Роман Леонидов: «На мой взгляд, сейчас фахверк – самое перспективное направление»

Разговор о NEWOOD – компании, созданной архитектором два года назад для работы с типовыми домами, которые строятся с использованием фахверковой технологии.

Беседовала:
Алла Павликова

11 Декабря 2014
mainImg
Архи.ру:
Когда появился проект NEWOOD и в чём его специфика?

Роман Леонидов:
– Бренд NEWOOD возник всего пару лет назад, но за это сравнительно недолгое время уже стал достаточно известным. Все началось с того, что мы сделали несколько проектов, используя фахверковую технологию, обладающую целым рядом преимуществ и особенностей, и попытались реконструировать очень популярную в Москве еще в XIX веке технологию, когда в двухэтажном строительстве второй, деревянный, этаж был фахверковым с несущими угловыми колоннами. При этом заполнение могло быть абсолютно любым. По сути, это – все та же старая добрая фахверковая технология, но в несколько измененной версии, отличной от привычных французских или немецких образцов.

В какой-то момент мы решили использовать эти знания, и на основе такой технологии сделали проект гостевого дома одной подмосковной усадьбы. Он стал прототипом для серии жилых домов «Скандинавия». Кроме того, этому проекту суждено было сыграть роль зерна, из которого выросла компания: именно тогда появилась мысль сделать отдельную мастерскую, специализирующуюся на строительстве из дерева. Идея была очень простой: сам материал в российских широтах позволяет архитектору чувствовать себя гораздо свободнее.
Роман Леонидов © компания NEWOOD
Типовой дом «Скандинавия-100» © компания NEWOOD

– И как теперь устроена работа мастерских, которыми Вы руководите? Что для Вас приоритетно?

– Для меня разделение нашей деятельности между тремя отдельными компаниями – «Шаболовкой», которая занимается преимущественно интерьерами и дизайном, компанией NEWOOD и «Архитектурным бюро Романа Леонидова» – это всего лишь маневр. Удовлетворив свое эго созданием мастерской имени себя, я понял, что тем самым ограничиваю количество возможных клиентов и рост сотрудников. Дело в том, что когда заказчик приходит в мастерскую Леонидова, то, разумеется, он хочет работать именно с Леонидовым и ни с кем другим. Имея «Шаболовку» и NEWOOD, непривязанные к конкретному имени, гораздо проще продвигать вперед молодых. А я уверен в том, что именно свежая кровь позволяет компании расти и развиваться. К тому же, перенося часть ответственности на своих сотрудников, я и сам получаю чуть больше свободы.
Типовой дом «Скандинавия-100» © компания NEWOOD

Еще один плюс – четкое деление по видам деятельности. Для меня совершенно очевидно, что разработкой интерьеров и созданием архитектуры не может заниматься один и тот же человек: это совершенно разные профессии. Однако для того, чтобы удерживать компанию на плаву, я считаю правильным охватить все сферы: в одно время большим спросом пользуются интерьеры, в другое – типовые деревянные дома, а иногда востребованной оказывается уникальная архитектура. Таким образом мы получаем определенную финансовую безопасность.
Типовой дом «Скандинавия-250» © компания NEWOOD

– Почему Вы решили специализироваться на клееном брусе, оставив за рамками, к примеру, оцилиндрованное бревно и другие технологии работы с деревом? В чем преимущества фахверковой технологии строительства перед традиционной?

– Сначала выбор в пользу клееного бруса был сделан потому, что он дает значительно меньше усадки, чем оцилиндрованное бревно. В результате главная проблема деревянного дома, отталкивающая покупателей, фактически исчезает. Решающим фактором в этом вопросе стали эксплуатационные качества жилья. Кроме того, дом, построенный из бруса, не нуждается в дополнительном утеплении и декорировании: деревянные конструкции выполняют и несущую роль, и декоративную. Материал дает больше пластических преимуществ, открывает новые возможности работы с формой.

– Насколько вы дорабатываете каждый типовой проект, адаптируя его к местности и требованиям заказчика? Не перестает ли проект после этого быть типовым?

– Естественно, типовые проекты могут дорабатываться: мы всегда учитываем пожелания клиента, но все зависит от степени доработки. Если необходимо передвинуть дверь в перегородке или слегка изменить параметры помещений, то, вероятно, такой дом можно считать построенным по типовому проекту. Если же требуются существенные изменения, то мы, как правило, предлагаем клиенту сделать индивидуальный проект, который будет в точности соответствовать его потребностям.

Впрочем был случай, когда в исходном варианте типового проекта предлагалось построить одноэтажный дом с антресолями над двусветной гостиной. Клиент же попросил заменить антресоли вторым этажом, разместив там спальню. Перестал ли проект после этого быть типовым, не знаю. Наверное, нет. Просто появилось два варианта в рамках одной серии, и теперь клиенты могут выбирать между ними.
Типовой дом «Скандинавия-250» © компания NEWOOD

– Какие индивидуальные проекты имеют шансы продлить свою жизнь, превратившись в типовые, а какие – нет? Были ли в вашей практике примеры такого превращения?

