Все это – далеко не только форма

Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.

Беседовала:
Марина Ермакова

mainImg
0 Симпозиум Velux, прошедший в 2019 году в Париже – восьмой по счету. Тема форумов, проводимых компанией ежегодно – естественный свет и роль в создании проектов устойчивого развития – от города до квартиры и офиса. На этот раз среди российских участников симпозиума Velux оказались архитекторы, со-основатели DNK ag Наталья Сидорова и Даниил Лоренц. Они рассказали нам о сюжетах и впечатлениях, о долгосрочном планировании, биоритмах, запросе на высокотехнологичные решения в России и многом другом. 

Типология будущего
Работы бюро DNK ag хорошо известны. Из последних можно отметить такие весомые и эффектные, как проект жилого квартала в Сколково, дома в ЗИЛАРТ, клубный комплекс «Рассвет LOFT Studio». Сюда уже можно добавить и победу в конкурсе на проект кампуса на крыше здания на бывшей территории завода «Севкабель» в Петербурге. Архитекторы в 2019 также курировали интенсив PRO «Re(New) Практикум по реконструкции зданий» школы МАРШ, и этот курс собрал слушателей в два раза больше, чем предполагалось.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Как пересекалось с вашим опытом то, что обсуждалось в Париже? – первый вопрос я задала Наталье Сидоровой.

Мы не представляли, что это будет за конференция, но она превзошла наши ожидания по информативности именно профессиональной, широте охвата проблематики. Мы выбирали выступления по своему интересу – начиная от исследовательской части, практики, каких-то экспериментальных работ, примеров проектирования. Все обсуждения – вокруг натурального света, с которым непосредственно связан Velux. C экологическим подходом ко всему, что касается проектирования в сфере архитектуры, градостроительства. Это про воздух и климат, ландшафты и зелень. Статистические данные, инженерно-технические разработки. Про архитектурные типологии будущего, которые связаны напрямую с социальными аспектами, здоровьем людей. Большой респект организатором этого глобального мероприятия! И само место для конференции было выбрано не случайно – реконструированное здание в районе Маре: залы были пронизаны дневным светом, и это вдохновляло и соответствовало духу конференции.

Вы сказали «типология будущего». Что имеется в виду?

Я вспомнила выступление Карлы Камиллы Йорт (Carla Cammilla Hjort). Это такая женщина-огонь, создатель творческой лаборатории Space 10 в Копенгагене, которая занимается исследованиями для IKEA. Перед ней была поставлена задача: подумать на 20–30 лет вперед, чтобы ответить на вопрос: какой может быть стратегия будущего? Для компании, занимающейся обустройством дома, важно понимать, каким будет это жилье. И Карла Камилла рассказывала о своих социологических исследованиях, о том, как люди из разных поколений видят себя в будущем, что они готовы разделить друг с другом. Фокус ее интереса – на формировании нового сообщества, полезного для каждого участника и для всей планеты.

Она урбанистка?

Нет. Представляет себя как диджей, художник, дизайнер, просто такой креативный человек. Ее лаборатория разработала проект – не про мебель! – с деревянными модульными домами, где можно будет жить, как на городской ферме, выращивая какие-нибудь растения… По сути, генерируется образ жизни людей через 20 лет. Чем люди будут заниматься, какие у них будут интересы, как они будут взаимодействовать, в каких пространствах?

Быть может, это маркетинговые разработки?

Нет. Это связано с долгосрочным прогнозированием. А поскольку работа – для крупной компании, нужно быть чрезвычайно ответственным. Это не просто маркетинг.

Сценарный подход? Уместно ли такое определение?

