Урбанистическая лессировка по-спортивному

Концепция развития Лужнецкой набережной: лаконичный и мобильный вариант оборудования части города для занятий спортом.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

18 Марта 2015
mainImg

Архитектор:

Дмитрий Ликин
Олег Шапиро

Мастерская:

WOWHAUS

Проект:

Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

Бюро Wowhaus разработало концепцию развития территории Лужнецкой набережной. Заказчиком проекта выступило ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» – компания, управляющая знаменитым спорткомплексом; в прошедшем году она провела конкурс на реконструкцию бассейна «Лужники»; сейчас ведёт реконструкцию Большой спортивной арены для ЧМ’18 по футболу. Теперь речь о преобразовании территории, объединяющей спортивные сооружения в одно целое – об этом странном низменном месте – «Луже», которое каждый житель Москвы наверняка видел с Воробьевых гор или хотя бы из окна машины, проезжая по Комсомольскому проспекту, но где значительная часть горожан, исключая увлеченных спортсменов, не была ни разу.

Архитекторы начали работу с исследования, рассматривая не только набережную, а все окруженные ее дугой 180 гектаров в излучине Москвы-реки. Выяснилось, как это нередко случается, множество особенностей. Влажные грунты низменной поймы требуют усиленного укрепления, свай и прочего – но с 1920 года несмотря на сложности здесь упорно строили стадионы. Место прекрасно расположено: в часе ходьбы от Кремля, в лучшем элитном районе Москвы Хамовниках – но труднодоступно, так как отрезано трассой Третьего кольца, а входы внутрь не слишком очевидны. Оно обладает множеством признаков парка, но статуса парка не имеет – значится природной территорией. Главная специфическая особенность Лужников – отличная спортивная инфраструктура, которая, однако, доступна в основном профессионалам и очень целеустремленным любителям, владельцам разнообразных абонементов. Предпосылок же для развития, помимо спортивных объектов, достаточно: чистый воздух, станция метро «Воробьевы горы», один из выходов которой ведет прямо на Лужнецкую набережную. На набережной существует велосипедная дорожка, а машины туда въезжают по пропускам: движение ограничено. Но полностью автомобильное движение убрать нельзя, трассу использует ФСО.

Сейчас окружение реконструируемых к Чемпионату мира стадионов, включая набережную, выглядит как слегка потрепанное воспоминание об Олимпиаде-80: со щербатыми бордюрами, трещинами в асфальте, традиционными залысинами газонов и с редкими поздними дополнениями в виде тоже уже состарившихся ларьков-вагончиков. Посещают Лужники в основном люди, так или иначе специализирующиеся на спорте, что с одной стороны минус – город использует приятное природное пространство не полностью, а другой стороны плюс: здесь нет наплыва профанной гуляющей публики, что выгодно отличает его от Парка Горького и Крымской набережной, где в праздничный день и на самокате-то непросто проехать, ни на кого ненароком не наскочив. Несколько даже жаль менять хоть и слегка замшелое, но заповедное место.
zooming
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Схема расположения районов, прилегающих к Лужнецкой набережной. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал внутри района: схема участков нового строительства внутри района Хамовники. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Рекреационная связь: схема расположения Лужнецкой набережной относительно парковых пространств в центре Москвы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Потенциал района Хамовники: спорт и спортивный отдых. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Три парка, с которыми архитекторы сравнивали Лужники в рамках проведенного ими «конкурентного анализа»: Сокольники, Парк Горького и Мешерский парк на МКАДом. Выяснилось, что в Лужниках лучше всего развита всесезонная спортивная инфрастуктура, а по территории они вторые. Большая площадь в Лужниках покрыта асфальтом: 43% территории, и только 8% занято зданиями. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

Словом, архитекторы Wowhaus совершенно справедливо обошлись без радикальных трансформаций, предложив множество усовершенствований для развития того, что уже есть. Этим исходные данные проекта, в частности, тоже отличаются от Крымской набережной: там не было ничего и никого, кроме художников вернисажа. Здесь же всё, казалось бы, остается почти на своих местах, и аудитория расширится не то чтобы сильно – за счет спортсменов-любителей, без радикальной смены специализации. Для праздных гуляний места будет немного, а запланированные камеры хранения в двух точках входа рассчитаны на то, что их смогут использовать одновременно где-то четыреста человек. «Концепция может помочь максимально эффективно использовать территорию набережной и сделать Лужники самым удобным и комфортным местом для спорта и активного отдыха в центре Москвы» – говорит один из руководителей Wowhaus, Олег Шапиро.

