English version

Внутренний город

Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

07 Октября 2019
mainImg
Проект:
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.20
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Елена Филатова. Интерьеры: Мария Кочуркина, Елена Филатова

2013 — 2014 / 2014 — 2016

Девелопер: KR Properties
Конструкции: «Синергия Про»
Инженерия: ООО «Олимп Дизайн Групп»
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

2014 — 2014 / 2014 — 2016

Заказчик: KR Properties
0 Комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio архитекторов DNK ag – результат реконструкции части корпусов машиностроительного завода «Рассвет», расположенного в центре Москвы на Пресне. Завод трансформируется постепенно, часть его зданий сейчас сданы в аренду в почти что первозданном виде, а корпуса 34 и 20 превратились в апартаменты – городские дома, чей масштаб и особенно внутреннее устройство во многом представляют собой новшество для Москвы. Проект развивается с 2014 года и собрал за прошедшее время много премий, от «Татлина» на фестивале Зодчество-2016 до включения в шорт-листы WAF’2019 и премии Dezeen, – в последнем он оказался единственным российским проектом. Неудивительно, что «Рассвет LOFT» украсил обложку второй книги-монографии DNK ag, изданной журналом Tatlin весной этого года – на данный момент он стал своего рода знаковым, любимым объектом архитекторов.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Мы уже рассматривали проект корпуса 34 – здания-пластины, установленного торцом к основному пешеходному проходу на территории бывшего завода и визуально разделенного на шесть сходных между собой, но отличных в нюансах фасадов, так что получается подобие классического города, но без историзирующих элементов, а данное масштабно и пропорционально. Корпус номер 20 не столь заметен – невысокий протяженный блок с двумя выступами был хозяйственной постройкой завода советского времени. Он параллелен Расторгуевскому переулку, но расположен в глубине двора, – начинается почти что от угла дома 3.34, встык проходит мимо «старого» здания бывшего Щукинского музея русских древностей, а ныне Тимирязевского биологического, до угла его же «нового» здания на Малой Грузинской. Такая плотная включенность в застройку объясняется расположением исходного хозкорпуса, вид которого, надо сказать, был крайне непритязательным – но советская промышленность спокойно относилась к соседним памятникам XIX века. Два слова о музейных зданиях: первое построил Борис Викторович Фрейденберг, второе через пару лет Адольф Эрнестович Эрихсон, первое псевдорусское, второе скорее нео-, оба апеллируют к «кирпичному маньеризму» русского XVII века, но первый покрыт кирпичом, второй плиткой, хотя тема общая. Оба музейных здания – обязывающее соседство. Впрочем, для архитекторов были существенны, по их собственным словам, как близость щукинских строений, так и кирпичный корпус, возведенный по проекту Романа Ивановича Клейна для фабрики «Мюр и Мерилиз», и стоящий в квартале отсюда польский костел Фомы Осиповича Богдановича-Дворжецкого – все они определили кирпичную стилистику зданий DNK ag.

Между тем надо заметить, что в советское время промышленные территории активно застраивали и как правило новые корпуса носили исключительно прагматичный характер. Реконструированные корпуса были частью именно советской застройки территории завода, не обладали историко-архитектурной ценностью и выглядели вот так:
  • zooming
    Рассвет, корпус 34, первоначальный вид
    Предоставлено DNK ag
  • zooming
    Рассвет, корпус 20, первоначальный вид
    Предоставлено DNK ag
 

Кирпич, металл, дерево
Кирпичные фасады – настоящая любовь, вытеснившая из сердец архитекторов нашего времени бетон, стекло и металл. Кирпич позволяет тонко играть с фактурой, нефигуративно насыщать поверхности, демонстрирует рукотворность и даёт разнообразие оттенков, не выходя за рамки теплых, терракотовых тонов, уютных для человеческого глаза. Он же – лучшее обоснование для бесконфлитного диалога с контекстом в случае, если ты окружен промышленной архитектурой, или тем более строишь на ее территории, да еще при поддержке образцов архитектуры XIX века, апеллирующей к XVII веку, другому периоду расцвета кирпичных паттернов. Иными словами, выбор кирпичных фасадов был трижды неизбежен: из-за близлежащих памятников, окружения старого прома и современных предпочтений. Кирпич красив, долговечен, а в наше время приобрел ауру дорогого, если не сказать эксклюзивного материала. Так что основной материал фасадов объединяет оба корпуса с окружением и между собой, наделяя их, с другой стороны, беспроигрышной материальностью хорошего твидового пальто.