Сценарный подход – мы тоже с этим работаем. Надо понимать, какие сообщества возникают, где они собираются, во что это выльется, когда они увеличиваются. Либо они вырастают в кластеры или, наоборот, люди постепенно обособляются. Один из мировых трендов сегодняшнего дня: архитекторы работают не только с формой, и все это далеко не только форма. Прежде всего, все закручивается вокруг людей, сценария их жизни, их поведения. Одновременно решаются два вопроса: анализ формы и параллельно – а кто те люди, которые сюда придут? Может быть, уже через год все изменится, и надо проектировать не из кирпича, а, может быть, что-то временное, а потом еще раз временное, и только потом нечто постоянное. Одна из главных задач сейчас в каждом проекте – понять ход игры.
Из презентации на симпозиуме Velux «Дневной свет и энергия» Никола Мишлена, архитектора и градостроителя, партнера-основателя бюро ANMA (Франция). В ходе реконструкции здания XIX века акцент сделан на спираль центральной лестницы и купол, видимый со всех внутренних уровней. Библиотеку перестраивали в середине 1950-х, но по проекту 2014 года внутренним объемам возвращены первоначальные свойства, этажи теперь располагаются по периметру атриума.
Из презентации на симпозиуме Velux «Многослойный город» Расмуса Аструпа, архитектора бюрл SLA (Дания), и Фредерика Шартье, архитектора, партнера бюро Chartier-Dalix Architects (Франция). В проекте бюро SLA здания с покрытыми растительностью крышами и фасадами и с зеленым внутренним двором будто сливаются с природой. Эта эффектная картинка подкреплена научным обоснованием по выбору растений, расчетами по интеграции дневного света и естественной вентиляции.

Разные биоритмы
На парижской встрече Velux выступали самые разные специалисты. Например, один докладчик рассказывал про циркадные часы. Два года назад Нобелевскую премию по физиологии присудили ученым, исследовавшим так называемые «циркадные ритмы», и вот уже эта тема представлена вниманию проектировщиков.

Рассказывает Даниил Лоренц:
Это про то, как естественный свет влияет на биоритмы человека. В пределах одного часового пояса свет приходит по-разному: в начале – раньше, и люди там встают раньше. В конце часового пояса приходится просыпаться, когда свет еще не так ярок. И это очень сильно влияет на психическое состояние человека, на его здоровье. На конференции были приведены результаты исследования на примере Германии, но можно заметить, что при тех расстояниях разница все-таки не так сильно выражена, как если бы подсчеты велись между Москвой и Санкт-Петербургом. У каждого человека есть циркадные часы, а одновременно задается внешний ритм обычных часов. При этом солнце – на разных высотах в одно и то же время в пределах одного часового пояса...

А как это может повлиять на работу архитектора?

Просто нужно учитывать этот аспект. Все связано со светом. Для человека важен как дневной свет, так и достаточное количество темноты. Нужно понимать, для какой цели проектируется здание. Свет в разных ситуациях играет разную роль. Переход день–ночь у человека связан с выработкой разных гормонов: одни для релаксации, другие – для бодрости. Чтобы человек полноценно работал, отдыхал, ему нужно обеспечить соответствующие условия. Ночью – затемнять окна, днем нужен яркий свет.

И речь не только об окнах, продолжает Наталья Сидорова. – Были выступления, связанные с инженерными, технологическими решениями, когда какой-нибудь верхний фонарь превращается в произведение искусства. Когда при реконструкции старого здания или памятника архитектуры нужно включить новые элементы, в том числе большое остекление так, чтобы конструкции воспринимались максимально нейтрально. Один из примеров продемонстрировал французский инженер-архитектор, инженер-конструктор: он делает остекление на феерическом уровне! В проекте реконструкции административного здания XVIII века Отель-де-ла-Марин на парижской площади Согласия – это памятник архитектуры – перекрывали двор, в который никогда не попадает солнце, но так, что осветили его, организовали главный вход. Идею условно обозначили как «люстра дневного света». Исходный образ – кристалл, потому этот верхний фонарь – со сложным решением стекол: они перенаправляют свет. Действительно, фонарь напоминает огромную хрустальную люстру, висящую на световой кровле: через точную инженерию выражена концептуальная идея.

Есть ли у нас заказ на подобные решения?

Это трудоемкое, дорогое и высокотехнологичное дело. Сложное проектирование, моделирование, разработка, особая материально-техническая база. Я не отрицаю, что у нас есть Кулибины, но высокие технологии в строительстве пока встречаются нечасто.

Может, запрос не изучен?

Дело не только во внешних эффектах, а в понимании, для чего нужны подобные «усложнения». Был проект, показывающий, как воздух натуральным образом охлаждал пространство: потоки перенаправлялись на проходы с большим количеством остекления. Были рассчитаны отверстия… Такие задачи у нас, чаще всего, никто и не ставит. Потому что такое нужно долго проектировать. Это не связано с быстрой окупаемостью денег. Экологические вопросы – долгие истории.

Как долго?

