Внутренний город

Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

07 Октября 2019
mainImg
Проект:
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.20
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Елена Филатова. Интерьеры: Мария Кочуркина, Елена Филатова

2014 – 2016

Девелопер: KR Properties
Конструкции: «Синергия Про»
Инженерия: ООО «Олимп Дизайн Групп»
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

2014 – 2016

Заказчик: KR Properties
Комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio архитекторов DNK ag – результат реконструкции части корпусов машиностроительного завода «Рассвет», расположенного в центре Москвы на Пресне. Завод трансформируется постепенно, часть его зданий сейчас сданы в аренду в почти что первозданном виде, а корпуса 34 и 20 превратились в апартаменты – городские дома, чей масштаб и особенно внутреннее устройство во многом представляют собой новшество для Москвы. Проект развивается с 2014 года и собрал за прошедшее время много премий, от «Татлина» на фестивале Зодчество-2016 до включения в шорт-листы WAF’2019 и премии Dezeen, – в последнем он оказался единственным российским проектом. Неудивительно, что «Рассвет LOFT» украсил обложку второй книги-монографии DNK ag, изданной журналом Tatlin весной этого года – на данный момент он стал своего рода знаковым, любимым объектом архитекторов.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Мы уже рассматривали проект корпуса 34 – здания-пластины, установленного торцом к основному пешеходному проходу на территории бывшего завода и визуально разделенного на шесть сходных между собой, но отличных в нюансах фасадов, так что получается подобие классического города, но без историзирующих элементов, а данное масштабно и пропорционально. Корпус номер 20 не столь заметен – невысокий протяженный блок с двумя выступами был хозяйственной постройкой завода советского времени. Он параллелен Расторгуевскому переулку, но расположен в глубине двора, – начинается почти что от угла дома 3.34, встык проходит мимо «старого» здания бывшего Щукинского музея русских древностей, а ныне Тимирязевского биологического, до угла его же «нового» здания на Малой Грузинской. Такая плотная включенность в застройку объясняется расположением исходного хозкорпуса, вид которого, надо сказать, был крайне непритязательным – но советская промышленность спокойно относилась к соседним памятникам XIX века. Два слова о музейных зданиях: первое построил Борис Викторович Фрейденберг, второе через пару лет Адольф Эрнестович Эрихсон, первое псевдорусское, второе скорее нео-, оба апеллируют к «кирпичному маньеризму» русского XVII века, но первый покрыт кирпичом, второй плиткой, хотя тема общая. Оба музейных здания – обязывающее соседство. Впрочем, для архитекторов были существенны, по их собственным словам, как близость щукинских строений, так и кирпичный корпус, возведенный по проекту Романа Ивановича Клейна для фабрики «Мюр и Мерилиз», и стоящий в квартале отсюда польский костел Фомы Осиповича Богдановича-Дворжецкого – все они определили кирпичную стилистику зданий DNK ag.

Между тем надо заметить, что в советское время промышленные территории активно застраивали и как правило новые корпуса носили исключительно прагматичный характер. Реконструированные корпуса были частью именно советской застройки территории завода, не обладали историко-архитектурной ценностью и выглядели вот так:
  • zooming
    1 / 2
    Рассвет, корпус 34, первоначальный вид
    Предоставлено DNK ag
  • zooming
    2 / 2
    Рассвет, корпус 20, первоначальный вид
    Предоставлено DNK ag
 

