English version

Урбанистическая лессировка по-спортивному

Концепция развития Лужнецкой набережной: лаконичный и мобильный вариант оборудования части города для занятий спортом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014 — 2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

0 Бюро Wowhaus разработало концепцию развития территории Лужнецкой набережной. Заказчиком проекта выступило ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» – компания, управляющая знаменитым спорткомплексом; в прошедшем году она провела конкурс на реконструкцию бассейна «Лужники»; сейчас ведёт реконструкцию Большой спортивной арены для ЧМ’18 по футболу. Теперь речь о преобразовании территории, объединяющей спортивные сооружения в одно целое – об этом странном низменном месте – «Луже», которое каждый житель Москвы наверняка видел с Воробьевых гор или хотя бы из окна машины, проезжая по Комсомольскому проспекту, но где значительная часть горожан, исключая увлеченных спортсменов, не была ни разу.

Архитекторы начали работу с исследования, рассматривая не только набережную, а все окруженные ее дугой 180 гектаров в излучине Москвы-реки. Выяснилось, как это нередко случается, множество особенностей. Влажные грунты низменной поймы требуют усиленного укрепления, свай и прочего – но с 1920 года несмотря на сложности здесь упорно строили стадионы. Место прекрасно расположено: в часе ходьбы от Кремля, в лучшем элитном районе Москвы Хамовниках – но труднодоступно, так как отрезано трассой Третьего кольца, а входы внутрь не слишком очевидны. Оно обладает множеством признаков парка, но статуса парка не имеет – значится природной территорией. Главная специфическая особенность Лужников – отличная спортивная инфраструктура, которая, однако, доступна в основном профессионалам и очень целеустремленным любителям, владельцам разнообразных абонементов. Предпосылок же для развития, помимо спортивных объектов, достаточно: чистый воздух, станция метро «Воробьевы горы», один из выходов которой ведет прямо на Лужнецкую набережную. На набережной существует велосипедная дорожка, а машины туда въезжают по пропускам: движение ограничено. Но полностью автомобильное движение убрать нельзя, трассу использует ФСО.

Сейчас окружение реконструируемых к Чемпионату мира стадионов, включая набережную, выглядит как слегка потрепанное воспоминание об Олимпиаде-80: со щербатыми бордюрами, трещинами в асфальте, традиционными залысинами газонов и с редкими поздними дополнениями в виде тоже уже состарившихся ларьков-вагончиков. Посещают Лужники в основном люди, так или иначе специализирующиеся на спорте, что с одной стороны минус – город использует приятное природное пространство не полностью, а другой стороны плюс: здесь нет наплыва профанной гуляющей публики, что выгодно отличает его от Парка Горького и Крымской набережной, где в праздничный день и на самокате-то непросто проехать, ни на кого ненароком не наскочив. Несколько даже жаль менять хоть и слегка замшелое, но заповедное место.
zooming
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Схема расположения районов, прилегающих к Лужнецкой набережной. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал внутри района: схема участков нового строительства внутри района Хамовники. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Рекреационная связь: схема расположения Лужнецкой набережной относительно парковых пространств в центре Москвы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал района Хамовники: спорт и спортивный отдых. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Три парка, с которыми архитекторы сравнивали Лужники в рамках проведенного ими «конкурентного анализа»: Сокольники, Парк Горького и Мешерский парк на МКАДом. Выяснилось, что в Лужниках лучше всего развита всесезонная спортивная инфрастуктура, а по территории они вторые. Большая площадь в Лужниках покрыта асфальтом: 43% территории, и только 8% занято зданиями. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

Словом, архитекторы Wowhaus совершенно справедливо обошлись без радикальных трансформаций, предложив множество усовершенствований для развития того, что уже есть. Этим исходные данные проекта, в частности, тоже отличаются от Крымской набережной: там не было ничего и никого, кроме художников вернисажа. Здесь же всё, казалось бы, остается почти на своих местах, и аудитория расширится не то чтобы сильно – за счет спортсменов-любителей, без радикальной смены специализации. Для праздных гуляний места будет немного, а запланированные камеры хранения в двух точках входа рассчитаны на то, что их смогут использовать одновременно где-то четыреста человек. «Концепция может помочь максимально эффективно использовать территорию набережной и сделать Лужники самым удобным и комфортным местом для спорта и активного отдыха в центре Москвы» – говорит один из руководителей Wowhaus, Олег Шапиро.

Вероятно, следствием такой специализированной, и во многом – прагматической задачи в отличие от гедонистической цели парка, – стилистика проекта получилась очень рациональной, какой-то по-голландски даже экономной в хорошем, sustain-абильном смысле: здесь нет волнообразных скамеек и сложных объемных клумб, хотя какая-то, не слишком заметная работа такого рода предусмотрена, она на втором плане. Планируется даже сохранить, переоформив, часть старых скамеек. Минимум декора ограничен нанесением на асфальт фирменных лужнецких росчерков в духе «время, вперед», и ласточек.

