18.02.2019
беседовала: Ангелина Уттер

DNK ag: «Реконструкция – это придумывание новой жизни»

Говорим с кураторами посвященного реконструкции интенсива PRO школы МАРШ об актуальности темы, об удачных примерах и о достоинствах подхода, связанного с сохранением старых зданий.

информация:

DNK ag: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев

Почему тема реконструкции так популярна в последнее время?

Константин Ходнев: Во-первых, становится все очевиднее ценность многослойности среды. Во-вторых, есть тенденция к экономии ресурсов, «устойчивости», снижению затрат на снос и новое строительство. Если мы не снесли здание, значит, мы чуть-чуть сберегли природу. Еще это связано с ограничениями на новое строительство в историческом центре. Иногда проще немного изменить здание снаружи и, может быть, более серьезно внутри, чем уходить в долгие согласования с общественностью, жителями, властями.

В 1970-е – 1980-е было принято строить на новых землях, не сталкиваясь со сложностями города. Но сейчас, с возвращением интереса к городскому центру, возникает вопрос, что делать со зданиями, которые там стоят, как их можно трансформировать. Следующая тема – что делать со зданиями на периферии, которые перестают быть востребованными. К примеру, в Америке закрываются сотни торговых центров и неизвестно, что с ними делать.

Даниил Лоренц: В культуре происходит усиление индивидуализации. Человек помимо индивидуальной одежды рассматривает возможность обзавестись уникальным пространством: жильем или рабочим местом. Сейчас моду создают люди, которые не сидят на одном месте, которые подвижны, работают дома, с любым графиком. У них иное культурное восприятие, иные акценты. Это тоже влияет и на то, как рассматриваются исторические объекты – соответственно, появились девелоперы и архитекторы, которые готовы их реконструировать и использовать в качестве объектов с необычными качествами.

Наталья Сидорова: Время оставляет индивидуальный отпечаток, даже материалы приобретают некий шарм. Фактически это готовый ресурс для создания атмосферы аутентичности и уникальности. Важно, что это сложившаяся реальная ценность, не придуманная специально.

К.Х.: Реконструкция может быть притягательна именно поэтому – она позволяет создавать какие-то неожиданные вещи, которые ты заранее не смог бы придумать в силу того, что есть неопределенность сложившихся обстоятельств.

Н.С.: Иногда реконструкция позволяет даже пойти на более смелые решения, она создает ситуацию, в которой заказчики готовы к необычным подходам и типологиям. Возникает своего рода синергия: и люди готовы, и здания готовы предоставить нестандартные решения.

А заказчик к этому готов?

Д.Л.: Да, потому это и стало явлением. Заказчик стал другим. Хотя нельзя сказать, что все поменялось, процесс постепенный, эволюционный.

Н.С.: Кто-то готов, кто-то нет, многим можно и нужно объяснять, демонстрировать плюсы подходов, связанных с реконструкцией.

У вас есть какие-то любимые примеры качественных и интересных реконструкций?

К.Х.: Возьмем реконструированный Томасом Хизервиком элеватор в Кейптауне, там расположены гостинца и центр современного искусства – это как раз пример того, о чем говорит Наташа, совершенно невероятной новой типологии и форм. С использованием его удивительного контекста, уникальных особенностей старых структур. В этом кайф.
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan

Н.С.: Срез конструкций позволил совершенно по-другому взглянуть на пространство. Это не приспособление в чистом виде, а еще и преображение современным видением, достаточно смелым, но дающим потрясающий эффект.

Хочется более смелых и оригинальных современных включений в реконструируемую среду.
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan

Опять же, из последних примеров: недавно нам удалось посетить под Антверпеном проект Kanaal Акселя Вервордта, он очень нас впечатлил. В отличие от остро-концептуального Хизервика здесь важнее создание особой атмосферы. Дорожки из бетона просто разлиты по земле и стали частью в ландшафта. Ландшафтом там занимался Мишель Девинь. Новые постройки делали разные архитектурные группы: много зданий, много авторов. Здания получились разные, но они инкорпорированы в историческую среду, и весь комплекс читается как единый мир, объединенный общей атмосферой. Там очень высокий уровень проработки деталей.

Естественно, здесь очень большую роль сыграл заказчик, который, собственно, всю эту концепцию придумал.

