English version

«Смычка города и деревни»

Работая над реальным проектом, архитекторы ДНК аг увидели в этом опыте удачную возможность для отработки принципов компактной, но разнообразной и комфортной застройки.

mainImg
Проект:
Город-курорт «Май» (Жилой район Горки)
Россия, Горки

Авторский коллектив:
Архитекторы: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Елена Каширина, Игорь Каширин, Мария Кочуркина, при участии Екатерины Панкевич и Павла Швецова

2014 — 2015 / 2015

Застройщик: Тройка РЭД
Проект жилого района, о котором идет речь – вполне реальный: уже идет стройка, и достаточно масштабный: 110 000 м2 на 14 гектарах в 10 км от МКАД по Каширскому шоссе. Архитекторы ДНК аг убеждены, что в данном случае им повезло: удалось поработать последовательно над всеми стадиями проекта и всеми его составляющими от генплана до благоустройства, и найти взаимопонимание с заказчиком по многим вопросам. Ограничения высотности и бюджета, также как и значительный – 28 м – перепад рельефа на участке, архитекторы тоже рассматривают как удачу, поскольку эти факторы поставили проект в рамки, заставили его стать таким, каким он стал. Так что авторы видят в получившемся жилом районе не просто еще одну реализацию, а – пример того, как хочется и как надо проектировать жилые районы. Позитивный пример, позволивший изучить на материале тот вариант застройки, которому они, да и многие из нас, давно отдают предпочтение в душе, но который почти не встречается в российской реальности.

Ведь что мы как правило видим в Подмосковье, в особенности недалеко от МКАДа? – дома гигантской высоты, до 25-30 этажей. Энергично растущие вверх края московского «блюдечка», о котором градостроители с опаской говорили еще в 1980-е годы. За китайскими стенами бюджетных гигантов, а теперь уже подчас и между ними, роятся дачные хижины и пышные дворцы; условный Сингапур прорастает прямо сквозь советские СНТ, и назвать эту картину гармоничной нельзя никак: ни город, ни деревня.

Так что архитекторы ДНК аг называют свой проект, частью в шутку, частью всерьез, «смычкой города и деревни», поскольку: «в основе концепции лежит представление о районе как о гибриде между сельским поселением и городом».

Итак, требовалось спроектировать сравнительно недорогое жилье, поэтому отдельных домов и даже таунхаусов здесь быть не могло. Но предложение должно было стать также и разнообразным, иметь спрос у разных категорий покупателей: от одиночек, предпочитающих студии, до семей. Высотные ограничения определялись тем, что к востоку, за лесом, находится музей-заповедник «Горки Ленинские»: ближе к лесу можно было строить трехэтажные дома, ближе к шоссе – пятиэтажные, дискуссий о повышении высотности быть не могло и не было. Третья особенность – сложный, но выразительный ландшафт, склон, холмы.
Жилой район Горки. Вид с высоты птичьего полета. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Схема. Проект, 2015 © ДНК аг

На рельеф склона архитекторы наложили ортогональную гипподамову сетку с шагом 60х60 м, а затем поступили с ней так же, как и древние греки, строившие свои регулярные города на горных склонах: скорректировали сетку там, где потребовалось. Поэтому ячейки периметральной застройки – дома-кварталы в основном подчинены тяготеющему к квадрату П-образному плану, который раскрыт «ножками» к лучшим для каждого случая видам, на лес или на поле. Но вдоль диагонали бульвара «П» отставляет одну ножку в сторону и превращается в «Л»; а ближе к шоссе дома сильнее замыкаются, превращаются в зигзаги и восьмерки. В каждом доме не больше четырех секций, что тоже соответствует принципам компактного города.
Жилой район Горки. Схема. Проект, 2015 © ДНК аг

Планировочная сетка, как и полагается по правилам Гипподама, нанизана на два бульвара, пересекающихся под прямым углом. Их планируется озеленить и благоустроить, превратить в закрытые для машин прогулочные скверы с детскими площадками и прочими урбанистическими радостями – архитекторы называют их «линейным парком». Но кроме того важно, что трассы бульваров не произвольны; они не рождены абстратно-геометрической фантазией планировщика, а привязаны к месту и контексту, можно сказать, что рождены им. Первый бульвар проложен по параллельной шоссе линии лесопосадок: архитекторы сохранили крупные деревья, дополнили их новыми и использовали улучшенную лесопосадку как границу между первой и второй очередью. Первой очередью построят пятиэтажные дома у шоссе.

