Все это – далеко не только форма

Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.

Беседовала:
Марина Ермакова

mainImg
Симпозиум Velux, прошедший в 2019 году в Париже – восьмой по счету. Тема форумов, проводимых компанией ежегодно – естественный свет и роль в создании проектов устойчивого развития – от города до квартиры и офиса. На этот раз среди российских участников симпозиума Velux оказались архитекторы, со-основатели DNK ag Наталья Сидорова и Даниил Лоренц. Они рассказали нам о сюжетах и впечатлениях, о долгосрочном планировании, биоритмах, запросе на высокотехнологичные решения в России и многом другом. 

Типология будущего
Работы бюро DNK ag хорошо известны. Из последних можно отметить такие весомые и эффектные, как проект жилого квартала в Сколково, дома в ЗИЛАРТ, клубный комплекс «Рассвет LOFT Studio». Сюда уже можно добавить и победу в конкурсе на проект кампуса на крыше здания на бывшей территории завода «Севкабель» в Петербурге. Архитекторы в 2019 также курировали интенсив PRO «Re(New) Практикум по реконструкции зданий» школы МАРШ, и этот курс собрал слушателей в два раза больше, чем предполагалось.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Как пересекалось с вашим опытом то, что обсуждалось в Париже? – первый вопрос я задала Наталье Сидоровой.

Мы не представляли, что это будет за конференция, но она превзошла наши ожидания по информативности именно профессиональной, широте охвата проблематики. Мы выбирали выступления по своему интересу – начиная от исследовательской части, практики, каких-то экспериментальных работ, примеров проектирования. Все обсуждения – вокруг натурального света, с которым непосредственно связан Velux. C экологическим подходом ко всему, что касается проектирования в сфере архитектуры, градостроительства. Это про воздух и климат, ландшафты и зелень. Статистические данные, инженерно-технические разработки. Про архитектурные типологии будущего, которые связаны напрямую с социальными аспектами, здоровьем людей. Большой респект организатором этого глобального мероприятия! И само место для конференции было выбрано не случайно – реконструированное здание в районе Маре: залы были пронизаны дневным светом, и это вдохновляло и соответствовало духу конференции.

Вы сказали «типология будущего». Что имеется в виду?

Я вспомнила выступление Карлы Камиллы Йорт (Carla Cammilla Hjort). Это такая женщина-огонь, создатель творческой лаборатории Space 10 в Копенгагене, которая занимается исследованиями для IKEA. Перед ней была поставлена задача: подумать на 20–30 лет вперед, чтобы ответить на вопрос: какой может быть стратегия будущего? Для компании, занимающейся обустройством дома, важно понимать, каким будет это жилье. И Карла Камилла рассказывала о своих социологических исследованиях, о том, как люди из разных поколений видят себя в будущем, что они готовы разделить друг с другом. Фокус ее интереса – на формировании нового сообщества, полезного для каждого участника и для всей планеты.

Она урбанистка?

Нет. Представляет себя как диджей, художник, дизайнер, просто такой креативный человек. Ее лаборатория разработала проект – не про мебель! – с деревянными модульными домами, где можно будет жить, как на городской ферме, выращивая какие-нибудь растения… По сути, генерируется образ жизни людей через 20 лет. Чем люди будут заниматься, какие у них будут интересы, как они будут взаимодействовать, в каких пространствах?

Быть может, это маркетинговые разработки?

Нет. Это связано с долгосрочным прогнозированием. А поскольку работа – для крупной компании, нужно быть чрезвычайно ответственным. Это не просто маркетинг.

Сценарный подход? Уместно ли такое определение?

