Илья Лежава: в рамках контекста

О значении городского контекста в студенческих конкурсных проектах, выполненных под руководством И. Г. Лежавы в 1970-е годы.

mainImg
0
авторы:
Долинская Ирина Марковна, профессор кафедры «Градостроительство»,
Полинская Екатерина Романовна, студентка магистратуры 2-го года, 
Московский архитектурный институт (государственная академия)

В апреле 2003 года в журнале «Проект Классика» было опубликовано двойное интервью, посвященное 20-летнему юбилею бумажной архитектуры. Точнее, 20-летию выставки «Бумажная архитектура», которая прошла в редакции журнала «Юность» в 1984. Владимир Седов и Сергей Ходнев поговорили с Ильей Георгиевичем Лежавой и Михаилом Анатольевичем Беловым – людьми, по сути, стоявшими у истоков этого уникального явления, на долгие годы определившего жизнь молодых архитекторов, чье вхождение в профессию начиналось в конце 1970-х – начале 1980-х.

В тот момент, когда материал был опубликован, никто не обратил внимания на два очень важных сообщения, скрытых в контексте разговора с И.Г. Лежавой. Во-первых, Илья Георгиевич не просто точно определил момент и проект, с работы над которым он предлагал исчислять годы существования бумажной архитектуры. И как ни странно, но этой точкой отсчета он считал отнюдь не «бумажный» конкурсный проект «Пространство для общения людей в городе». Проект, сделанный в 1970 году Владиславом Кирпичевым, Владимиром Ломакиным и Вячеславом Овсянниковым – студентами III курса МАрхИ под его руководством и получивший I премию МСА – Международного Союза Архитекторов, инициировавшего и объявившего этот студенческий конкурс.
zooming
Рис. 1. Проект «Пространство для общения людей в городе». Студенческий конкурс МСА. 1970 год. I премия / Авторы: Владислав Кирпичев, Владимир Ломакин, Вячеслав Овсянников (Thomas Nugent). Руководитель: Илья Георгиевич Лежава
Фотография из личного архива Ю.И. Аввакумова

Лежава отнес этот проект к «протобумажной архитектуре», тем самым определив и момент зарождения, и природу архитектуры бумажной. Он считал, что между «Пространством для общения» и безусловным массовым успехом бумажной архитектуры начала и середины 1980-х прошли те 10 – 13 лет, в течение которых определились и сформировались ее подходы, принципы и стилистические характеристики. И это было «во-первых».

А во-вторых, в ответах на вопросы Седова Лежава впервые и очень определенно затронул и раскрыл тему городского окружения в тех ситуациях, когда абстрактный, не заявленный в программе конкурса, контекст может свести на нет все достижения проекта, если авторы не определят его для себя сами. Не впишут себя и свои идеи в определенные стилистические и пространственно-композиционные рамки, которые будут их ограничивать, с одной стороны, и провоцировать на поиски вариантов решений, с другой. И победу «Пространства общения», и получение I премии за «Театр для будущих поколений» на конкурсе OISTAT – Международной организации сценографов, архитекторов и техников сцены 1976 – 1977 года, и потенциальный успех, безусловно, с его точки зрения выигрышного проекта «Городской ратуши», не допущенного отборочной комиссией Союза Архитекторов СССР на конкурс, Илья Георгиевич связывает с тем, что ему, руководившему командами участников, удавалось каждый раз «рассчитывать психологию жюри». Но говоря о том, что именно рассчитывалось, он все ответы сводит к контексту, к тому, как его профессиональный и педагогический опыт подсказывали, что работать нужно не с «чистым полем», а со вполне определенной городской средой, понятной и доступной тем, кому предстояло оценивать проекты.