В большом корпусе 34 кирпич стал основой для тональных различий между секциями, придавая им подобие городской улицы с нехарактерно узкими для Москвы, но типичными для Европы участками, застроенными похожими, но разными домами вплотную. На протяженном фасаде кирпичные рамки акцентировали окна, а торцах образовали фактурные панно, хорошо работающие в косом свете и перекликающиеся с символом комплекса – полосатым пятном света, «солнцем» над входами.
  • zooming
    1 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    5 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    6 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    7 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    8 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    9 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Но если в многоэтажном 34-м преобладают нюансы цвета и фактуры, а рельеф крайне сдержан и ограничен полосами крупных рамок и похожей на штрабу штриховкой на торцах, – то корпус 20 сдержаннее, в нем больше гладких поверхностей, что делает меньший по размеру объем более лаконичным, придает широким объемам со щипцовым верхом сходство со складами ганзейских купцов. Кирпич ручной работы, с поблескивающей на солнце окалиной от металлических вкраплений, похож на ткань-меланж из осенней коллекции. Но и рельеф появляется – кирпичи, выведенные углами на фасад, создают фактурное «бархатное» панно, акцентируя номер дома. А вертикальные кирпичные решетки в сочетании со стеклоблоками в первых этажах обеспечивают естественное освещение расположенным внутри парковкам (да-да, паркинги в первых этажах) – и в то же время ансамблево перекликаются с рельефными полосками соседнего корпуса.
  • zooming
    1 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20.Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Кровли в обоих случаях образуют простой меандр уступов и выступов, только в большом корпусе линия определена чередованием высоты «домиков», а в малом люкарнами. Кровли из темно-серого металла, причем на втором корпусе металлическая часть занимает где-то треть, а где-то и половину высоты, выступая почти на равных с кирпичом, захватывая верхнюю часть здания. Металлическое покрытие тщательно прорисовано: видны только вертикальные стыки, расстояния между ними не одинаковые и не произвольные, а складываются в ритм наподобие вальсового.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Металл проявляет себя также в переплетах окон и простых, но всё того же цвета решетках балконов. В корпусе 20 балконов три вида: ограждения, встроенные между откосами французских окон; плоские балкончики, выступающие где-то на полметра, и третьи, далеко шагающие вперед, с полутораметровым выносом. Французские окна встречаются время от времени, а большие и малые балконы образуют регулярный ритм, который организует и оживляет фасады. Полоски решеток перекликаются с фасадами парковки, в корпусе 20 в целом преобладает вертикальная штриховка, изредка оживляемая поперечной горизонтальной.
  • zooming
    1 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Дерева меньше, но оно появляется в ключевых местах – к примеру, оформляет входы в угловых, самых уютных, пазухах дома, и украшает откосы больших мансард, смягчая брутальность металлического верха.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Из того же светлого дерева сделаны входные двери, которые тоже подхватывают тему вертикальной штриховки. Если продолжить начатую выше аналогию с тканью, то дерево берет на себя роль своего рода «подкладки» – чаще используется там, где дом взаимодействует с человеком, прежде всего на входе. Дерево самый «теплый» из выбранных материалов, характерный для интерьеров и малых форм, и в первом этаже его стилистика тяготеет к реечному языку последних, а в верхних этажах деревянные откосы подчеркивает наличие за ними именно жилья, а не заводского цеха, – что, с одной стороны, деликатно подчеркивает типологию, а с другой – обостряет восприятие промышленных аллюзий, которые, безусловно, присутствуют в трактовке металлических верхних этажей.
  • zooming
    1 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Структура
Самое интересное в обоих корпусах – их структура, подчеркивают авторы. В Москве мало нетиповых планировок, а количество вновь проектируемых двухъярусных квартир попросту приближается к нулю. Здесь же оба дома состоят преимущественно из нестандартных вариантов: двух- и трехъярусных апартаментов, жилищ с выходом на улицу с первого этажа, с палисадниками, балконами и террасами. Это не просто жилье, а места, где можно жить и работать по «средневековому» неоурбанистическому принципу, устроив в части своего апартамента офис или мастерскую, – жильцы уже реализуют эту возможность, подчеркивают архитекторы DNK ag. Все эти особенности популярны и появляются время от времени, то чаще, то реже, в разных ЖК. Отличие «Рассвета LOFT» в том, что он буквально-таки набран из нетиповых вариантов, состоит из них. Разумеется, такое вполне неожиданное и греющее душу разнообразие поддержано, как минимум, двумя обстоятельствами: статусом реконструкции и центральным расположением в городе, что подразумевает недешевый, хотя для Москвы отнюдь не запредельный, «клубный» формат жилья.

