English version

«Смычка города и деревни»

Работая над реальным проектом, архитекторы ДНК аг увидели в этом опыте удачную возможность для отработки принципов компактной, но разнообразной и комфортной застройки.

mainImg
Проект:
Город-курорт «Май» (Жилой район Горки)
Россия, Горки

Авторский коллектив:
Архитекторы: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Елена Каширина, Игорь Каширин, Мария Кочуркина, при участии Екатерины Панкевич и Павла Швецова

2014 — 2015 / 2015

Застройщик: Тройка РЭД
0 Проект жилого района, о котором идет речь – вполне реальный: уже идет стройка, и достаточно масштабный: 110 000 м2 на 14 гектарах в 10 км от МКАД по Каширскому шоссе. Архитекторы ДНК аг убеждены, что в данном случае им повезло: удалось поработать последовательно над всеми стадиями проекта и всеми его составляющими от генплана до благоустройства, и найти взаимопонимание с заказчиком по многим вопросам. Ограничения высотности и бюджета, также как и значительный – 28 м – перепад рельефа на участке, архитекторы тоже рассматривают как удачу, поскольку эти факторы поставили проект в рамки, заставили его стать таким, каким он стал. Так что авторы видят в получившемся жилом районе не просто еще одну реализацию, а – пример того, как хочется и как надо проектировать жилые районы. Позитивный пример, позволивший изучить на материале тот вариант застройки, которому они, да и многие из нас, давно отдают предпочтение в душе, но который почти не встречается в российской реальности.

Ведь что мы как правило видим в Подмосковье, в особенности недалеко от МКАДа? – дома гигантской высоты, до 25-30 этажей. Энергично растущие вверх края московского «блюдечка», о котором градостроители с опаской говорили еще в 1980-е годы. За китайскими стенами бюджетных гигантов, а теперь уже подчас и между ними, роятся дачные хижины и пышные дворцы; условный Сингапур прорастает прямо сквозь советские СНТ, и назвать эту картину гармоничной нельзя никак: ни город, ни деревня.

Так что архитекторы ДНК аг называют свой проект, частью в шутку, частью всерьез, «смычкой города и деревни», поскольку: «в основе концепции лежит представление о районе как о гибриде между сельским поселением и городом».

Итак, требовалось спроектировать сравнительно недорогое жилье, поэтому отдельных домов и даже таунхаусов здесь быть не могло. Но предложение должно было стать также и разнообразным, иметь спрос у разных категорий покупателей: от одиночек, предпочитающих студии, до семей. Высотные ограничения определялись тем, что к востоку, за лесом, находится музей-заповедник «Горки Ленинские»: ближе к лесу можно было строить трехэтажные дома, ближе к шоссе – пятиэтажные, дискуссий о повышении высотности быть не могло и не было. Третья особенность – сложный, но выразительный ландшафт, склон, холмы.
Жилой район Горки. Вид с высоты птичьего полета. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Схема. Проект, 2015 © ДНК аг

На рельеф склона архитекторы наложили ортогональную гипподамову сетку с шагом 60х60 м, а затем поступили с ней так же, как и древние греки, строившие свои регулярные города на горных склонах: скорректировали сетку там, где потребовалось. Поэтому ячейки периметральной застройки – дома-кварталы в основном подчинены тяготеющему к квадрату П-образному плану, который раскрыт «ножками» к лучшим для каждого случая видам, на лес или на поле. Но вдоль диагонали бульвара «П» отставляет одну ножку в сторону и превращается в «Л»; а ближе к шоссе дома сильнее замыкаются, превращаются в зигзаги и восьмерки. В каждом доме не больше четырех секций, что тоже соответствует принципам компактного города.
Жилой район Горки. Схема. Проект, 2015 © ДНК аг

Планировочная сетка, как и полагается по правилам Гипподама, нанизана на два бульвара, пересекающихся под прямым углом. Их планируется озеленить и благоустроить, превратить в закрытые для машин прогулочные скверы с детскими площадками и прочими урбанистическими радостями – архитекторы называют их «линейным парком». Но кроме того важно, что трассы бульваров не произвольны; они не рождены абстратно-геометрической фантазией планировщика, а привязаны к месту и контексту, можно сказать, что рождены им. Первый бульвар проложен по параллельной шоссе линии лесопосадок: архитекторы сохранили крупные деревья, дополнили их новыми и использовали улучшенную лесопосадку как границу между первой и второй очередью. Первой очередью построят пятиэтажные дома у шоссе.