Кирпич, металл, дерево
Кирпичные фасады – настоящая любовь, вытеснившая из сердец архитекторов нашего времени бетон, стекло и металл. Кирпич позволяет тонко играть с фактурой, нефигуративно насыщать поверхности, демонстрирует рукотворность и даёт разнообразие оттенков, не выходя за рамки теплых, терракотовых тонов, уютных для человеческого глаза. Он же – лучшее обоснование для бесконфлитного диалога с контекстом в случае, если ты окружен промышленной архитектурой, или тем более строишь на ее территории, да еще при поддержке образцов архитектуры XIX века, апеллирующей к XVII веку, другому периоду расцвета кирпичных паттернов. Иными словами, выбор кирпичных фасадов был трижды неизбежен: из-за близлежащих памятников, окружения старого прома и современных предпочтений. Кирпич красив, долговечен, а в наше время приобрел ауру дорогого, если не сказать эксклюзивного материала. Так что основной материал фасадов объединяет оба корпуса с окружением и между собой, наделяя их, с другой стороны, беспроигрышной материальностью хорошего твидового пальто.

В большом корпусе 34 кирпич стал основой для тональных различий между секциями, придавая им подобие городской улицы с нехарактерно узкими для Москвы, но типичными для Европы участками, застроенными похожими, но разными домами вплотную. На протяженном фасаде кирпичные рамки акцентировали окна, а торцах образовали фактурные панно, хорошо работающие в косом свете и перекликающиеся с символом комплекса – полосатым пятном света, «солнцем» над входами.
  • zooming
    1 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    5 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    6 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    7 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    8 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    9 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Но если в многоэтажном 34-м преобладают нюансы цвета и фактуры, а рельеф крайне сдержан и ограничен полосами крупных рамок и похожей на штрабу штриховкой на торцах, – то корпус 20 сдержаннее, в нем больше гладких поверхностей, что делает меньший по размеру объем более лаконичным, придает широким объемам со щипцовым верхом сходство со складами ганзейских купцов. Кирпич ручной работы, с поблескивающей на солнце окалиной от металлических вкраплений, похож на ткань-меланж из осенней коллекции. Но и рельеф появляется – кирпичи, выведенные углами на фасад, создают фактурное «бархатное» панно, акцентируя номер дома. А вертикальные кирпичные решетки в сочетании со стеклоблоками в первых этажах обеспечивают естественное освещение расположенным внутри парковкам (да-да, паркинги в первых этажах) – и в то же время ансамблево перекликаются с рельефными полосками соседнего корпуса.
  • zooming
    1 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20.Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Кровли в обоих случаях образуют простой меандр уступов и выступов, только в большом корпусе линия определена чередованием высоты «домиков», а в малом люкарнами. Кровли из темно-серого металла, причем на втором корпусе металлическая часть занимает где-то треть, а где-то и половину высоты, выступая почти на равных с кирпичом, захватывая верхнюю часть здания. Металлическое покрытие тщательно прорисовано: видны только вертикальные стыки, расстояния между ними не одинаковые и не произвольные, а складываются в ритм наподобие вальсового.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Металл проявляет себя также в переплетах окон и простых, но всё того же цвета решетках балконов. В корпусе 20 балконов три вида: ограждения, встроенные между откосами французских окон; плоские балкончики, выступающие где-то на полметра, и третьи, далеко шагающие вперед, с полутораметровым выносом. Французские окна встречаются время от времени, а большие и малые балконы образуют регулярный ритм, который организует и оживляет фасады. Полоски решеток перекликаются с фасадами парковки, в корпусе 20 в целом преобладает вертикальная штриховка, изредка оживляемая поперечной горизонтальной.
  • zooming
    1 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Дерева меньше, но оно появляется в ключевых местах – к примеру, оформляет входы в угловых, самых уютных, пазухах дома, и украшает откосы больших мансард, смягчая брутальность металлического верха.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Из того же светлого дерева сделаны входные двери, которые тоже подхватывают тему вертикальной штриховки. Если продолжить начатую выше аналогию с тканью, то дерево берет на себя роль своего рода «подкладки» – чаще используется там, где дом взаимодействует с человеком, прежде всего на входе. Дерево самый «теплый» из выбранных материалов, характерный для интерьеров и малых форм, и в первом этаже его стилистика тяготеет к реечному языку последних, а в верхних этажах деревянные откосы подчеркивает наличие за ними именно жилья, а не заводского цеха, – что, с одной стороны, деликатно подчеркивает типологию, а с другой – обостряет восприятие промышленных аллюзий, которые, безусловно, присутствуют в трактовке металлических верхних этажей.
  • zooming
    1 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Структура
Самое интересное в обоих корпусах – их структура, подчеркивают авторы. В Москве мало нетиповых планировок, а количество вновь проектируемых двухъярусных квартир попросту приближается к нулю. Здесь же оба дома состоят преимущественно из нестандартных вариантов: двух- и трехъярусных апартаментов, жилищ с выходом на улицу с первого этажа, с палисадниками, балконами и террасами. Это не просто жилье, а места, где можно жить и работать по «средневековому» неоурбанистическому принципу, устроив в части своего апартамента офис или мастерскую, – жильцы уже реализуют эту возможность, подчеркивают архитекторы DNK ag. Все эти особенности популярны и появляются время от времени, то чаще, то реже, в разных ЖК. Отличие «Рассвета LOFT» в том, что он буквально-таки набран из нетиповых вариантов, состоит из них. Разумеется, такое вполне неожиданное и греющее душу разнообразие поддержано, как минимум, двумя обстоятельствами: статусом реконструкции и центральным расположением в городе, что подразумевает недешевый, хотя для Москвы отнюдь не запредельный, «клубный» формат жилья.