Вероятно, следствием такой специализированной, и во многом – прагматической задачи в отличие от гедонистической цели парка, – стилистика проекта получилась очень рациональной, какой-то по-голландски даже экономной в хорошем, sustain-абильном смысле: здесь нет волнообразных скамеек и сложных объемных клумб, хотя какая-то, не слишком заметная работа такого рода предусмотрена, она на втором плане. Планируется даже сохранить, переоформив, часть старых скамеек. Минимум декора ограничен нанесением на асфальт фирменных лужнецких росчерков в духе «время, вперед», и ласточек.

Главное не в декоре. Сейчас вдоль Лужнецкой набережной идут три разделенные зеленью асфальтированные дороги: ближайшая к реке отдана спортивной дорожке, нарисованной посередине без каких-либо дополнительных маркировок: то ли вело, то ли бего, по краям оставлены небольшие полоски асфальта, пешеходам их не хватает, а других тротуаров нет, две другие дороги полностью автомобильные, хотя машин на них из-за частичной закрытости трассы мало. Поэтому по дорожке вдоль набережной все движутся как попало – замечают авторы в своем исследовании: пешеходы заходят туда, где кто-то бежит, кто-то едет, на роликах или велосипеде. Получается небезопасно, а целых четыре автомобильные полосы почти простаивают. Хотя спортсмены, конечно, сейчас бегают и по автомобильному асфальту и по траве, но это уже результат не организации, а личное решение – не бояться редких машин.

Архитекторы Wowhaus предложили изменить перевес и оставить машинам только одну из трех дорог, внутреннюю. С другой стороны, ту дорожку, которая расположена ближе к реке и сейчас служит беговой, они отвели для прогулок пешеходов и медленного бега. Можно представить себе здесь маму, гуляющую с ребенком, пока папа тренируется. Всю среднюю линию, забрав у машин, отдали спорту, расчертив на целых шесть полос, по два направления для трех видов спорта: бегунов, конькобежцев и велосипедистов. Таким образом три «циклических вида спорта» (интересно, а куда относятся скейтеры, к конькам?) плотно, как в таблице Менделеева, разместились на одной асфальтированной трассе; задуманы даже стрелочки направлений, чтобы бегущие и катящиеся не заезжали на встречные полосы. Ширина каждой спортивной полосы – около метра двухсот.
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © WOWHAUSE
Профиль набережной: проектное предложение © Wowhaus

Для разметки дорожек, украшения и прочей маркировки авторы предлагают два вида покрытия на выбор, и тут мы узнаем, что дорожная краска служит 7-8 месяцев (о чем в Москве догадываешься каждую весну), а термопластик 4-5 лет. Помимо спортивных полос с помощью разметки авторы создают на набережной много пешеходных переходов, где-то через каждые сто пятьдесят метров, распределяя их, впрочем, разумно: в «тупиковой» восточной части переходов нет вообще; они группируются возле метро, входов и небольшой центральной площади.

Разумеется, дисциплинирующей разметкой в духе «нарисуем – будем жить» проект вовсе не ограничивается. Его второй после рисунков на асфальте «слой» – обустройство зелени: вместо открыточных советских тюльпанов появляются «морозостойкие многолетники», популярные сейчас разноцветные злаки, и в целом – растения, подобранные так, чтобы цвести с весны до осени включительно. Кроме того, сейчас широкий газон с травой и деревьями отгорожен от беговой дорожки на набережной жестким кустарником, который физически не пускает ходить по траве. Трава-то в порядке, но она как Джоконда за стеклом, можно только знать, что она есть, не более. Авторы – напротив, предлагают ходить и сидеть на траве и даже устраивают для этого несколько площадок. Они сохраняют кустарник лишь частично, по многих местах прикрывая его цветниками, но отделяют живой изгородью автомобильную полосу, защищая людей от машин. Чтобы не нервировать бегунов ответственностью за цветы, вдоль бордюра прокладывают «технические тротуары»: из гальки или мелких камешков на подушке из гравия. На гальку будут светить лаконичные и невысокие фонари, лампа обращена вниз, они не слепят глаза, но подсвечивают дорожку.

