English version

Урбанистическая лессировка по-спортивному

Концепция развития Лужнецкой набережной: лаконичный и мобильный вариант оборудования части города для занятий спортом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014 — 2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

0 Бюро Wowhaus разработало концепцию развития территории Лужнецкой набережной. Заказчиком проекта выступило ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» – компания, управляющая знаменитым спорткомплексом; в прошедшем году она провела конкурс на реконструкцию бассейна «Лужники»; сейчас ведёт реконструкцию Большой спортивной арены для ЧМ’18 по футболу. Теперь речь о преобразовании территории, объединяющей спортивные сооружения в одно целое – об этом странном низменном месте – «Луже», которое каждый житель Москвы наверняка видел с Воробьевых гор или хотя бы из окна машины, проезжая по Комсомольскому проспекту, но где значительная часть горожан, исключая увлеченных спортсменов, не была ни разу.

Архитекторы начали работу с исследования, рассматривая не только набережную, а все окруженные ее дугой 180 гектаров в излучине Москвы-реки. Выяснилось, как это нередко случается, множество особенностей. Влажные грунты низменной поймы требуют усиленного укрепления, свай и прочего – но с 1920 года несмотря на сложности здесь упорно строили стадионы. Место прекрасно расположено: в часе ходьбы от Кремля, в лучшем элитном районе Москвы Хамовниках – но труднодоступно, так как отрезано трассой Третьего кольца, а входы внутрь не слишком очевидны. Оно обладает множеством признаков парка, но статуса парка не имеет – значится природной территорией. Главная специфическая особенность Лужников – отличная спортивная инфраструктура, которая, однако, доступна в основном профессионалам и очень целеустремленным любителям, владельцам разнообразных абонементов. Предпосылок же для развития, помимо спортивных объектов, достаточно: чистый воздух, станция метро «Воробьевы горы», один из выходов которой ведет прямо на Лужнецкую набережную. На набережной существует велосипедная дорожка, а машины туда въезжают по пропускам: движение ограничено. Но полностью автомобильное движение убрать нельзя, трассу использует ФСО.

Сейчас окружение реконструируемых к Чемпионату мира стадионов, включая набережную, выглядит как слегка потрепанное воспоминание об Олимпиаде-80: со щербатыми бордюрами, трещинами в асфальте, традиционными залысинами газонов и с редкими поздними дополнениями в виде тоже уже состарившихся ларьков-вагончиков. Посещают Лужники в основном люди, так или иначе специализирующиеся на спорте, что с одной стороны минус – город использует приятное природное пространство не полностью, а другой стороны плюс: здесь нет наплыва профанной гуляющей публики, что выгодно отличает его от Парка Горького и Крымской набережной, где в праздничный день и на самокате-то непросто проехать, ни на кого ненароком не наскочив. Несколько даже жаль менять хоть и слегка замшелое, но заповедное место.
zooming
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Схема расположения районов, прилегающих к Лужнецкой набережной. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал внутри района: схема участков нового строительства внутри района Хамовники. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Рекреационная связь: схема расположения Лужнецкой набережной относительно парковых пространств в центре Москвы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал района Хамовники: спорт и спортивный отдых. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Три парка, с которыми архитекторы сравнивали Лужники в рамках проведенного ими «конкурентного анализа»: Сокольники, Парк Горького и Мешерский парк на МКАДом. Выяснилось, что в Лужниках лучше всего развита всесезонная спортивная инфрастуктура, а по территории они вторые. Большая площадь в Лужниках покрыта асфальтом: 43% территории, и только 8% занято зданиями. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

Словом, архитекторы Wowhaus совершенно справедливо обошлись без радикальных трансформаций, предложив множество усовершенствований для развития того, что уже есть. Этим исходные данные проекта, в частности, тоже отличаются от Крымской набережной: там не было ничего и никого, кроме художников вернисажа. Здесь же всё, казалось бы, остается почти на своих местах, и аудитория расширится не то чтобы сильно – за счет спортсменов-любителей, без радикальной смены специализации. Для праздных гуляний места будет немного, а запланированные камеры хранения в двух точках входа рассчитаны на то, что их смогут использовать одновременно где-то четыреста человек. «Концепция может помочь максимально эффективно использовать территорию набережной и сделать Лужники самым удобным и комфортным местом для спорта и активного отдыха в центре Москвы» – говорит один из руководителей Wowhaus, Олег Шапиро.