Второй, перпендикулярный бульвар начинается от шоссе и идет в сторону леса, но на 2/3 пути сворачивает по углом к юго-востоку. Поворот не случаен: трасса указывает на поселок Горки Ленинские и должна стать началом пути к нему через лес, по которому можно будет выйти к музею Ленина, чье здание построил Леонид Павлов. В этом же направлении дети смогут ходить в школу Горок Ленинских – по прямой до нее 2 км, в обход сейчас – 6 км, а с новой тропой будет примерно 3 км, за полчаса вполне можно одолеть.

Кроме того, бульвары соединяют два общественных центра нового поселка: одним из них будет небольшой торговый центр, группа магазинов и «центр обслуживания» в пятиэтажных домах у шоссе, вторым – детский сад и начальная школа на холме в юго-восточной части территории, в конце диагонального бульвара, как раз по пути в Горки Ленинские. Дети помладше, таким образом будут идти в сад и школу по бульвару, школьники постарше проводят братьев и двинутся дальше, через лес. Школу и детский сад проектируют другие архитекторы, но в близкой ДНК современной стилистике и даже с некоторыми перекличками, так что целостность комплекса не нарушится.

Бульвары пешеходные, а подземных парковок нет. Для того, чтобы автомобили не стояли рядами на асфальтовых полях, как перед супермаркетом, архитекторы проработали карту парковочных карманов, которые где-то чередуются с деревьями, распределяются по территории равномерно, но всегда по внешнему контуру домов: дворы приватные и машины туда не допускают.

При заметной цельности, общности модуля, масштаба и планировочной сетки, дома разнообразны. Согласно заданию, здесь соседствуют четыре класса квартир – эконом, комфорт, комфорт плюс и бизнес. Архитекторы распределили их своего рода «градиентом», плавно растянув типологию от пятиэтажных экономных домов – к самым комфортным и просторным домам возле леса. Но все дома многоквартирные, квартиры одноярусные. Лифты есть только в пятиэтажных домах первой очереди; в них однокомнатные квартиры чередуются со студиями. Все остальные дома, от второго до четвертого типов трехэтажные, но виды из окон улучшаются по мере спуска со склона улучшаются, а размеры квартир увеличиваются, в восточной части района преобладают двух- и трехкомнатные квартиры.
Жилой район Горки, 2015. Генеральный план © ДНК аг
zooming
Жилой район Горки. Разрез. Проект, 2015 © ДНК аг

«Растягиваясь» по склону типологическим градиентом, дома и визуально спускаются по нему – ступеньками. Ступеням плоских крыш вторят на торцах то террасы, то консоли, и объемы кажутся сложенными из крупных и плоских «слоев» жилья. В этом они вторят построению ландшафта на склоне – тоже местами террасному, с множеством подпорных стенок. Здесь нужно сказать, что экспериментируя с возможностями жилья, архитекторы предусмотрели собственные садики при квартирах первого этажа: палисадники, которые где-то могут служить даже мини-огородом. Палисадники при домах от 1 до 3 типа выглядят достаточно скромно, зато во дворах домов 4 типа устроены настоящие ступенчатые сады, причем авторы рассматривают возможность создания жителями мини-огородов и цветников не только на делянке перед выходом из собственной квартиры, но и посреди двора – что апеллирует к практике «городских ферм», популярных сейчас в европейских городах: их там создают сами жители. Поэтому при домах 2 и 3 типов нарисованы палисадники при квартирах, а в домах 4 типа у леса, самых дорогих, появляется террасный огород посреди двора. Впрочем склон освоен не только террасами, но и вьющимися тропами, устроенными в виде серпантина, что позволяет выполнить все требования по доступности для людей с ограниченными возможностями.
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг

Дома у леса с террасами особенно живописны и многоуровневы. Кровли здесь эксплуатируемые, на них ведут винтовые металлические лестницы. Вертикально-полосатые фасады кажутся составленными из разнотоновых деревянных плашек, от старого темного до почти розового; балконы выступают треугольниками – как будто дождь лил на стены и они покоробились, а доски состарились неравномерно, одним досталось больше олифы, другим меньше… Эффект, разве что, может быть, чуточку укрупненный, достигается использованием фиброцементных «досок» Этернит-Кедрал с фактурой дерева. «Доски» поставлены вертикально и с наложением, полностью повторяя таким образом норвежскую систему облицовки; за треугольными выступами балконов прячутся кондиционеры. Разноцветному фиброцементу вторит пестрая терракота кирпича подпорных стенок, оттененная травянистыми рамками входных откосов. Ощущение дачной, деревенской теплоты, перемешанной с сыростью свежей зелени, оказывается довольно густым, хотя где-то на периферии сознания и понимаешь, что трехэтажный дом не дачная веранда. Но эти дома образно – «деревенская» ступень: здесь и огороды, а ступенчатые террасы на торцах прямо-таки предназначены для созерцания восхода над лесом, как над морем.
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 4. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Фасад. Проект, 2015 © ДНК аг

