DNK ag: «Реконструкция – это придумывание новой жизни»

Говорим с кураторами посвященного реконструкции интенсива PRO школы МАРШ об актуальности темы, об удачных примерах и о достоинствах подхода, связанного с сохранением старых зданий.

Беседовала:
Ангелина Уттер

mainImg
Почему тема реконструкции так популярна в последнее время?

Константин Ходнев: Во-первых, становится все очевиднее ценность многослойности среды. Во-вторых, есть тенденция к экономии ресурсов, «устойчивости», снижению затрат на снос и новое строительство. Если мы не снесли здание, значит, мы чуть-чуть сберегли природу. Еще это связано с ограничениями на новое строительство в историческом центре. Иногда проще немного изменить здание снаружи и, может быть, более серьезно внутри, чем уходить в долгие согласования с общественностью, жителями, властями.

В 1970-е – 1980-е было принято строить на новых землях, не сталкиваясь со сложностями города. Но сейчас, с возвращением интереса к городскому центру, возникает вопрос, что делать со зданиями, которые там стоят, как их можно трансформировать. Следующая тема – что делать со зданиями на периферии, которые перестают быть востребованными. К примеру, в Америке закрываются сотни торговых центров и неизвестно, что с ними делать.

Даниил Лоренц: В культуре происходит усиление индивидуализации. Человек помимо индивидуальной одежды рассматривает возможность обзавестись уникальным пространством: жильем или рабочим местом. Сейчас моду создают люди, которые не сидят на одном месте, которые подвижны, работают дома, с любым графиком. У них иное культурное восприятие, иные акценты. Это тоже влияет и на то, как рассматриваются исторические объекты – соответственно, появились девелоперы и архитекторы, которые готовы их реконструировать и использовать в качестве объектов с необычными качествами.

Наталья Сидорова: Время оставляет индивидуальный отпечаток, даже материалы приобретают некий шарм. Фактически это готовый ресурс для создания атмосферы аутентичности и уникальности. Важно, что это сложившаяся реальная ценность, не придуманная специально.

К.Х.: Реконструкция может быть притягательна именно поэтому – она позволяет создавать какие-то неожиданные вещи, которые ты заранее не смог бы придумать в силу того, что есть неопределенность сложившихся обстоятельств.

Н.С.: Иногда реконструкция позволяет даже пойти на более смелые решения, она создает ситуацию, в которой заказчики готовы к необычным подходам и типологиям. Возникает своего рода синергия: и люди готовы, и здания готовы предоставить нестандартные решения.

А заказчик к этому готов?

Д.Л.: Да, потому это и стало явлением. Заказчик стал другим. Хотя нельзя сказать, что все поменялось, процесс постепенный, эволюционный.

Н.С.: Кто-то готов, кто-то нет, многим можно и нужно объяснять, демонстрировать плюсы подходов, связанных с реконструкцией.

У вас есть какие-то любимые примеры качественных и интересных реконструкций?

К.Х.: Возьмем реконструированный Томасом Хизервиком элеватор в Кейптауне, там расположены гостинца и центр современного искусства – это как раз пример того, о чем говорит Наташа, совершенно невероятной новой типологии и форм. С использованием его удивительного контекста, уникальных особенностей старых структур. В этом кайф.
zooming
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan

Н.С.: Срез конструкций позволил совершенно по-другому взглянуть на пространство. Это не приспособление в чистом виде, а еще и преображение современным видением, достаточно смелым, но дающим потрясающий эффект.

Хочется более смелых и оригинальных современных включений в реконструируемую среду.
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan
Музей современного африканского искусства Цайца © Iwan Baan

Опять же, из последних примеров: недавно нам удалось посетить под Антверпеном проект Kanaal Акселя Вервордта, он очень нас впечатлил. В отличие от остро-концептуального Хизервика здесь важнее создание особой атмосферы. Дорожки из бетона просто разлиты по земле и стали частью в ландшафта. Ландшафтом там занимался Мишель Девинь. Новые постройки делали разные архитектурные группы: много зданий, много авторов. Здания получились разные, но они инкорпорированы в историческую среду, и весь комплекс читается как единый мир, объединенный общей атмосферой. Там очень высокий уровень проработки деталей.

Естественно, здесь очень большую роль сыграл заказчик, который, собственно, всю эту концепцию придумал.