Вероятно, следствием такой специализированной, и во многом – прагматической задачи в отличие от гедонистической цели парка, – стилистика проекта получилась очень рациональной, какой-то по-голландски даже экономной в хорошем, sustain-абильном смысле: здесь нет волнообразных скамеек и сложных объемных клумб, хотя какая-то, не слишком заметная работа такого рода предусмотрена, она на втором плане. Планируется даже сохранить, переоформив, часть старых скамеек. Минимум декора ограничен нанесением на асфальт фирменных лужнецких росчерков в духе «время, вперед», и ласточек.

Главное не в декоре. Сейчас вдоль Лужнецкой набережной идут три разделенные зеленью асфальтированные дороги: ближайшая к реке отдана спортивной дорожке, нарисованной посередине без каких-либо дополнительных маркировок: то ли вело, то ли бего, по краям оставлены небольшие полоски асфальта, пешеходам их не хватает, а других тротуаров нет, две другие дороги полностью автомобильные, хотя машин на них из-за частичной закрытости трассы мало. Поэтому по дорожке вдоль набережной все движутся как попало – замечают авторы в своем исследовании: пешеходы заходят туда, где кто-то бежит, кто-то едет, на роликах или велосипеде. Получается небезопасно, а целых четыре автомобильные полосы почти простаивают. Хотя спортсмены, конечно, сейчас бегают и по автомобильному асфальту и по траве, но это уже результат не организации, а личное решение – не бояться редких машин.

Архитекторы Wowhaus предложили изменить перевес и оставить машинам только одну из трех дорог, внутреннюю. С другой стороны, ту дорожку, которая расположена ближе к реке и сейчас служит беговой, они отвели для прогулок пешеходов и медленного бега. Можно представить себе здесь маму, гуляющую с ребенком, пока папа тренируется. Всю среднюю линию, забрав у машин, отдали спорту, расчертив на целых шесть полос, по два направления для трех видов спорта: бегунов, конькобежцев и велосипедистов. Таким образом три «циклических вида спорта» (интересно, а куда относятся скейтеры, к конькам?) плотно, как в таблице Менделеева, разместились на одной асфальтированной трассе; задуманы даже стрелочки направлений, чтобы бегущие и катящиеся не заезжали на встречные полосы. Ширина каждой спортивной полосы – около метра двухсот.
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © WOWHAUSE
Профиль набережной: проектное предложение © Wowhaus

Для разметки дорожек, украшения и прочей маркировки авторы предлагают два вида покрытия на выбор, и тут мы узнаем, что дорожная краска служит 7-8 месяцев (о чем в Москве догадываешься каждую весну), а термопластик 4-5 лет. Помимо спортивных полос с помощью разметки авторы создают на набережной много пешеходных переходов, где-то через каждые сто пятьдесят метров, распределяя их, впрочем, разумно: в «тупиковой» восточной части переходов нет вообще; они группируются возле метро, входов и небольшой центральной площади.

Разумеется, дисциплинирующей разметкой в духе «нарисуем – будем жить» проект вовсе не ограничивается. Его второй после рисунков на асфальте «слой» – обустройство зелени: вместо открыточных советских тюльпанов появляются «морозостойкие многолетники», популярные сейчас разноцветные злаки, и в целом – растения, подобранные так, чтобы цвести с весны до осени включительно. Кроме того, сейчас широкий газон с травой и деревьями отгорожен от беговой дорожки на набережной жестким кустарником, который физически не пускает ходить по траве. Трава-то в порядке, но она как Джоконда за стеклом, можно только знать, что она есть, не более. Авторы – напротив, предлагают ходить и сидеть на траве и даже устраивают для этого несколько площадок. Они сохраняют кустарник лишь частично, по многих местах прикрывая его цветниками, но отделяют живой изгородью автомобильную полосу, защищая людей от машин. Чтобы не нервировать бегунов ответственностью за цветы, вдоль бордюра прокладывают «технические тротуары»: из гальки или мелких камешков на подушке из гравия. На гальку будут светить лаконичные и невысокие фонари, лампа обращена вниз, они не слепят глаза, но подсвечивают дорожку.