Взбираясь по склону, дома обзаводятся более сдержанными, но не менее оживленными фасадами. Фиброцементные «доски» используются и здесь, в сочетании с кирпичом, но кирпича меньше, что поддерживает дачно-деревенскую тему. Здесь кирпич так же пестр, а доски однотонные, зато фасады соседних секций решены по-разному, уподобляя их поставленным в ряд отдельным домам (похожий прием, только в большем масштабе, архитекторы ДНК использовали в проекте «Рассвет 3.34»). Возникающие на торцах консоли поддерживают тему старого города, или просто городского центра, но очень ненавязчиво, они же вызывают в памяти европейские малоэтажные знаменитости, какой-нибудь «Жилой гибрид» MVRDV, которым, как кажется, авторы отчасти вдохновлялись.
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 2, 3. Проект, 2015 © ДНК аг
zooming
Жилой район Горки. Фасад. Проект, 2015 © ДНК аг
zooming
Жилой район Горки. Фасад. Проект, 2015 © ДНК аг

Пятиэтажные дома у шоссе выглядят наиболее городскими; более того, ближе к шоссе, которое служит «городской» границей комплекса, они кирпичные, а затем дробятся на отдельные, но более вертикальные домики-секции, светло-бежевые, оранжевые и довольно яркие. Здесь, напомним, расположены магазины, сервисы и даже офис врача общей практики.
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг
Жилой район Горки. Тип домов 1. Проект, 2015 © ДНК аг

Надо сказать, что комплекс выглядит сколь разнообразно, столь же и целостно, узнаваемо – не распадается и не дробится. Объединить его помогают, помимо общей планировочной сетки, ряд приемов: единство фасадных материалов, где перемежаются фиброцементные «доски» и кирпич, причем кирпич нарастает в сторону шоссе, а «доски» – к лесу. Кроме того, фасады всех домов оживлены прозрачными эркерами, похожими на выдвинутые ящики комода – популярный прием современной архитектуры позволяет усилить пластику и подарить человеку, вышедшему на такой балкон-эркер, ощущение полета, левитации в пространстве.

Тема «градиента» тоже становится мощным объединяющим началом: архитекторы как будто поют одну ноту, повышая и понижая тональность. Кстати сказать, озеленение тоже подчинено «растяжке», только если высотность, плотность и урбанистичность нарастают к западу, к шоссе, то зелень усиливается и как будто даже раскрепощается к востоку и лесу. В наиболее урбанизированной части деревья встроены в кружочки мостовой, в средней мы видим выстриженные «версальские» баскеты, а на террасированном склоне – что-то огородное и вьющееся. Впрочем, избыточного ландшафтного дизайна здесь нет. «Типы зеленых насаждений зонируются в соответствии с иерархией общественных пространств, – рассказывает Константин Ходнев. – Мы не могли позволить себе сложный ландшафтный дизайн на всей территории, поскольку он требует больших первоначальных вложений и дорогостоящего ухода. Поэтому наиболее насыщенными ландшафтными событиями становятся дворы и линейный парк – там, где люди непосредственно взаимодействуют с природой. Нам бы хотелось, чтобы люди проводили больше времени на улице, и хорошее благоустройство стимулирует к этому».
***

Проект выглядит привлекательно, но еще любопытнее тяготение его авторов к тому, чтобы рассматривать эту работу как штудию элементов и актуальных принципов жилой застройки, не все из которых пока прижились в российской действительности, а которые прижились – те нередко в искаженном варианте. Поэтому попробуем определить, какой именно идеал жилья здесь предлагают архитекторы. Какое оно?

1. Недорогое
В проекте на это указывает как минимум отсутствие подземных парковок, двухъярусных квартир и вилл; сравнительно экономный, но долговечный материал фасадов.

2. Невысокое, но не одноэтажное
Формат компактного города – именно 3-5 этажей, 8-9, наверное, уже много. При небольшой высоте дворы тоже получаются сравнительно небольшими, камерными, ощутимо меньше, чем в сталинских 9-этажных домах. С другой стороны, многоэтажность задает определенную плотность, которая позволяет остаться в рамках разумной цены.

3. Квартальное
Супер-популярная тема квартала, полузамкнутого каре, не всегда находит адекваное воплощение: в Москве и вокруг размножились гиганткие псевдо-кварталы, выстроенные рамками, но очень высокие. В данном случае авторы нашли, да и обстоятельства им подсказали, приятный масштаб квартала.

4. Разнообразное
В рамках не слишком дорогих материалов можно добиться разнообразия, подойдя к задаче творчески.

