Дети в городе

Нужно ли множество нормативов и требований или они губят развитие детского пространства? Чего не хватает детским площадкам и должны ли они быть яркими? – архитекторы, психологи, чиновники и предприниматели обсудили это на круглом столе 14 мая.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Дискуссия на тему «Детское пространство в городской среде» состоялась 14 мая и была инициирована бюро UNK project, в чьей практике пространства для детей занимают далеко не последнее место. К примеру, архитекторы этой мастерской во главе с Юлией Тряскиной были соавторами новых интерьеров одного из знаковых московских зданий – «Центрального детского магазина» на Лубянке. Организацией мероприятия занимался и журнал speech:, очередной номер которого посвящен теме «Архитектура для детей». Детская тема в последние дни стала очень популярной – напомним, что недавно мы рассказывали об эталонных школах Финляндии. Но обо всем по порядку.
zooming
Детское пространство в городской среде. Из презентации Анна Мартовицкой и журнала Speech
zooming
Круглый стол на тему «Детское пространство в городской среде». Фотография предоставлена UNK project
Модератором дискуссии выступила Анна Мартовицкая, главный редактор журнала speech:. Она подчеркнула широту «детской» типологии в современной архитектуре и объяснила, что для обсуждения из всего многообразия построек для детей были выбраны именно уличные и внеуличные игровые площадки как пространства наиболее массовые и востребованные в любом мегаполисе.
zooming
Парк Teardrop в Нью-Йорке. Из презентации Анны Мартовицкой
Вводная презентация Анны Мартовицкой была посвящена примерам оформления детских игровых зон в мировой практике, способным дать ответ на вопрос, каким должен быть город, удобный для детей. Среди удачных оказались парк Teardrop в Нью-Йорке, чье достоинство – в разнообразии сценариев активных игр и развития ребенка и игровая площадка Interlace бюро Carve в Сингапуре. Мировая практика предлагает решения, нацеленные на вовлечение детей в социальные и фантазийные игры, создающие благодатную почву для развития мышления и активной «авторской» позиции. В России же типологический набор этого жанра пока что весьма ограничен. Яркие детские зоны, возникающие при торговых центрах, фитнес-клубах, больницах и кафе, способны развлечь детей, пока заняты их родители, но насколько в них учитываются интересы и возрастные особенности ребенка? Эти, как впрочем и другие проблемы детских пространств Анна Мартовицкая предложила обсудить участникам встречи.
zooming
Игровая площадка Interlace. Архитектура комплекса – OMA, архитектура площадки – Carve. Из презентации Анны Мартовицкой и журнала Speech

Добровольная сертификация и ее стандарты
zooming
Елена Семенкова, заместитель начальника Управления архитектурно-художественного облика города Москомархитектуры. Фотография предоставлена UNK project
Первой из приглашенных гостей слово взяла Елена Семенкова, заместитель начальника Управления архитектурно-художественного облика города Москомархитектуры. Она рассказала, что обязательная сертификация всего оборудования для спортивных и игровых зон появилась лишь в начале 2000-х годов. Постепенно ведомство сформировало классификацию оборудования для различных возрастных категорий: от предназначенного для активных развлечений до предполагающих более спокойное времяпрепровождение и даже с образовательным уклоном. Разработчики постарались учесть не только физические особенности ребенка определенного возраста – скажем, размер руки, от которой зависит толщина поручней – но и его психологию и интересы. Особенное внимание при разработке классификации чиновники уделяли безопасности детей – просчитывали надежность конструкций, высоту ступенек, и даже скорость скольжения ребенка определенной массы с горки.

По словам Елены Семенковой, если СНИПы скорее ограничивали развитие типологии детской игровой площадки, то добровольная сертификация, которую сейчас использует большинство производителей, – напротив, открыла новые возможности.
 
Среди минусов добровольной сертификации Елена Семенкова назвала рекомендательный характер всех замечаний, касающихся внешнего облика площадок – обязательны только их пользовательские характеристики.


Сейчас проектировщик самостоятельно определяет набор элементов, цвет и конфигурацию объемов. И ответственность за безопасность несет также проектировщик, – не считая, конечно, эксплуатирующей организации.

Поэтому – так завершила свой рассказ представитель управления, – пока не удается регулировать архитектурный облик детских пространств, исключая разве что знаковые участки города. Застройщик чаще всего делает выбор в пользу чрезмерно ярких, кричащих цветов и форм, и в пространстве парков они выглядят как инородные предметы.


