Все это – далеко не только форма

Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.

Беседовала:
Марина Ермакова

mainImg
Симпозиум Velux, прошедший в 2019 году в Париже – восьмой по счету. Тема форумов, проводимых компанией ежегодно – естественный свет и роль в создании проектов устойчивого развития – от города до квартиры и офиса. На этот раз среди российских участников симпозиума Velux оказались архитекторы, со-основатели DNK ag Наталья Сидорова и Даниил Лоренц. Они рассказали нам о сюжетах и впечатлениях, о долгосрочном планировании, биоритмах, запросе на высокотехнологичные решения в России и многом другом. 

Типология будущего
Работы бюро DNK ag хорошо известны. Из последних можно отметить такие весомые и эффектные, как проект жилого квартала в Сколково, дома в ЗИЛАРТ, клубный комплекс «Рассвет LOFT Studio». Сюда уже можно добавить и победу в конкурсе на проект кампуса на крыше здания на бывшей территории завода «Севкабель» в Петербурге. Архитекторы в 2019 также курировали интенсив PRO «Re(New) Практикум по реконструкции зданий» школы МАРШ, и этот курс собрал слушателей в два раза больше, чем предполагалось.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Как пересекалось с вашим опытом то, что обсуждалось в Париже? – первый вопрос я задала Наталье Сидоровой.

Мы не представляли, что это будет за конференция, но она превзошла наши ожидания по информативности именно профессиональной, широте охвата проблематики. Мы выбирали выступления по своему интересу – начиная от исследовательской части, практики, каких-то экспериментальных работ, примеров проектирования. Все обсуждения – вокруг натурального света, с которым непосредственно связан Velux. C экологическим подходом ко всему, что касается проектирования в сфере архитектуры, градостроительства. Это про воздух и климат, ландшафты и зелень. Статистические данные, инженерно-технические разработки. Про архитектурные типологии будущего, которые связаны напрямую с социальными аспектами, здоровьем людей. Большой респект организатором этого глобального мероприятия! И само место для конференции было выбрано не случайно – реконструированное здание в районе Маре: залы были пронизаны дневным светом, и это вдохновляло и соответствовало духу конференции.

Вы сказали «типология будущего». Что имеется в виду?

Я вспомнила выступление Карлы Камиллы Йорт (Carla Cammilla Hjort). Это такая женщина-огонь, создатель творческой лаборатории Space 10 в Копенгагене, которая занимается исследованиями для IKEA. Перед ней была поставлена задача: подумать на 20–30 лет вперед, чтобы ответить на вопрос: какой может быть стратегия будущего? Для компании, занимающейся обустройством дома, важно понимать, каким будет это жилье. И Карла Камилла рассказывала о своих социологических исследованиях, о том, как люди из разных поколений видят себя в будущем, что они готовы разделить друг с другом. Фокус ее интереса – на формировании нового сообщества, полезного для каждого участника и для всей планеты.

Она урбанистка?

Нет. Представляет себя как диджей, художник, дизайнер, просто такой креативный человек. Ее лаборатория разработала проект – не про мебель! – с деревянными модульными домами, где можно будет жить, как на городской ферме, выращивая какие-нибудь растения… По сути, генерируется образ жизни людей через 20 лет. Чем люди будут заниматься, какие у них будут интересы, как они будут взаимодействовать, в каких пространствах?

Быть может, это маркетинговые разработки?

Нет. Это связано с долгосрочным прогнозированием. А поскольку работа – для крупной компании, нужно быть чрезвычайно ответственным. Это не просто маркетинг.

Сценарный подход? Уместно ли такое определение?