Сценарный подход – мы тоже с этим работаем. Надо понимать, какие сообщества возникают, где они собираются, во что это выльется, когда они увеличиваются. Либо они вырастают в кластеры или, наоборот, люди постепенно обособляются. Один из мировых трендов сегодняшнего дня: архитекторы работают не только с формой, и все это далеко не только форма. Прежде всего, все закручивается вокруг людей, сценария их жизни, их поведения. Одновременно решаются два вопроса: анализ формы и параллельно – а кто те люди, которые сюда придут? Может быть, уже через год все изменится, и надо проектировать не из кирпича, а, может быть, что-то временное, а потом еще раз временное, и только потом нечто постоянное. Одна из главных задач сейчас в каждом проекте – понять ход игры.
Из презентации на симпозиуме Velux «Дневной свет и энергия» Никола Мишлена, архитектора и градостроителя, партнера-основателя бюро ANMA (Франция). В ходе реконструкции здания XIX века акцент сделан на спираль центральной лестницы и купол, видимый со всех внутренних уровней. Библиотеку перестраивали в середине 1950-х, но по проекту 2014 года внутренним объемам возвращены первоначальные свойства, этажи теперь располагаются по периметру атриума.
Из презентации на симпозиуме Velux «Многослойный город» Расмуса Аструпа, архитектора бюрл SLA (Дания), и Фредерика Шартье, архитектора, партнера бюро Chartier-Dalix Architects (Франция). В проекте бюро SLA здания с покрытыми растительностью крышами и фасадами и с зеленым внутренним двором будто сливаются с природой. Эта эффектная картинка подкреплена научным обоснованием по выбору растений, расчетами по интеграции дневного света и естественной вентиляции.

Разные биоритмы
На парижской встрече Velux выступали самые разные специалисты. Например, один докладчик рассказывал про циркадные часы. Два года назад Нобелевскую премию по физиологии присудили ученым, исследовавшим так называемые «циркадные ритмы», и вот уже эта тема представлена вниманию проектировщиков.

Рассказывает Даниил Лоренц:
Это про то, как естественный свет влияет на биоритмы человека. В пределах одного часового пояса свет приходит по-разному: в начале – раньше, и люди там встают раньше. В конце часового пояса приходится просыпаться, когда свет еще не так ярок. И это очень сильно влияет на психическое состояние человека, на его здоровье. На конференции были приведены результаты исследования на примере Германии, но можно заметить, что при тех расстояниях разница все-таки не так сильно выражена, как если бы подсчеты велись между Москвой и Санкт-Петербургом. У каждого человека есть циркадные часы, а одновременно задается внешний ритм обычных часов. При этом солнце – на разных высотах в одно и то же время в пределах одного часового пояса...

А как это может повлиять на работу архитектора?

Просто нужно учитывать этот аспект. Все связано со светом. Для человека важен как дневной свет, так и достаточное количество темноты. Нужно понимать, для какой цели проектируется здание. Свет в разных ситуациях играет разную роль. Переход день–ночь у человека связан с выработкой разных гормонов: одни для релаксации, другие – для бодрости. Чтобы человек полноценно работал, отдыхал, ему нужно обеспечить соответствующие условия. Ночью – затемнять окна, днем нужен яркий свет.

И речь не только об окнах, продолжает Наталья Сидорова. – Были выступления, связанные с инженерными, технологическими решениями, когда какой-нибудь верхний фонарь превращается в произведение искусства. Когда при реконструкции старого здания или памятника архитектуры нужно включить новые элементы, в том числе большое остекление так, чтобы конструкции воспринимались максимально нейтрально. Один из примеров продемонстрировал французский инженер-архитектор, инженер-конструктор: он делает остекление на феерическом уровне! В проекте реконструкции административного здания XVIII века Отель-де-ла-Марин на парижской площади Согласия – это памятник архитектуры – перекрывали двор, в который никогда не попадает солнце, но так, что осветили его, организовали главный вход. Идею условно обозначили как «люстра дневного света». Исходный образ – кристалл, потому этот верхний фонарь – со сложным решением стекол: они перенаправляют свет. Действительно, фонарь напоминает огромную хрустальную люстру, висящую на световой кровле: через точную инженерию выражена концептуальная идея.

Есть ли у нас заказ на подобные решения?

Это трудоемкое, дорогое и высокотехнологичное дело. Сложное проектирование, моделирование, разработка, особая материально-техническая база. Я не отрицаю, что у нас есть Кулибины, но высокие технологии в строительстве пока встречаются нечасто.

Может, запрос не изучен?

Дело не только во внешних эффектах, а в понимании, для чего нужны подобные «усложнения». Был проект, показывающий, как воздух натуральным образом охлаждал пространство: потоки перенаправлялись на проходы с большим количеством остекления. Были рассчитаны отверстия… Такие задачи у нас, чаще всего, никто и не ставит. Потому что такое нужно долго проектировать. Это не связано с быстрой окупаемостью денег. Экологические вопросы – долгие истории.

