Внутренний город

Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

07 Октября 2019
mainImg

Проект:

РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

Заказчик: KR Properties
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.20
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Елена Филатова. Интерьеры: Мария Кочуркина, Елена Филатова

Девелопер: KR Properties
Конструкции: «Синергия Про»
Инженерия: ООО «Олимп Дизайн Групп»
Комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio архитекторов DNK ag – результат реконструкции части корпусов машиностроительного завода «Рассвет», расположенного в центре Москвы на Пресне. Завод трансформируется постепенно, часть его зданий сейчас сданы в аренду в почти что первозданном виде, а корпуса 34 и 20 превратились в апартаменты – городские дома, чей масштаб и особенно внутреннее устройство во многом представляют собой новшество для Москвы. Проект развивается с 2014 года и собрал за прошедшее время много премий, от «Татлина» на фестивале Зодчество-2016 до включения в шорт-листы WAF’2019 и премии Dezeen, – в последнем он оказался единственным российским проектом. Неудивительно, что «Рассвет LOFT» украсил обложку второй книги-монографии DNK ag, изданной журналом Tatlin весной этого года – на данный момент он стал своего рода знаковым, любимым объектом архитекторов.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Мы уже рассматривали проект корпуса 34 – здания-пластины, установленного торцом к основному пешеходному проходу на территории бывшего завода и визуально разделенного на шесть сходных между собой, но отличных в нюансах фасадов, так что получается подобие классического города, но без историзирующих элементов, а данное масштабно и пропорционально. Корпус номер 20 не столь заметен – невысокий протяженный блок с двумя выступами был хозяйственной постройкой завода советского времени. Он параллелен Расторгуевскому переулку, но расположен в глубине двора, – начинается почти что от угла дома 3.34, встык проходит мимо «старого» здания бывшего Щукинского музея русских древностей, а ныне Тимирязевского биологического, до угла его же «нового» здания на Малой Грузинской. Такая плотная включенность в застройку объясняется расположением исходного хозкорпуса, вид которого, надо сказать, был крайне непритязательным – но советская промышленность спокойно относилась к соседним памятникам XIX века. Два слова о музейных зданиях: первое построил Борис Викторович Фрейденберг, второе через пару лет Адольф Эрнестович Эрихсон, первое псевдорусское, второе скорее нео-, оба апеллируют к «кирпичному маньеризму» русского XVII века, но первый покрыт кирпичом, второй плиткой, хотя тема общая. Оба музейных здания – обязывающее соседство. Впрочем, для архитекторов были существенны, по их собственным словам, как близость щукинских строений, так и кирпичный корпус, возведенный по проекту Романа Ивановича Клейна для фабрики «Мюр и Мерилиз», и стоящий в квартале отсюда польский костел Фомы Осиповича Богдановича-Дворжецкого – все они определили кирпичную стилистику зданий DNK ag.

Между тем надо заметить, что в советское время промышленные территории активно застраивали и как правило новые корпуса носили исключительно прагматичный характер. Реконструированные корпуса были частью именно советской застройки территории завода, не обладали историко-архитектурной ценностью и выглядели вот так:
  • zooming
    1 / 2
    Рассвет, корпус 34, первоначальный вид
    Предоставлено DNK ag
  • zooming
    2 / 2
    Рассвет, корпус 20, первоначальный вид
    Предоставлено DNK ag
 

Кирпич, металл, дерево
Кирпичные фасады – настоящая любовь, вытеснившая из сердец архитекторов нашего времени бетон, стекло и металл. Кирпич позволяет тонко играть с фактурой, нефигуративно насыщать поверхности, демонстрирует рукотворность и даёт разнообразие оттенков, не выходя за рамки теплых, терракотовых тонов, уютных для человеческого глаза. Он же – лучшее обоснование для бесконфлитного диалога с контекстом в случае, если ты окружен промышленной архитектурой, или тем более строишь на ее территории, да еще при поддержке образцов архитектуры XIX века, апеллирующей к XVII веку, другому периоду расцвета кирпичных паттернов. Иными словами, выбор кирпичных фасадов был трижды неизбежен: из-за близлежащих памятников, окружения старого прома и современных предпочтений. Кирпич красив, долговечен, а в наше время приобрел ауру дорогого, если не сказать эксклюзивного материала. Так что основной материал фасадов объединяет оба корпуса с окружением и между собой, наделяя их, с другой стороны, беспроигрышной материальностью хорошего твидового пальто.

