English version

Урбанистическая лессировка по-спортивному

Концепция развития Лужнецкой набережной: лаконичный и мобильный вариант оборудования части города для занятий спортом.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014 — 2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

Бюро Wowhaus разработало концепцию развития территории Лужнецкой набережной. Заказчиком проекта выступило ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» – компания, управляющая знаменитым спорткомплексом; в прошедшем году она провела конкурс на реконструкцию бассейна «Лужники»; сейчас ведёт реконструкцию Большой спортивной арены для ЧМ’18 по футболу. Теперь речь о преобразовании территории, объединяющей спортивные сооружения в одно целое – об этом странном низменном месте – «Луже», которое каждый житель Москвы наверняка видел с Воробьевых гор или хотя бы из окна машины, проезжая по Комсомольскому проспекту, но где значительная часть горожан, исключая увлеченных спортсменов, не была ни разу.

Архитекторы начали работу с исследования, рассматривая не только набережную, а все окруженные ее дугой 180 гектаров в излучине Москвы-реки. Выяснилось, как это нередко случается, множество особенностей. Влажные грунты низменной поймы требуют усиленного укрепления, свай и прочего – но с 1920 года несмотря на сложности здесь упорно строили стадионы. Место прекрасно расположено: в часе ходьбы от Кремля, в лучшем элитном районе Москвы Хамовниках – но труднодоступно, так как отрезано трассой Третьего кольца, а входы внутрь не слишком очевидны. Оно обладает множеством признаков парка, но статуса парка не имеет – значится природной территорией. Главная специфическая особенность Лужников – отличная спортивная инфраструктура, которая, однако, доступна в основном профессионалам и очень целеустремленным любителям, владельцам разнообразных абонементов. Предпосылок же для развития, помимо спортивных объектов, достаточно: чистый воздух, станция метро «Воробьевы горы», один из выходов которой ведет прямо на Лужнецкую набережную. На набережной существует велосипедная дорожка, а машины туда въезжают по пропускам: движение ограничено. Но полностью автомобильное движение убрать нельзя, трассу использует ФСО.

Сейчас окружение реконструируемых к Чемпионату мира стадионов, включая набережную, выглядит как слегка потрепанное воспоминание об Олимпиаде-80: со щербатыми бордюрами, трещинами в асфальте, традиционными залысинами газонов и с редкими поздними дополнениями в виде тоже уже состарившихся ларьков-вагончиков. Посещают Лужники в основном люди, так или иначе специализирующиеся на спорте, что с одной стороны минус – город использует приятное природное пространство не полностью, а другой стороны плюс: здесь нет наплыва профанной гуляющей публики, что выгодно отличает его от Парка Горького и Крымской набережной, где в праздничный день и на самокате-то непросто проехать, ни на кого ненароком не наскочив. Несколько даже жаль менять хоть и слегка замшелое, но заповедное место.
zooming
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Схема расположения районов, прилегающих к Лужнецкой набережной. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал внутри района: схема участков нового строительства внутри района Хамовники. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Рекреационная связь: схема расположения Лужнецкой набережной относительно парковых пространств в центре Москвы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал района Хамовники: спорт и спортивный отдых. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Три парка, с которыми архитекторы сравнивали Лужники в рамках проведенного ими «конкурентного анализа»: Сокольники, Парк Горького и Мешерский парк на МКАДом. Выяснилось, что в Лужниках лучше всего развита всесезонная спортивная инфрастуктура, а по территории они вторые. Большая площадь в Лужниках покрыта асфальтом: 43% территории, и только 8% занято зданиями. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

Словом, архитекторы Wowhaus совершенно справедливо обошлись без радикальных трансформаций, предложив множество усовершенствований для развития того, что уже есть. Этим исходные данные проекта, в частности, тоже отличаются от Крымской набережной: там не было ничего и никого, кроме художников вернисажа. Здесь же всё, казалось бы, остается почти на своих местах, и аудитория расширится не то чтобы сильно – за счет спортсменов-любителей, без радикальной смены специализации. Для праздных гуляний места будет немного, а запланированные камеры хранения в двух точках входа рассчитаны на то, что их смогут использовать одновременно где-то четыреста человек. «Концепция может помочь максимально эффективно использовать территорию набережной и сделать Лужники самым удобным и комфортным местом для спорта и активного отдыха в центре Москвы» – говорит один из руководителей Wowhaus, Олег Шапиро.

Вероятно, следствием такой специализированной, и во многом – прагматической задачи в отличие от гедонистической цели парка, – стилистика проекта получилась очень рациональной, какой-то по-голландски даже экономной в хорошем, sustain-абильном смысле: здесь нет волнообразных скамеек и сложных объемных клумб, хотя какая-то, не слишком заметная работа такого рода предусмотрена, она на втором плане. Планируется даже сохранить, переоформив, часть старых скамеек. Минимум декора ограничен нанесением на асфальт фирменных лужнецких росчерков в духе «время, вперед», и ласточек.