Потребность в игре
zooming
Популярность игровых объектов на площадке. График, составленный по результатам исследования детских площадок Волхонки. Из презентации психолога Марии Соколовой
На вопрос, насколько оправданы такие яркие цветовые решения, постаралась ответить Мария Соколова, психолог и сотрудник центра экспертизы игр и игрушек МГППУ. Она напомнила, что основная потребность ребенка – это игра. На улице дети должны не только гулять и активно двигаться, как думает большинство родителей. Пространство города должно предоставлять маленькому жителю разнообразные возможности для игры – деятельности, благодаря которой он может развиваться и познавать мир.
zooming
Точки интереса детей в городе. Из презентации психолога Марии Соколовой
Небольшой ручеёк, где можно пускать бумажные кораблики, по словам докладчика, принесет больше пользы и радости, нежели яркие и громоздкие конструкции. Изучению востребованности тех или иных игровых элементов детьми было посвящено исследование детских площадок в районе Волхонки. Мария Соколова рассказала, как в течение двух месяцев осуществлялось наблюдение за основными площадками этого района, и в результате была составлена статистика их популярности, согласно которой три из них оказались постоянно пустующими, еще несколько пользовались спросом, в основном, у взрослых людей и студентов, и лишь отдельные площадки привлекали детей.
zooming
Пример детского городка со слишком ярким и закрытыми объектами. Из презентации психолога Марии Соколовой
Что касается оборудования игровых зон, исследование показало, что и сегодня ему не хватает разнообразия.
 
Потребность детей в игре сейчас обеспечивается менее чем на 40% – и то такими элементами, как домик или песочница.


Функционально закрытые объекты не позволяют ребенку создавать собственный сценарий игры, преобразовывать окружение, делать его «своим». Отсутствие хоть какого-то ландшафта также существенно ограничивает возможности детей. Ко всему этому добавляются некачественные материалы, из которых изготавливается оборудование, обилие непрочного пластика, множество сенсорных раздражителей, к которым можно отнести и сочетания ярких цветов. На самом деле, ребенок, по словам психолога, в этих цветах не нуждается, он всегда найдет детский городок, даже если тот будет сливаться с деревьями в парке. Более того, яркие объекты могут быть даже опасны, поскольку провоцируют ошибки в движениях.
zooming
Игровой комплекс Эко-деревня в олимпийском Сочи-Парке. Из презентации психолога Марии Соколовой
Мария Соколова предложила, обратив внимание на все перечисленные ошибки и заблуждения взрослых, создать некую модель грамотно организованного пространства для детей. В ней сочетаются возможности для движения, творчества, общения, эксперимента, исследования и риска. Зоны отдыха соседствуют с зонами уединения. Объекты выполнены максимально открытыми и разнообразными, а пространства лишены видимых ограждений. На площадке учитываются интересы и самых маленьких посетителей, и подростков, и их родителей. Последние должны быть не безучастными наблюдателями, а полноценными участниками игрового процесса: для этого необходимо создавать объекты для совместной деятельности взрослого и ребенка. Из наиболее удачных примеров из собственной практики Соколова привела Эко-деревню в олимпийском Сочи-парке, где авторы постарались создать очень вариативную игровую среду.