Итак, корпус 34 состоит из двухъярусных апартаментов 6-метровой высоты с «лофтами», открытыми антресолями внутри каждой из них, прямо по заветам Моисея Гинзбурга, только более просторных; 4 верхних уровня объединены коридорами через этаж, нижние имеют собственные входы с улицы и палисадники. Верхние апартаменты освещены, в числе прочего, зенитными окнами кровли, и имеют в верхнем этаже террасы и камины.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
© DNK ag

Корпус 20 подхватывает ту же тему, но здесь состав лотов сложнее – к двухъярусным жилищам присоединяются трехъярусные таунхаусы, и, наоборот, одноэтажные апартаменты, условно говоря, обычные, хотя их меньшинство. Своеобразия добавляет парковка в первом этаже, но она присутствует не везде, в поперечных объемах есть, а в перемычке между ними нет, здесь апартаменты первых этажей выходят к палисадниками на улицу, что тоже важно, особенно если в вашем распоряжении исключительно тихий закрытый двор. «Плоскостная» парковка тоже есть и снабжена газонной решеткой.

Дом 3.20 – как мы помним, протяженный, если не сказать длинный, и спрятан во дворе. Взглянуть на него можно из двора Тимирязевского музея, и, с угла, из переулка, но если знать и постараться. Дом скрыт от города, «спрятан» в нем, может быть когда-то это изменится, но пока он скорее hidden gem. Зато между ним и корпусом по переулку образуется три небольших, но очень тихих, закрытых двора, для палисадников же нашлось место и с противоположной стороны, ближе к корпусу 34.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Но вернемся к плану: он нерегулярный. Вытянутый корпус имеет два широких выступа к северу (собственно они и разделяют дворы). Говоря обобщенно, план похож на классическую московскую усадебную планировку покоем, но с небольшим аппендиксом, который стыкует его со зданием восьмидесятых годов, примкнувшим к музею по Малой Грузинской и сейчас известным по расположению в нем кафе «Андерсон». Непростой план требовалось осмыслить, и получилось вот что. В узком «аппендиксе» за музеем разместились трехуровневые таунхаусы с парковками в первых этажах. В широких выступах-крыльях, разделяющих дворы, – одноярусные и двухъярусные апартаменты, во втором и третьем этаже есть коридоры, так как туда выходят только двухуровневые апартаменты. Северная протяженная часть «перемычки» между крыльями – четырехъярусная, южная – трех. Поэтому у двухъярусных жилищ второго уровня, обращенных в основном на север, появились террасы-патио на кровле, позволяющие «зачерпнуть» солнца с южной стороны и компенсировать свет, да еще как, через огромные окна. Единственный коридор в «перемычке» проходит, соответственно, в уровне третьего яруса, соединяя те самые квартиры с террасой на крыше. Достаточно запутанно, но если вдуматься, логично и интересно, не просто разнообразно, но мотивированно и удобно. Захотелось пожить в квартире с патио, никто не сдает на airbnb? Эх, а жаль.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
© DNK ag

Устройство кровли, особенно при взгляде сверху, определенно напоминает решения промышленной архитектуры – они похожи на шедовые фонари, популярные в освещении цехов в XIX и XX веке, да и действуют подобным образом. Здесь много зенитных фонарей и крупных витражей с металлическими переплетами, заостряющих заявленную в названии стилистку loft-а.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Новый, но с корнями
Понятие реконструкции в российском контексте продолжает оставаться достаточно расплывчатым, хотя и меняет контуры. Во всяком случае очевидно, что в данном случае мы имеем дело не с «классическим» видом реконструкции прома, сохранением ценного здания, хотя формально нередко и не памятника, с современными вторжениями, проявляющими его инаковость и старину. Исходные корпуса никак невозможно было отнести к разряду вещей, достойных сохранения, это была даже не вернакулярная архитектура, а примеры дешевого советского промышленного треша, никак не вышедшие за пределы своего практического назначения. Их облик совершенно изменился, 34-й перестал был закрытым и горизонтальным, превратившись в открытый и вертикализированный, в свою противоположность. Двадцатый был попросту сараем, а получил вполне читаемое и вариативное «лицо» и образ, стал всем из ничего, по словам известного гимна. Реконструкция стала скорее перевоплощением, и понятие будет вернее отнести к территории завода в целом, трансформации его пространства, частью которой стали два дома.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Решающим качеством проекта оказывается масштаб. Будучи продиктован заводскими корпусами и не подлежа росту вверх и вширь, он оказался удивительным, редким для современной Москвы, что придает новую ценность жилым пространствам в нем. Попросту говоря – некрупная, в рамках гуманного размера застройка иначе воздействует на человека, а здесь ряд обстоятельств сошелся так, что ее удалось реализовать.

