English version

Игры с материей

Роману Леонидову достался готовый, но не расположенный к нагрузкам фундамент и смелый заказчик, не чуждый экспериментов творческий человек, – в результате получился дом, которому и название-то сложно придумать. Дом-икс.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

6.2009 — 11.2009 / 1.2010 — 2013
0 Дом в небольшом поселке вблизи Пироговского водохранилища, в живописном окружении: с одной стороны лес, с другой вода, – как это нередко бывает, достался бюро Леонидова построенным до цоколя по предшествующему проекту, – его план, и даже отчасти габариты и пропорции были определены. Но хозяева, люди творческие, активные и разносторонние, противники статики и симметрии, мечтали о необычном доме и попросили архитектора придумать что-то новое, непохожее на соседние коттеджи. Окружающая природа также, по словам Романа Леонидова, подталкивала к поиску нетипичной, футуристически-скульптурной формы.

Кроме того, недостроенный дом скрывал некоторое количество проектных ошибок и проблем, которые, как говорит архитектор, пришлось решать буквально на ходу. Роман Леонидов вспоминает, что образ современного и многогранного «не дома, а скорее лайнера» возник практически мгновенно. Поверх существующего проекта, который заказчик мечтал переделать и улучшить, вырастали, наслаиваясь одна на другую, новые формы. Без привязки к определенному стилю, без оглядки на современные тенденции и моду создавались объемы, отрисовывались линии, выявлялись детали и композиционные элементы, вращаясь вокруг уже выстроенного центрального ядра, преображая и полностью трансформируя его.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

И дом превратился в метафору корабля под сильно выгнутыми ветром парусами, какого-то сказочного даже корабля в воображаемом море. Парусов – два и смотрят они друг на друга, чего в жизни не бывает – и кажется, что романтический образ намеренно запутан художником-кубистом, вывернут, разрезан и развернут. Но изгиб нарисован точно и энергично и кажется, что меньший парус, упруго сопротивляясь воздушным потокам, подгоняет больший, не даёт ему сбиться с правильного курса.

На сюжет архитектурного образа здания можно взглянуть и иначе: изогнутый козырек, умело используя
гнутые балки клееного дерева, накрывает основной – трехэтажный, к слову, – объем, сводя его к крайней степени обобщения. Он был бы одинок, если бы не два поддерживающих его с двух сторон малых объема: один дублирует изгиб главного паруса в миниатюре, но гордо поворачивается к «родителю» спиной. Второй, двусветный и несущий в себе коммуникационное ядро из лестницы и лифта, снаружи прикрыт наклонной стеной-экраном и расширяется кверху. Планы двух малых объемов – изящные дуги.
План 3 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Крупные, имеющие ребра внутри, а снаружи покрытые алюминиевой чешуей формы из гнутого дерева сочетаются с корбюзеанскими белыми плитами бетонных межэтажных перекрытий и панорамными витражами, мондриановским рисунком металлических переплетов и угловых опор. Картину дополняют вставки темного натурального камня там, где встречаются изгибы козырьков и решетчатыми ограждениями многочисленных балконов. Получается – помимо корабля – похоже на гигантское насекомое или полураскрывшийся после приземления космический аппарат, способный, если ему понадобится, свернуться обратно в серебристое яйцо.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Особое мастерство потребовалось от конструкторов: мало того, что здание имеет весьма затейливую конфигурацию, приходилось учитывать еще и особенности каркаса, доставшегося в наследство от первоначального проекта. Детальное обследование существующей части показало, что надстраивать дом можно, а утяжелять – нет. Так появились каркасные стены, жесткие диски перекрытий, удерживающие большой «парус» от смещения по горизонтали, и вертикальное ядро жесткости, фиксирующее его на стальных тросах. Конструкция верхних этажей в значительной степени – деревянная, что также помогло решить проблему веса (дом вошел в число номинантов премии АрхиWOOD, чьих победителей объявили в конце мая на Арх Москве). К слову, одна из особенностей этого дома – виртуозное смешение различных материалов. Деревянные карнизы снаружи кажутся металлическими, а бетонные части первого этажа облицованы деревом прохладной, сине-серой, отликающейся на воду расцветки. Получается эффект, удивляющий зрителя – на первый взгляд невозможно понять, что из чего сделано. К тому же материалы ведут себя нетипично: дерево, которому в норме полагается изображать нечто стоечно-балочное, изгибается, бетон же, по определению готовый отлиться в любую форму, покорно придерживается плоскостей; даже гордый камень забивается в пазухи между парусами-козырьками.
Загородный дом © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Внутреннее пространство обустроено логично, и вмещает множество всего, от просторных спален на втором этаже до мастерской хозяев дома под изогнутыми балками на третьем и экспозиционного пространства – мини-выставки в двусветном холле с лестницей. Не обошлось без спа, спортзала и зала для танцев по соседству с гостиной-столовой на первом этаже; из гостиной можно пройти в «малый парус» – светлую, застекленную с трех сторон террасу, а оттуда – выйти на открытый балкон на крыше широкого П-образного козырька, служащего навесом для гостевой парковки. В подземном ярусе – хозяйственные помещения, в отдельном блоке рядом с главным входом – жилье для обслуживающего персонала и гараж. Архитекторы тщательно продумали соседство комнат внутри дома и расположили их так, чтобы из каждой можно было выйти на балкон или на террасу.
Загородный дом. Галерея, расположившаяся в малом «парусе» © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Разнообразие форм и функций уравновешивает некоторая аскетичность интерьера, где главным действующим лицом становится дневной свет, легко проникающий в дом сквозь прозрачные стены. Кроме того дом правильно сориентирован по сторонам света: солнце идет по кругу, освещает то одни комнаты, то другие, играет на изгибах стен, мебели и потолка. Оставляя как можно больше открытых и гладких поверхностей, авторы используют для отделки самые простые материалы: светлый камень, дерево, бетон, штукатурку. Где-то появляются металл, стекло, кожа. Отсутствие цвета «в массе» компенсируется неожиданными локальными вспышками в виде яркой мебели или разноцветных фактурных тканей.
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект интерьера © Архитектурное бюро Романа Леонидова