Итак, корпус 34 состоит из двухъярусных апартаментов 6-метровой высоты с «лофтами», открытыми антресолями внутри каждой из них, прямо по заветам Моисея Гинзбурга, только более просторных; 4 верхних уровня объединены коридорами через этаж, нижние имеют собственные входы с улицы и палисадники. Верхние апартаменты освещены, в числе прочего, зенитными окнами кровли, и имеют в верхнем этаже террасы и камины.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
© DNK ag

Корпус 20 подхватывает ту же тему, но здесь состав лотов сложнее – к двухъярусным жилищам присоединяются трехъярусные таунхаусы, и, наоборот, одноэтажные апартаменты, условно говоря, обычные, хотя их меньшинство. Своеобразия добавляет парковка в первом этаже, но она присутствует не везде, в поперечных объемах есть, а в перемычке между ними нет, здесь апартаменты первых этажей выходят к палисадниками на улицу, что тоже важно, особенно если в вашем распоряжении исключительно тихий закрытый двор. «Плоскостная» парковка тоже есть и снабжена газонной решеткой.

Дом 3.20 – как мы помним, протяженный, если не сказать длинный, и спрятан во дворе. Взглянуть на него можно из двора Тимирязевского музея, и, с угла, из переулка, но если знать и постараться. Дом скрыт от города, «спрятан» в нем, может быть когда-то это изменится, но пока он скорее hidden gem. Зато между ним и корпусом по переулку образуется три небольших, но очень тихих, закрытых двора, для палисадников же нашлось место и с противоположной стороны, ближе к корпусу 34.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Но вернемся к плану: он нерегулярный. Вытянутый корпус имеет два широких выступа к северу (собственно они и разделяют дворы). Говоря обобщенно, план похож на классическую московскую усадебную планировку покоем, но с небольшим аппендиксом, который стыкует его со зданием восьмидесятых годов, примкнувшим к музею по Малой Грузинской и сейчас известным по расположению в нем кафе «Андерсон». Непростой план требовалось осмыслить, и получилось вот что. В узком «аппендиксе» за музеем разместились трехуровневые таунхаусы с парковками в первых этажах. В широких выступах-крыльях, разделяющих дворы, – одноярусные и двухъярусные апартаменты, во втором и третьем этаже есть коридоры, так как туда выходят только двухуровневые апартаменты. Северная протяженная часть «перемычки» между крыльями – четырехъярусная, южная – трех. Поэтому у двухъярусных жилищ второго уровня, обращенных в основном на север, появились террасы-патио на кровле, позволяющие «зачерпнуть» солнца с южной стороны и компенсировать свет, да еще как, через огромные окна. Единственный коридор в «перемычке» проходит, соответственно, в уровне третьего яруса, соединяя те самые квартиры с террасой на крыше. Достаточно запутанно, но если вдуматься, логично и интересно, не просто разнообразно, но мотивированно и удобно. Захотелось пожить в квартире с патио, никто не сдает на airbnb? Эх, а жаль.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
© DNK ag

