Преобразование

Проект «РАССВЕТ LOFT*STUDIO» ДНК аг – пример включения фабричного здания в живую городскую ткань.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Марта 2015
mainImg
Проект:
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

2014 – 2016

Заказчик: KR Properties
Работа над проектом «РАССВЕТ LOFT*STUDIO» архитекторов ДНК аг началась с победы в закрытом архитектурном блиц-конкурсе, проведенном KR Properties прошлой осенью. В соревновании участвовало три команды, в том числе – одно бюро из Голландии. Габариты дома и его структура были определены параметрами существующего здания, от архитекторов требовалось предложить концепцию внешнего облика, благоустройства территории и интерьеров – решив их в так называемом стиле «лофт», сделав при этом непохожими на другие объекты KR Properties.

Дом расположен в самом центре, в районе Красной Пресни: это восточная часть территории машиностроительного завода «Рассвет», самые старые здания которой, все ещё принадлежащие заводу, построил в 1900 году Роман Клейн для легендарной мебельной фабрики «Мюръ и Мерилиз». С тех пор участок застраивался промышленными зданиями разного времени, включая конец ХХ века. С одним из таких позднесоветских корпусов и работали ДНКаг. Восточная граница участка примыкает к парку бывшего музея древностей П.И. Щукина, небольшого комплекса в неорусском стиле, известного многим москвичам как биологический музей имени Тимирязева.

«Гуляя по его липовым аллеям с разбросанными причудливыми музейными домиками, ты оказываешься в удивительной атмосфере камерной московской усадьбы, – признается один из авторов проекта Наталья Сидорова. – Здесь же, рядом расположены жилые многоэтажки и брутальные промышленные постройки дореволюционного и советского периода. Мы не могли не учесть этого пёстрого соседства и постарались найти решение, органичное контрастной среде, но наделенное индивидуальным характером. И сформировать комфортное дворовое пространство без «подсказок» со стороны городского контекста».
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

Точность концептуального решения, сразу найденная авторами в конкурсном эскизе, позволила им в дальнейшей работе полностью следовать первоначальной идее, уточняя в ходе дальнейшей работы лишь размеры и детали, – рассказывают архитекторы.

Суть идеи заключалась в том, чтобы визуально разбить горизонталь продольных фасадов здания на шесть «отдельных домов», – всё вместе получилось похожим на фрагмент городской улицы, выстроенной согласно общему дизайн-коду, но не вполне одинаково.

Архитекторы используют кирпич разных оттенков для каждого условного «дома», и немного «играют» уровнями карнизов. Идея небольших домов подчеркивается не только пластикой фасадов, но также и объемно – за счет разной высоты конька кровли. Силуэт обогащается открытыми террасами верхних этажей, усиливая сходство с улицей. Условный «дом» – одна ячейка фасада – соответствует одному большому лофту с видом на музей на западной стороне здания и двум поменьше на восточной стороне. Поэтому западные и восточные фасады дополнительно различаются между собой – шириной, пропорциями, количеством окон. Тему подхватывают нюансы и детали: фактура кирпичной кладки, обрамления окон (кирпичные рамки, металлические и лаконичные окна без обрамлений) и балконы (выступающие, французские, углубленные лоджии), – формируя индивидуальные черты лица каждого «дома».
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

Внутри – четыре этажа двухуровневых лофтов с парковкой, обустроенной в существующем подвале здания и двухуровневая мансарда в верхнем ярусе. Все лофты с антресолью и с вторым светом, высотой до 6 метров. В помещения первого этажа предусмотрен собственный вход с улицы, в остальные лофты можно попасть из расположенных через этаж лифтовых холлов и продольного коридора. Поскольку конструкция здания – каркасная, то для покупателей будет несложным объединить лофты как вдоль фасада, так и в глубину, приобретая лоты, расположенные напротив друг друга, что, кстати, и сделал первый же покупатель – рассказывают архитекторы.

Предложенная авторами концепция интерьеров общественных пространств здания следует общему замыслу проекта. Дизайн коридора отражает внутри фрагменты отделки каждого фасада, напоминая обитателям о том, внутри какого из условных «домиков» они находятся: кирпичная отделка меняет цвет и фактуру, границы между условными «домами» акцентированы рамками.

По словам авторов, в проекте было важно найти ход, позволяющий интегрировать промышленную застройку в жилую городскую среду, сохранив при этом исторический фабричный дух места. Отсюда возник сюжет вставки мелких объемов, более характерных для жилой застройки, в крупный прямоугольный промышленный каркас. Сложно сказать, какой сюжет важнее – фабричный, подсказанный окружением и заказчиком, или городской, привнесенный авторами, – вероятно, в данном случае имеет смысл сочетание двух тем или даже перерастание одного в другое: фабрики в город и города в фабрику – своего рода метафора реорганизации промзон как таковой.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