Главное не в декоре. Сейчас вдоль Лужнецкой набережной идут три разделенные зеленью асфальтированные дороги: ближайшая к реке отдана спортивной дорожке, нарисованной посередине без каких-либо дополнительных маркировок: то ли вело, то ли бего, по краям оставлены небольшие полоски асфальта, пешеходам их не хватает, а других тротуаров нет, две другие дороги полностью автомобильные, хотя машин на них из-за частичной закрытости трассы мало. Поэтому по дорожке вдоль набережной все движутся как попало – замечают авторы в своем исследовании: пешеходы заходят туда, где кто-то бежит, кто-то едет, на роликах или велосипеде. Получается небезопасно, а целых четыре автомобильные полосы почти простаивают. Хотя спортсмены, конечно, сейчас бегают и по автомобильному асфальту и по траве, но это уже результат не организации, а личное решение – не бояться редких машин.

Архитекторы Wowhaus предложили изменить перевес и оставить машинам только одну из трех дорог, внутреннюю. С другой стороны, ту дорожку, которая расположена ближе к реке и сейчас служит беговой, они отвели для прогулок пешеходов и медленного бега. Можно представить себе здесь маму, гуляющую с ребенком, пока папа тренируется. Всю среднюю линию, забрав у машин, отдали спорту, расчертив на целых шесть полос, по два направления для трех видов спорта: бегунов, конькобежцев и велосипедистов. Таким образом три «циклических вида спорта» (интересно, а куда относятся скейтеры, к конькам?) плотно, как в таблице Менделеева, разместились на одной асфальтированной трассе; задуманы даже стрелочки направлений, чтобы бегущие и катящиеся не заезжали на встречные полосы. Ширина каждой спортивной полосы – около метра двухсот.
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © WOWHAUSE
Профиль набережной: проектное предложение © Wowhaus

Для разметки дорожек, украшения и прочей маркировки авторы предлагают два вида покрытия на выбор, и тут мы узнаем, что дорожная краска служит 7-8 месяцев (о чем в Москве догадываешься каждую весну), а термопластик 4-5 лет. Помимо спортивных полос с помощью разметки авторы создают на набережной много пешеходных переходов, где-то через каждые сто пятьдесят метров, распределяя их, впрочем, разумно: в «тупиковой» восточной части переходов нет вообще; они группируются возле метро, входов и небольшой центральной площади.

Разумеется, дисциплинирующей разметкой в духе «нарисуем – будем жить» проект вовсе не ограничивается. Его второй после рисунков на асфальте «слой» – обустройство зелени: вместо открыточных советских тюльпанов появляются «морозостойкие многолетники», популярные сейчас разноцветные злаки, и в целом – растения, подобранные так, чтобы цвести с весны до осени включительно. Кроме того, сейчас широкий газон с травой и деревьями отгорожен от беговой дорожки на набережной жестким кустарником, который физически не пускает ходить по траве. Трава-то в порядке, но она как Джоконда за стеклом, можно только знать, что она есть, не более. Авторы – напротив, предлагают ходить и сидеть на траве и даже устраивают для этого несколько площадок. Они сохраняют кустарник лишь частично, по многих местах прикрывая его цветниками, но отделяют живой изгородью автомобильную полосу, защищая людей от машин. Чтобы не нервировать бегунов ответственностью за цветы, вдоль бордюра прокладывают «технические тротуары»: из гальки или мелких камешков на подушке из гравия. На гальку будут светить лаконичные и невысокие фонари, лампа обращена вниз, они не слепят глаза, но подсвечивают дорожку.

За автодорогой, где сейчас спортсмены бегают по траве, на широком газоне появится петляющая деревянная дорожка для прогулок наподобие той, которую проложил Евгений Асс в парке Музеон. Ну а для ФСО авторы предусмотрели выдвижные металлические «быки», перекрывающие дорогу и убираемые автоматически.

Далее: сейчас на набережной скучновато, только скамейки, из старых ларьков половина закрыта. Архитекторы предлагают обжить трассу с помощью мобильных киосков с разными функциями, от камер хранения (около 190 при каждой точке входа) и душевых (sic!) до не требующих продавца кофейно-бутербродных автоматов. Всё это, кроме, надо думать, душевых, помещается в оптимистически окрашенные сетчатые металлические короба на колесиках – киоски мобильные. Так и представляешь себе, как при приближении ФСО железные быки уезжают в землю, люди разбегаются, а киоски разъезжаются в заранее приготовленные убежища. Чего, конечно, не может быть, они не могут быстро уехать, потому что подключены к электросетям, а некоторые – к водоснабжению. Киоски расставлены при входах, вендинговые автоматы примерно через сто метров на набережной.
Мобильные киоски: материалы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Мобильные киоски: варианты. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

