Автор текста:
Пётр Завадовский

Иван Леонидов в Крыму. 1936–1938. Часть 1

Проект планировки Южного берега Крыма мастерской НКТП №3 под руководством Моисея Гинзбурга: рассмотрение и атрибуция сохранившихся материалов.

0 Проект «Генеральной планировки района Ялта – Мисхор – Алупка» принадлежит к числу наиболее масштабных проектов мастерской НКТП №3 под руководством Моисея Гинзбурга второй половины 1930-х годов и является частью одного из крупнейших начинаний в области территориального планирования и градостроительства в советской архитектуре 1930-х в целом.
Работы мастерской Гинзбурга для Крыма, начатые еще в 1930 как «Проект территориальной планировки»[1], продолжались до 1948, когда был закончен строительством санаторий в Нижней Ореанде – в итоге единственная реализация этой многолетней деятельности. Участие в ней Ивана Леонидова должно было бы привлечь большее внимание к этой последовательной серии проектов. Тем не менее, они, как и все позднее (после 1933) творчество конструктивистов, до сих пор влачат призрачное существование в тени всемирно признанных шедевров авангардного периода. На сегодняшний день нет общепринятой атрибуции сохранившихся материалов проекта, бытует несколько противоречивых версий их авторства и содержания. Наиболее известные и изредка выставляющиеся материалы проекта, так называемые доски Леонидова, сегодня воспринимаются скорее как произведения станковой живописи, чем и памятники архитектурной мысли. За исключением этих досок и нескольких эскизов, оригиналы прочих проектных материалов утрачены.
Исходная публикация проекта, статья Михаила Макотинского[2], наряду с воспоминаниями ее автора, на сегодняшний день являются основным источником информации о проекте и обстоятельствах его создания. Иллюстрирующие этот текст перспективные виды, к счастью, имеются в фотокопиях значительно лучшего качества, опубликованных Андреем Гозаком[3], однако местонахождение использованных им исходных фотоматериалов неизвестно. Иллюстрации планировок в статье 1938 года являются единственными изображениями этих листов проекта – увы, характерного для полиграфии 1930-х качества.
 
I. Хронологические рамки проектирования, авторство и характер участия в проекте Ивана Леонидова
Согласно вышеупомянутой статье, заказ на проектирование был получен в 1935, а «в июне 1937 года мастерской были закончены все проектные работы». В общем виде авторство «проекта генеральной планировки» указано следующим образом: «Ялтинский и Массандринский районы разработаны в генеральном проекте архитекторами М. П. Макотинским и И. Ф. Милинисом и в части фрагментов – архитекторами И. И. Леонидовым и М. Г. Чалым. Ливадия и Ореанда разработаны архитекторами Л. С. Залесской и Г. Б. Раппопорт. Район Мисхор – Алупка разработан архитекторами А. М. Воробьевым и М. О. Мамуловым, а фрагменты к нему – также архитектором И. И. Леонидовым»[4].
 
I.1. В отношении времени и характера участия в проекте Ивана Леонидова для нас очень ценно позднее свидетельство Михаила Макотинского, опубликованное Андреем Гозаком: «В течение двух лет мы работали над проектом планировки Южного берега Крыма. (…) Однако, мы были совсем не удовлетворены своими предложениями. Мы нашли вполне приемлемые решения замысла и расположения основных ансамблей Ялты, Мисхора и Алупки, но мы не могли найти общей эстетической концепции, способной гармонично вписать их в замечательный ландшафт Южного берега Крыма. Тогда Моисей Гинзбург предложил Леонидову присоединиться к нам. Приехав к нам в Ялту, Леонидов в ходе долгих прогулок тщательно осмотрел все побережье и прилегающие территории, а также объехал его на катере. Он детально изучил наш проект и оценил природные условия. Проведя с нами более месяца, он не сделал ни единого эскиза. Затем, спустя два-три месяца, в Москве, начали появляться проекты центральных районов Ялты, Мисхора и Алупки, которые полностью соответствовали нашим архитектурным и планировочным идеям. А также с большим мастерством и изяществом объединил вместе различные части проекта и превосходно вписал их в ландшафт Южного берега Крыма»[5].
Таким образом, на завершающем этапе проектирования авторы столкнулись с трудностями в архитектурной конкретизации разработанных планировочных решений, для чего и потребовалась помощь Ивана Леонидова. Экстренный, если не «спасательный» характер его миссии отражен на фрагменте карикатуры В. В. Калинина, на котором Леонидов представлен мышкой в конце ряда коллег, вытягивающих репку «Крым» (илл.1).
Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что именно Леонидов является автором архитектурных решений, показанных на сохранившихся проектных материалах.
 