Второй, перпендикулярный бульвар начинается от шоссе и идет в сторону леса, но на 2/3 пути сворачивает по углом к юго-востоку. Поворот не случаен: трасса указывает на поселок Горки Ленинские и должна стать началом пути к нему через лес, по которому можно будет выйти к музею Ленина, чье здание построил Леонид Павлов. В этом же направлении дети смогут ходить в школу Горок Ленинских – по прямой до нее 2 км, в обход сейчас – 6 км, а с новой тропой будет примерно 3 км, за полчаса вполне можно одолеть.

Кроме того, бульвары соединяют два общественных центра нового поселка: одним из них будет небольшой торговый центр, группа магазинов и «центр обслуживания» в пятиэтажных домах у шоссе, вторым – детский сад и начальная школа на холме в юго-восточной части территории, в конце диагонального бульвара, как раз по пути в Горки Ленинские. Дети помладше, таким образом будут идти в сад и школу по бульвару, школьники постарше проводят братьев и двинутся дальше, через лес. Школу и детский сад проектируют другие архитекторы, но в близкой ДНК современной стилистике и даже с некоторыми перекличками, так что целостность комплекса не нарушится.

Бульвары пешеходные, а подземных парковок нет. Для того, чтобы автомобили не стояли рядами на асфальтовых полях, как перед супермаркетом, архитекторы проработали карту парковочных карманов, которые где-то чередуются с деревьями, распределяются по территории равномерно, но всегда по внешнему контуру домов: дворы приватные и машины туда не допускают.

При заметной цельности, общности модуля, масштаба и планировочной сетки, дома разнообразны. Согласно заданию, здесь соседствуют четыре класса квартир – эконом, комфорт, комфорт плюс и бизнес. Архитекторы распределили их своего рода «градиентом», плавно растянув типологию от пятиэтажных экономных домов – к самым комфортным и просторным домам возле леса. Но все дома многоквартирные, квартиры одноярусные. Лифты есть только в пятиэтажных домах первой очереди; в них однокомнатные квартиры чередуются со студиями. Все остальные дома, от второго до четвертого типов трехэтажные, но виды из окон улучшаются по мере спуска со склона улучшаются, а размеры квартир увеличиваются, в восточной части района преобладают двух- и трехкомнатные квартиры.
Жилой район Горки, 2015. Генеральный план © ДНК аг
zooming
Жилой район Горки. Разрез. Проект, 2015 © ДНК аг

«Растягиваясь» по склону типологическим градиентом, дома и визуально спускаются по нему – ступеньками. Ступеням плоских крыш вторят на торцах то террасы, то консоли, и объемы кажутся сложенными из крупных и плоских «слоев» жилья. В этом они вторят построению ландшафта на склоне – тоже местами террасному, с множеством подпорных стенок. Здесь нужно сказать, что экспериментируя с возможностями жилья, архитекторы предусмотрели собственные садики при квартирах первого этажа: палисадники, которые где-то могут служить даже мини-огородом. Палисадники при домах от 1 до 3 типа выглядят достаточно скромно, зато во дворах домов 4 типа устроены настоящие ступенчатые сады, причем авторы рассматривают возможность создания жителями мини-огородов и цветников не только на делянке перед выходом из собственной квартиры, но и посреди двора – что апеллирует к практике «городских ферм», популярных сейчас в европейских городах: их там создают сами жители. Поэтому при домах 2 и 3 типов нарисованы палисадники при квартирах, а в домах 4 типа у леса, самых дорогих, появляется террасный огород посреди двора. Впрочем склон освоен не только террасами, но и вьющимися тропами, устроенными в виде серпантина, что позволяет выполнить все требования по доступности для людей с ограниченными возможностями.
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг

Дома у леса с террасами особенно живописны и многоуровневы. Кровли здесь эксплуатируемые, на них ведут винтовые металлические лестницы. Вертикально-полосатые фасады кажутся составленными из разнотоновых деревянных плашек, от старого темного до почти розового; балконы выступают треугольниками – как будто дождь лил на стены и они покоробились, а доски состарились неравномерно, одним досталось больше олифы, другим меньше… Эффект, разве что, может быть, чуточку укрупненный, достигается использованием фиброцементных «досок» Этернит-Кедрал с фактурой дерева. «Доски» поставлены вертикально и с наложением, полностью повторяя таким образом норвежскую систему облицовки; за треугольными выступами балконов прячутся кондиционеры. Разноцветному фиброцементу вторит пестрая терракота кирпича подпорных стенок, оттененная травянистыми рамками входных откосов. Ощущение дачной, деревенской теплоты, перемешанной с сыростью свежей зелени, оказывается довольно густым, хотя где-то на периферии сознания и понимаешь, что трехэтажный дом не дачная веранда. Но эти дома образно – «деревенская» ступень: здесь и огороды, а ступенчатые террасы на торцах прямо-таки предназначены для созерцания восхода над лесом, как над морем.
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Фасад. Проект, 2015 © ДНК аг