Как долго?

Не меньше 10 лет. Экологические дома – лет 20-30. У нас на такие сроки никто не задумывается. Перспектива рассчитана на 5–7 лет. Иначе не интересно.
Концепция общественно-делового кампуса на крыше производственного корпуса Б на территории «Севкабель Порт». Вид с воды
© Архитектурная группа DNK ag
Концепция общественно-делового кампуса на крыше производственного корпуса Б на территории «Севкабель Порт». Внутренний двор офисов
© Архитектурная группа DNK ag
Из презентации на симпозиуме Velux Цуя Кая, профессора Университета Цинхуа (Китай). На фотографии – музей кирпичного производства в деревне Чжуцзядянь (уезд Куньшань, КНР), реконструкция кирпичного завода. Архитектурное бюро Цуя Кая Land-Based Rationalism D-R-C
Фото © Haian Guo

Время уже что-то вложило в эту территорию
Симпозиум Velux, посвященный естественному свету и здоровым домам проходил в здании бывшего рынка. История Карро-дю-Тампль в историческом районе Маре в центре Парижа – пример успешного и качественного редевелопмента. Этот рынок на металлическом ажурном каркасе построен в 1868, в 1980-х получил статус памятника, а в начале XXI века началось его перепрофилирование в соответствии с запросом на культурно-спортивный центр. В 2014 Карро-дю-Тампль открыли после реконструкции, сообщив об этом в том числе и во всех популярных путеводителях по столице.

Архитекторы бюро DNK на встрече в Париже особое внимание обращали на проекты редевелопмента. Примеров было немало: от Бельгии до Китая. В Поднебесной в одном очень широком большепролетном здании вынимали в кровле отдельные фрагменты черепицы, чтобы обеспечить в залах верхний свет. Где-то добавляли мансарды, возводили стеклянные купола.

Поскольку тема редевелопмента актуальна и в России, есть ли здесь какие-то наши особенности и различия?

Наталья Сидорова:
В нашей стране эта тема сравнительно новая. Мы можем ориентироваться на то, что уже пройдено и сделано в мире за последние 10–15 лет. Многие заказчики даже не представляют, как поступать со старыми территориями, не задумываются о том, что история добавляет существенную стоимость месту, и это востребовано. Такую стоимость ничем другим не восполнить: время уже что-то вложило в эту территорию. Заказчика важно убедить и увлечь – и на Западе тоже, только там много готовых примеров вокруг: конкуренты готовы к смелым решениям. У нас же – «короткие деньги», примеров для подражания мало, никто не хочет рисковать. Это не только в редевелопменте – и в остальной архитектуре. Хотя, с другой стороны, иногда у нас могут быть более необычные ходы, которые находишь, пытаясь решить проблему «дешево и сердито». Нетривиальные идеи нужны везде.

Поиски решений идут на интуиции или за счет каких-то своих невероятных творческих возможностей?

Задействуем все по максимуму: и интуицию, и невероятные творческие возможности. А еще подключаем специалистов разных профилей, различных консультантов, которые просчитывают программу и наполнение. Синергия заказчика, наша, других специалистов.

Удалось ли в Париже вдохновиться чем-то еще, помимо симпозиума?

Да, наконец, добрались до Филармонии в Ла-Виллет. У Нувеля всегда читается художественный жест, четко проявленный, но функция здания при этом не страдает. Из огорчений: Эйфелева башня стала исключенным из города пространством с проходным режимом. И это неприятно. А вот Институт арабского мира показался ничуть не устаревшим: вневременное здание – выглядит очень актуально. Мы зашли внутрь, поскольку там тоже все завязано на свете: квадратные панно на фасаде с фотоэлементами, способными менять уровень освещенности и рисунок проемов в интерьере. Несмотря на то, что титановые диафрагмы давно требуют ремонта, и мы помним, как это все выглядело в 90-е, солнце в этом гениальном пространстве раскрывалось!

Будет ли продолжаться ваш курс по редевелопменту в МАРШе?