К.Х.: Согласен. Продолжая тему роли заказчика, отмечу два самых важных объекта реконструкции у нас в стране. Во-первых, это Новая Голландия, которая может служить образцом правильного бескомпромиссного подхода к материальному качеству реконструкции.
Новая Голландия. Парковая зона © West 8
Новая Голландия. Парковая зона © West 8

И второй пример – «Гараж» Рема Колхаса, первый объект переосмысления архитектуры советского модернизма. Потому что, когда мы говорим про реконструкцию, то, как правило, вспоминаются кирпичные стены, карнизы и скатные крыши. А сделать произведение искусства из каких-то более-менее рядовых, как кажется, объектов модернистской архитектуры – такого еще не было. Это первый опыт. Надо сказать, он редок и в мировой практике. И абсолютно уникален по качеству.
Музей «Гараж» в Парке Горького / предоставлено Музеем «Гараж»
Музей «Гараж» в Парке Горького. Реконструкция. 2015. OMA, FORM, BuroMoscow
Фото © Юрий Пальмин. Предоставлено Музеем «Гараж»

Н.С.: Речь о качестве не только здания, но и атмосферы. Когда атмосфера событий, всего, что там происходит, связана со зданием – получается среда, и это идеальный случай.
Собственно говоря, мы ставим задачей курса рассказать о том, как создать такую среду.

К.Х.: И подвигнуть студентов к тому, чтобы не просто размещать офисы на некотором количестве метров, а всегда ставить перед собой задачу формирования новой среды, изменения жизни. Потому что смысл любой реконструкции в том, что она должна заработать. Ты должен запустить определенный механизм, и там важна комплексность, – и архитектурные решения, и программа, и идея дальнейшей эксплуатации. В сущности, проект реконструкции – это придумывание жизни.

А для «Рассвета» вы какой сценарий придумали?

К.Х.: Там идет постепенный процесс, есть среда, которая потихоньку становится все меньше заводом, а больше городом. Есть возможности развития.

Н.С.: Два реализованных сейчас корпуса (3.34 и 3.20) на территории «Рассвет» стали для нас особенным опытом взаимодействия с городом через глубокое погружение в контекст. Статус редевелопмента и функция апартаментов позволили нам экспериментировать с разными типологическими решениями, здесь есть двухуровневые апартаменты, в том числе на первом этаже с отдельными входами и палисадниками, которые могут позволить их обитателям работать и принимать посетителей на первом этаже, а жить на втором. На «Рассвете» теперь люди есть и днем, и ночью, он функционирует 24 часа в сутки; появились кафе, планируются новые. Но проект территории развивается, и мы продолжаем с ним работать.
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, корпус 3.20. Фотография
Фотография © DNK ag, Илья Иванов
Клубный комплекс РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Фотография © DNK ag, Илья Иванов

Чего, как вы считаете, сейчас не хватает архитектурному образованию?

Н.С.: Междисциплинарного подхода. В архитектуре вообще, и в реконструкции в частности. В силу инертности традиции в архитектурных вузах он не принят. Но интересные решения сейчас возникают на стыке профессий. Отсюда новые программы, дополняющие классическое образование. В своем курсе мы будем стараться привлечь больше разных специалистов, связанных с темой, но освещающих не только чисто архитектурные аспекты. Есть нюансы работы с теоретическими базами, и работа с обследованиями, и с историей. Есть особенности, связанные с функционированием и бюджетом.

Д.Л.: Я бы сказал, что когда ты взаимодействуешь не только с рельефом и ландшафтом, но и с культурными кодами, это вызов и борьба иного уровня. Тут уж кто кого. Существующее здание может тебя подавить, или ты его, или же выживут оба.

О предстоящем курсе в МАРШе. Вам легко было принять предложение и стать его кураторами? Почему это вам интересно?

К.Х.: Не скажу, что легко, но решение сразу было положительным, мы как-то быстро откликнулись. Преподавать – тяжелая работа, но она многому учит: систематизировать, упорядочивать, разработать методику, какую-то цельную картину. Двигаться дальше. Это очень интересно.

И, конечно, интересно донести те знания и представления, которые мы считаем важными, до максимальной аудитории. Все-таки мы стремимся улучшить. Улучшить город, улучшить жизнь. И чем больше людей будут разделять наши ценности, тем лучше.

Н.С.: Надо сказать, что мы были резидентами первого Artplay на «Красной розе». И это была очень чудесная, совершенно потрясающая атмосфера. А теперь Сергей Десятов, основатель Artplay, заразил нас новой площадкой Pluton, где он дает в рамках нашей студии некий карт-бланш для работы студентов. И можно будет с одной стороны рассмотреть все особенности реальной территории редевелопмента, а с другой, может быть, удастся немного поэкспериментировать, посмотреть на какие-то вещи чуть более смело и раскованно. Найти решения, которые бы не нашлись в рамках, скажем, конкретного ТЗ или заказа. И вместе со студентами нам самим это будет очень интересно сделать.

0

18 Февраля 2019

Беседовала:

Ангелина Уттер
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.