Как нам обустроить школу

Конференция об «эталонных» финских школах стала поводом для актуального разговора о переустройстве существующих и проектировании новых школьных зданий в России.

Автор текста:
Ася Белоусова

mainImg

Проект:

Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское
Россия, дер. Райсеменовское

Авторский коллектив:
С.Кулиш

– 2014
Определяет ли бытие сознание? Что мы можем предпринять прямо сейчас, чтобы изменить школьную среду к лучшему? На эти столь разные вопросы, лежащие в философской и практической плоскостях, пытались ответить участники дискуссии «Архитектура и дизайн школы. Финский опыт», состоявшейся в конце апреля на площадке DI Telegraph в Москве. Интерес к опыту Финляндии понятен: эта страна – признанный лидер в сфере среднего образования, и, пытаясь разгадать секрет ее успеха, многие начинают изучать и такие внешние его признаки, как архитектура учебных заведений. Одним из организаторов дискуссии выступила «Умная школа», пару лет назад превратившаяся из своеобразного форума для обсуждения проблем отечественной системы школьного обучения в компанию, которая объявила о намерении построить в Иркутске крупный образовательный кластер, предназначенный в первую очередь для детей-сирот. В ноябре 2014 ее гендиректор Марк Сартан с единомышленниками отправились в большую поездку по финским школам, чтобы понять, какие принципы их пространственной организации и дизайна применимы в России – при проектировании новых школ и трансформации интерьеров существующих типовых зданий. Его рассказ об увиденном вкупе с выступлениями финских коллег стали прелюдией к интересному рассказу российских специалистов о их собственных наработках и обмену мнениями о том, какие архитектурные и дизайнерские приемы позволят «заново придумать» классы и рекреации российских школ.
zooming
Рафаэль. «Афинская школа». Фреска Станцы делла-Сеньятура в Ватикане. 1509–11
Этимология слова «школа» неочевидна. Оно происходит от древнегреческого «схоле», что означает «праздность, досуг»: древние эллины в свободное время любили посещать беседы философов, чтобы приобщиться их мудрости. Система государственного бесплатного и всеобщего школьного образования, какой мы ее себе представляем – с единым для всех учебным планом, жестким лекционным форматом занятий и почти заводским распорядком со звонками, оповещающими о начале и конце урока, появилась на рубеже XVIII – XIX веков, осененная идеями Просвещения и отвечающая потребностям экономики периода Промышленной революции.

Финская школа с 1970-х годов стала отходить от модели индустриальной эпохи: ей на смену пришел постиндустриальный подход к обучению, подразумевающий, в том числе, подстраиваемый под конкретного школьника учебный план, более свободную форму взаимодействия педагога с учениками на уроке, меньшую зацикленность на контрольных работах и оценках, а также большую самостоятельность учащегося. Это неминуемо сказалось на архитектуре: планировка школ стала заметно разнообразнее по набору, конфигурации помещений и их возможным трансформациям. В предпроектной работе архитекторы часто прислушиваются к пожеланиям конечных пользователей – учителей, родителей и даже школьников. Сочетание новой образовательной парадигмы и качественно новой архитектуры со временем дало свои плоды. Начиная с 2000-х все только и говорят о Финляндии как о стране с лучшими учителями, которые пестуют детей и подростков без нажима по поводу оценок и экзаменов в светлых комфортных аудиториях. Эту славу подтверждают высокие показатели грамотности, которые юные финны раз за разом демонстрируют на международных тестах. В довершение образа в 2010 Финляндия показала на очередной архитектурной биеннале в Венеции экспозицию с громким названием «Лучшая школа в мире», на которой можно было увидеть семь недавно отстроенных превосходных школьных зданий.
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
Одно из них, школу Enter в Сипоо недалеко от Хельсинки, представил на московской дискуссии один из ее авторов – архитектор Микко Сумманен из бюро K2S Architects. Он пояснил, что это реализованный в 2007 пилотный проект, где средняя школа впервые в Финляндии объединена в одном объеме с профучилищем – IT-колледжем. Заведение посещают подростки в возрасте от 15 до 19 лет, и при желании они могут окончить его сразу с двумя дипломами. Здание площадью 4150 м2 рассчитано на 400 человек и считается относительно небольшим. Налицо все характерные черты финской школьной архитектуры – гуманный масштаб, непохожие друг на друга поэтажные планы, панорамное остекление, обеспечивающее естественное освещение и визуальную связь с городским окружением и природой, сдержанные цвета и натуральные фактуры в отделке интерьеров, которые создают нейтральный фон для детского творчества. В помещениях часто используются стеклянные перегородки. Центральным пространством служит холл с эффектной винтовой лестницей, соединяющей первый и второй этажи.
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
zooming
Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects
О том, как существуют педагоги и дети в таких зданиях, рассказала Кристина Фалкенстедт, директор школы Мортенсбро (Mårtensbro skola) в городе Эспо, новое здание которой было возведено в 2012. Программа проекта довольно сложна: здание с планом из двух «рукавов», вмещает в себя детский сад, подготовительные классы, начальную школу для 1-6 классов, помещения для 7-9 классов, а также школу продленного дня. По словам директора, роль центра общественной жизни играет зал столовой, где встречаются и общаются дети всех возрастов. До и после обеда этот зал служит обычным холлом, а при необходимости путем несложных трансформаций превращается в зрительный зал со сценой.
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Playa architects. Фото: Decopic
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Изображение: Playa architects
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo
Важной задачей было обеспечение максимальной «визуальной проницаемости» учебных помещений, чтобы учитель всегда мог видеть, что в них происходит. Поэтому классы отделены от коридора остекленными дверьми и – иногда и друг от друга – стеклянными же перегородками. Это позволяет учителю разделять учеников на группы, работающие в изолированных помещениях, при этом легко контролируя процесс. В здании вновь используются окна во всю высоту стены.
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo
В своем выступлении Марк Сартан обобщил примечательные черты устройства этих и других финских школ, в которых ему с коллегами довелось побывать, и предположил, что некоторые из увиденных приемов пространственной организации и дизайна интерьера вполне применимы в типовых российских школах: например, принцип разнообразия помещений и их соразмерности человеческому масштабу. В русских школах небольшие аудитории обычно отведены под методкабинеты или предназначены для работы отдельных специалистов. «Вероятно, имеет смысл изменить им назначение, перенеся нынешние функции в общие офисные зоны, и использовать их для индивидуальной, групповой, какой-то специализированной работы», – полагает он. А большие пространства, скажем, просторные рекреации и коридоры, напротив, стоит оборудовать для общения или уединения, чтобы у детей не возникало желания по ним носиться. Мобильность и трансформируемость пространств достижимы путем использования складной мебели и раздвижных перегородок. Активное использование цвета, к примеру, для зонирования, и интересных фактур в интерьере никак не ограничено СанПиНами, поэтому надо просто быть открытым к экспериментам. Еще один принцип – визуальная проницаемость и прозрачность – вполне реализуем с помощью перегородок из армированного стекла, раз уж обычные стеклянные перегородки в наших школах использовать запрещено. Следует заменять плотные шторы легко открываемыми жалюзи и прореживать разросшиеся зеленые насаждения рядом со школой, которые часто излишне затеняют классы. Эти меры также обеспечивают визуальную связь классов с внешним миром. А вот чего, по мнению Сартана, в существующих типовых зданиях реализовать не удастся, так это ярко выраженного вертикального структурирования пространства. В финских школах очень много всевозможных подиумов, амфитеатров, балконов, атриумов, галерей, переходов с этажа на этаж, «капитанских мостиков», откуда можно обозревать бурление школьной жизни. У нас создание пространств таких сложных конфигураций невозможно, констатировал эксперт.
zooming
Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo
Вообще говоря, тема практического применения именно финского опыта школьного дизайна в российских условиях не нова. Еще в ноябре 2013 эту тему обсуждали на семинаре Института образования НИУ ВШЭ. Тогда в центре внимания оказалось выступление Марии Вейц, соучредителя объединения архитекторов «ТОК» из Санкт-Петербурга, которая рассказала об уже готовом проекте изменения дизайна одной из типовых школ города. На средства скандинавских благотворительных фондов были приглашены дизайнеры из Финляндии, которые разработали концепцию трансформации интерьеров школы №53 с учетом пожеланий пользователей – учеников, учителей и родителей. Их требования оказались просты: создать места, где можно тихо посидеть и почитать, и места, где можно играть, поставить индивидуальные запирающиеся шкафчики для детей и учителей. Но уже на том этапе высказывались сомнения в реализуемости проекта из-за действующих в нашей стране СанПиНов, и он до сих пор остается на бумаге.