Другая существенная вещь – образ. Учитывая первоначальный вид корпусов, их можно было трактовать как угодно – сделать стеклянными или покрыть оранжевым прорезным металлом; но архитекторы и заказчик выбрали кирпич и темный металл, сделав бывший промышленный контекст «лейблом» проекта. В то же время сами дома – вовсе не заводские, среди нагромождения прома прорастает город, у нас на глазах, но исподволь, так, что, не зная, можно и не заметить. А ведь дома приобретают новые качества, адаптируя предшествующие: к примеру, кирпичные рамки-обводы окон, характерные для корпуса 3.34, можно найти в доходных домах соседних дворов, а строй узких высоких фасадов – современное европеизированное новшество. Небольшие дворы, выстроенные асимметричной вереницей вдоль длинного корпуса – явление более чем московское, а многоярусные апартаменты, террасы и широкие голландские щипцы – свежая идея. Неудивительно, что дома получили столько премий – они не очень, в буквальном смысле, яркие, но зато насыщены множеством идей и как будто даже предлагают городу альтернативный путь развития, точечный, креативный, укорененный в контексте, но использующий множество современных наработок. Пойдет ли город по тому пути – прямо скажем, сейчас это маловероятно; возможно, когда-нибудь потом. Но сам факт реализации опыта кажется интересным.
Проект:
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.20
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Елена Филатова. Интерьеры: Мария Кочуркина, Елена Филатова

2013 — 2014 / 2014 — 2016

Девелопер: KR Properties
Конструкции: «Синергия Про»
Инженерия: ООО «Олимп Дизайн Групп»
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

2014 — 2014 / 2014 — 2016

Заказчик: KR Properties

07 Октября 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Знак бесконечности
Подробнее о проекте-победителе конкурса «Горизонт», посвященного кампусу на кровле самого заметного, выходящего на реку, корпуса завода Севкабель в Петербурге. Знаковая форма с множеством вариантов интерпретаций окружена развитым общественным пространством: что еще нужно современному человеку.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
От дома-коммуны к ко-ливингу
В комплексе апартаментов CO_LOFT, спроектированном бюро DNK ag, промышленное наследие 1930-х переосмысляется через идеи 1920-х, когда поиск новых форм жилья был одним из основополагающих направлений в архитектуре.
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Чайка и Мастер-ключ
DNK ag спроектировали для ЗИЛАРТа башню «Чайка», а также выступили кураторами 26 квартала, где некоторые «партии» исполнили самостоятельно. Говорим с DNK ag об их работе на ЗИЛе.
ДНК аг: «Для нас этот конкурс стал поводом предложить...
Архитекторы Даниил Лоренц, Наталья Сидорова и Константин Ходнев, чей проект стал одним из двадцати, вышедших в финал конкурса АИЖК на стандартизированное жилье, о смысле конкурса, идеале обитаемого пространства и условиях приближения к этому идеалу, в частности, микродевелопменте.
Культурный код
Собирая воедино мозаику из исторических и заново возведенных объектов комплекса Сытинской типографии, архитекторы из ДНК аг построили собственную лексическую парадигму, некий культурный код, основанный на тонкой игре ассоциаций и образов.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
В обход стереотипов
Архитекторы ДНК аг подошли к работе с застройкой комфорт-класса как к сверхзадаче. Им удалось разорвать шаблон «недорогое жилье равно типовое», оставаясь в рамках бюджета. Индивидуальный и профессиональный подход к массовому строительству позволил архитекторам создать комфортное, дружелюбное городское пространство.
Константин Ходнев: «Нам было важно сделать не просто...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ» в Казани, организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, команда под руководством Константина Ходнева разработала концепцию преобразования села Верхний Услон в современную комфортабельную туристическую зону.
«Смычка города и деревни»
Работая над реальным проектом, архитекторы ДНК аг увидели в этом опыте удачную возможность для отработки принципов компактной, но разнообразной и комфортной застройки.
Лучшее место в городе
Публикуем итоги воркшопа МАРШ, прошедшего в Казани. Участники разработали проекты семи общественных зон в разных городах и поселках Татарстана.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.