Примеры
zooming
Юлия Тряскина, cоучредитель бюро UNK project. Фотография предоставлена UNK project
От теории дискуссия плавно перешла к практике. Соучредитель бюро UNK project архитектор Юлия Тряскина рассказала сразу о нескольких проектах для юных «пользователей». Самым крупным и важным по праву можно назвать обновление интерьеров «Центрального детского магазина» на Лубянке, открытия которого много лет с волнением ждали все москвичи. Выступив соавторами интерьеров, они постарались максимально сохранить их исторический облик. Пространство, созданное по проекту Алексея Душкина, оживает при входе в зал – та же площадь, те же часы… – сказала Юлия Тряскина, – но чем выше, тем заметнее меняется интерьер, приобретая современные черты. В этом, по словам Тряскиной, и состоял замысел. Ближе к куполу, в новых атриумах расположились интерактивные зоны, где можно играть и рисовать мультфильмы. Рядом – большая библиотека. Чуть в стороне – космический фудкорт под красочными витражами. Есть и детский кинотеатр, и места для совместного творчества детей и их родителей. Правда, как призналась Юлия, концепция пребывания детей в магазине ещё не доработана до конца, но будет развиваться дальше с учетом выявляемых интересов и запросов детей.
zooming
Интерьеры Центрального детского магазина
zooming
Интерьеры Центрального детского магазина
zooming
Интерьеры Центрального детского магазина
zooming
Интерьеры Центрального детского магазина
zooming
Интерьеры Центрального детского магазина
Другой реализованный проект, созданный UNK – детский фудкорт в торговом центре «Град» в Воронеже. Магазин построен достаточно давно и первоначально не предусматривал отдельного помещения для пребывания детей, но владелец обратился в архитектурное бюро с просьбой дополнить взрослые интерьеры детскими. Архитекторы предложили весьма нетрадиционное решение – сказочный фудкорт, предлагающий исключительно детское питание. Его центральная стойка внешне напоминает карусель – яркую и цветную, заметную уже с первого этажа. Зоны, расположенные вокруг, решены в природных, более сдержанных тонах. Главным акцентом служит сказочное дерево, широко раскинувшее свои ветви, а под ними разместились столики причудливой формы, маленькие домики, где можно спрятаться, и даже мини-театр.
zooming
Детский фудкорт в ТЦ «Град» в Воронеже © UNK project
zooming
Детский фудкорт в ТЦ «Град» в Воронеже © UNK project
zooming
Детский развлекательный центр в Рязани. Иннопарк © UNK project
Еще один детский проект UNK делают в Рязани – семейно-развлекательный центр в Рязани учитывает интересы детей разных возрастов и не забывает про их родителей. Юлия Тряскина отметила, что создание непересекающихся зон для малышей и подростков было одной из главных задач проекта. Так, внутри комплекса появились Панда-парк, боулинг, скалодром и особая гордость проекта – научно-познавательный центр «Иннопарк».
zooming
Детский развлекательный центр в Рязани © UNK project
zooming
Детский развлекательный центр в Рязани © UNK project
zooming
Виталий Сурвилло, основатель проекта «Мастерславль». Фотография предоставлена UNK project
Необычный во всех смыслах проект для детей представили основатель проекта «Мастерславль» Виталий Сурвилло и исполнительный директор компании PRIDEX Сергей Кудрявцев, занимавшейся реализацией замысла. «Мастерславль» или Город мастеров – это 7 тысяч м2 площадей для обучения и развития детей. В Москве это первый подобный проект, и, как подчеркивает его основатель, он имеет в первую очередь образовательную функцию, хоть и позиционируется как центр развлечений. Внешне все двухуровневое пространство центра напоминает фрагмент небольшого исторического европейского города с извилистыми улочками, фасадами домов, городской площадью, мостами, деревянными скамейками и уличными фонарями. Пространство воссоздано удивительно точно, оно не похоже на бутафорию. Для достоверности застройщик использовал исключительно натуральные, очень качественные материалы, стремился к высокому уровню детализации, избегал типовых решений: каждый павильон получил свой индивидуальный дизайн. Внутри павильонов ребенку представляются самые разные игровые сценарии и задачи, способствующие его развитию. Набор мастерских довольно велик, поэтому каждый может найти себе занятие по душе и даже определиться с выбором профессии.
zooming
Семейно-тематический парк «Мастерславль» © Pridex Group
zooming
Семейно-тематический парк «Мастерславль» © Pridex Group
zooming
Семейно-тематический парк «Мастерславль» © Pridex Group
Центр функционирует уже полгода и за это время стал довольно популярен. Но, как рассказал Виталий Сурвилло, за это время обнажились главные трудности, с которыми сталкиваются все детские пространства в России. Первое препятствие связано с особым климатом. Постоянный холод и осадки не позволяют круглогодично использовать открытые площадки. Именно поэтому уже на начальном этапе проектирования «Мастерславля» было принято решение спрятать это пространство под крышей. Однако площадок на открытом воздухе, куда можно было бы беспрепятственно выйти в случае солнечной погоды, теперь заметно не хватает. Еще одна проблема – создание одинаково комфортных условий для детей разных возрастов. Разновозрастные дети не смешиваются между собой, они стараются общаться исключительно со сверстниками. Обеспечить каждой отдельной группе интересное и удобное пребывание – это, как отмечает Виталий, чрезвычайно сложная задача. Кроме того, среда должна быть безопасной и вандалоустойчивой. Но все-таки самая главная проблема, по его мнению – это родители, которые или не знают, чем себя занять, пока их ребенок играет, или мешают ему, или вовсе снимают с себя ответственность за ребенка, полностью перекладывая ее на педагогов.
zooming
Семейно-тематический парк «Мастерславль» © Pridex Group
Резюмируя выступление Виталий Сурвилло сказал,

что правила и требования ужесточаются с каждым годом и на самом деле губят детские пространства.

Задумываться, по словам предпринимателя, следует о насущном. А в вопросе регулирования было бы неплохо обратиться к западному опыту, где сам ребенок определяет качество той или иной среды: на неинтересную площадку он попросту не пойдет.
zooming
Новые общественные пространства в Сити. Реконструкция набережных. Из презентации Антона Гречко
Антон Гречко, главный архитектор архитектурно-дизайнерского бюро «СИТИ», по его собственному признанию, пришел на встречу скорее с вопросами, нежели с ответами. До сегодняшнего дня в ММДЦ не было места для детей: ведь даже полноценных общественных территорий проект не предусматривал. При этом потребности сотрудников офисов и жителей Сити в них огромна. Согласно озвученной Антоном Гречко цифре, в настоящее время количество людей с детьми в возрасте до 6 лет, работающих и живущих на территории «Москва-Сити», составляет 8 000 человек. Сити с каждым годом меняется, теперь дело дошло, наконец, и до благоустройства. По словам докладчика, сейчас разрабатывается проект освоения набережных, создания новых зеленых зон, рассматривается возможность связать комплекс с парком на Красной Пресне. Также планируется создание детского развивающего центра формата day care в одной из башен ММДЦ.
zooming
Новые общественные пространства в Сити. Реконструкция набережных. Из презентации Антона Гречко
Под занавес обсуждения выступили представители компании «Группа ПСН». Они рассказали об уже реализованном проекте подобного детского центра, встроенного в сердце крупного делового квартала «Новоспасский двор». Проведя маркетинговое исследование, владельцы комплекса пришли к выводу, что сотрудники остро нуждаются в детском садике прямо на территории квартала. Надо отдать должное компании – на казалось бы неприспособленной территории им удалось создать вполне комфортное пространство для дневного пребывания детей, включая собственную прогулочную зону и спорткомплекс.

21 Мая 2015

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.