Устройство кровли, особенно при взгляде сверху, определенно напоминает решения промышленной архитектуры – они похожи на шедовые фонари, популярные в освещении цехов в XIX и XX веке, да и действуют подобным образом. Здесь много зенитных фонарей и крупных витражей с металлическими переплетами, заостряющих заявленную в названии стилистку loft-а.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Новый, но с корнями
Понятие реконструкции в российском контексте продолжает оставаться достаточно расплывчатым, хотя и меняет контуры. Во всяком случае очевидно, что в данном случае мы имеем дело не с «классическим» видом реконструкции прома, сохранением ценного здания, хотя формально нередко и не памятника, с современными вторжениями, проявляющими его инаковость и старину. Исходные корпуса никак невозможно было отнести к разряду вещей, достойных сохранения, это была даже не вернакулярная архитектура, а примеры дешевого советского промышленного треша, никак не вышедшие за пределы своего практического назначения. Их облик совершенно изменился, 34-й перестал был закрытым и горизонтальным, превратившись в открытый и вертикализированный, в свою противоположность. Двадцатый был попросту сараем, а получил вполне читаемое и вариативное «лицо» и образ, стал всем из ничего, по словам известного гимна. Реконструкция стала скорее перевоплощением, и понятие будет вернее отнести к территории завода в целом, трансформации его пространства, частью которой стали два дома.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Решающим качеством проекта оказывается масштаб. Будучи продиктован заводскими корпусами и не подлежа росту вверх и вширь, он оказался удивительным, редким для современной Москвы, что придает новую ценность жилым пространствам в нем. Попросту говоря – некрупная, в рамках гуманного размера застройка иначе воздействует на человека, а здесь ряд обстоятельств сошелся так, что ее удалось реализовать.

Другая существенная вещь – образ. Учитывая первоначальный вид корпусов, их можно было трактовать как угодно – сделать стеклянными или покрыть оранжевым прорезным металлом; но архитекторы и заказчик выбрали кирпич и темный металл, сделав бывший промышленный контекст «лейблом» проекта. В то же время сами дома – вовсе не заводские, среди нагромождения прома прорастает город, у нас на глазах, но исподволь, так, что, не зная, можно и не заметить. А ведь дома приобретают новые качества, адаптируя предшествующие: к примеру, кирпичные рамки-обводы окон, характерные для корпуса 3.34, можно найти в доходных домах соседних дворов, а строй узких высоких фасадов – современное европеизированное новшество. Небольшие дворы, выстроенные асимметричной вереницей вдоль длинного корпуса – явление более чем московское, а многоярусные апартаменты, террасы и широкие голландские щипцы – свежая идея. Неудивительно, что дома получили столько премий – они не очень, в буквальном смысле, яркие, но зато насыщены множеством идей и как будто даже предлагают городу альтернативный путь развития, точечный, креативный, укорененный в контексте, но использующий множество современных наработок. Пойдет ли город по тому пути – прямо скажем, сейчас это маловероятно; возможно, когда-нибудь потом. Но сам факт реализации опыта кажется интересным.

Проект:
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.20
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Елена Филатова. Интерьеры: Мария Кочуркина, Елена Филатова

2014 – 2016

Девелопер: KR Properties
Конструкции: «Синергия Про»
Инженерия: ООО «Олимп Дизайн Групп»
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

2014 – 2016

Заказчик: KR Properties

07 Октября 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.