Мы взяли передышку. Преподавание – это тяжелая работа, но мы очень довольны. Мы отработали систему: приглашали специалистов, знакомили с инструментарием, творческими решениями. Обучение прошли не только архитекторы, но и несколько представителей заказчиков, строители. Была девушка-инженер из бюро, которое конструирует солнечные батареи для летательных аппаратов.
Из презентации на симпозиуме Velux Каролин Карманн, исследовательницы Федеральной политехнической школы (EPFL) в Лозанне (Швейцария). Каролин Карманн четыре года работала консультантом по дневному свету в бюро Transsolar в Штутгарте, затем год – старшим научным сотрудником инженерной фирмы ARUP в Лондоне. На симпозиуме она рассказала о своих исследованиях: как предлагаемый визуальный комфорт может соответствовать предпочтениям и интересам людей, основанных на их субъективных и поведенческих реакциях
Из презентации на симпозиуме Velux «Визуальный восторг» Лизы Хешонг, независимого консультанта, члена совета директоров Ecology Action (США)

Пересечения
Известный мировой тренд – дома с озеленением, включением природы. Расмус Аструп из парижского бюро SLA рассказывал на симпозиуме об исследованиях видов растений, которые можно включить в архитектуру, в город, какие конструкции для этого важно предусмотреть, как правильно растения посадить. Бюро SLA предлагает такой дом – с большим количеством зеленых террас, разных уровней, общественных площадок. Дом уже строится.

Похожий проект разрабатывали и на спецкурсе в МАРШе: редевелопмент московского завода «Плутон» – с экологическом кластером, активным «озеленением» внешнего и внутреннего пространства. Учебный проект, но с учетом возможной реализации.

На встрече в мастерской DNK ag, на «Красном Октябре», Даниил Лоренц показал старый планшет с презентацией 2002 года: «Весь мир из твоего окна». К одной выставке придумали такую штуку: экран в окне, по подписке можно заказать любой вид онлайн. Самим было интересно, делали концепт, даже не думали, что это будет реальностью. Правда, в репортаже о той выставке прошла информация: фирма DNK ag разрабатывает новые технологии. Надо было запатентовать... Удивительно, а теперь, спустя почти 20 лет на парижской встрече в 2019 был представлен успешный проект по разработке видов из окна – со встраиваемыми панелями. К слову, эта же идея мелькнула в каком-то недавнем отечественном фильме, где такие окна демонстрировали герою Михаила Ефремова.

В одном из выступлений на симпозиуме в Париже ставился вопрос: может ли естественное освещение формировать архитектуру? Ответ очевиден, особенно если иметь в виду здания со стеклянными фасадами, которые красиво растворялись в небе на слайде докладчика. Но световые вибрации можно наблюдать не только на стекле, но даже на кирпичном фасаде. Создать нечто, убеждающее в их присутствии.

Так бюро DNK ag спроектировало луч. Интуитивно заложили в проект, устраивая обычный, казалось бы, фонарь. Луч – как художественное высказывание, а живет самостоятельной жизнью. Этот луч – солнечный круг – стал логотипом проекта «Рассвет LOFT*STUDIO», он проявлен в оформлении центральной входной зоны. Ребристый козырек, прорезанный верхним фонарем, отбрасывает на стены «полосатое пятно», которое двигается по фасаду вслед за солнцем. Вечерняя подсветка входной зоны повторяет эту же тему, а в тамбуре дублируется подвесным светильником, который высвечивает на поверхности круг.
zooming
Сколково. Квартал 1 – D2. Внутренний двор. DNK ag – в числе победителей конкурса на проект концепции жилой застройки района Технопарк. Как объяснил Даниил Лоренц, «по генплану, разработанному французским бюро Valode & Pistre Architectes, кварталы – круглые, исходя из этой данности и необходимости обеспечить эффективный выход площадей, апартаменты выстроены по кругу. Внутренняя территория – свободная. Из каждой квартиры чужие окна напротив – далеко. Были выполнены психологические исследования: когда человек думает, то смотрит на важные для него предметы и в окно… Неслучайно один из вопросов конференции Velux касался вида из окна.
© DNK ag
zooming
Несколько эпизодов симпозиума в Париже
Фото предоставлено Мариной Прозаровской, компания Velux

Поставщики, технологии

10 Января 2020

Беседовала:

Марина Ермакова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.