Главное не в декоре. Сейчас вдоль Лужнецкой набережной идут три разделенные зеленью асфальтированные дороги: ближайшая к реке отдана спортивной дорожке, нарисованной посередине без каких-либо дополнительных маркировок: то ли вело, то ли бего, по краям оставлены небольшие полоски асфальта, пешеходам их не хватает, а других тротуаров нет, две другие дороги полностью автомобильные, хотя машин на них из-за частичной закрытости трассы мало. Поэтому по дорожке вдоль набережной все движутся как попало – замечают авторы в своем исследовании: пешеходы заходят туда, где кто-то бежит, кто-то едет, на роликах или велосипеде. Получается небезопасно, а целых четыре автомобильные полосы почти простаивают. Хотя спортсмены, конечно, сейчас бегают и по автомобильному асфальту и по траве, но это уже результат не организации, а личное решение – не бояться редких машин.

Архитекторы Wowhaus предложили изменить перевес и оставить машинам только одну из трех дорог, внутреннюю. С другой стороны, ту дорожку, которая расположена ближе к реке и сейчас служит беговой, они отвели для прогулок пешеходов и медленного бега. Можно представить себе здесь маму, гуляющую с ребенком, пока папа тренируется. Всю среднюю линию, забрав у машин, отдали спорту, расчертив на целых шесть полос, по два направления для трех видов спорта: бегунов, конькобежцев и велосипедистов. Таким образом три «циклических вида спорта» (интересно, а куда относятся скейтеры, к конькам?) плотно, как в таблице Менделеева, разместились на одной асфальтированной трассе; задуманы даже стрелочки направлений, чтобы бегущие и катящиеся не заезжали на встречные полосы. Ширина каждой спортивной полосы – около метра двухсот.
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © WOWHAUSE
Профиль набережной: проектное предложение © Wowhaus

Для разметки дорожек, украшения и прочей маркировки авторы предлагают два вида покрытия на выбор, и тут мы узнаем, что дорожная краска служит 7-8 месяцев (о чем в Москве догадываешься каждую весну), а термопластик 4-5 лет. Помимо спортивных полос с помощью разметки авторы создают на набережной много пешеходных переходов, где-то через каждые сто пятьдесят метров, распределяя их, впрочем, разумно: в «тупиковой» восточной части переходов нет вообще; они группируются возле метро, входов и небольшой центральной площади.

Разумеется, дисциплинирующей разметкой в духе «нарисуем – будем жить» проект вовсе не ограничивается. Его второй после рисунков на асфальте «слой» – обустройство зелени: вместо открыточных советских тюльпанов появляются «морозостойкие многолетники», популярные сейчас разноцветные злаки, и в целом – растения, подобранные так, чтобы цвести с весны до осени включительно. Кроме того, сейчас широкий газон с травой и деревьями отгорожен от беговой дорожки на набережной жестким кустарником, который физически не пускает ходить по траве. Трава-то в порядке, но она как Джоконда за стеклом, можно только знать, что она есть, не более. Авторы – напротив, предлагают ходить и сидеть на траве и даже устраивают для этого несколько площадок. Они сохраняют кустарник лишь частично, по многих местах прикрывая его цветниками, но отделяют живой изгородью автомобильную полосу, защищая людей от машин. Чтобы не нервировать бегунов ответственностью за цветы, вдоль бордюра прокладывают «технические тротуары»: из гальки или мелких камешков на подушке из гравия. На гальку будут светить лаконичные и невысокие фонари, лампа обращена вниз, они не слепят глаза, но подсвечивают дорожку.

За автодорогой, где сейчас спортсмены бегают по траве, на широком газоне появится петляющая деревянная дорожка для прогулок наподобие той, которую проложил Евгений Асс в парке Музеон. Ну а для ФСО авторы предусмотрели выдвижные металлические «быки», перекрывающие дорогу и убираемые автоматически.