И наконец, в проекте появляются, точнее вырастают из уже существующих, три важных центра. В западной части набережной, со стороны Новодевичьего – вход для автомобилистов, там авторы развивают небольшую парковку вокруг треугольного газона перед въездом, мест на тридцать (сейчас там помещается примерно столько же, только в несколько хаотичном порядке). Под мостом – приводят в порядок брутальное бетонное пространство рядом с выходом из под эстакадой, теми же минимальными средствами: лампы под бетонной эстакадой, киоск, пара скамеек, парковка для велосипедов, раскраска асфальта. Третий центр – условно говоря, парадный, сродни небольшой площади напротив сквера на оси Большой спортивной арены. Здесь – широкий пешеходный переход, столики, деревянный амфитеатр на гранитных ступеньках с видом на реку и Воробьевы горы, похожий на построенный Wowhaus-ом в Парке Горького; столики кафе у воды.
Планировочная структура территории. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Вход со стороны станции метро «Воробьевы горы» © Wowhaus

Проект похож и не похож на другие работы Wowhaus для общественных пространств Москвы, ставшие за последние пять лет одной из визитных карточек бюро. Разумеется, он продолжает идеи Парка Горького, Крымской набережной, Сокольников, Воробьевых гор. Но авторы сами подчеркивают характерные особенности Лужников: это спортивный парк, открытый, но не рассчитанный на слишком большую аудиторию, специализированный. Возможно отсюда происходят уже отмеченные нами особенности решения: оно очень деликатно, без лишних изменений и разворотов, переосмысляет существующее пространство, сохраняя даже скамейки, дополняя, но не разрушая, продолжая, но не зачеркивая. Это своего рода градостроительная лессировка, полупрозрачное дополнение, к тому же мобильное – киоски-то на колесах. Решенное подчеркнуто просто: для обрамлений киосков архитекторы предлагают не только прорезной металл, но даже крашеную сетку-рабицу. Простой, легкий дизайн, никакого гламура, всё по делу: дорожки, подсветка, камеры хранения, души. Выглядит как спортзал, развернутый под открытым небом – да впрочем, так и есть. 
Архитектор:
Дмитрий Ликин
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS http://wowhaus.ru/
Проект:
Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014 — 2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

18 Марта 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
WOWHAUS: другие проекты
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Сеанс городской терапии
Новый вход в парк Горького с Ленинского проспекта, спроектированный и построенный архитекторами Wowhaus, продолжает заложенные когда-то теми же авторами тенденции раскрытия парка городу, хотя он и не чужд тонкого переосмысления его традиций.
Civitas ludens*
Тула, город суровых оружейников, получил новую набережную – релакс-пространство постиндустриального типа. Оно живо реагирует на все вызовы контекста, осмысляя их легко и непринужденно, как игру, а не нравоучение. Центр города «заиграл» – красками, пространством, множеством поведенческих вариантов. Ну и для детей масса необычных развлечений.
Шитье по контексту
Монорельс – транспортное или зрелищное сооружение? Обслуживание убыточно, для города он чемодан без ручки. Интерны Wowhaus поработали над проектом превращения монорельса в Моносад – гигантский (5 км) убранистический аттракцион, подхватывающий местные и городские сюжеты как функционально, так и образно.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Красный парк
Бюро Wowhaus превратило парк в центре Москвы в замечательное пространство для отдыха и занятий спортом, где каждый найдет место для себя, следуя за ориентирами красного цвета.
На семи холмах
Семь инсталляций для фестиваля фейерверков в Москве, многоэтажный плот в Выксе – эти и другие проекты реализовала команда интернов четвертой интернатуры Wowhaus.
Рекультивация городского центра
Проект благоустройства набережной в центре Тулы включает очистку реки, создание музейного квартала, развитие пешеходных и визуальных связей, равно как и постиндустриальной экономики туристического центра. Он возвращает старому городу структуру столетней давности, переосмысленную с учетом принципов современной урбанистики.
Мир радости
Вторая очередь Городской фермы на ВДНХ дополнила ландшафтно-архитектурный ансамбль сразу несколькими постройками, обыгрывающими характерный ассоциативный подход к созданию тематических павильонов.
ДК поколения Y
Архитекторы Wowhaus завершили строительство Инновационно-культурного центра в Калуге. Несмотря на то, что программа в процессе проектирования менялась со скоростью устаревания инноваций, архитекторам удалось справиться с ситуацией, превратив здание в плотный «узел» разнообразных культурных и спортивных пространств с гибким функционалом.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Пути аскезы
Малая сцена «Электротеатра Станиславский» развивает идеи, заложенные в архитектуре главного здания, в свете подчеркнуто-брутального лаконизма, а может быть даже «аскезы». В ее театральном понимании, конечно.
Политех паркового периода
Множество мостов, амфитеатр и перекладка секретных сетей: о том, как архитекторы Wowhaus переработали концепцию благоустройства территории Политехнического музея, предложенную в 2011 Дзьюнья Исигами.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Территория коммуникации
Новый офис бюро Wowhaus в Центре дизайна и архитектуры Artplay – не только максимально удобное рабочее пространство, но и воплощение творческих принципов архитекторов, их понимания философии общественной территории.
Убежище для Шекспира
Разговор с победителем конкурса «Дом для Шекспира», архитектором бюро Wowhaus Есбергеном Сабитовым и руководителем мастерской Олегом Шапиро о том, как башня стала домом для великого драматурга.
Похожие статьи
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Дома архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни