Как нам обустроить школу

Конференция об «эталонных» финских школах стала поводом для актуального разговора о переустройстве существующих и проектировании новых школьных зданий в России.

Автор текста:
Ася Белоусова

mainImg
Проект:
Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское
Россия, дер. Райсеменовское

Авторский коллектив:
С.Кулиш

2014
Определяет ли бытие сознание? Что мы можем предпринять прямо сейчас, чтобы изменить школьную среду к лучшему? На эти столь разные вопросы, лежащие в философской и практической плоскостях, пытались ответить участники дискуссии «Архитектура и дизайн школы. Финский опыт», состоявшейся в конце апреля на площадке DI Telegraph в Москве. Интерес к опыту Финляндии понятен: эта страна – признанный лидер в сфере среднего образования, и, пытаясь разгадать секрет ее успеха, многие начинают изучать и такие внешние его признаки, как архитектура учебных заведений. Одним из организаторов дискуссии выступила «Умная школа», пару лет назад превратившаяся из своеобразного форума для обсуждения проблем отечественной системы школьного обучения в компанию, которая объявила о намерении построить в Иркутске крупный образовательный кластер, предназначенный в первую очередь для детей-сирот. В ноябре 2014 ее гендиректор Марк Сартан с единомышленниками отправились в большую поездку по финским школам, чтобы понять, какие принципы их пространственной организации и дизайна применимы в России – при проектировании новых школ и трансформации интерьеров существующих типовых зданий. Его рассказ об увиденном вкупе с выступлениями финских коллег стали прелюдией к интересному рассказу российских специалистов о их собственных наработках и обмену мнениями о том, какие архитектурные и дизайнерские приемы позволят «заново придумать» классы и рекреации российских школ.
 
zooming
Рафаэль. «Афинская школа». Фреска Станцы делла-Сеньятура в Ватикане. 1509–11

Этимология слова «школа» неочевидна. Оно происходит от древнегреческого «схоле», что означает «праздность, досуг»: древние эллины в свободное время любили посещать беседы философов, чтобы приобщиться их мудрости. Система государственного бесплатного и всеобщего школьного образования, какой мы ее себе представляем – с единым для всех учебным планом, жестким лекционным форматом занятий и почти заводским распорядком со звонками, оповещающими о начале и конце урока, появилась на рубеже XVIII – XIX веков, осененная идеями Просвещения и отвечающая потребностям экономики периода Промышленной революции.

Финская школа с 1970-х годов стала отходить от модели индустриальной эпохи: ей на смену пришел постиндустриальный подход к обучению, подразумевающий, в том числе, подстраиваемый под конкретного школьника учебный план, более свободную форму взаимодействия педагога с учениками на уроке, меньшую зацикленность на контрольных работах и оценках, а также большую самостоятельность учащегося. Это неминуемо сказалось на архитектуре: планировка школ стала заметно разнообразнее по набору, конфигурации помещений и их возможным трансформациям. В предпроектной работе архитекторы часто прислушиваются к пожеланиям конечных пользователей – учителей, родителей и даже школьников. Сочетание новой образовательной парадигмы и качественно новой архитектуры со временем дало свои плоды. Начиная с 2000-х все только и говорят о Финляндии как о стране с лучшими учителями, которые пестуют детей и подростков без нажима по поводу оценок и экзаменов в светлых комфортных аудиториях. Эту славу подтверждают высокие показатели грамотности, которые юные финны раз за разом демонстрируют на международных тестах. В довершение образа в 2010 Финляндия показала на очередной архитектурной биеннале в Венеции экспозицию с громким названием «Лучшая школа в мире», на которой можно было увидеть семь недавно отстроенных превосходных школьных зданий.
 
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

Одно из них, школу Enter в Сипоо недалеко от Хельсинки, представил на московской дискуссии один из ее авторов – архитектор Микко Сумманен из бюро K2S Architects. Он пояснил, что это реализованный в 2007 пилотный проект, где средняя школа впервые в Финляндии объединена в одном объеме с профучилищем – IT-колледжем. Заведение посещают подростки в возрасте от 15 до 19 лет, и при желании они могут окончить его сразу с двумя дипломами. Здание площадью 4150 м2 рассчитано на 400 человек и считается относительно небольшим. Налицо все характерные черты финской школьной архитектуры – гуманный масштаб, непохожие друг на друга поэтажные планы, панорамное остекление, обеспечивающее естественное освещение и визуальную связь с городским окружением и природой, сдержанные цвета и натуральные фактуры в отделке интерьеров, которые создают нейтральный фон для детского творчества. В помещениях часто используются стеклянные перегородки. Центральным пространством служит холл с эффектной винтовой лестницей, соединяющей первый и второй этажи.
 
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

О том, как существуют педагоги и дети в таких зданиях, рассказала Кристина Фалкенстедт, директор школы Мортенсбро (Mårtensbro skola) в городе Эспо, новое здание которой было возведено в 2012. Программа проекта довольно сложна: здание с планом из двух «рукавов», вмещает в себя детский сад, подготовительные классы, начальную школу для 1-6 классов, помещения для 7-9 классов, а также школу продленного дня. По словам директора, роль центра общественной жизни играет зал столовой, где встречаются и общаются дети всех возрастов. До и после обеда этот зал служит обычным холлом, а при необходимости путем несложных трансформаций превращается в зрительный зал со сценой.
 
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Playa architects. Фото: Decopic
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Изображение: Playa architects
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo

Важной задачей было обеспечение максимальной «визуальной проницаемости» учебных помещений, чтобы учитель всегда мог видеть, что в них происходит. Поэтому классы отделены от коридора остекленными дверьми и – иногда и друг от друга – стеклянными же перегородками. Это позволяет учителю разделять учеников на группы, работающие в изолированных помещениях, при этом легко контролируя процесс. В здании вновь используются окна во всю высоту стены.
 
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo

В своем выступлении Марк Сартан обобщил примечательные черты устройства этих и других финских школ, в которых ему с коллегами довелось побывать, и предположил, что некоторые из увиденных приемов пространственной организации и дизайна интерьера вполне применимы в типовых российских школах: например, принцип разнообразия помещений и их соразмерности человеческому масштабу. В русских школах небольшие аудитории обычно отведены под методкабинеты или предназначены для работы отдельных специалистов. «Вероятно, имеет смысл изменить им назначение, перенеся нынешние функции в общие офисные зоны, и использовать их для индивидуальной, групповой, какой-то специализированной работы», – полагает он. А большие пространства, скажем, просторные рекреации и коридоры, напротив, стоит оборудовать для общения или уединения, чтобы у детей не возникало желания по ним носиться. Мобильность и трансформируемость пространств достижимы путем использования складной мебели и раздвижных перегородок. Активное использование цвета, к примеру, для зонирования, и интересных фактур в интерьере никак не ограничено СанПиНами, поэтому надо просто быть открытым к экспериментам. Еще один принцип – визуальная проницаемость и прозрачность – вполне реализуем с помощью перегородок из армированного стекла, раз уж обычные стеклянные перегородки в наших школах использовать запрещено. Следует заменять плотные шторы легко открываемыми жалюзи и прореживать разросшиеся зеленые насаждения рядом со школой, которые часто излишне затеняют классы. Эти меры также обеспечивают визуальную связь классов с внешним миром. А вот чего, по мнению Сартана, в существующих типовых зданиях реализовать не удастся, так это ярко выраженного вертикального структурирования пространства. В финских школах очень много всевозможных подиумов, амфитеатров, балконов, атриумов, галерей, переходов с этажа на этаж, «капитанских мостиков», откуда можно обозревать бурление школьной жизни. У нас создание пространств таких сложных конфигураций невозможно, констатировал эксперт.
 