Так, например, анализируя успех проекта «Пространство для общения людей в городе», он рассказывает о том, что в основе всего проекта была идея не просто создать некое место, куда люди смогут приходить, чтобы ощутить себя неотъемлемой частью городского сообщества, а создать место, существующее в совершенно определенном городе. И этот город не только определяет пространство общения, но и задает его алгоритмы. Алгоритмы взаимодействия в небольших социально комфортных группах: 5 – 7 – 9 человек, в залах, рассчитанных на 100 – 200 зрителей или на «площади», готовой принять в себя толпу. Ничего подобного конкурсной программой не предписывалось. Город, впоследствии определяемый большинством тех, кто писал и говорил об этом проекте, как Таллинн, Таллинном, по утверждению Лежавы, не был. Он был придуман специально для этого проекта, и главная его задача была адаптировать все объемно-пространственные, композиционные и функциональные идеи авторов к конкретному средовому фрагменту – к ансамблю его исторического центра.

Если верить Илье Георгиевичу, то они «изобрели некий средневековый город. Сделали макет его центральной части и вставили туда Центр общения». Их Центр был решен в современных формах, но при этом, например, перекрестия его конструкций «были похожи на средневековый фахверк». [4] Это делало его контекстуальным элементом принятой ими городской среды, обладавшей ярко выраженной европейской идентичностью. Элементом стилистически продуманным и не диссонирующим. Судя по всему, Илья Георгиевич считал, что именно решение поместить Центр в городской контекст, понятный большинству членов жюри, и было тем, что он называл «просчитать их». Хотя, вероятнее всего, эта стилистическая определенность и средовая понятность давала проекту некоторые дополнительные бонусы, но не определяла финальный успех. Успех же был в том, что придумав город, поняв его как реальность, и приняв как обязательное условие места проектирования, авторы не ошиблись ни в мере включенности в него, ни в степени отражения его важных стилистических характеристик в элементах и деталях встраиваемого ими объекта. И тем самым избежали и диссонирующего масштаба, и эклектики. Это была тонкая грань контекстуализма, на которой им удалось удержаться.
 
Второй конкурсный проект – театр для будущих поколений, о котором Лежава вспоминает в интервью, в каком-то определенном пространственном окружении не нуждался. Он сам был и объектом проектирования, и его контекстом.
zooming
Рис. 2. Проект «Театр будущих поколений». Конкурс OISTAT. 1976 – 1977 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Михаил Хазанов, Татьяна Арзамасова (сценограф), Владимир Ломакин, Вячеслав Овсянников (Thomas Nugent)

А вот третий конкурс – на здание городской ратуши или, как его называет Илья Георгиевич, – здание городской администрации, объявленный Международным Союзом Архитекторов в 1978, с его точки зрения, требовал не просто городского окружения. Он точно так же, как и Центр общения, требовал работы в конкретном городе, обладающем очень точными объемно-композиционными характеристиками и признаками. Но на сей раз это должен был быть не некий среднестатистический, хорошо читаемый, но не определяемый точно европейский город. Это должен был быть город из советской глубинки. Возможно, это могло бы быть то самое Критово в Красноярском крае, если бы его вдруг в начале 1960-х начали строить по проекту НЭРа, но не достроили…

 Хотя, в разговоре с Седовым Лежава переносит этот «некий типичный советский городок» не в Сибирь, а на северный Урал. И уточняет, что «В центре <…> все было, как полагается: старый мыловаренный завод, общежитие, горсовет с небольшим бетонным Лениным, пятиэтажка и т.д.» [4]. И именно эти несколько слов очень точно определяют тот пространственный и функциональный контекст, с которым, по мнению Ильи Георгиевича, необходимо было сотрудничать.

