronomica Fish» – первого в Москве гастрономического бутика, специализирующегося на рыбных блюдах.
Похожие статьи
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.