К.Х.: Согласен. Продолжая тему роли заказчика, отмечу два самых важных объекта реконструкции у нас в стране. Во-первых, это Новая Голландия, которая может служить образцом правильного бескомпромиссного подхода к материальному качеству реконструкции.
Новая Голландия. Парковая зона © West 8
Новая Голландия. Парковая зона © West 8
Новая Голландия. Парковая зона © West 8
Новая Голландия. Парковая зона © West 8

И второй пример – «Гараж» Рема Колхаса, первый объект переосмысления архитектуры советского модернизма. Потому что, когда мы говорим про реконструкцию, то, как правило, вспоминаются кирпичные стены, карнизы и скатные крыши. А сделать произведение искусства из каких-то более-менее рядовых, как кажется, объектов модернистской архитектуры – такого еще не было. Это первый опыт. Надо сказать, он редок и в мировой практике. И абсолютно уникален по качеству.
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»

Н.С.: Речь о качестве не только здания, но и атмосферы. Когда атмосфера событий, всего, что там происходит, связана со зданием – получается среда, и это идеальный случай.
Собственно говоря, мы ставим задачей курса рассказать о том, как создать такую среду.

К.Х.: И подвигнуть студентов к тому, чтобы не просто размещать офисы на некотором количестве метров, а всегда ставить перед собой задачу формирования новой среды, изменения жизни. Потому что смысл любой реконструкции в том, что она должна заработать. Ты должен запустить определенный механизм, и там важна комплексность, – и архитектурные решения, и программа, и идея дальнейшей эксплуатации. В сущности, проект реконструкции – это придумывание жизни.

А для «Рассвета» вы какой сценарий придумали?

К.Х.: Там идет постепенный процесс, есть среда, которая потихоньку становится все меньше заводом, а больше городом. Есть возможности развития.

Н.С.: Два реализованных сейчас корпуса (3.34 и 3.20) на территории «Рассвет» стали для нас особенным опытом взаимодействия с городом через глубокое погружение в контекст. Статус редевелопмента и функция апартаментов позволили нам экспериментировать с разными типологическими решениями, здесь есть двухуровневые апартаменты, в том числе на первом этаже с отдельными входами и палисадниками, которые могут позволить их обитателям работать и принимать посетителей на первом этаже, а жить на втором. На «Рассвете» теперь люди есть и днем, и ночью, он функционирует 24 часа в сутки; появились кафе, планируются новые. Но проект территории развивается, и мы продолжаем с ним работать.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20.  Фотография
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
© DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34. Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34. Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Чего, как вы считаете, сейчас не хватает архитектурному образованию?

Н.С.: Междисциплинарного подхода. В архитектуре вообще, и в реконструкции в частности. В силу инертности традиции в архитектурных вузах он не принят. Но интересные решения сейчас возникают на стыке профессий. Отсюда новые программы, дополняющие классическое образование. В своем курсе мы будем стараться привлечь больше разных специалистов, связанных с темой, но освещающих не только чисто архитектурные аспекты. Есть нюансы работы с теоретическими базами, и работа с обследованиями, и с историей. Есть особенности, связанные с функционированием и бюджетом.

Д.Л.: Я бы сказал, что когда ты взаимодействуешь не только с рельефом и ландшафтом, но и с культурными кодами, это вызов и борьба иного уровня. Тут уж кто кого. Существующее здание может тебя подавить, или ты его, или же выживут оба.

О предстоящем курсе в МАРШе. Вам легко было принять предложение и стать его кураторами? Почему это вам интересно?

К.Х.: Не скажу, что легко, но решение сразу было положительным, мы как-то быстро откликнулись. Преподавать – тяжелая работа, но она многому учит: систематизировать, упорядочивать, разработать методику, какую-то цельную картину. Двигаться дальше. Это очень интересно.

И, конечно, интересно донести те знания и представления, которые мы считаем важными, до максимальной аудитории. Все-таки мы стремимся улучшить. Улучшить город, улучшить жизнь. И чем больше людей будут разделять наши ценности, тем лучше.