За автодорогой, где сейчас спортсмены бегают по траве, на широком газоне появится петляющая деревянная дорожка для прогулок наподобие той, которую проложил Евгений Асс в парке Музеон. Ну а для ФСО авторы предусмотрели выдвижные металлические «быки», перекрывающие дорогу и убираемые автоматически.

Далее: сейчас на набережной скучновато, только скамейки, из старых ларьков половина закрыта. Архитекторы предлагают обжить трассу с помощью мобильных киосков с разными функциями, от камер хранения (около 190 при каждой точке входа) и душевых (sic!) до не требующих продавца кофейно-бутербродных автоматов. Всё это, кроме, надо думать, душевых, помещается в оптимистически окрашенные сетчатые металлические короба на колесиках – киоски мобильные. Так и представляешь себе, как при приближении ФСО железные быки уезжают в землю, люди разбегаются, а киоски разъезжаются в заранее приготовленные убежища. Чего, конечно, не может быть, они не могут быстро уехать, потому что подключены к электросетям, а некоторые – к водоснабжению. Киоски расставлены при входах, вендинговые автоматы примерно через сто метров на набережной.
Мобильные киоски: материалы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Мобильные киоски: варианты. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

И наконец, в проекте появляются, точнее вырастают из уже существующих, три важных центра. В западной части набережной, со стороны Новодевичьего – вход для автомобилистов, там авторы развивают небольшую парковку вокруг треугольного газона перед въездом, мест на тридцать (сейчас там помещается примерно столько же, только в несколько хаотичном порядке). Под мостом – приводят в порядок брутальное бетонное пространство рядом с выходом из под эстакадой, теми же минимальными средствами: лампы под бетонной эстакадой, киоск, пара скамеек, парковка для велосипедов, раскраска асфальта. Третий центр – условно говоря, парадный, сродни небольшой площади напротив сквера на оси Большой спортивной арены. Здесь – широкий пешеходный переход, столики, деревянный амфитеатр на гранитных ступеньках с видом на реку и Воробьевы горы, похожий на построенный Wowhaus-ом в Парке Горького; столики кафе у воды.
Планировочная структура территории. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Вход со стороны станции метро «Воробьевы горы» © Wowhaus

Проект похож и не похож на другие работы Wowhaus для общественных пространств Москвы, ставшие за последние пять лет одной из визитных карточек бюро. Разумеется, он продолжает идеи Парка Горького, Крымской набережной, Сокольников, Воробьевых гор. Но авторы сами подчеркивают характерные особенности Лужников: это спортивный парк, открытый, но не рассчитанный на слишком большую аудиторию, специализированный. Возможно отсюда происходят уже отмеченные нами особенности решения: оно очень деликатно, без лишних изменений и разворотов, переосмысляет существующее пространство, сохраняя даже скамейки, дополняя, но не разрушая, продолжая, но не зачеркивая. Это своего рода градостроительная лессировка, полупрозрачное дополнение, к тому же мобильное – киоски-то на колесах. Решенное подчеркнуто просто: для обрамлений киосков архитекторы предлагают не только прорезной металл, но даже крашеную сетку-рабицу. Простой, легкий дизайн, никакого гламура, всё по делу: дорожки, подсветка, камеры хранения, души. Выглядит как спортзал, развернутый под открытым небом – да впрочем, так и есть. 
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014 — 2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

18 Марта 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
WOWHAUS: другие проекты
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
Шитье по контексту
Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Пути аскезы
Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Убежище для Шекспира
Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.
Похожие статьи
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Технологии и материалы
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Сейчас на главной
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.