– Такие примеры если и есть, то они очень редки. Сделать индивидуальный проект – то же самое, что сшить костюм на заказ по мерке покупателя. Предложить не просто такой же, а именно этот проект кому-то еще тяжело. Дом – это всегда портрет владельца. И здесь всегда проще работать с усредненным типовым проектом для абстрактной семьи. Из того, что первым приходит на память – упомянутый выше гостевой дом, который проектировался как индивидуальный, а в итоге стал типовым.

– Как быстро строится фахверковый дом, и, что еще интереснее – насколько он дороже или дешевле каменного, а точнее, бетонного? Каково соотношение цен, если сопоставлять не конкретные проекты, а технологии как таковые?

– По стоимости такие дома почти не отличаются от брусовых. А если сравнивать с каменными, то фахверковый дом окажется дешевле примерно на 10–15% в виду того, что строительство из камня требует больше операций: штукатурка, окраска и др. В случае с деревянной стеной эти стадии при желании можно опустить. Что же касается сроков реализации, то полная сборка независимо от сложности проекта занимает не больше двух – трех месяцев.
Типовой дом “Delta-100” © компания NEWOOD

– В каком сегменте рынка, на ваш взгляд, работает NEWOOD? Планируете ли Вы расширять диапазон в сторону дешевых домов или наоборот, хотите сосредоточиться на дорогих?

– Компания NEWOOD была задумана как отдельный узконаправленный бренд. Однако в этом году я стал задумываться о его развитии и расширении диапазона деятельности. Стало понятно, что использование только одной технологии сужает возможности и собственно архитектуры, и развития бизнеса. Поэтому мы решили сосредоточиться не только на строительстве и продаже готовых домов по отработанной схеме, но и на проектировании для наших партнеров – крупных компаний, занимающихся возведением зданий по самым разным технологиям: от строительства из традиционного бревна, до клееного бруса и фахверка. Лично я надеюсь на то, что заказывать проекты у нас будут уже не покупатели, а производители – это моя основная цель.

Фахверковая технология – это, на мой взгляд, самое перспективное на сегодняшний день направление. Я убежден, что уже через пару десятилетий 80% строящегося в России жилья будет фахверковым. Сегодня подобное явление уже можно наблюдать в США, Финляндии, Канаде, Дании, Норвегии… Я рассчитываю на то, что в скором времени нам удастся разработать серию наиболее экономичных домов. В результате у нас появятся не только дорогие проекты, но и вполне доступные, которые при этом не будут выглядеть таковыми. Мне важно дать знать потенциальным заказчикам, что деревянный дом может быть очень разным: современным, уютным, теплым, практичным, дорогим, дешевым – каким угодно.
Типовой дом “Delta-100” © компания NEWOOD

– Каркас зданий почти во всех ваших проектах схожий или даже однотипный. А как Вы работаете с отделочными материалами?

– Если мы говорим о фахверке, то здесь ограничений вообще нет: можно применять любые отделочные материалы. Что же касается оцилиндрованного или традиционного бревна, то там вариаций минимум – в этом специфика материала. При использовании бруса с перерубом ограничений меньше, и в основном они касаются двухэтажных домов, где увеличивается нагрузка на основание и, соответственно, усадка материала. По большому счету здесь все зависит от фантазии и профессионализма архитектора. Каркас зданий позволяет использовать как дерево, так и каменные стены, панели из фиброцемента с плиткой под кирпич и камень.
Типовой дом “Delta-250” © компания NEWOOD

– Расскажите, пожалуйста, подробнее об уже реализованных проектах и сериях. Какие из них Вы бы отметили как наиболее показательные, образцовые?

– В первую очередь, это все та же «Скандинавия» – деревянный дом из клееного бруса. С этого дома все началось, и на сегодняшний день это наиболее реализуемый и востребованный проект. Думаю, секрет его успеха в том, что визуально дом не кажется типовым, в нем сохранено особое ощущение тихого, современного загородного дома на берегу озера. Явных технологических преимуществ в нем нет, кроме того, что, имея определенный несущий каркас, можно в очень широких пределах варьировать площадь остекления.
Типовой дом “Delta-250” © компания NEWOOD

– Используете ли Вы конструктивные наработки компании NEWOOD в проектах «Архитектурного бюро Романа Леонидова»?

– Конечно, используем. Все три моих компании неразрывно связаны между собой. Но все-таки правильнее было бы сказать, что опыт мастерской мы активно используем в компании NEWOOD, потому что в работе над индивидуальными домами поле для экспериментов куда шире. NEWOOD в этом смысле чуть более консервативен, поскольку всегда приходится думать о стоимости и технологичности проекта. В работах архитектурной мастерской мы применяем дерево везде, где это возможно, если только заказчик не высказывается категорически против. Просто посмотрев портфолио бюро, можно увидеть, что примерно половина домов построена с применением дерева, которое может быть использовано и для большепролетных конструкций из клееной древесины, и в качестве основного отделочного материала.
 

11 Декабря 2014

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.