DNK ag: «Реконструкция – это придумывание новой жизни»

Говорим с кураторами посвященного реконструкции интенсива PRO школы МАРШ об актуальности темы, об удачных примерах и о достоинствах подхода, связанного с сохранением старых зданий.

Беседовала:
Ангелина Уттер

mainImg

Архитектор:

Рем Колхас

Мастерская:

BuroMoscow
FORM
OMA
Почему тема реконструкции так популярна в последнее время?

Константин Ходнев: Во-первых, становится все очевиднее ценность многослойности среды. Во-вторых, есть тенденция к экономии ресурсов, «устойчивости», снижению затрат на снос и новое строительство. Если мы не снесли здание, значит, мы чуть-чуть сберегли природу. Еще это связано с ограничениями на новое строительство в историческом центре. Иногда проще немного изменить здание снаружи и, может быть, более серьезно внутри, чем уходить в долгие согласования с общественностью, жителями, властями.

В 1970-е – 1980-е было принято строить на новых землях, не сталкиваясь со сложностями города. Но сейчас, с возвращением интереса к городскому центру, возникает вопрос, что делать со зданиями, которые там стоят, как их можно трансформировать. Следующая тема – что делать со зданиями на периферии, которые перестают быть востребованными. К примеру, в Америке закрываются сотни торговых центров и неизвестно, что с ними делать.

Даниил Лоренц: В культуре происходит усиление индивидуализации. Человек помимо индивидуальной одежды рассматривает возможность обзавестись уникальным пространством: жильем или рабочим местом. Сейчас моду создают люди, которые не сидят на одном месте, которые подвижны, работают дома, с любым графиком. У них иное культурное восприятие, иные акценты. Это тоже влияет и на то, как рассматриваются исторические объекты – соответственно, появились девелоперы и архитекторы, которые готовы их реконструировать и использовать в качестве объектов с необычными качествами.

Наталья Сидорова: Время оставляет индивидуальный отпечаток, даже материалы приобретают некий шарм. Фактически это готовый ресурс для создания атмосферы аутентичности и уникальности. Важно, что это сложившаяся реальная ценность, не придуманная специально.

К.Х.: Реконструкция может быть притягательна именно поэтому – она позволяет создавать какие-то неожиданные вещи, которые ты заранее не смог бы придумать в силу того, что есть неопределенность сложившихся обстоятельств.

Н.С.: Иногда реконструкция позволяет даже пойти на более смелые решения, она создает ситуацию, в которой заказчики готовы к необычным подходам и типологиям. Возникает своего рода синергия: и люди готовы, и здания готовы предоставить нестандартные решения.

А заказчик к этому готов?

Д.Л.: Да, потому это и стало явлением. Заказчик стал другим. Хотя нельзя сказать, что все поменялось, процесс постепенный, эволюционный.

Н.С.: Кто-то готов, кто-то нет, многим можно и нужно объяснять, демонстрировать плюсы подходов, связанных с реконструкцией.

У вас есть какие-то любимые примеры качественных и интересных реконструкций?

К.Х.: Возьмем реконструированный Томасом Хизервиком элеватор в Кейптауне, там расположены гостинца и центр современного искусства – это как раз пример того, о чем говорит Наташа, совершенно невероятной новой типологии и форм. С использованием его удивительного контекста, уникальных особенностей старых структур. В этом кайф.
zooming
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Н.С.: Срез конструкций позволил совершенно по-другому взглянуть на пространство. Это не приспособление в чистом виде, а еще и преображение современным видением, достаточно смелым, но дающим потрясающий эффект.

Хочется более смелых и оригинальных современных включений в реконструируемую среду.
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Опять же, из последних примеров: недавно нам удалось посетить под Антверпеном проект Kanaal Акселя Вервордта, он очень нас впечатлил. В отличие от остро-концептуального Хизервика здесь важнее создание особой атмосферы. Дорожки из бетона просто разлиты по земле и стали частью в ландшафта. Ландшафтом там занимался Мишель Девинь. Новые постройки делали разные архитектурные группы: много зданий, много авторов. Здания получились разные, но они инкорпорированы в историческую среду, и весь комплекс читается как единый мир, объединенный общей атмосферой. Там очень высокий уровень проработки деталей.

Естественно, здесь очень большую роль сыграл заказчик, который, собственно, всю эту концепцию придумал.