И команда, в составе которой работали Михаил Белов, Сергей Чуклов и Валерий Ходжиков, бывшие в тот момент еще студентами МАрхИ, «ничего не разрушая, превращали все это в прекрасную современную ратушу», дополняя в уже сформировавшуюся городскую среду только новый «суперсовременный» объем информационного центра. [4].
zooming
Рис. 3. Проект «Ратуша». Студенческий конкурс МСА. 1978 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Сергей Чуклов, Валерий Ходжиков. // Источник изображений: Илья Лежава, Михаил Белов. Устная история. К 20-летию бумажной архитектуры

Для того, чтобы этот вымышленный североуральский городок перестал быть фоновой иллюстрацией, и трансформировался в понятное всем – и команде, и членам жюри обитаемое пространство проектирования, были сделаны «… три гигантских макета. Один – город, как он есть. Другой – город с новым центром, и, наконец, третий макет крупно (даже с людьми) показывал саму ратушу».
zooming
Рис. 4. Проект «Ратуша». Студенческий конкурс МСА. 1978 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Сергей Чуклов, Валерий Ходжиков. // Источник изображений: Илья Лежава, Михаил Белов. Устная история. К 20-летию бумажной архитектуры
zooming
Рис. 5. Проект «Ратуша». Студенческий конкурс МСА. 1978 год. Авторы: Илья Георгиевич Лежава (руководитель), Михаил Белов, Сергей Чуклов, Валерий Ходжиков
Фотография из личного архива Ю.И. Аввакумова

По сути, это была транскрипция контекста, в котором делался проект, и одновременный перевод на язык, понятный всем архитекторам в любой точке мира. Макетированные объемы определяли масштаб города, степень освоенности, проницаемости и связанности его пространств, стиль его построек. Это позволяло точно показать то, какой должна быть и его ратуша, и площадь перед ней, и ведущие к ней улицы. А еще кладбище, завод, дворец бракосочетаний… Фотографии на планшетах выглядели так, как будто были сделаны с натуры, и это усиливало эффект…

Отборочная комиссия СА СССР проект на конкурс не пропустила. Как сказал Илья Георгиевич, «там были люди, которым я надоел с этими конкурсами, выигрышами, поездками за границу. И они объявили, что все это идеологически неверно»…

Получил бы проект I премию или нет, сегодня сказать невозможно. Но он, равно как и «Пространство для общения», сформировал эталонный подход к конкурсному контекстуальному проектированию, в котором уже существующая городская среда определяет суть, форму и эстетику нового объекта, привязывает к месту его функцию. Даже, если речь идет о городе, которого нет…

***
 

Илья Георгиевич умер 28 сентября 2018 года – в пятницу. За три дня до этого – во вторник – он со своими студентами начал новый конкурсный проект. Сдвинув несколько столов в центр аудитории, они все – вместе с ним клеили макет…

Библиография:
  1. Архитектурный блог Михаила Белова // [Электронный ресурс] – URL: http://arhbelov.ru/portfolio/ратуша/
  2. Архитектурный блог Михаила Белова // [Электронный ресурс] – URL: http://arhbelov.ru/portfolio/театр-будущих-поколений/
  3. Белов А. История Бумажной архитектуры // Archi.ru. Сайт // [Электронный ресурс] – URL: https://archi.ru/print/elpub/91222
  4. Илья Лежава, Михаил Белов. Устная история. К 20-летию бумажной архитектуры. / Журнал «Проект Классика» – VI-MMIII – 24.04.2003 – URL: http://www.projectclassica.ru/newsmake/06_2003/06_2002_11a.htm

27 Апреля 2021

Авторы текста:

Ирина Долинская, Екатерина Полинская
Похожие статьи
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
5 лайфхаков типового проекта загородного дома
Руководитель отдела R&D компании Good Wood Елена Дубовенко рассказывает, как архитектору избежать ошибок и создать успешный типовой продукт на примере каменного барнхауса площадью 176 кв. м для семьи из четырех человек.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Пятидворье
Для микропарка в исторической части города Кукмор архитекторы Citizenstudio выбрали масштаб двора и создали систему камерных пространств с разными функциями и настроением, которые возвращают месту центральную роль в городе.
Пресса: 20 главных зданий России XXI века
За последние 20 лет города России радикально изменились, хотя иногда и казалось, что это не так. У нас появились школы, офисы и парки мирового уровня. «Афиша Daily» выбрала 20 главных архитектурных объектов, построенных в России в XXI веке.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.