Не меньше 10 лет. Экологические дома – лет 20-30. У нас на такие сроки никто не задумывается. Перспектива рассчитана на 5–7 лет. Иначе не интересно.
Концепция общественно-делового кампуса на крыше производственного корпуса Б на территории «Севкабель Порт». Вид с воды
© Архитектурная группа DNK ag
Концепция общественно-делового кампуса на крыше производственного корпуса Б на территории «Севкабель Порт». Внутренний двор офисов
© Архитектурная группа DNK ag
Из презентации на симпозиуме Velux Цуя Кая, профессора Университета Цинхуа (Китай). На фотографии – музей кирпичного производства в деревне Чжуцзядянь (уезд Куньшань, КНР), реконструкция кирпичного завода. Архитектурное бюро Цуя Кая Land-Based Rationalism D-R-C
Фото © Haian Guo

Время уже что-то вложило в эту территорию
Симпозиум Velux, посвященный естественному свету и здоровым домам проходил в здании бывшего рынка. История Карро-дю-Тампль в историческом районе Маре в центре Парижа – пример успешного и качественного редевелопмента. Этот рынок на металлическом ажурном каркасе построен в 1868, в 1980-х получил статус памятника, а в начале XXI века началось его перепрофилирование в соответствии с запросом на культурно-спортивный центр. В 2014 Карро-дю-Тампль открыли после реконструкции, сообщив об этом в том числе и во всех популярных путеводителях по столице.

Архитекторы бюро DNK на встрече в Париже особое внимание обращали на проекты редевелопмента. Примеров было немало: от Бельгии до Китая. В Поднебесной в одном очень широком большепролетном здании вынимали в кровле отдельные фрагменты черепицы, чтобы обеспечить в залах верхний свет. Где-то добавляли мансарды, возводили стеклянные купола.

Поскольку тема редевелопмента актуальна и в России, есть ли здесь какие-то наши особенности и различия?

Наталья Сидорова:
В нашей стране эта тема сравнительно новая. Мы можем ориентироваться на то, что уже пройдено и сделано в мире за последние 10–15 лет. Многие заказчики даже не представляют, как поступать со старыми территориями, не задумываются о том, что история добавляет существенную стоимость месту, и это востребовано. Такую стоимость ничем другим не восполнить: время уже что-то вложило в эту территорию. Заказчика важно убедить и увлечь – и на Западе тоже, только там много готовых примеров вокруг: конкуренты готовы к смелым решениям. У нас же – «короткие деньги», примеров для подражания мало, никто не хочет рисковать. Это не только в редевелопменте – и в остальной архитектуре. Хотя, с другой стороны, иногда у нас могут быть более необычные ходы, которые находишь, пытаясь решить проблему «дешево и сердито». Нетривиальные идеи нужны везде.

Поиски решений идут на интуиции или за счет каких-то своих невероятных творческих возможностей?

Задействуем все по максимуму: и интуицию, и невероятные творческие возможности. А еще подключаем специалистов разных профилей, различных консультантов, которые просчитывают программу и наполнение. Синергия заказчика, наша, других специалистов.

Удалось ли в Париже вдохновиться чем-то еще, помимо симпозиума?

Да, наконец, добрались до Филармонии в Ла-Виллет. У Нувеля всегда читается художественный жест, четко проявленный, но функция здания при этом не страдает. Из огорчений: Эйфелева башня стала исключенным из города пространством с проходным режимом. И это неприятно. А вот Институт арабского мира показался ничуть не устаревшим: вневременное здание – выглядит очень актуально. Мы зашли внутрь, поскольку там тоже все завязано на свете: квадратные панно на фасаде с фотоэлементами, способными менять уровень освещенности и рисунок проемов в интерьере. Несмотря на то, что титановые диафрагмы давно требуют ремонта, и мы помним, как это все выглядело в 90-е, солнце в этом гениальном пространстве раскрывалось!

Будет ли продолжаться ваш курс по редевелопменту в МАРШе?