Впрочем не менее, чем разнообразие нескольких зданий, важно единство «кода», не дающее композиции распасться на части, заигравшись в многообразии городской застройки. Все шесть фасадов с обеих сторон здания объединены общей сеткой, где за модуль принято окно двухуровневых лофтов. Где-то, преимущественно в верхних частях здания, которые согласно принципу суперпозиции полагается облегчать, появляется перемычка, разбивающая модуль на две части; где-то, наоборот, два окна слиты в больших витражах. Но логика не нарушается: модуль прочитывается даже на глухих стенах торцевых фасадов – шахматным рисунком декоративной кирпичной фактуры. Единство материала – кирпич, и общий, несмотря на разную высоту карнизов, пологий наклон двускатной кровли.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

Внутри, в предложенных архитекторами проектах интерьеров также много кирпичных плоскостей; они поддержаны фактурой бетона, черным цветом дверей и металлических элементов. Некоторую брутальность этого набора компенсирует изобилие белых поверхностей и естественного света: все окна «французские», от пола до потолка, что особенно эффектно в пространстве двусветной гостиной. Потолок верхнего уровня мансарды – наклонная поверхность стропильной конструкции скатной кровли, отделан деревом и прорезан зенитными окнами верхнего света. Уютно-дачное пространство дополняют просторные террасы и камин, предусмотренный только для верхних этажей.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

Деревянная отделка появляется и снаружи, в ребристом козырьке над входом. Козырек прорезан подобием линзы, способной отбрасывать на стену круглое полосатое пятно солнечного света: накладываясь на рельефные полоски кирпичной стены, оно должно будет выглядеть завораживающе. Кроме того, круг света на входе, двигающийся по стене вслед за солнцем, задуман авторами как ассоциация с логотипом проекта «Рассвет». Вечерняя подсветка входа повторяет эту же тему, а в тамбуре дублируется подвесным светильником, который высвечивает на деревянной поверхности круг.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

У другого торца дома – острый нос козырька над въездом в парковку из искусственно оксидированной стали, кант которого отчетливо указывает на различие или даже противоположность «человеческого» входа и «автомобильного» въезда, не напрасно размещенных c двух разных сторон.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг

Лофты первых этажей получили отдельные входы и открытые террасы, поднятые над тротуаром на уровень их пола. Цоколи террас будут, как и въезд в парковку, отделаны листами оксидированной стали и, по контуру, дополнены разнообразной растительностью во встроенных цветниках. Все это вместе образует проницаемую, артистичную границу между частным и общественным, а дом, получается, совмещает свойства частной застройки пригорода или таунхауса в первых этажах с городскими лофтами выше. Частное приподнято, прикрыто от глаз, но не полностью – и, проходя мимо, можно будет за листвой мельком увидеть жильцов, пьющих кофе на террасе, почти как в кафе на улице – такое соприкосновение жителей с городским пространством придает ему другое измерение, менее замкнутое и более человечное, чем сейчас принято в Москве.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
***

Ниже публикуем ответы на несколько вопросов, заданных Юлией Зинкевич Наталье Сидоровой, Константину Ходневу и Даниилу Лоренцу, любезно предоставленные архитекторами.

– Вы говорите, что хотели «избежать подсказок со стороны контекста». И всё же, каким образом Вы реагировали на окружение?

Константин Ходнев:
– Здание находится внутри плотной городской застройки, все фасады мы видим фрагментарно или только при непосредственном приближении к зданию, а длинные фасады воспринимаются в сильном перспективном сокращении. Небольшие по размерам дворовые пространства формируются по большей части собственными фасадами здания. Поэтому мы уделили большое внимание пластике и пропорциям фасадных элементов, фактуре материала, детальному решению характера частных террас первого этажа и их озеленения.

– Что вас вдохновляет в работе над проектами? 

Даниил Лоренц:
– В многочисленных путешествиях по миру мы стараемся впитать самые разнообразные архитектурные и культурные впечатления. И в дальнейшем используем их в своих работах. Причем это не копирование конкретных форм, а стремление передать правильные образы и ощущения, избегая вторичности. Из свежих «впечатлений» пригодившихся при разработке концепции «РАССВЕТ LOFT*STUDIO», могу назвать исторические пакгаузы вдоль каналов гавани в Гамбурге с живописными кирпичными стенами, уходящими в воду.

– Осуществляет ли ДНК аг авторский контроль за реализацией проекта? 

Константин Ходнев:
– Мы всегда стараемся сопровождать свои проекты до завершения всех работ по зданию. Переоборудование существующего фабричного здания – процесс не простой, постоянно возникают различные вопросы и требуют решения авторского надзора, несмотря даже на то, что мы очень тщательно продумываем все детали на проектной стадии. Надеюсь, что и в данном случае мы будем с проектом на всех стадиях его реализации, тем более, что она уже началась.
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг
«Рассвет 3.34» © ДНК аг


Поставщики, технологии

Проект:
РАССВЕТ LOFT*Studio, 3.34
Россия, Москва, Столярный переулок, 3

Авторский коллектив:
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Мария Устюгова, Андрей Тарануха, Илья Болотов. Интерьеры: Анна Баранова

2014 – 2016

Заказчик: KR Properties

16 Марта 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.