zooming
Илл 1. Иван Леонидов в качестве мышки вытягивает репку крымского проекта. Фрагмент карикатуры В. В. Калинина. 1936

 
I.2. На одной из калек, опубликованных Андреем Гозаком, которую он ошибочно отнес к проекту «Большого Артека», мы видим дату «3/Х 36»[6]. Поэтому можно полагать, что Леонидов провел в Крыму месяц в течение лета 1936-го, а работал над проектом с сентября 1936 года по май 1937-го.
Приблизительно в этот же промежуток времени Леонидов оказывается привлеченным к проектированию санатория им. Орджоникидзе в Кисловодске – и в том же «спасательном» качестве[7].
Согласно Макотинскому, это происходит позже начала его работы в Крыму. Косвенным подтверждением этого можно считать то, что в Кисловодске Леонидов сразу предлагает уже сложившийся замысел знаменитой лестницы, а в крымских материалах мы во множестве видим предварительные варианты этого решения.
 
II. Атрибуция известных материалов проекта
Известные на сегодня проектные материалы следует разделить на оригиналы и сохранившиеся лишь в виде репродукций разного качества. Михаил Макотинский в своих воспоминаниях формулирует «творческий вклад» Ивана Леонидова достаточно конкретно: «Три детальных плана наиболее важных районов, три перспективы, четыре доски фасадов-разверток и два макета. Планы и перспективы были выполнены китайской тушью и акварелью на ватмане, а фасады – на ореховой фанере…»[8].
 
II.1. Планы
Судя по всему, «детальные планы», упомянутые Макотинским – это иллюстрирующие статью 1938 года планы центров Ялты[9], Алупки[10] и Мисхора[11] (илл. 2).
 
Илл. 2. Иван Леонидов с сотрудниками. Генеральные планы Алупки (1), Ялты (2) и Мисхора (3) из статьи Михаила Макотинского 1938 года

 
II.2. Перспективы
По свидетельству Макотинского, «планы и перспективы были выполнены китайской тушью и акварелью на ватмане». То есть оригиналы перспектив были цветными, нам же известны только черно-белые репродукции, наиболее качественные из которых приведены в книге Андрея Гозака и Андрея Леонидова[12].
Это перспективы с птичьего полета Ялты (со стороны Чукурларского пляжа), Алупки и Мисхора. Изображенные на них архитектурные и планировочные решения вполне соответствуют вышеупомянутым планам. Относительно авторства этих крайне интересных изображений до сих пор существуют разногласия.
Если Андрей Гозак публиковал их как леонидовские, авторы недавней монографии о Игнатии Милинисе приписывают их своему герою[13]. Думаю, свидетельства Макотинского позволяют нам отмести сомнения в авторстве Леонидова: архитектурная конкретика проекта была поручена именно Леонидову, а прочие перспективы, поимо этих трех, нам не известны (илл. 3).

Илл. 3. Иван Леонидов с сотрудниками. Перспективные виды Ялты (1), Алупки (2) и Мисхора (3) из статьи Михаила Макотинского. Здесь – репродукции из книги Андрея Гозака и Андрея Леонидова

 
II.3. «Доски Леонидова»
Михаил Макотинский упоминает о «четырех досках фасадов», выполненных «на ореховой фанере, с текстурой дерева, напоминающей гористый ландшафт побережья. На ее фоне была вычерчена панорама застройки побережья белым, красным и другими цветами с добавлением сусального золота и элементами гравировки»[14].
Сегодня известны три доски, имеющие отношение к проекту «генеральной планировки» Южного берега Крыма. Это две части развертки морского фасада (в Госкаталоге: №6971552, Ялта, и №6971583, Алупка) и план-аксонометрия холма Дарсан в Ялте с «Акрополем» (в Госкаталоге №6971612).
Помимо оригинальной доски из фондов ГНИМА им. А. В. Щусева, имеется черно-белое фото аналогичного объекта, приводимое, в частности, Андреем Гозаком[15] и называемое им «предварительным вариантом проекта». Однако сравнение двух изображений заставляет в столь однозначном выводе усомниться. Оба варианта стоит сравнить с аналогичным фрагментом большого чертежа центра Ялты из статьи 1938 года[16]. На илл. 4 приведены все три варианта плана.
 