Далее: сейчас на набережной скучновато, только скамейки, из старых ларьков половина закрыта. Архитекторы предлагают обжить трассу с помощью мобильных киосков с разными функциями, от камер хранения (около 190 при каждой точке входа) и душевых (sic!) до не требующих продавца кофейно-бутербродных автоматов. Всё это, кроме, надо думать, душевых, помещается в оптимистически окрашенные сетчатые металлические короба на колесиках – киоски мобильные. Так и представляешь себе, как при приближении ФСО железные быки уезжают в землю, люди разбегаются, а киоски разъезжаются в заранее приготовленные убежища. Чего, конечно, не может быть, они не могут быстро уехать, потому что подключены к электросетям, а некоторые – к водоснабжению. Киоски расставлены при входах, вендинговые автоматы примерно через сто метров на набережной.
Мобильные киоски: материалы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Мобильные киоски: варианты. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

И наконец, в проекте появляются, точнее вырастают из уже существующих, три важных центра. В западной части набережной, со стороны Новодевичьего – вход для автомобилистов, там авторы развивают небольшую парковку вокруг треугольного газона перед въездом, мест на тридцать (сейчас там помещается примерно столько же, только в несколько хаотичном порядке). Под мостом – приводят в порядок брутальное бетонное пространство рядом с выходом из под эстакадой, теми же минимальными средствами: лампы под бетонной эстакадой, киоск, пара скамеек, парковка для велосипедов, раскраска асфальта. Третий центр – условно говоря, парадный, сродни небольшой площади напротив сквера на оси Большой спортивной арены. Здесь – широкий пешеходный переход, столики, деревянный амфитеатр на гранитных ступеньках с видом на реку и Воробьевы горы, похожий на построенный Wowhaus-ом в Парке Горького; столики кафе у воды.
Планировочная структура территории. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Вход со стороны станции метро «Воробьевы горы» © Wowhaus

Проект похож и не похож на другие работы Wowhaus для общественных пространств Москвы, ставшие за последние пять лет одной из визитных карточек бюро. Разумеется, он продолжает идеи Парка Горького, Крымской набережной, Сокольников, Воробьевых гор. Но авторы сами подчеркивают характерные особенности Лужников: это спортивный парк, открытый, но не рассчитанный на слишком большую аудиторию, специализированный. Возможно отсюда происходят уже отмеченные нами особенности решения: оно очень деликатно, без лишних изменений и разворотов, переосмысляет существующее пространство, сохраняя даже скамейки, дополняя, но не разрушая, продолжая, но не зачеркивая. Это своего рода градостроительная лессировка, полупрозрачное дополнение, к тому же мобильное – киоски-то на колесах. Решенное подчеркнуто просто: для обрамлений киосков архитекторы предлагают не только прорезной металл, но даже крашеную сетку-рабицу. Простой, легкий дизайн, никакого гламура, всё по делу: дорожки, подсветка, камеры хранения, души. Выглядит как спортзал, развернутый под открытым небом – да впрочем, так и есть. 
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014 — 2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

18 Марта 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
WOWHAUS: другие проекты
Ледяной цветок
Конкурс на концепцию нового пространства Театра Камала в Казани завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus. Рассказываем о проектах-призерах и показываем предложения финалистов.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
Шитье по контексту
Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Пути аскезы
Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Похожие статьи
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Церемониальный вок
Свадебная часовня «Парящий занавес» по проекту say architects эксплуатирует форму приподнятых полукруглых ручек вока, характерную для традиционной жилой архитектуры Китая.
На стыке двух миров
Небольшое здание муниципального бассейна в чешском Лоуни бюро dkarchitekti представило как «живую рекламную витрину» водных видов спорта и отдыха.
Три в одном
Дом на Тележной улице, построенный по проекту мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» всего в паре шагов от Невского проспекта, визуально делится на три самостоятельных объекта. Так архитекторы сохраняют масштаб исторической улицы и преодолевают недостатки вытянутого участка.
Эстетика гусиного пуха
В объемном рисунке фасадов новой штаб-квартиры компании BSH в Шаосине архитекторы бюро Greater Dog Architects визуально отразили специфику деятельности заказчика — производство подушек и одеял из гусиного пуха.
Коридор над водой
Деревянный мост, спроектированный бюро LUO studio, соединил две части водного курорта «Береговая линия Гулоу». Его защищенное металлическими пластинами внутреннее пространство носит торжественный, почти сакральный характер.
Рыжие арки
Проект виллы в индийском штате Раджастан по проекту Sanjay Puri Architects учитывает крайне жаркий и сухой местный климат.
Коллекция домиков
Вилла в штате Мичиган продолжает местную традицию «многосоставных» сельских домов. Авторы проекта – Iannuzzi Studio.
Игра с восприятием
Детский сад на западе Индии по проекту Shanmugam Associates кажется крупнее благодаря продуманно расположенным «карнизам», которые также помогают затенять фасад.
Лес энергоэффективности
Сегодня, 22 августа, в Берлине официально открывается новая штаб-квартира энергетической компании Vattenfall, офисный комплекс EDGE. Один из двух его корпусов – самое большое деревогибридное здание в Германии. Это означает, что его несущий каркас – выполнен из клееного бруса, но в нужных местах дерево сотрудничает с металлом, железобетоном и стеклофибробетоном. Рассказываем, как устроено это не только экологически прогрессивное, но и эффектное строение.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.