Новое лицо старых школ

Свою концепцию адаптации дизайна построенных до 1970 года школ к новым реалиям по заказу Департамента образования Москвы разработала Школа дизайна НИУ ВШЭ. Проект, по замыслу авторов, позволяет сделать пространство более современным и приспособленным для разных форматов занятий в рамках простого капитального ремонта, без кардинальной перестройки здания.
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Школа ступеней». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ
По словам руководителя офиса Школы дизайна Натальи Логутовой, первоначальные эскизы были очень похожи на дизайн финских школ с их сдержанной палитрой и природными фактурами – дерево, бетон. Директора школ оказались к такому решению не готовы: «Это что, операционная? Или сауна?» Кое-где дизайнеры предложили красить стены грифельной краской, чтобы дать детям возможность самовыражаться в интерьере. Это также было встречено в штыки: а не начнут ли дети рисовать везде?
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ
zooming
Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ
«Наша идея была в том, чтобы инициировать общественную дискуссию по поводу и СанПиНов, и вообще работы с сознанием, поведением. Мы воспринимаем школу будущего как интерфейс. Мы все привыкли к мобильным телефонам и гаджетам. Пространство в реальности – такой же интерфейс. С ним либо удобно взаимодействовать, либо нет. Если есть четкое понимание, где рисовать можно, а где нет, то, мне кажется, дети достаточно обучаемы, чтобы не рисовать там, где нельзя. Ну, и теорию разбитых окон никто не отменял: если интерьер прекрасен, его, наверное, не испортят в ближайшее время».

Важно отметить, что авторы концепции предложили варианты дизайна школьного пространства для учеников разных возрастных категорий, отдавая себе отчет в том, что дети младшего возраста любят яркие цвета, а подростки предпочитают более сдержанную палитру.

Исследованием разных аспектов школьной архитектуры занимаются и другие вузы. МАРХИ по заказу столичного Департамента образования провело масштабное дизайн-исследование интерьеров московских школ и выработало свои рекомендации исходя из опыта не только Финляндии, но также школ Британии, Сингапура, Швеции, Франции, США и Сербии. А студенты студии архитекторов Ольги Алексаковой и Юлии Бурдовой (Buromoscow) школы МАРШ совместно с учащимися Люцернского университета изучают градостроительное положение школы в микрорайоне. Преподаватели пытаются сломать сложившийся в отношении пришкольной территории стереотип «охраняемой зоны социализма», а саму школу превратить в полноценное общественное здание, открытое для всех жителей района. Наконец, об обновлении школьного дизайна своими силами задумалось и педагогическое сообщество. Институт системных проектов Московского педуниверситета оценил потенциал таких пространств, как библиотеки, школьные музеи и коридоры, который раскрывается при минимальном приложении фантазии и усилий.
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне
zooming
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне


Новые школы: дизайн и социальная функция

Пока одни архитекторы и дизайнеры разрабатывают концепции адаптации старых школ к новым требованиям, другие уже воплощают свое видение в новых зданиях. В прошлом году в деревне Райсеменовское Серпуховского района Московской области открылась школа «Абсолют» – специальное коррекционное учреждение для детей с ограниченными возможностями здоровья из малообеспеченных и приемных семей и детей, оставшихся без попечения родителей. Проектированием комплекса площадью 5132 м2 занималось бюро «Лаборатория виртуальной архитектуры» (архитекторы Станислав Кулиш, Мария Казаринова). Объект получился очень яркий, чуть ли не пестрый, и пластически сложный, в том числе – благодаря рельефу. Комплекс разделен на три блока: учебный, медицинский и хозяйственный. В дизайне и классов, и просторных рекреаций много цвета, используется витражное остекление, а также создана безбарьерная среда.
zooming
Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское МО. Фото: «Лаборатория виртуальной архитектуры»
zooming
Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское МО. Фото: «Лаборатория виртуальной архитектуры»
Уже публиковавшуюся на Архи.ру школу в подмосковном Пушкине, которая ни в дизайне интерьеров, ни в планировочном решении не уступает тем самым желанным финским образцам, спроектировали и довели до реализации архитекторы бюро ADM Андрей Романов и Екатерина Кузнецова. Помимо эффектного внутреннего двора, жизнерадостных и стильных классов и рекреаций, отличительной чертой этого объекта является библиотека, которая доступна не только школьникам, но и жителям района. Она расположена в изолированной от учебных помещений части здания и имеет свой отдельный вход.
zooming
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
zooming
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Важную социальную функцию выполняет и школа в микрорайоне Загорье на 825 мест по проекту ППФ «Проект-реализация» (архитектор Ольга Бумагина). Здесь учебная часть отделена от обширного общественного блока – концертных, спортивных и танцевальных залов, бассейна, библиотеки, интернет-клуба. Архитекторы понимали, что школа, скорее всего, на долгое время останется единственным общественным зданием в микрорайоне, и посчитали разумным сделать ее еще и досуговым центром местного значения. Объемное решение здания, в отличие от финских школ, предельно компактное и традиционное в связи с тем, что занимаемый им участок сравнительно небольшой, поясняет автор проекта Ольга Бумагина. Эта и многие другие школы появились в рамках масштабной программы московского правительства по строительству социальных объектов. Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов уделяет особое внимание качеству проектов новых детсадов и школ в рамках работы Архсовета Москвы.
zooming
Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»
zooming
Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»
zooming
Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»
Представления о том, как дизайн внутренних помещений школы отражается на психологическом самочувствии школьников и результатах учебы, базируются на исследованиях, проводимых социологами, психологами, а также самими дизайнерами и архитекторами. Так, по полученным исследователями из университета города Солфорд близ Манчестера данным, в начальной школе не только достаточное естественное освещение, комфортная температура и свежий воздух, но такие факторы, как индивидуализация дизайна, его сложность и использование цвета могут на 16% повысить успеваемость по чтению, правописанию и математике. Конечно, можно усомниться в этих подсчетах, но здравый смысл подсказывает, что занятия интеллектуальной деятельностью более эффективны в стимулирующей эту деятельность среде. Весьма репрезентативный обзор литературы, опубликованный Центром обучения и преподавания университета города Ньюкасл еще в 2005, говорит о том, что самое важное – это непосредственное участие пользователей – учителей и учащихся – в ходе разработки проекта своей школы: «Проект школы не может быть навязан или куплен, как в магазине. Успех – в возможности пользователей выразить свое личное видение того, какой быть их школе, а затем работать вместе с дизайнерами и архитекторами над созданием обобщенных решений». В связи с этим утверждением напрашивается вопрос: может быть, для того, чтобы дизайн российских школ мотивировал школьников учиться, надо не столько использовать финский опыт, сколько изучать потребности отечественных детей и педагогов? Причем прецедент уже есть: на той самой дискуссии в DI Telegraph своими представлениями об идеальном устройстве классов с публикой поделились учащиеся московского лицея №1547, и это были не просто фантазии, а настоящее руководство к действию.
zooming
Учащиеся московского лицея №1547. Фото предоставлено организаторами конференции «Архитектура и дизайн школы. Финский опыт»
zooming
Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся учащиеся московского лицея №1547
zooming
Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся московского лицея №1547
zooming
Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся учащиеся московского лицея №1547


Проект:

Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское
Россия, дер. Райсеменовское

Авторский коллектив:
С.Кулиш

– 2014

19 Мая 2015

Автор текста:

Ася Белоусова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.