Илл. 4. Иван Леонидов. Варианты фрагмента центра Ялты: 1. Фоторепродукция несохранившейся доски. 2. Доска из собрания ГНИМА им. А. В. Щусева. 3. Фрагмент чертежа центра Ялты из статьи Михаила Макотинского

 
Из сравнения трех вариантов можно заключить:
1. В части архитектурно-планировочного решения три варианта не имеют между собой принципиальных различий.
2. Наиболее проработанным и, судя по всему, окончательным, является чертеж, иллюстрирующий статью Михаила Макотинского.
3. Единственный вариант, известный нам в оригинале, использовался позднее для других потребностей: изображения внизу доски, сделанные по чертежу 1936 года, близки эскизам Леонидова из серий «Город Солнца», датируемым временем возвращения архитектора из армии после 1943 года. Различимые следы гвоздей позволяют предположить дальнейшее хозяйственное использование этой доски в семье Леонидова в качестве столешницы, о чем пишет Владимир Паперный, передавая свидетельство Рема Колхаса[17].
4. Сравнение обеих досок, сохранившейся в оригинале и известной по фото, не дает оснований каким-либо образом различать время их создания. Они обе являются предварительными.
Четвертая из известных сегодня оригинальных досок, обозначенная Андреем Гозаком как «вид холма Дарсан», относится к проекту Большого Артека, как справедливо указано в Госкаталоге (№ 6971576).
Таким образом, до сих пор не найдена (или утрачена) как минимум одна доска морской панорамы, если мы согласимся с внесением плана Дарсана в зачет некогда существовавших «четырех досок». Или две, если трактовать воспоминания Макотинского дословно. Странности в названиях Госкаталога требуют уточнения географической привязки досок. Название доски №6971552, «Панорама Ялты с холмом Дарсан», в целом верно. Планы помогают точнее привязать эту панораму: она охватывает участок сегодняшней набережной им. Ленина между устьями рек Учан-Су (ныне Водопадная) и Дерекой (ныне Дерекойка). Вторая доска, №6971583, поименована в Госкаталоге как «Панорама Мисхора с холмом Дарсан». Кроме того, что в Мисхоре «холма Дарсан» нет, на этой доске изображен не Мисхор, а Алупка. Мисхор остается за правой границей изображения. Если надо указать в названии какую-то горную вершину, доску можно было бы назвать «панорама Алупки с горой Ай-Петри».
Из описания досок Андреем Гозаком можно вынести впечатление, что он считал их частями единой панорамы. Это едва ли верно, поскольку изображенные на них участки побережья разделяет 12 километров, где с востока на запад расположены Ореанда, Ливадия, Кореиз и Мисхор. Поэтому каждая из существующих досок с панорамой побережья Южного берега Крыма являются не частями утраченного общего, а самостоятельными произведениями (илл. 4). План и перспектива Мисхора, возможно, также сопровождались своей панорамой, до сих пор не обнаруженной.
 
II.4. Ливадия – Ореанда
Леонидов не имел прямого отношения к работе над этим отрезком побережья. Но этот пробел в некотором смысле может быть заполнен проектом санатория «Нижняя Ореанда» Игнатия Милиниса, который был обнаружен и опубликован совсем недавно в архиве семьи архитектора, переданном в ГНИМА в 2019[18]. Проект, выполненный в близкой Леонидову манере и с использованием характерных для него форм, разрабатывался параллельно работе Леонидова над своими частями проекта Южного берега Крыма. Работавшие в одной мастерской архитекторы также были соседями в доме на Гоголевском бульваре, 8. Проект Милиниса, конечно, был известен Леонидову, возможно, выполнялся при его консультации и важен для нас как пример детальной проработки идей и форм, эскизно намеченных Иваном Леонидовым на его панорамных досках. Кроме того, близость манеры исполнения перспектив в проекте Милиниса перспективам Леонидова позволяет предположить общих исполнителей этих отмывок.
 
II.5. Макеты и Чукурлар
Михаил Макотинский также упоминает о двух макетах, выполненных Леонидовым. Фотография одного из них иллюстрирует статью 1938 года. Это Чукурларский пляж – зона побережья Ялты к юго-западу от устья реки Учан-Су[19]. Сведения о втором макете на сегодняшний день отсутствуют. Макет полностью соответствует кальке, отнесенной Андреем Гозаком к проекту «Большого Артека»[20]. Калька находится в фондах ГНИМА им. А. В. Щусева, инвентарный номер Р Iа-11568/2. Эти материалы важны нам для понимания самой эффектной из леонидовских перспектив – вида Ялты, первый план которого занимает фантастическое строение в виде полукольцевой колоннады с многоярусным фонтаном (?) в ее центре, которые стоят у подножия спускающегося к морю амфитеатра. Экспликация на кальке называет все это просто: «сооружение». Расположенное далее, в сторону центра Ялты, шестигранное строение, согласно описанию Макотинского, является «нервно-соматическим санаторием» (илл. 5).
 