Н.С.: Надо сказать, что мы были резидентами первого Artplay на «Красной розе». И это была очень чудесная, совершенно потрясающая атмосфера. А теперь Сергей Десятов, основатель Artplay, заразил нас новой площадкой Pluton, где он дает в рамках нашей студии некий карт-бланш для работы студентов. И можно будет с одной стороны рассмотреть все особенности реальной территории редевелопмента, а с другой, может быть, удастся немного поэкспериментировать, посмотреть на какие-то вещи чуть более смело и раскованно. Найти решения, которые бы не нашлись в рамках, скажем, конкретного ТЗ или заказа. И вместе со студентами нам самим это будет очень интересно сделать.
беседовала: Ангелина Уттер

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Юрий Сафронов
  • Вера Бутко
  • Сергей Орешкин
  • Наталья Сидорова
  • Валерия Преображенская
  • Александра Кузьмина
  • Андрей Романов
  • Алексей Гинзбург
  • Юлия Тряскина
  • Андрей Асадов
  • Антон Надточий
  • Анатолий Столярчук
  • Карен Сапричян
  • Рустам Керимов
  • Андрей Гнездилов
  • Сергей Кузнецов
  • Сергей Сенкевич
  • Зураб Басария
  • Наталия Шилова
  • Александр Скокан
  • Павел Андреев
  • Тотан Кузембаев
  • Арсений Леонович
  • Валерий Лукомский
  • Сергей Труханов
  • Юлий Борисов
  • Олег Карлсон
  • Екатерина Грень
  • Антон Лукомский
  • Марк Сафронов
  • Левон Айрапетов
  • Илья Уткин
  • Василий Крапивин
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Александр Асадов
  • Олег Мединский
  • Владимир Ковалёв
  • Олег Шапиро
  • Иван Рубежанский
  • Станислав Белых
  • Никита Явейн
  • Дмитрий Ликин
  • Екатерина Кузнецова
  • Евгений Герасимов
  • Даниил Лоренц
  • Никита Токарев
  • Всеволод Медведев
  • Никита Бирюков
  • Дмитрий Васильев
  • Наталия Зайченко
  • Владимир Плоткин
  • Антон Яр-Скрябин
  • Игорь Шварцман
  • Илья Машков
  • Роман Леонидов
  • Александр Попов
  • Михаил Канунников
  • Константин Ходнев
  • Николай Миловидов
  • Иван Кожин
  • Антон Бондаренко
  • Александр Бровкин
  • Сергей Чобан
  • Полина Воеводина
  • Сергей Скуратов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Вилла-BG_019
  • Концепция благоустройства пешеходных зон и общественных пространств на намывных территориях Невской губы
  • Храм в честь иконы Божией Матери «Умиление»
  • Павильон виртуальной реальности или VR-павильон
  • Концепция модернизации центрального парка в Красногорске
  • Театр Mercury в Барвиха Luxury Village
  • Архитектурно-градостроительная концепция развития села Кубенского
  • Проект реконструкции сельского клуба в культурный центр в селе Косаричи
  • Жилой комплекс «Стрижи»

Технологии:

12.03.2019

Игра контрастов титан-цинка

История о превращении домика-стилизации в небольшой, но свежий пример современной архитектуры, в разговоре Леонида Голованова, директора российского представительства компании RHEINZINK, с ее авторами – архитекторами Алексеем Афоничкиным и Сергеем Марковым, партнерами Архитектурного бюро А4.
RHEINZINK
04.03.2019

Российский завод уникального кирпича ручной формовки «Донские Зори» приглашает в Крокус Экспо на MosBuild!

Посетителей ждут новые архитектурные каталоги, технические консультации и специальные скидки!
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
26.02.2019

«Братья» с разным характером клинкерного фасада

Различия между корпусами жилого комплекса «Братья Гершвин» в Амстердаме подчеркнуты насыщенными тонами клинкера Hagemeister.
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
25.02.2019

Гладкая фактура и линейная разгранка: новые панели KMEW на российском рынке

Рассматриваем, каким образом американские и канадские архитекторы используют три самые популярные фактуры японских панелей из фиброцемента.
КМ-Технология - официальный дистрибьютор KMEW в России
13.02.2019

Ворота от «ZABOR–MODERN.RU» – технологично, стильно и надежно

От эконом-версии до складывающейся механики «гармошка». Ворота – Ваша визитная карточка, на которой нельзя экономить.
Zabor Modern
11.02.2019

Клинкер “Brick to Click” для мегафасадов

О надежности, легкости крепления и других достоинствах вентилируемой навесной конструкции из клинкерной плитки – на примере масштабного и очень высокого жилого комплекса «Сердце столицы».
Ströher
другие статьи