Сценарный подход – мы тоже с этим работаем. Надо понимать, какие сообщества возникают, где они собираются, во что это выльется, когда они увеличиваются. Либо они вырастают в кластеры или, наоборот, люди постепенно обособляются. Один из мировых трендов сегодняшнего дня: архитекторы работают не только с формой, и все это далеко не только форма. Прежде всего, все закручивается вокруг людей, сценария их жизни, их поведения. Одновременно решаются два вопроса: анализ формы и параллельно – а кто те люди, которые сюда придут? Может быть, уже через год все изменится, и надо проектировать не из кирпича, а, может быть, что-то временное, а потом еще раз временное, и только потом нечто постоянное. Одна из главных задач сейчас в каждом проекте – понять ход игры.
Из презентации на симпозиуме Velux «Дневной свет и энергия» Никола Мишлена, архитектора и градостроителя, партнера-основателя бюро ANMA (Франция). В ходе реконструкции здания XIX века акцент сделан на спираль центральной лестницы и купол, видимый со всех внутренних уровней. Библиотеку перестраивали в середине 1950-х, но по проекту 2014 года внутренним объемам возвращены первоначальные свойства, этажи теперь располагаются по периметру атриума.
Из презентации на симпозиуме Velux «Многослойный город» Расмуса Аструпа, архитектора бюрл SLA (Дания), и Фредерика Шартье, архитектора, партнера бюро Chartier-Dalix Architects (Франция). В проекте бюро SLA здания с покрытыми растительностью крышами и фасадами и с зеленым внутренним двором будто сливаются с природой. Эта эффектная картинка подкреплена научным обоснованием по выбору растений, расчетами по интеграции дневного света и естественной вентиляции.

Разные биоритмы
На парижской встрече Velux выступали самые разные специалисты. Например, один докладчик рассказывал про циркадные часы. Два года назад Нобелевскую премию по физиологии присудили ученым, исследовавшим так называемые «циркадные ритмы», и вот уже эта тема представлена вниманию проектировщиков.

Рассказывает Даниил Лоренц:
Это про то, как естественный свет влияет на биоритмы человека. В пределах одного часового пояса свет приходит по-разному: в начале – раньше, и люди там встают раньше. В конце часового пояса приходится просыпаться, когда свет еще не так ярок. И это очень сильно влияет на психическое состояние человека, на его здоровье. На конференции были приведены результаты исследования на примере Германии, но можно заметить, что при тех расстояниях разница все-таки не так сильно выражена, как если бы подсчеты велись между Москвой и Санкт-Петербургом. У каждого человека есть циркадные часы, а одновременно задается внешний ритм обычных часов. При этом солнце – на разных высотах в одно и то же время в пределах одного часового пояса...

А как это может повлиять на работу архитектора?

Просто нужно учитывать этот аспект. Все связано со светом. Для человека важен как дневной свет, так и достаточное количество темноты. Нужно понимать, для какой цели проектируется здание. Свет в разных ситуациях играет разную роль. Переход день–ночь у человека связан с выработкой разных гормонов: одни для релаксации, другие – для бодрости. Чтобы человек полноценно работал, отдыхал, ему нужно обеспечить соответствующие условия. Ночью – затемнять окна, днем нужен яркий свет.

И речь не только об окнах, продолжает Наталья Сидорова. – Были выступления, связанные с инженерными, технологическими решениями, когда какой-нибудь верхний фонарь превращается в произведение искусства. Когда при реконструкции старого здания или памятника архитектуры нужно включить новые элементы, в том числе большое остекление так, чтобы конструкции воспринимались максимально нейтрально. Один из примеров продемонстрировал французский инженер-архитектор, инженер-конструктор: он делает остекление на феерическом уровне! В проекте реконструкции административного здания XVIII века Отель-де-ла-Марин на парижской площади Согласия – это памятник архитектуры – перекрывали двор, в который никогда не попадает солнце, но так, что осветили его, организовали главный вход. Идею условно обозначили как «люстра дневного света». Исходный образ – кристалл, потому этот верхний фонарь – со сложным решением стекол: они перенаправляют свет. Действительно, фонарь напоминает огромную хрустальную люстру, висящую на световой кровле: через точную инженерию выражена концептуальная идея.

Есть ли у нас заказ на подобные решения?

Это трудоемкое, дорогое и высокотехнологичное дело. Сложное проектирование, моделирование, разработка, особая материально-техническая база. Я не отрицаю, что у нас есть Кулибины, но высокие технологии в строительстве пока встречаются нечасто.

Может, запрос не изучен?

Дело не только во внешних эффектах, а в понимании, для чего нужны подобные «усложнения». Был проект, показывающий, как воздух натуральным образом охлаждал пространство: потоки перенаправлялись на проходы с большим количеством остекления. Были рассчитаны отверстия… Такие задачи у нас, чаще всего, никто и не ставит. Потому что такое нужно долго проектировать. Это не связано с быстрой окупаемостью денег. Экологические вопросы – долгие истории.