За автодорогой, где сейчас спортсмены бегают по траве, на широком газоне появится петляющая деревянная дорожка для прогулок наподобие той, которую проложил Евгений Асс в парке Музеон. Ну а для ФСО авторы предусмотрели выдвижные металлические «быки», перекрывающие дорогу и убираемые автоматически.

Далее: сейчас на набережной скучновато, только скамейки, из старых ларьков половина закрыта. Архитекторы предлагают обжить трассу с помощью мобильных киосков с разными функциями, от камер хранения (около 190 при каждой точке входа) и душевых (sic!) до не требующих продавца кофейно-бутербродных автоматов. Всё это, кроме, надо думать, душевых, помещается в оптимистически окрашенные сетчатые металлические короба на колесиках – киоски мобильные. Так и представляешь себе, как при приближении ФСО железные быки уезжают в землю, люди разбегаются, а киоски разъезжаются в заранее приготовленные убежища. Чего, конечно, не может быть, они не могут быстро уехать, потому что подключены к электросетям, а некоторые – к водоснабжению. Киоски расставлены при входах, вендинговые автоматы примерно через сто метров на набережной.
Мобильные киоски: материалы. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Мобильные киоски: варианты. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus

И наконец, в проекте появляются, точнее вырастают из уже существующих, три важных центра. В западной части набережной, со стороны Новодевичьего – вход для автомобилистов, там авторы развивают небольшую парковку вокруг треугольного газона перед въездом, мест на тридцать (сейчас там помещается примерно столько же, только в несколько хаотичном порядке). Под мостом – приводят в порядок брутальное бетонное пространство рядом с выходом из под эстакадой, теми же минимальными средствами: лампы под бетонной эстакадой, киоск, пара скамеек, парковка для велосипедов, раскраска асфальта. Третий центр – условно говоря, парадный, сродни небольшой площади напротив сквера на оси Большой спортивной арены. Здесь – широкий пешеходный переход, столики, деревянный амфитеатр на гранитных ступеньках с видом на реку и Воробьевы горы, похожий на построенный Wowhaus-ом в Парке Горького; столики кафе у воды.
Планировочная структура территории. Концепция развития территории Лужнецкой набережной © Wowhaus
Вход со стороны станции метро «Воробьевы горы» © Wowhaus

Проект похож и не похож на другие работы Wowhaus для общественных пространств Москвы, ставшие за последние пять лет одной из визитных карточек бюро. Разумеется, он продолжает идеи Парка Горького, Крымской набережной, Сокольников, Воробьевых гор. Но авторы сами подчеркивают характерные особенности Лужников: это спортивный парк, открытый, но не рассчитанный на слишком большую аудиторию, специализированный. Возможно отсюда происходят уже отмеченные нами особенности решения: оно очень деликатно, без лишних изменений и разворотов, переосмысляет существующее пространство, сохраняя даже скамейки, дополняя, но не разрушая, продолжая, но не зачеркивая. Это своего рода градостроительная лессировка, полупрозрачное дополнение, к тому же мобильное – киоски-то на колесах. Решенное подчеркнуто просто: для обрамлений киосков архитекторы предлагают не только прорезной металл, но даже крашеную сетку-рабицу. Простой, легкий дизайн, никакого гламура, всё по делу: дорожки, подсветка, камеры хранения, души. Выглядит как спортзал, развернутый под открытым небом – да впрочем, так и есть. 

0

Архитектор:

Дмитрий Ликин
Олег Шапиро

Мастерская:

WOWHAUS

Проект:

Концепция благоустройства Лужнецкой набережной
Россия, Москва

2014

Заказчик: ОАО «Олимпийский комплекс «Лужники» 

18 Марта 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.