Взбираясь по склону, дома обзаводятся более сдержанными, но не менее оживленными фасадами. Фиброцементные «доски» используются и здесь, в сочетании с кирпичом, но кирпича меньше, что поддерживает дачно-деревенскую тему. Здесь кирпич так же пестр, а доски однотонные, зато фасады соседних секций решены по-разному, уподобляя их поставленным в ряд отдельным домам (похожий прием, только в большем масштабе, архитекторы ДНК использовали в проекте «Рассвет 3.34»). Возникающие на торцах консоли поддерживают тему старого города, или просто городского центра, но очень ненавязчиво, они же вызывают в памяти европейские малоэтажные знаменитости, какой-нибудь «Жилой гибрид» MVRDV, которым, как кажется, авторы отчасти вдохновлялись.
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
zooming
Жилой район Горки. Фасад. Проект, 2015 © ДНК аг
zooming
Жилой район Горки. Фасад. Проект, 2015 © ДНК аг

Пятиэтажные дома у шоссе выглядят наиболее городскими; более того, ближе к шоссе, которое служит «городской» границей комплекса, они кирпичные, а затем дробятся на отдельные, но более вертикальные домики-секции, светло-бежевые, оранжевые и довольно яркие. Здесь, напомним, расположены магазины, сервисы и даже офис врача общей практики.
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг

Надо сказать, что комплекс выглядит сколь разнообразно, столь же и целостно, узнаваемо – не распадается и не дробится. Объединить его помогают, помимо общей планировочной сетки, ряд приемов: единство фасадных материалов, где перемежаются фиброцементные «доски» и кирпич, причем кирпич нарастает в сторону шоссе, а «доски» – к лесу. Кроме того, фасады всех домов оживлены прозрачными эркерами, похожими на выдвинутые ящики комода – популярный прием современной архитектуры позволяет усилить пластику и подарить человеку, вышедшему на такой балкон-эркер, ощущение полета, левитации в пространстве.

Тема «градиента» тоже становится мощным объединяющим началом: архитекторы как будто поют одну ноту, повышая и понижая тональность. Кстати сказать, озеленение тоже подчинено «растяжке», только если высотность, плотность и урбанистичность нарастают к западу, к шоссе, то зелень усиливается и как будто даже раскрепощается к востоку и лесу. В наиболее урбанизированной части деревья встроены в кружочки мостовой, в средней мы видим выстриженные «версальские» баскеты, а на террасированном склоне – что-то огородное и вьющееся. Впрочем, избыточного ландшафтного дизайна здесь нет. «Типы зеленых насаждений зонируются в соответствии с иерархией общественных пространств, – рассказывает Константин Ходнев. – Мы не могли позволить себе сложный ландшафтный дизайн на всей территории, поскольку он требует больших первоначальных вложений и дорогостоящего ухода. Поэтому наиболее насыщенными ландшафтными событиями становятся дворы и линейный парк – там, где люди непосредственно взаимодействуют с природой. Нам бы хотелось, чтобы люди проводили больше времени на улице, и хорошее благоустройство стимулирует к этому».
***

Проект выглядит привлекательно, но еще любопытнее тяготение его авторов к тому, чтобы рассматривать эту работу как штудию элементов и актуальных принципов жилой застройки, не все из которых пока прижились в российской действительности, а которые прижились – те нередко в искаженном варианте. Поэтому попробуем определить, какой именно идеал жилья здесь предлагают архитекторы. Какое оно?

1. Недорогое
В проекте на это указывает как минимум отсутствие подземных парковок, двухъярусных квартир и вилл; сравнительно экономный, но долговечный материал фасадов.

2. Невысокое, но не одноэтажное
Формат компактного города – именно 3-5 этажей, 8-9, наверное, уже много. При небольшой высоте дворы тоже получаются сравнительно небольшими, камерными, ощутимо меньше, чем в сталинских 9-этажных домах. С другой стороны, многоэтажность задает определенную плотность, которая позволяет остаться в рамках разумной цены.

3. Квартальное
Супер-популярная тема квартала, полузамкнутого каре, не всегда находит адекваное воплощение: в Москве и вокруг размножились гиганткие псевдо-кварталы, выстроенные рамками, но очень высокие. В данном случае авторы нашли, да и обстоятельства им подсказали, приятный масштаб квартала.

4. Разнообразное
В рамках не слишком дорогих материалов можно добиться разнообразия, подойдя к задаче творчески.