В большом корпусе 34 кирпич стал основой для тональных различий между секциями, придавая им подобие городской улицы с нехарактерно узкими для Москвы, но типичными для Европы участками, застроенными похожими, но разными домами вплотную. На протяженном фасаде кирпичные рамки акцентировали окна, а торцах образовали фактурные панно, хорошо работающие в косом свете и перекликающиеся с символом комплекса – полосатым пятном света, «солнцем» над входами.
  • zooming
    1 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    5 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    6 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    7 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    8 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    9 / 9
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Но если в многоэтажном 34-м преобладают нюансы цвета и фактуры, а рельеф крайне сдержан и ограничен полосами крупных рамок и похожей на штрабу штриховкой на торцах, – то корпус 20 сдержаннее, в нем больше гладких поверхностей, что делает меньший по размеру объем более лаконичным, придает широким объемам со щипцовым верхом сходство со складами ганзейских купцов. Кирпич ручной работы, с поблескивающей на солнце окалиной от металлических вкраплений, похож на ткань-меланж из осенней коллекции. Но и рельеф появляется – кирпичи, выведенные углами на фасад, создают фактурное «бархатное» панно, акцентируя номер дома. А вертикальные кирпичные решетки в сочетании со стеклоблоками в первых этажах обеспечивают естественное освещение расположенным внутри парковкам (да-да, паркинги в первых этажах) – и в то же время ансамблево перекликаются с рельефными полосками соседнего корпуса.
  • zooming
    1 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 3
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20.Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Кровли в обоих случаях образуют простой меандр уступов и выступов, только в большом корпусе линия определена чередованием высоты «домиков», а в малом люкарнами. Кровли из темно-серого металла, причем на втором корпусе металлическая часть занимает где-то треть, а где-то и половину высоты, выступая почти на равных с кирпичом, захватывая верхнюю часть здания. Металлическое покрытие тщательно прорисовано: видны только вертикальные стыки, расстояния между ними не одинаковые и не произвольные, а складываются в ритм наподобие вальсового.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Металл проявляет себя также в переплетах окон и простых, но всё того же цвета решетках балконов. В корпусе 20 балконов три вида: ограждения, встроенные между откосами французских окон; плоские балкончики, выступающие где-то на полметра, и третьи, далеко шагающие вперед, с полутораметровым выносом. Французские окна встречаются время от времени, а большие и малые балконы образуют регулярный ритм, который организует и оживляет фасады. Полоски решеток перекликаются с фасадами парковки, в корпусе 20 в целом преобладает вертикальная штриховка, изредка оживляемая поперечной горизонтальной.
  • zooming
    1 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Дерева меньше, но оно появляется в ключевых местах – к примеру, оформляет входы в угловых, самых уютных, пазухах дома, и украшает откосы больших мансард, смягчая брутальность металлического верха.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Из того же светлого дерева сделаны входные двери, которые тоже подхватывают тему вертикальной штриховки. Если продолжить начатую выше аналогию с тканью, то дерево берет на себя роль своего рода «подкладки» – чаще используется там, где дом взаимодействует с человеком, прежде всего на входе. Дерево самый «теплый» из выбранных материалов, характерный для интерьеров и малых форм, и в первом этаже его стилистика тяготеет к реечному языку последних, а в верхних этажах деревянные откосы подчеркивает наличие за ними именно жилья, а не заводского цеха, – что, с одной стороны, деликатно подчеркивает типологию, а с другой – обостряет восприятие промышленных аллюзий, которые, безусловно, присутствуют в трактовке металлических верхних этажей.
  • zooming
    1 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    2 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    3 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов
  • zooming
    4 / 4
    Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
    Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Структура
Самое интересное в обоих корпусах – их структура, подчеркивают авторы. В Москве мало нетиповых планировок, а количество вновь проектируемых двухъярусных квартир попросту приближается к нулю. Здесь же оба дома состоят преимущественно из нестандартных вариантов: двух- и трехъярусных апартаментов, жилищ с выходом на улицу с первого этажа, с палисадниками, балконами и террасами. Это не просто жилье, а места, где можно жить и работать по «средневековому» неоурбанистическому принципу, устроив в части своего апартамента офис или мастерскую, – жильцы уже реализуют эту возможность, подчеркивают архитекторы DNK ag. Все эти особенности популярны и появляются время от времени, то чаще, то реже, в разных ЖК. Отличие «Рассвета LOFT» в том, что он буквально-таки набран из нетиповых вариантов, состоит из них. Разумеется, такое вполне неожиданное и греющее душу разнообразие поддержано, как минимум, двумя обстоятельствами: статусом реконструкции и центральным расположением в городе, что подразумевает недешевый, хотя для Москвы отнюдь не запредельный, «клубный» формат жилья.

