Илья Лежава: в рамках контекста

О значении городского контекста в студенческих конкурсных проектах, выполненных под руководством И. Г. Лежавы в 1970-е годы.

mainImg
0
авторы:
Долинская Ирина Марковна, профессор кафедры «Градостроительство»,
Полинская Екатерина Романовна, студентка магистратуры 2-го года, 
Московский архитектурный институт (государственная академия)

В апреле 2003 года в журнале «Проект Классика» было опубликовано двойное интервью, посвященное 20-летнему юбилею бумажной архитектуры. Точнее, 20-летию выставки «Бумажная архитектура», которая прошла в редакции журнала «Юность» в 1984. Владимир Седов и Сергей Ходнев поговорили с Ильей Георгиевичем Лежавой и Михаилом Анатольевичем Беловым – людьми, по сути, стоявшими у истоков этого уникального явления, на долгие годы определившего жизнь молодых архитекторов, чье вхождение в профессию начиналось в конце 1970-х – начале 1980-х.

В тот момент, когда материал был опубликован, никто не обратил внимания на два очень важных сообщения, скрытых в контексте разговора с И.Г. Лежавой. Во-первых, Илья Георгиевич не просто точно определил момент и проект, с работы над которым он предлагал исчислять годы существования бумажной архитектуры. И как ни странно, но этой точкой отсчета он считал отнюдь не «бумажный» конкурсный проект «Пространство для общения людей в городе». Проект, сделанный в 1970 году Владиславом Кирпичевым, Владимиром Ломакиным и Вячеславом Овсянниковым – студентами III курса МАрхИ под его руководством и получивший I премию МСА – Международного Союза Архитекторов, инициировавшего и объявившего этот студенческий конкурс.
zooming
Рис. 1. Проект «Пространство для общения людей в городе». Студенческий конкурс МСА. 1970 год. I премия / Авторы: Владислав Кирпичев, Владимир Ломакин, Вячеслав Овсянников (Thomas Nugent). Руководитель: Илья Георгиевич Лежава
Фотография из личного архива Ю.И. Аввакумова

Лежава отнес этот проект к «протобумажной архитектуре», тем самым определив и момент зарождения, и природу архитектуры бумажной. Он считал, что между «Пространством для общения» и безусловным массовым успехом бумажной архитектуры начала и середины 1980-х прошли те 10 – 13 лет, в течение которых определились и сформировались ее подходы, принципы и стилистические характеристики. И это было «во-первых».

А во-вторых, в ответах на вопросы Седова Лежава впервые и очень определенно затронул и раскрыл тему городского окружения в тех ситуациях, когда абстрактный, не заявленный в программе конкурса, контекст может свести на нет все достижения проекта, если авторы не определят его для себя сами. Не впишут себя и свои идеи в определенные стилистические и пространственно-композиционные рамки, которые будут их ограничивать, с одной стороны, и провоцировать на поиски вариантов решений, с другой. И победу «Пространства общения», и получение I премии за «Театр для будущих поколений» на конкурсе OISTAT – Международной организации сценографов, архитекторов и техников сцены 1976 – 1977 года, и потенциальный успех, безусловно, с его точки зрения выигрышного проекта «Городской ратуши», не допущенного отборочной комиссией Союза Архитекторов СССР на конкурс, Илья Георгиевич связывает с тем, что ему, руководившему командами участников, удавалось каждый раз «рассчитывать психологию жюри». Но говоря о том, что именно рассчитывалось, он все ответы сводит к контексту, к тому, как его профессиональный и педагогический опыт подсказывали, что работать нужно не с «чистым полем», а со вполне определенной городской средой, понятной и доступной тем, кому предстояло оценивать проекты.

Так, например, анализируя успех проекта «Пространство для общения людей в городе», он рассказывает о том, что в основе всего проекта была идея не просто создать некое место, куда люди смогут приходить, чтобы ощутить себя неотъемлемой частью городского сообщества, а создать место, существующее в совершенно определенном городе. И этот город не только определяет пространство общения, но и задает его алгоритмы. Алгоритмы взаимодействия в небольших социально комфортных группах: 5 – 7 – 9 человек, в залах, рассчитанных на 100 – 200 зрителей или на «площади», готовой принять в себя толпу. Ничего подобного конкурсной программой не предписывалось. Город, впоследствии определяемый большинством тех, кто писал и говорил об этом проекте, как Таллинн, Таллинном, по утверждению Лежавы, не был. Он был придуман специально для этого проекта, и главная его задача была адаптировать все объемно-пространственные, композиционные и функциональные идеи авторов к конкретному средовому фрагменту – к ансамблю его исторического центра.

Если верить Илье Георгиевичу, то они «изобрели некий средневековый город. Сделали макет его центральной части и вставили туда Центр общения». Их Центр был решен в современных формах, но при этом, например, перекрестия его конструкций «были похожи на средневековый фахверк». [4] Это делало его контекстуальным элементом принятой ими городской среды, обладавшей ярко выраженной европейской идентичностью. Элементом стилистически продуманным и не диссонирующим. Судя по всему, Илья Георгиевич считал, что именно решение поместить Центр в городской контекст, понятный большинству членов жюри, и было тем, что он называл «просчитать их». Хотя, вероятнее всего, эта стилистическая определенность и средовая понятность давала проекту некоторые дополнительные бонусы, но не определяла финальный успех. Успех же был в том, что придумав город, поняв его как реальность, и приняв как обязательное условие места проектирования, авторы не ошиблись ни в мере включенности в него, ни в степени отражения его важных стилистических характеристик в элементах и деталях встраиваемого ими объекта. И тем самым избежали и диссонирующего масштаба, и эклектики. Это была тонкая грань контекстуализма, на которой им удалось удержаться.
 