5. Привязанное к задаче, местности, контексту
Нередко главным предметом экономии становятся усилия архитекторов, хотя известно, что они – не главная статья расходов в любом строительстве даже при российских невысоких гонорарах. Здесь очевидно, что аналитических и творческих усилий архитекторов приложено много: авторы уловили множество подсказок местности, как ближних, так и дальних (школа в Горках Ленинских), и «вырастили» проект из этих подсказок. Проект индивидуален, проект оглядывается на все условия и ограничения, не сетуя на них, а радуясь им и опираясь на них.

6. Цельное
Несмотря на разнообразие, в проекте есть множество элементов, объединяющих его в одно целое. Начиная с бульваров и заканчивая фасадными приемами.

7. Пешеходный бульвар
Он же «линейный парк», парк, растянутый вдоль пешеходного променада. Ось общественной жизни жилого района, предлагающий комфортную прогулку между магазинами и школой. Бульвар также становится естественным ограничителем излишнего транзитного движения автомобилей внутри района.

8. Дворы без машин
Известный принцип, сейчас вовсю используется, спорить с ним невозможно. Во дворе должно быть уютно и безопасно.

9. Дворы-палисадники
Относительно новый принцип, хотя тоже уже известный, но используется редко. Другие примеры в России: «Сколково-парк» в Зарядье, более дорогой; дом в Кронштадте, более дешевый. ДНК аг не только устраивают палисадники у квартир первых этажей, но и развивают тему, вынося частные сады-огороды в центр двора. В таких случаях обычно пишут: посмотрим, что получится.

10. Машины между деревьев
Парковочные места распределены не полями, а равномерно снаружи вокруг домов.

11. Террасы и серпантины
Удобный вариант организации холмистого рельефа, террасы позволяют удержать почву, да и выглядят нездешне красиво; вьющиеся дороги и тропинки обеспечивают доступ автомобилей и удобны для людей с ограниченными возможностями. Кроме того, дорога в виде серпантина относится к пассивным методам снижения скорости движения, что увеличивает безопасность внутри района.

12. Плавный переход «от города к деревне»
Тоже известный прием, но здесь архитекторы вложили в него всю душу, придумав «растяжку», которая не выходит за рамки приятой многоэтажной типологии, то есть не буквально воплощает перерастание от одного к другому, но обеспечивает плавную смену тематических аккордов, работая как на разнообразие, так и на ненавязчивость сочетания четырех типов жилья, подешевле и подороже. 
***
Проект:
Город-курорт «Май» (Жилой район Горки)
Россия, Горки

Авторский коллектив:
Архитекторы: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Елена Каширина, Игорь Каширин, Мария Кочуркина, при участии Екатерины Панкевич и Павла Швецова

2014 — 2015 / 2015

Застройщик: Тройка РЭД

06 Июня 2016

Юлия Тарабарина Антонина Плахина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Антонина Плахина
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Знак бесконечности
Подробнее о проекте-победителе конкурса «Горизонт», посвященного кампусу на кровле самого заметного, выходящего на реку, корпуса завода Севкабель в Петербурге. Знаковая форма с множеством вариантов интерпретаций окружена развитым общественным пространством: что еще нужно современному человеку.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
От дома-коммуны к ко-ливингу
В комплексе апартаментов CO_LOFT, спроектированном бюро DNK ag, промышленное наследие 1930-х переосмысляется через идеи 1920-х, когда поиск новых форм жилья был одним из основополагающих направлений в архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Чайка и Мастер-ключ
DNK ag спроектировали для ЗИЛАРТа башню «Чайка», а также выступили кураторами 26 квартала, где некоторые «партии» исполнили самостоятельно. Говорим с DNK ag об их работе на ЗИЛе.
ДНК аг: «Для нас этот конкурс стал поводом предложить...
Архитекторы Даниил Лоренц, Наталья Сидорова и Константин Ходнев, чей проект стал одним из двадцати, вышедших в финал конкурса АИЖК на стандартизированное жилье, о смысле конкурса, идеале обитаемого пространства и условиях приближения к этому идеалу, в частности, микродевелопменте.
Культурный код
Собирая воедино мозаику из исторических и заново возведенных объектов комплекса Сытинской типографии, архитекторы из ДНК аг построили собственную лексическую парадигму, некий культурный код, основанный на тонкой игре ассоциаций и образов.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
В обход стереотипов
Архитекторы ДНК аг подошли к работе с застройкой комфорт-класса как к сверхзадаче. Им удалось разорвать шаблон «недорогое жилье равно типовое», оставаясь в рамках бюджета. Индивидуальный и профессиональный подход к массовому строительству позволил архитекторам создать комфортное, дружелюбное городское пространство.
Константин Ходнев: «Нам было важно сделать не просто...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ» в Казани, организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, команда под руководством Константина Ходнева разработала концепцию преобразования села Верхний Услон в современную комфортабельную туристическую зону.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
Похожие статьи
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.