Илл. 5. Иван Леонидов с сотрудниками. Благоустройство и застройка Чукурларского пляжа. 1 – макет (обработанное журнальное фото 1938 года). 2 – калечный эскиз планировки (ГНИМА им. А. В. Щусева). 3 – Перспективный вид

 
II.6. «Большой Артек»
Параллельно с завершающей стадией проекта планировки Южного берега Крыма была начата работа над конкретными участками и объектами курортной инфраструктуры. Так, Игнатию Милинису была поручена Нижняя Ореанда с санаторным комплексом. А Леонидову достался Гурзуф с проектом Большого Артека. Этот проект должен стать предметом отдельного рассмотрения, сейчас же он интересует нас, потому что в нем были воспроизведены решения, ранее предлагавшиеся Леонидовым для Алупки. В связи с этим существует неопределенность в атрибуции ряда материалов. Случай с «видом холма Дарсан» был описан выше. А лист №6968797 по Госкаталогу, который назван эскизом перспективы Алупки, по ряду признаков следует отнести к проекту Большого Артека.
 
II.7. Выводы: структура проекта
До сих пор крымские материалы Ивана Леонидова воспринимались как набор архитектурных фантазий. Но присмотревшись к ним внимательнее, из них можно выделить ряд вполне внятных проектов, лишь немногим менее комплектных, чем большинство прочих проектов Леонидова, работам которого вообще свойственна концептуальная обобщенность. Перечислим эти проекты и распределим по ним имеющиеся проектные материалы:
 
Проект центральной части Ялты:
генеральный план (репродукция[21]), развертка центральной набережной (Госкаталог №6971552), аксонометрия культурно-спортивного комплекса на холме Дарсан (Госкаталог №6971612), перспективный вид центра (репродукция[22]).
 
Проект благоустройства и застройки Чукурларского пляжа:
макет (репродукция[23]), калечный эскиз[24] и перспективный вид (репродукция[25]).
 
Проект благоустройства Алупки:
генеральный план (репродукция[26]), развертка (Госкаталог №6971583), перспективный вид (репродукция[27]).
 
Проект Мисхора:
наличествуют только генплан и перспективный вид.
 
Пояснительной запиской к этим проектам может служить статья Михаила Макотинского (1938). Содержащееся в проектах разнообразие оригинальных планировочных и архитектурных решений заслуживают детального анализа: как в силу собственных достоинств, демонстрирующих важный этап в развитии индивидуального стиля Ивана Леонидова, так и как свидетельство недооцениваемого до сих пор феномена влияния Леонидова в левом крыле советской архитектуры поздних 1930-х гг. Этим мы займемся на следующем этапе нашего исследования.
 
 
[1] Чепкунова И. В., Аметова М.Р. Архитектор Игнатий Милинис. От конструктивизма к модернизму. – Москва : ГМА им. А. В. Щусева ; Кучково поле, 2019. – С. 100.
[2] Макотинский М.П. Генеральный проект планировки района Ялта – Мисхор – Алупка // Архитектура СССР. – 1938. – №8. – С. 40–45.
[3] Gozak А., Leonidov А. Ivan Leonidov. – London : Academy Editions, 1988.
[4] Макотинский. 1938. С. 40.
[5] Ivan Leonidov. 1988. P. 29.
[6] Ivan Leonidov. 1988. P. 146.
[7] Завадовский П. К. Иван Леонидов. Предполагаемые реализации в Кисловодске и Москве // Проект Байкал. – 2020. – №66. – С.88.
[8] Ivan Leonidov. 1988. P. 29.
[9] Макотинский. 1938. С. 44.
[10] Макотинский. 1938. С. 42.
[11] Макотинский. 1938. С. 43.
[12] Ivan Leonidov. 1988. P. 136–145.
[13] Архитектор Игнатий Милинис. 2019. С. 101.
[14] Ivan Leonidov. 1988. P. 29.
[15] Ivan Leonidov. 1988. P. 142.
[16] Макотинский. 1938. С. 44.
[17] Паперный В. З. Мос-Анджелес. Избранное. – Москва : НЛО, 2018. – С.280.
[18] Архитектор Игнатий Милинис. 2019. С. 102–105.
[19] Макотинский. 1938. С. 45.
[20] Ivan Leonidov. 1988. P. 146–147.
[21] Макотинский. 1938. С. 44.
[22] Ivan Leonidov. 1988. P. 137.
[23] Макотинский. 1938. С. 45.
[24] Ivan Leonidov. 1988. P. 146–147.
[25] Ivan Leonidov. 1988. P. 137.
[26] Макотинский. 1938. С. 42.
[27] Ivan Leonidov. 1988. P. 145.

16 Августа 2021

Автор текста:

Пётр Завадовский
Похожие статьи
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.