5. Привязанное к задаче, местности, контексту
Нередко главным предметом экономии становятся усилия архитекторов, хотя известно, что они – не главная статья расходов в любом строительстве даже при российских невысоких гонорарах. Здесь очевидно, что аналитических и творческих усилий архитекторов приложено много: авторы уловили множество подсказок местности, как ближних, так и дальних (школа в Горках Ленинских), и «вырастили» проект из этих подсказок. Проект индивидуален, проект оглядывается на все условия и ограничения, не сетуя на них, а радуясь им и опираясь на них.

6. Цельное
Несмотря на разнообразие, в проекте есть множество элементов, объединяющих его в одно целое. Начиная с бульваров и заканчивая фасадными приемами.

7. Пешеходный бульвар
Он же «линейный парк», парк, растянутый вдоль пешеходного променада. Ось общественной жизни жилого района, предлагающий комфортную прогулку между магазинами и школой. Бульвар также становится естественным ограничителем излишнего транзитного движения автомобилей внутри района.

8. Дворы без машин
Известный принцип, сейчас вовсю используется, спорить с ним невозможно. Во дворе должно быть уютно и безопасно.

9. Дворы-палисадники
Относительно новый принцип, хотя тоже уже известный, но используется редко. Другие примеры в России: «Сколково-парк» в Зарядье, более дорогой; дом в Кронштадте, более дешевый. ДНК аг не только устраивают палисадники у квартир первых этажей, но и развивают тему, вынося частные сады-огороды в центр двора. В таких случаях обычно пишут: посмотрим, что получится.

10. Машины между деревьев
Парковочные места распределены не полями, а равномерно снаружи вокруг домов.

11. Террасы и серпантины
Удобный вариант организации холмистого рельефа, террасы позволяют удержать почву, да и выглядят нездешне красиво; вьющиеся дороги и тропинки обеспечивают доступ автомобилей и удобны для людей с ограниченными возможностями. Кроме того, дорога в виде серпантина относится к пассивным методам снижения скорости движения, что увеличивает безопасность внутри района.

12. Плавный переход «от города к деревне»
Тоже известный прием, но здесь архитекторы вложили в него всю душу, придумав «растяжку», которая не выходит за рамки приятой многоэтажной типологии, то есть не буквально воплощает перерастание от одного к другому, но обеспечивает плавную смену тематических аккордов, работая как на разнообразие, так и на ненавязчивость сочетания четырех типов жилья, подешевле и подороже. 
***
Проект:
Город-курорт «Май» (Жилой район Горки)
Россия, Горки

Авторский коллектив:
Архитекторы: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Елена Каширина, Игорь Каширин, Мария Кочуркина, при участии Екатерины Панкевич и Павла Швецова

2014 — 2015 / 2015

Застройщик: Тройка РЭД

06 Июня 2016

Юлия Тарабарина Антонина Плахина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Антонина Плахина
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Знак бесконечности
Подробнее о проекте-победителе конкурса «Горизонт», посвященного кампусу на кровле самого заметного, выходящего на реку, корпуса завода Севкабель в Петербурге. Знаковая форма с множеством вариантов интерпретаций окружена развитым общественным пространством: что еще нужно современному человеку.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
От дома-коммуны к ко-ливингу
В комплексе апартаментов CO_LOFT, спроектированном бюро DNK ag, промышленное наследие 1930-х переосмысляется через идеи 1920-х, когда поиск новых форм жилья был одним из основополагающих направлений в архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Чайка и Мастер-ключ
DNK ag спроектировали для ЗИЛАРТа башню «Чайка», а также выступили кураторами 26 квартала, где некоторые «партии» исполнили самостоятельно. Говорим с DNK ag об их работе на ЗИЛе.
ДНК аг: «Для нас этот конкурс стал поводом предложить...
Архитекторы Даниил Лоренц, Наталья Сидорова и Константин Ходнев, чей проект стал одним из двадцати, вышедших в финал конкурса АИЖК на стандартизированное жилье, о смысле конкурса, идеале обитаемого пространства и условиях приближения к этому идеалу, в частности, микродевелопменте.
Культурный код
Собирая воедино мозаику из исторических и заново возведенных объектов комплекса Сытинской типографии, архитекторы из ДНК аг построили собственную лексическую парадигму, некий культурный код, основанный на тонкой игре ассоциаций и образов.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
В обход стереотипов
Архитекторы ДНК аг подошли к работе с застройкой комфорт-класса как к сверхзадаче. Им удалось разорвать шаблон «недорогое жилье равно типовое», оставаясь в рамках бюджета. Индивидуальный и профессиональный подход к массовому строительству позволил архитекторам создать комфортное, дружелюбное городское пространство.
Константин Ходнев: «Нам было важно сделать не просто...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ» в Казани, организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, команда под руководством Константина Ходнева разработала концепцию преобразования села Верхний Услон в современную комфортабельную туристическую зону.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
Похожие статьи
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.