Мы взяли передышку. Преподавание – это тяжелая работа, но мы очень довольны. Мы отработали систему: приглашали специалистов, знакомили с инструментарием, творческими решениями. Обучение прошли не только архитекторы, но и несколько представителей заказчиков, строители. Была девушка-инженер из бюро, которое конструирует солнечные батареи для летательных аппаратов.
Из презентации на симпозиуме Velux Каролин Карманн, исследовательницы Федеральной политехнической школы (EPFL) в Лозанне (Швейцария). Каролин Карманн четыре года работала консультантом по дневному свету в бюро Transsolar в Штутгарте, затем год – старшим научным сотрудником инженерной фирмы ARUP в Лондоне. На симпозиуме она рассказала о своих исследованиях: как предлагаемый визуальный комфорт может соответствовать предпочтениям и интересам людей, основанных на их субъективных и поведенческих реакциях
Из презентации на симпозиуме Velux «Визуальный восторг» Лизы Хешонг, независимого консультанта, члена совета директоров Ecology Action (США)

Пересечения
Известный мировой тренд – дома с озеленением, включением природы. Расмус Аструп из парижского бюро SLA рассказывал на симпозиуме об исследованиях видов растений, которые можно включить в архитектуру, в город, какие конструкции для этого важно предусмотреть, как правильно растения посадить. Бюро SLA предлагает такой дом – с большим количеством зеленых террас, разных уровней, общественных площадок. Дом уже строится.

Похожий проект разрабатывали и на спецкурсе в МАРШе: редевелопмент московского завода «Плутон» – с экологическом кластером, активным «озеленением» внешнего и внутреннего пространства. Учебный проект, но с учетом возможной реализации.

На встрече в мастерской DNK ag, на «Красном Октябре», Даниил Лоренц показал старый планшет с презентацией 2002 года: «Весь мир из твоего окна». К одной выставке придумали такую штуку: экран в окне, по подписке можно заказать любой вид онлайн. Самим было интересно, делали концепт, даже не думали, что это будет реальностью. Правда, в репортаже о той выставке прошла информация: фирма DNK ag разрабатывает новые технологии. Надо было запатентовать... Удивительно, а теперь, спустя почти 20 лет на парижской встрече в 2019 был представлен успешный проект по разработке видов из окна – со встраиваемыми панелями. К слову, эта же идея мелькнула в каком-то недавнем отечественном фильме, где такие окна демонстрировали герою Михаила Ефремова.

В одном из выступлений на симпозиуме в Париже ставился вопрос: может ли естественное освещение формировать архитектуру? Ответ очевиден, особенно если иметь в виду здания со стеклянными фасадами, которые красиво растворялись в небе на слайде докладчика. Но световые вибрации можно наблюдать не только на стекле, но даже на кирпичном фасаде. Создать нечто, убеждающее в их присутствии.

Так бюро DNK ag спроектировало луч. Интуитивно заложили в проект, устраивая обычный, казалось бы, фонарь. Луч – как художественное высказывание, а живет самостоятельной жизнью. Этот луч – солнечный круг – стал логотипом проекта «Рассвет LOFT*STUDIO», он проявлен в оформлении центральной входной зоны. Ребристый козырек, прорезанный верхним фонарем, отбрасывает на стены «полосатое пятно», которое двигается по фасаду вслед за солнцем. Вечерняя подсветка входной зоны повторяет эту же тему, а в тамбуре дублируется подвесным светильником, который высвечивает на поверхности круг.
zooming
Сколково. Квартал 1 – D2. Внутренний двор. DNK ag – в числе победителей конкурса на проект концепции жилой застройки района Технопарк. Как объяснил Даниил Лоренц, «по генплану, разработанному французским бюро Valode & Pistre Architectes, кварталы – круглые, исходя из этой данности и необходимости обеспечить эффективный выход площадей, апартаменты выстроены по кругу. Внутренняя территория – свободная. Из каждой квартиры чужие окна напротив – далеко. Были выполнены психологические исследования: когда человек думает, то смотрит на важные для него предметы и в окно… Неслучайно один из вопросов конференции Velux касался вида из окна.
© DNK ag
zooming
Несколько эпизодов симпозиума в Париже
Фото предоставлено Мариной Прозаровской, компания Velux

Поставщики, технологии

10 Января 2020

Беседовала:

Марина Ермакова
Похожие статьи
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Вибрация Флоренции
Итальянское Lino bistro расположилось в престижном районе Москвы, а бюро ARCHPOINT постралось сделать пространство расслабленным и приглашающим: здесь приятно встретиться за кофе и поужинать в торжественной, но не слишком, обстановке.
Проявление ступеней
Проект 9-этажного дома комфорт-класса на окраине Воронежа проявляет привычный прием двухярусной сетки фасада в объеме: так у части квартир появляются открытые террасы, а силуэт приобретает некоторую асимметричную зиккуратистость.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.