Второй конкурсный проект – театр для будущих поколений, о котором Лежава вспоминает в интервью, в каком-то определенном пространственном окружении не нуждался. Он сам был и объектом проектирования, и его контекстом.
zooming
Рис. 2. Проект «Театр будущих поколений». Конкурс OISTAT. 1976 – 1977 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Михаил Хазанов, Татьяна Арзамасова (сценограф), Владимир Ломакин, Вячеслав Овсянников (Thomas Nugent)

А вот третий конкурс – на здание городской ратуши или, как его называет Илья Георгиевич, – здание городской администрации, объявленный Международным Союзом Архитекторов в 1978, с его точки зрения, требовал не просто городского окружения. Он точно так же, как и Центр общения, требовал работы в конкретном городе, обладающем очень точными объемно-композиционными характеристиками и признаками. Но на сей раз это должен был быть не некий среднестатистический, хорошо читаемый, но не определяемый точно европейский город. Это должен был быть город из советской глубинки. Возможно, это могло бы быть то самое Критово в Красноярском крае, если бы его вдруг в начале 1960-х начали строить по проекту НЭРа, но не достроили…

 Хотя, в разговоре с Седовым Лежава переносит этот «некий типичный советский городок» не в Сибирь, а на северный Урал. И уточняет, что «В центре <…> все было, как полагается: старый мыловаренный завод, общежитие, горсовет с небольшим бетонным Лениным, пятиэтажка и т.д.» [4]. И именно эти несколько слов очень точно определяют тот пространственный и функциональный контекст, с которым, по мнению Ильи Георгиевича, необходимо было сотрудничать.

И команда, в составе которой работали Михаил Белов, Сергей Чуклов и Валерий Ходжиков, бывшие в тот момент еще студентами МАрхИ, «ничего не разрушая, превращали все это в прекрасную современную ратушу», дополняя в уже сформировавшуюся городскую среду только новый «суперсовременный» объем информационного центра. [4].
zooming
Рис. 3. Проект «Ратуша». Студенческий конкурс МСА. 1978 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Сергей Чуклов, Валерий Ходжиков. // Источник изображений: Илья Лежава, Михаил Белов. Устная история. К 20-летию бумажной архитектуры

Для того, чтобы этот вымышленный североуральский городок перестал быть фоновой иллюстрацией, и трансформировался в понятное всем – и команде, и членам жюри обитаемое пространство проектирования, были сделаны «… три гигантских макета. Один – город, как он есть. Другой – город с новым центром, и, наконец, третий макет крупно (даже с людьми) показывал саму ратушу».
zooming
Рис. 4. Проект «Ратуша». Студенческий конкурс МСА. 1978 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Сергей Чуклов, Валерий Ходжиков. // Источник изображений: Илья Лежава, Михаил Белов. Устная история. К 20-летию бумажной архитектуры
zooming
Рис. 5. Проект «Ратуша». Студенческий конкурс МСА. 1978 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Сергей Чуклов, Валерий Ходжиков
Фотография из личного архива Ю.И. Аввакумова

По сути, это была транскрипция контекста, в котором делался проект, и одновременный перевод на язык, понятный всем архитекторам в любой точке мира. Макетированные объемы определяли масштаб города, степень освоенности, проницаемости и связанности его пространств, стиль его построек. Это позволяло точно показать то, какой должна быть и его ратуша, и площадь перед ней, и ведущие к ней улицы. А еще кладбище, завод, дворец бракосочетаний… Фотографии на планшетах выглядели так, как будто были сделаны с натуры, и это усиливало эффект…

Отборочная комиссия СА СССР проект на конкурс не пропустила. Как сказал Илья Георгиевич, «там были люди, которым я надоел с этими конкурсами, выигрышами, поездками за границу. И они объявили, что все это идеологически неверно»…

Получил бы проект I премию или нет, сегодня сказать невозможно. Но он, равно как и «Пространство для общения», сформировал эталонный подход к конкурсному контекстуальному проектированию, в котором уже существующая городская среда определяет суть, форму и эстетику нового объекта, привязывает к месту его функцию. Даже, если речь идет о городе, которого нет…

***
 

Илья Георгиевич умер 28 сентября 2018 года – в пятницу. За три дня до этого – во вторник – он со своими студентами начал новый конкурсный проект. Сдвинув несколько столов в центр аудитории, они все – вместе с ним клеили макет…

Библиография:
  1. Архитектурный блог Михаила Белова // [Электронный ресурс] – URL: http://arhbelov.ru/portfolio/ратуша/
  2. Архитектурный блог Михаила Белова // [Электронный ресурс] – URL: http://arhbelov.ru/portfolio/театр-будущих-поколений/
  3. Белов А. История Бумажной архитектуры // Archi.ru. Сайт // [Электронный ресурс] – URL: https://archi.ru/print/elpub/91222
  4. Илья Лежава, Михаил Белов. Устная история. К 20-летию бумажной архитектуры. / Журнал «Проект Классика» – VI-MMIII – 24.04.2003 – URL: http://www.projectclassica.ru/newsmake/06_2003/06_2002_11a.htm

27 Апреля 2021

Авторы текста:

Ирина Долинская, Екатерина Полинская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.