Итак, корпус 34 состоит из двухъярусных апартаментов 6-метровой высоты с «лофтами», открытыми антресолями внутри каждой из них, прямо по заветам Моисея Гинзбурга, только более просторных; 4 верхних уровня объединены коридорами через этаж, нижние имеют собственные входы с улицы и палисадники. Верхние апартаменты освещены, в числе прочего, зенитными окнами кровли, и имеют в верхнем этаже террасы и камины.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
© DNK ag

Корпус 20 подхватывает ту же тему, но здесь состав лотов сложнее – к двухъярусным жилищам присоединяются трехъярусные таунхаусы, и, наоборот, одноэтажные апартаменты, условно говоря, обычные, хотя их меньшинство. Своеобразия добавляет парковка в первом этаже, но она присутствует не везде, в поперечных объемах есть, а в перемычке между ними нет, здесь апартаменты первых этажей выходят к палисадниками на улицу, что тоже важно, особенно если в вашем распоряжении исключительно тихий закрытый двор. «Плоскостная» парковка тоже есть и снабжена газонной решеткой.

Дом 3.20 – как мы помним, протяженный, если не сказать длинный, и спрятан во дворе. Взглянуть на него можно из двора Тимирязевского музея, и, с угла, из переулка, но если знать и постараться. Дом скрыт от города, «спрятан» в нем, может быть когда-то это изменится, но пока он скорее hidden gem. Зато между ним и корпусом по переулку образуется три небольших, но очень тихих, закрытых двора, для палисадников же нашлось место и с противоположной стороны, ближе к корпусу 34.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Но вернемся к плану: он нерегулярный. Вытянутый корпус имеет два широких выступа к северу (собственно они и разделяют дворы). Говоря обобщенно, план похож на классическую московскую усадебную планировку покоем, но с небольшим аппендиксом, который стыкует его со зданием восьмидесятых годов, примкнувшим к музею по Малой Грузинской и сейчас известным по расположению в нем кафе «Андерсон». Непростой план требовалось осмыслить, и получилось вот что. В узком «аппендиксе» за музеем разместились трехуровневые таунхаусы с парковками в первых этажах. В широких выступах-крыльях, разделяющих дворы, – одноярусные и двухъярусные апартаменты, во втором и третьем этаже есть коридоры, так как туда выходят только двухуровневые апартаменты. Северная протяженная часть «перемычки» между крыльями – четырехъярусная, южная – трех. Поэтому у двухъярусных жилищ второго уровня, обращенных в основном на север, появились террасы-патио на кровле, позволяющие «зачерпнуть» солнца с южной стороны и компенсировать свет, да еще как, через огромные окна. Единственный коридор в «перемычке» проходит, соответственно, в уровне третьего яруса, соединяя те самые квартиры с террасой на крыше. Достаточно запутанно, но если вдуматься, логично и интересно, не просто разнообразно, но мотивированно и удобно. Захотелось пожить в квартире с патио, никто не сдает на airbnb? Эх, а жаль.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
© DNK ag