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo

Вообще говоря, тема практического применения именно финского опыта школьного дизайна в российских условиях не нова. Еще в ноябре 2013 эту тему обсуждали на семинаре Института образования НИУ ВШЭ. Тогда в центре внимания оказалось выступление Марии Вейц, соучредителя объединения архитекторов «ТОК» из Санкт-Петербурга, которая рассказала об уже готовом проекте изменения дизайна одной из типовых школ города. На средства скандинавских благотворительных фондов были приглашены дизайнеры из Финляндии, которые разработали концепцию трансформации интерьеров школы №53 с учетом пожеланий пользователей – учеников, учителей и родителей. Их требования оказались просты: создать места, где можно тихо посидеть и почитать, и места, где можно играть, поставить индивидуальные запирающиеся шкафчики для детей и учителей. Но уже на том этапе высказывались сомнения в реализуемости проекта из-за действующих в нашей стране СанПиНов, и он до сих пор остается на бумаге.

Новое лицо старых школ

Свою концепцию адаптации дизайна построенных до 1970 года школ к новым реалиям по заказу Департамента образования Москвы разработала Школа дизайна НИУ ВШЭ. Проект, по замыслу авторов, позволяет сделать пространство более современным и приспособленным для разных форматов занятий в рамках простого капитального ремонта, без кардинальной перестройки здания.
 
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Школа ступеней». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ

По словам руководителя офиса Школы дизайна Натальи Логутовой, первоначальные эскизы были очень похожи на дизайн финских школ с их сдержанной палитрой и природными фактурами – дерево, бетон. Директора школ оказались к такому решению не готовы: «Это что, операционная? Или сауна?» Кое-где дизайнеры предложили красить стены грифельной краской, чтобы дать детям возможность самовыражаться в интерьере. Это также было встречено в штыки: а не начнут ли дети рисовать везде?
 
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ

«Наша идея была в том, чтобы инициировать общественную дискуссию по поводу и СанПиНов, и вообще работы с сознанием, поведением. Мы воспринимаем школу будущего как интерфейс. Мы все привыкли к мобильным телефонам и гаджетам. Пространство в реальности – такой же интерфейс. С ним либо удобно взаимодействовать, либо нет. Если есть четкое понимание, где рисовать можно, а где нет, то, мне кажется, дети достаточно обучаемы, чтобы не рисовать там, где нельзя. Ну, и теорию разбитых окон никто не отменял: если интерьер прекрасен, его, наверное, не испортят в ближайшее время».

Важно отметить, что авторы концепции предложили варианты дизайна школьного пространства для учеников разных возрастных категорий, отдавая себе отчет в том, что дети младшего возраста любят яркие цвета, а подростки предпочитают более сдержанную палитру.

Исследованием разных аспектов школьной архитектуры занимаются и другие вузы. МАРХИ по заказу столичного Департамента образования провело масштабное дизайн-исследование интерьеров московских школ и выработало свои рекомендации исходя из опыта не только Финляндии, но также школ Британии, Сингапура, Швеции, Франции, США и Сербии. А студенты студии архитекторов Ольги Алексаковой и Юлии Бурдовой (Buromoscow) школы МАРШ совместно с учащимися Люцернского университета изучают градостроительное положение школы в микрорайоне. Преподаватели пытаются сломать сложившийся в отношении пришкольной территории стереотип «охраняемой зоны социализма», а саму школу превратить в полноценное общественное здание, открытое для всех жителей района. Наконец, об обновлении школьного дизайна своими силами задумалось и педагогическое сообщество. Институт системных проектов Московского педуниверситета оценил потенциал таких пространств, как библиотеки, школьные музеи и коридоры, который раскрывается при минимальном приложении фантазии и усилий.
 
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне



Новые школы: дизайн и социальная функция

Пока одни архитекторы и дизайнеры разрабатывают концепции адаптации старых школ к новым требованиям, другие уже воплощают свое видение в новых зданиях. В прошлом году в деревне Райсеменовское Серпуховского района Московской области открылась школа «Абсолют» – специальное коррекционное учреждение для детей с ограниченными возможностями здоровья из малообеспеченных и приемных семей и детей, оставшихся без попечения родителей. Проектированием комплекса площадью 5132 м2 занималось бюро «Лаборатория виртуальной архитектуры» (архитекторы Станислав Кулиш, Мария Казаринова). Объект получился очень яркий, чуть ли не пестрый, и пластически сложный, в том числе – благодаря рельефу. Комплекс разделен на три блока: учебный, медицинский и хозяйственный. В дизайне и классов, и просторных рекреаций много цвета, используется витражное остекление, а также создана безбарьерная среда.
 