К.Х.: Согласен. Продолжая тему роли заказчика, отмечу два самых важных объекта реконструкции у нас в стране. Во-первых, это Новая Голландия, которая может служить образцом правильного бескомпромиссного подхода к материальному качеству реконструкции.
Новая Голландия. Парковая зона © West 8
Новая Голландия. Парковая зона © West 8
И второй пример – «Гараж» Рема Колхаса, первый объект переосмысления архитектуры советского модернизма. Потому что, когда мы говорим про реконструкцию, то, как правило, вспоминаются кирпичные стены, карнизы и скатные крыши. А сделать произведение искусства из каких-то более-менее рядовых, как кажется, объектов модернистской архитектуры – такого еще не было. Это первый опыт. Надо сказать, он редок и в мировой практике. И абсолютно уникален по качеству.
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»
Н.С.: Речь о качестве не только здания, но и атмосферы. Когда атмосфера событий, всего, что там происходит, связана со зданием – получается среда, и это идеальный случай.
Собственно говоря, мы ставим задачей курса рассказать о том, как создать такую среду.

К.Х.: И подвигнуть студентов к тому, чтобы не просто размещать офисы на некотором количестве метров, а всегда ставить перед собой задачу формирования новой среды, изменения жизни. Потому что смысл любой реконструкции в том, что она должна заработать. Ты должен запустить определенный механизм, и там важна комплексность, – и архитектурные решения, и программа, и идея дальнейшей эксплуатации. В сущности, проект реконструкции – это придумывание жизни.

А для «Рассвета» вы какой сценарий придумали?

К.Х.: Там идет постепенный процесс, есть среда, которая потихоньку становится все меньше заводом, а больше городом. Есть возможности развития.

Н.С.: Два реализованных сейчас корпуса (3.34 и 3.20) на территории «Рассвет» стали для нас особенным опытом взаимодействия с городом через глубокое погружение в контекст. Статус редевелопмента и функция апартаментов позволили нам экспериментировать с разными типологическими решениями, здесь есть двухуровневые апартаменты, в том числе на первом этаже с отдельными входами и палисадниками, которые могут позволить их обитателям работать и принимать посетителей на первом этаже, а жить на втором. На «Рассвете» теперь люди есть и днем, и ночью, он функционирует 24 часа в сутки; появились кафе, планируются новые. Но проект территории развивается, и мы продолжаем с ним работать.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Чего, как вы считаете, сейчас не хватает архитектурному образованию?

Н.С.: Междисциплинарного подхода. В архитектуре вообще, и в реконструкции в частности. В силу инертности традиции в архитектурных вузах он не принят. Но интересные решения сейчас возникают на стыке профессий. Отсюда новые программы, дополняющие классическое образование. В своем курсе мы будем стараться привлечь больше разных специалистов, связанных с темой, но освещающих не только чисто архитектурные аспекты. Есть нюансы работы с теоретическими базами, и работа с обследованиями, и с историей. Есть особенности, связанные с функционированием и бюджетом.

Д.Л.: Я бы сказал, что когда ты взаимодействуешь не только с рельефом и ландшафтом, но и с культурными кодами, это вызов и борьба иного уровня. Тут уж кто кого. Существующее здание может тебя подавить, или ты его, или же выживут оба.

О предстоящем курсе в МАРШе. Вам легко было принять предложение и стать его кураторами? Почему это вам интересно?

К.Х.: Не скажу, что легко, но решение сразу было положительным, мы как-то быстро откликнулись. Преподавать – тяжелая работа, но она многому учит: систематизировать, упорядочивать, разработать методику, какую-то цельную картину. Двигаться дальше. Это очень интересно.

И, конечно, интересно донести те знания и представления, которые мы считаем важными, до максимальной аудитории. Все-таки мы стремимся улучшить. Улучшить город, улучшить жизнь. И чем больше людей будут разделять наши ценности, тем лучше.

Н.С.: Надо сказать, что мы были резидентами первого Artplay на «Красной розе». И это была очень чудесная, совершенно потрясающая атмосфера. А теперь Сергей Десятов, основатель Artplay, заразил нас новой площадкой Pluton, где он дает в рамках нашей студии некий карт-бланш для работы студентов. И можно будет с одной стороны рассмотреть все особенности реальной территории редевелопмента, а с другой, может быть, удастся немного поэкспериментировать, посмотреть на какие-то вещи чуть более смело и раскованно. Найти решения, которые бы не нашлись в рамках, скажем, конкретного ТЗ или заказа. И вместе со студентами нам самим это будет очень интересно сделать.

Архитектор:

Рем Колхас

Мастерская:

BuroMoscow
FORM
OMA

18 Февраля 2019

Беседовала:

Ангелина Уттер
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.