Устройство кровли, особенно при взгляде сверху, определенно напоминает решения промышленной архитектуры – они похожи на шедовые фонари, популярные в освещении цехов в XIX и XX веке, да и действуют подобным образом. Здесь много зенитных фонарей и крупных витражей с металлическими переплетами, заостряющих заявленную в названии стилистку loft-а.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Новый, но с корнями
Понятие реконструкции в российском контексте продолжает оставаться достаточно расплывчатым, хотя и меняет контуры. Во всяком случае очевидно, что в данном случае мы имеем дело не с «классическим» видом реконструкции прома, сохранением ценного здания, хотя формально нередко и не памятника, с современными вторжениями, проявляющими его инаковость и старину. Исходные корпуса никак невозможно было отнести к разряду вещей, достойных сохранения, это была даже не вернакулярная архитектура, а примеры дешевого советского промышленного треша, никак не вышедшие за пределы своего практического назначения. Их облик совершенно изменился, 34-й перестал был закрытым и горизонтальным, превратившись в открытый и вертикализированный, в свою противоположность. Двадцатый был попросту сараем, а получил вполне читаемое и вариативное «лицо» и образ, стал всем из ничего, по словам известного гимна. Реконструкция стала скорее перевоплощением, и понятие будет вернее отнести к территории завода в целом, трансформации его пространства, частью которой стали два дома.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Решающим качеством проекта оказывается масштаб. Будучи продиктован заводскими корпусами и не подлежа росту вверх и вширь, он оказался удивительным, редким для современной Москвы, что придает новую ценность жилым пространствам в нем. Попросту говоря – некрупная, в рамках гуманного размера застройка иначе воздействует на человека, а здесь ряд обстоятельств сошелся так, что ее удалось реализовать.

Другая существенная вещь – образ. Учитывая первоначальный вид корпусов, их можно было трактовать как угодно – сделать стеклянными или покрыть оранжевым прорезным металлом; но архитекторы и заказчик выбрали кирпич и темный металл, сделав бывший промышленный контекст «лейблом» проекта. В то же время сами дома – вовсе не заводские, среди нагромождения прома прорастает город, у нас на глазах, но исподволь, так, что, не зная, можно и не заметить. А ведь дома приобретают новые качества, адаптируя предшествующие: к примеру, кирпичные рамки-обводы окон, характерные для корпуса 3.34, можно найти в доходных домах соседних дворов, а строй узких высоких фасадов – современное европеизированное новшество. Небольшие дворы, выстроенные асимметричной вереницей вдоль длинного корпуса – явление более чем московское, а многоярусные апартаменты, террасы и широкие голландские щипцы – свежая идея. Неудивительно, что дома получили столько премий – они не очень, в буквальном смысле, яркие, но зато насыщены множеством идей и как будто даже предлагают городу альтернативный путь развития, точечный, креативный, укорененный в контексте, но использующий множество современных наработок. Пойдет ли город по тому пути – прямо скажем, сейчас это маловероятно; возможно, когда-нибудь потом. Но сам факт реализации опыта кажется интересным.

Проект:

РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

Заказчик: KR Properties
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.20
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Елена Филатова. Интерьеры: Мария Кочуркина, Елена Филатова

Девелопер: KR Properties
Конструкции: «Синергия Про»
Инженерия: ООО «Олимп Дизайн Групп»

07 Октября 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех известных графиков, рисующих архитектуру: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается мультимедийной иммерсивной выставкой.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.