zooming
Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское МО. Фото: «Лаборатория виртуальной архитектуры»
zooming
Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское МО. Фото: «Лаборатория виртуальной архитектуры»

Уже публиковавшуюся на Архи.ру школу в подмосковном Пушкине, которая ни в дизайне интерьеров, ни в планировочном решении не уступает тем самым желанным финским образцам, спроектировали и довели до реализации архитекторы бюро ADM Андрей Романов и Екатерина Кузнецова. Помимо эффектного внутреннего двора, жизнерадостных и стильных классов и рекреаций, отличительной чертой этого объекта является библиотека, которая доступна не только школьникам, но и жителям района. Она расположена в изолированной от учебных помещений части здания и имеет свой отдельный вход.
 
zooming
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
zooming
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM

Важную социальную функцию выполняет и школа в микрорайоне Загорье на 825 мест по проекту ППФ «Проект-реализация» (архитектор Ольга Бумагина). Здесь учебная часть отделена от обширного общественного блока – концертных, спортивных и танцевальных залов, бассейна, библиотеки, интернет-клуба. Архитекторы понимали, что школа, скорее всего, на долгое время останется единственным общественным зданием в микрорайоне, и посчитали разумным сделать ее еще и досуговым центром местного значения. Объемное решение здания, в отличие от финских школ, предельно компактное и традиционное в связи с тем, что занимаемый им участок сравнительно небольшой, поясняет автор проекта Ольга Бумагина. Эта и многие другие школы появились в рамках масштабной программы московского правительства по строительству социальных объектов. Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов уделяет особое внимание качеству проектов новых детсадов и школ в рамках работы Архсовета Москвы.
 
zooming
Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»
zooming
Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»
zooming
Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»

Представления о том, как дизайн внутренних помещений школы отражается на психологическом самочувствии школьников и результатах учебы, базируются на исследованиях, проводимых социологами, психологами, а также самими дизайнерами и архитекторами. Так, по полученным исследователями из университета города Солфорд близ Манчестера данным, в начальной школе не только достаточное естественное освещение, комфортная температура и свежий воздух, но такие факторы, как индивидуализация дизайна, его сложность и использование цвета могут на 16% повысить успеваемость по чтению, правописанию и математике. Конечно, можно усомниться в этих подсчетах, но здравый смысл подсказывает, что занятия интеллектуальной деятельностью более эффективны в стимулирующей эту деятельность среде. Весьма репрезентативный обзор литературы, опубликованный Центром обучения и преподавания университета города Ньюкасл еще в 2005, говорит о том, что самое важное – это непосредственное участие пользователей – учителей и учащихся – в ходе разработки проекта своей школы: «Проект школы не может быть навязан или куплен, как в магазине. Успех – в возможности пользователей выразить свое личное видение того, какой быть их школе, а затем работать вместе с дизайнерами и архитекторами над созданием обобщенных решений». В связи с этим утверждением напрашивается вопрос: может быть, для того, чтобы дизайн российских школ мотивировал школьников учиться, надо не столько использовать финский опыт, сколько изучать потребности отечественных детей и педагогов? Причем прецедент уже есть: на той самой дискуссии в DI Telegraph своими представлениями об идеальном устройстве классов с публикой поделились учащиеся московского лицея №1547, и это были не просто фантазии, а настоящее руководство к действию.
zooming
Учащиеся московского лицея №1547. Фото предоставлено организаторами конференции «Архитектура и дизайн школы. Финский опыт»
zooming
Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся учащиеся московского лицея №1547
zooming
Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся московского лицея №1547
zooming
Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся учащиеся московского лицея №1547
Проект:
Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское
Россия, дер. Райсеменовское

Авторский коллектив:
С.Кулиш

2014

19 Мая 2015

Автор текста:

Ася Белоусова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.