Как долго?

Не меньше 10 лет. Экологические дома – лет 20-30. У нас на такие сроки никто не задумывается. Перспектива рассчитана на 5–7 лет. Иначе не интересно.
Концепция общественно-делового кампуса на крыше производственного корпуса Б на территории «Севкабель Порт». Вид с воды
© Архитектурная группа DNK ag
Концепция общественно-делового кампуса на крыше производственного корпуса Б на территории «Севкабель Порт». Внутренний двор офисов
© Архитектурная группа DNK ag
Из презентации на симпозиуме Velux Цуя Кая, профессора Университета Цинхуа (Китай). На фотографии – музей кирпичного производства в деревне Чжуцзядянь (уезд Куньшань, КНР), реконструкция кирпичного завода. Архитектурное бюро Цуя Кая Land-Based Rationalism D-R-C
Фото © Haian Guo

Время уже что-то вложило в эту территорию
Симпозиум Velux, посвященный естественному свету и здоровым домам проходил в здании бывшего рынка. История Карро-дю-Тампль в историческом районе Маре в центре Парижа – пример успешного и качественного редевелопмента. Этот рынок на металлическом ажурном каркасе построен в 1868, в 1980-х получил статус памятника, а в начале XXI века началось его перепрофилирование в соответствии с запросом на культурно-спортивный центр. В 2014 Карро-дю-Тампль открыли после реконструкции, сообщив об этом в том числе и во всех популярных путеводителях по столице.

Архитекторы бюро DNK на встрече в Париже особое внимание обращали на проекты редевелопмента. Примеров было немало: от Бельгии до Китая. В Поднебесной в одном очень широком большепролетном здании вынимали в кровле отдельные фрагменты черепицы, чтобы обеспечить в залах верхний свет. Где-то добавляли мансарды, возводили стеклянные купола.

Поскольку тема редевелопмента актуальна и в России, есть ли здесь какие-то наши особенности и различия?

Наталья Сидорова:
В нашей стране эта тема сравнительно новая. Мы можем ориентироваться на то, что уже пройдено и сделано в мире за последние 10–15 лет. Многие заказчики даже не представляют, как поступать со старыми территориями, не задумываются о том, что история добавляет существенную стоимость месту, и это востребовано. Такую стоимость ничем другим не восполнить: время уже что-то вложило в эту территорию. Заказчика важно убедить и увлечь – и на Западе тоже, только там много готовых примеров вокруг: конкуренты готовы к смелым решениям. У нас же – «короткие деньги», примеров для подражания мало, никто не хочет рисковать. Это не только в редевелопменте – и в остальной архитектуре. Хотя, с другой стороны, иногда у нас могут быть более необычные ходы, которые находишь, пытаясь решить проблему «дешево и сердито». Нетривиальные идеи нужны везде.

Поиски решений идут на интуиции или за счет каких-то своих невероятных творческих возможностей?

Задействуем все по максимуму: и интуицию, и невероятные творческие возможности. А еще подключаем специалистов разных профилей, различных консультантов, которые просчитывают программу и наполнение. Синергия заказчика, наша, других специалистов.

Удалось ли в Париже вдохновиться чем-то еще, помимо симпозиума?

Да, наконец, добрались до Филармонии в Ла-Виллет. У Нувеля всегда читается художественный жест, четко проявленный, но функция здания при этом не страдает. Из огорчений: Эйфелева башня стала исключенным из города пространством с проходным режимом. И это неприятно. А вот Институт арабского мира показался ничуть не устаревшим: вневременное здание – выглядит очень актуально. Мы зашли внутрь, поскольку там тоже все завязано на свете: квадратные панно на фасаде с фотоэлементами, способными менять уровень освещенности и рисунок проемов в интерьере. Несмотря на то, что титановые диафрагмы давно требуют ремонта, и мы помним, как это все выглядело в 90-е, солнце в этом гениальном пространстве раскрывалось!

Будет ли продолжаться ваш курс по редевелопменту в МАРШе?