Главный фасад обращен к воде, сюда же выходит большая часть открытых террас и балконов. Благоустроенный цветущий двор паутиной петляющих дорожек постепенно сливается с берегом, где со временем должен быть разбит злаковый сад и высажено поле ярких цветов.

Дом получился непростым, в нём заложен напряженный внутренний диалог – взять хотя бы две дуги, на которых держится энергетика главного сюжета: основной объем и примыкающая к нему терраса вместо того, чтобы уютно прилепиться, отворачиваются друг от друга, круто выгибая спины, хотя и сохраняют явное подобие. Спор вместо иерархии, впадина там, где ожидаешь плавного спуска, и поддерживающая многоголосие игра с фактурой и привычными ролями разных материй: покрытое металлом изогнутое дерево и простой бетон, замаскированный деревом – дом как будто бы разбирает себя на прото-части и тут же складывается обратно, демонстрируя уверенное владение языком деконструкции: проявление внутри формы напряжения, притягивания-отталкивания сродни атомарному, чередование цезур и массивов. Между тем, несмотря на оживленную диалогичность пластики Роману Леонидову удалось не переусложнить авторский жест, а подчинить его рефлексии созерцания ландшафта. Впрочем, рассказывая о своем проекте, архитектор подчеркивает, что нужного результата ему позволило добиться только совместное творчество и взаимопонимание с заказчиком, готовым к риску и эксперименту. 
Загородный дом. Фасад, выходящий на улицу © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Фасад, обращенный к озеру © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Интерьер © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Конструктивное решение © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом на этапе строительства © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 1 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
План 2 этажа © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Загородный дом. Проект © Архитектурное бюро Романа Леонидова
Архитектор:
Роман Леонидов
Светлана Фианцева
Проект:
Загородный дом в Московской области
Россия, Московская область

Авторский коллектив:
Автор проекта – Роман Леонидов
Ведущий архитектор – Светлана Фианцева
Главный архитектор проекта – Алексеев Алексей
Главный инженер проекта – Овдин Максим
 

6.2009 — 11.2009 / 1.2010 — 2013

05 Июня 2015

Автор текста:

Алла Павликова
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Не такой, как все
Роман Леонидов и Павел Сороковов построили в Подмосковье дом в авангардной стилистике, который при этом имеет традиционное «дореволюционное» название – особняк Данилова. В типовом классическом окружении авторский авангардный особняк – способ подчеркнуть свое отличие от других.
Цеппелин Романа Леонидова
Архитектор Роман Леонидов назвал загородный дом ZEPPELIN в честь одноименных дирижаблей, которые часто летают в графике знаменитого Ивана Леонидова, тёзки Романа. Техно-романтика подсказала архитектурное решение.
Взмах крыла расправленный
Wing-house Романа Леонидова в Подмосковье представляет собой новый тип русской усадьбы в стиле органической архитектуры. Дом-крыло следует трем правилам: комфорт заказчика, вписанность в природу и пластическое совершенство. Мы встретились с Романом Леонидовым и поговорили о зданиях-манифестах и подсознании архитекторов.
Образ жизни в аренду
Бюро Романа Леонидова спроектировало коттеджный поселок Дарьино-Успенское, разрушив архитектурными решениями стереотипы об образе жизни на Рублевке.
Солнечный ветер
В этом проекте Романа Леонидова архитектурную пластику определяет интригующее взаимодействие дуг и прямых линий, а главным героем внутреннего дизайна становится солнечный свет, подчеркнутый тонкими оттенками интерьерных «специй».
Дом наизнанку
Роман Леонидов спроектировал в Подмосковье частный жилой дом Hampton House, внутренние пространства которого перекликаются с внешней оболочкой и продолжают её, делая архитектуру дома не только лаконичной, но и целостной – согласно заветам гуру модернизма.
Конструкция в пространстве
Гостевой дом, спроектированный бюро Романа Леонидова, перекликается со своим прототипом – главным домом, но творчески перерабатывает узнаваемые приемы.
Дачный образ
Проект, придуманный архитектором первоначально для себя, совмещает технологичную и современную «зелёную кровлю» с ностальгическими темами нашей памяти.
Жизнь по горизонтали
В Подмосковье архитектор Роман Леонидов и дизайнер Светлана Фианцева проектируют жилой дом, одноэтажный вытянутый объем которого противопоставлен вертикали города.
Домик в сосновом лесу
Этот лаконичный объем, спрятавшийся среди сосен, – самый маленький по площади дом среди построенных архитектором Романом Леонидовым.
Геометрия комфорта
В Подмосковье идет строительство загородного дома по проекту мастерской Романа Леонидова, в основу которого положен принцип единения с природой.
Брус, бревно, стекло
Получив заказ на проектирование бревенчатого дома, архитектор Роман Леонидов построил в коттедж, в котором образ традиционной избы переосмыслен в русле современных представлений о компоновке и развитии загородного жилья.
Нетиповые метаморфозы
Архитектурная мастерская Романа Леонидова разрабатывает концепцию реконструкции бывшего пионерского лагеря, расположенного в Московской области. Уникальность проекта в том, что советские постройки не сносятся, а творчески переосмысливаются – архитекторы предложили сразу несколько вариантов их дальнейшего использования.
Рай из бруса
Удачный проект нередко гарантирует архитектору новый заказ – не так давно в истинности этого утверждения в очередной раз смогли убедиться архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная. В позапрошлом году они спроектировали частный дом в одном из подмосковных поселков, а прошлым летом его владелец заказал им еще и гостевой дом, вновь предоставив авторам полную свободу действий.
Сквозь орнамент
В живописном подмосковном поселке архитекторы Роман Леонидов и Ольга Буденная построили изысканный дом, в архитектуре которого присутствуют черты конструктивизма, а в интерьере главенствуют мотивы ар деко.
Дом экономного архитектора
Проектируя загородный дом для самого себя, архитектор Роман Леонидов исходил из необходимости разумной экономии ресурсов и потому придумал простой и предельно рациональный объем.
Консоли на склоне
В ближайшем Подмосковье архитектор Роман Леонидов спроектировал дом сложной динамичной формы, главную роль в которой играют асимметричные консоли.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.