Мы взяли передышку. Преподавание – это тяжелая работа, но мы очень довольны. Мы отработали систему: приглашали специалистов, знакомили с инструментарием, творческими решениями. Обучение прошли не только архитекторы, но и несколько представителей заказчиков, строители. Была девушка-инженер из бюро, которое конструирует солнечные батареи для летательных аппаратов.
Из презентации на симпозиуме Velux Каролин Карманн, исследовательницы Федеральной политехнической школы (EPFL) в Лозанне (Швейцария). Каролин Карманн четыре года работала консультантом по дневному свету в бюро Transsolar в Штутгарте, затем год – старшим научным сотрудником инженерной фирмы ARUP в Лондоне. На симпозиуме она рассказала о своих исследованиях: как предлагаемый визуальный комфорт может соответствовать предпочтениям и интересам людей, основанных на их субъективных и поведенческих реакциях
Из презентации на симпозиуме Velux «Визуальный восторг» Лизы Хешонг, независимого консультанта, члена совета директоров Ecology Action (США)

Пересечения
Известный мировой тренд – дома с озеленением, включением природы. Расмус Аструп из парижского бюро SLA рассказывал на симпозиуме об исследованиях видов растений, которые можно включить в архитектуру, в город, какие конструкции для этого важно предусмотреть, как правильно растения посадить. Бюро SLA предлагает такой дом – с большим количеством зеленых террас, разных уровней, общественных площадок. Дом уже строится.

Похожий проект разрабатывали и на спецкурсе в МАРШе: редевелопмент московского завода «Плутон» – с экологическом кластером, активным «озеленением» внешнего и внутреннего пространства. Учебный проект, но с учетом возможной реализации.

На встрече в мастерской DNK ag, на «Красном Октябре», Даниил Лоренц показал старый планшет с презентацией 2002 года: «Весь мир из твоего окна». К одной выставке придумали такую штуку: экран в окне, по подписке можно заказать любой вид онлайн. Самим было интересно, делали концепт, даже не думали, что это будет реальностью. Правда, в репортаже о той выставке прошла информация: фирма DNK ag разрабатывает новые технологии. Надо было запатентовать... Удивительно, а теперь, спустя почти 20 лет на парижской встрече в 2019 был представлен успешный проект по разработке видов из окна – со встраиваемыми панелями. К слову, эта же идея мелькнула в каком-то недавнем отечественном фильме, где такие окна демонстрировали герою Михаила Ефремова.

В одном из выступлений на симпозиуме в Париже ставился вопрос: может ли естественное освещение формировать архитектуру? Ответ очевиден, особенно если иметь в виду здания со стеклянными фасадами, которые красиво растворялись в небе на слайде докладчика. Но световые вибрации можно наблюдать не только на стекле, но даже на кирпичном фасаде. Создать нечто, убеждающее в их присутствии.

Так бюро DNK ag спроектировало луч. Интуитивно заложили в проект, устраивая обычный, казалось бы, фонарь. Луч – как художественное высказывание, а живет самостоятельной жизнью. Этот луч – солнечный круг – стал логотипом проекта «Рассвет LOFT*STUDIO», он проявлен в оформлении центральной входной зоны. Ребристый козырек, прорезанный верхним фонарем, отбрасывает на стены «полосатое пятно», которое двигается по фасаду вслед за солнцем. Вечерняя подсветка входной зоны повторяет эту же тему, а в тамбуре дублируется подвесным светильником, который высвечивает на поверхности круг.
zooming
Сколково. Квартал 1 – D2. Внутренний двор. DNK ag – в числе победителей конкурса на проект концепции жилой застройки района Технопарк. Как объяснил Даниил Лоренц, «по генплану, разработанному французским бюро Valode & Pistre Architectes, кварталы – круглые, исходя из этой данности и необходимости обеспечить эффективный выход площадей, апартаменты выстроены по кругу. Внутренняя территория – свободная. Из каждой квартиры чужие окна напротив – далеко. Были выполнены психологические исследования: когда человек думает, то смотрит на важные для него предметы и в окно… Неслучайно один из вопросов конференции Velux касался вида из окна.
© DNK ag
zooming
Несколько эпизодов симпозиума в Париже
Фото предоставлено Мариной Прозаровской, компания Velux


0

10 Января 2020

Беседовала:

Марина Ермакова

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.