Кирпич как ностальгия по усадьбам

Фирма «Кирилл» начала продажу еще одной серии продукции российского завода «Донские зори» – кирпичей ручной работы «Усадьба».

14 Июля 2015
Строительство Архитектура Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
Контакты:
Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Ростовский кирпичный завод, производящий кирпич ручной формовки «Донские Зори», о котором мы недавно рассказывали, расширяет ассортимент: недавно завод начал производство коллекции под названием «Усадьба», которая соответствует современным стандартам качества Qbricks.

Для обжига кирпича «усадебной» коллекции производители используют многокамерные кольцевые печи Гофмана. Эти печи, изобретенные в Германии сто пятьдесят лет назад, вплоть до перехода на конвейерные туннельные печи использовались повсеместно, а затем отошли на второй план, как требующие большего объема ручной работы. Сейчас печи Гофмана вновь популярны: они питаются почти любым топливом, позволяют экономить тепло, но главное их достоинство, важное для современных архитекторов, влюбленных в нюансы винтажного ретро, – в таких печах постоянно изменяется температура, что позволяет добиться уникального разнообразия оттенков цвета, фактуры и рукотворного качества, разумеется, при сохранении соответствия всем современным стандартам. Кроме того, производство становится гибким и позволяет изменять параметры кирпича, производя небольшие, штучные серии под конкретный проект и избегая повторов.

Коллекция стартовала с выпуска пяти тестовых серий длинного облицовочного кирпича-ригеля, размером 490х90х37 см. Удлиненный формат способен придать фасадам особую фактуру, напоминающую не столько усадебные дома, сложенные, как правило, из обычного брускового кирпича, сколько полосатую кладку из римской плинфы, что еще более интригует. Впрочем, выбранный сейчас формат – «это лишь демонстрация возможностей производства, и любой элемент фасада сможет быть произведен по лекалам зодчего, поэтому нет никаких ограничений для фантазии архитектора», – подчеркивает руководитель компании-дистрибьютора Дмитрий Самылин.

К слову, заметим, что появление усадебной серии расширяет и культурный контекст продукции завода. Если прежде названия коллекций апеллировали к предсказуемой для Ростова-на-Дону степной и станичной тематике, то теперь производители подчеркивают широту взглядов и амбиций. Об усадебном кирпиче поневоле думаешь, как о явлении более серьезном. Среднерусские усадебные дома, надо сказать, долгое время строились из дерева, покрытого дранкой и штукатуркой, а если барский дом возводили из кирпича – то это уже был дворец, как, к примеру, величественный даже в руинах и приписываемый Матвею Фёдоровичу Казакову, главному архитектору Москвы двухсотлетней давности, дом в подмосковном Петровском-Алабине, вольная реплика палладиевой Виллы-Ротонды: уж и крыша у него обвалилась, и в центре дома воронка как от взрыва, а все стоит, прекрасен в запустении. Русские усадебные дома начали повсеместно строить из кирпича в середине XIX века – примерно тогда же, когда изобрели печь Гофмана, и это были уже не столько палладианские виллы, сколько псевдоготические замки. Готика, когда под рукой нет камня, любит кирпич и умеет им пользоваться, так что неудивительно, что среди названий пробных серий «усадебного» кирпича ростовского завода встречаются Марфино и Муромцево. Но несколько слов об усадьбах-прообразах: коллекции называются «Муромцево», «Марфино», «Крёкшино», «Бородино» и «Велегож».
zooming
Часть замка усадьбы «Муромцево». Фотография © VladiMens, wikimedia, CC BY-SA 3.0
zooming
Общий вид замка усадьбы Храповицкого «Муромцево». Двухэтажная часть замка во французском стиле спроектирована архитектором П. С. Бойцовым в 1880-х годах, четырёхэтажная «в английском вкусе» – неизвестным автором позднее. Фотография, 1970-е. Фотография © VladiMens, wikimedia, CC BY-SA 3.0

Если говорить о готике, то дом графа Владимира Семеновича Храповицкого в Муромцево – совершеннейший замок. Построен под впечатлением французской поездки графа по проекту. Кирпичный замок был, впрочем, покрыт штукатуркой, имитируя французскую – а значит, каменную, готику. Так что серия «Муромцево» – это полнотелый кирпич благородного коричнево-серого оттенка с рифленой поверхностью, прочностью на сжатие 300 кг с/см2 и морозостойкостью F100, – последнее означает, что он способен выдерживать до ста циклов замораживания и оттаивания.
zooming
Кирпич ручной работы Муромцево. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Кирпич серии «Крёкшино» отличается от кирпича «Муромцево» тем, что проходит восстановительный обжиг при котором в керамике образуется окалина, благодаря чему на поверхности появляется патина темных пятен
zooming
Кирпич ручной работы Крекшино. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Еще одна линейка длинного кирпича пробной «усадебной» серии – более сдержанного, чем у «Муромцева» серого оттенка, носит название «Бородино»: оно так же условно, как и ссылка на определенные усадебные дома, и современному человеку, вероятно, в большей степени напомнит о «Гусарской балладе», чем, положим, о Спасо-Бородинском монастыре. Название знаковое, а кирпич – почти монохромный, темный, задымленный, как полагается то ли полям сражений, то ли дыму отечества – для тех, кто в таких случаях задумывается о смысле названия. Впрочем, не исключено, что именно этот романтический оттенок будет самым популярным в силу его артикулированной патинированности, разводов гари на его поверхности.
zooming
Кирпич ручной работы Бородино. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Серии «Марфино» и «Велегож» также составляют пару. Надо сказать, что расположенное близко к Москве, но с советских времен отданное военному санаторию Марфино – место не менее, а может быть и более знаменитое, чем Муромцево Храповицкого. Привычный по нам кинофильмам дом построен по проекту знаменитого мастера псевдоготики Михаила Дормидонтовича Быковского, и это один из первых усадебных «замков» в окрестностях Москвы (раньше только императорские забавы в Александрии при Петродворце).
zooming
Московская область, Россия. Ансамбль бывшей усадьбы Марфино. Главный дворец.
zooming
Московская область, Россия. Ансамбль бывшей усадьбы Марфино. Большой мост, фрагмент. Фотография © A.Savin, wikimedia, CC BY-SA 3.0
Московская область, Россия. Ансамбль бывшей усадьбы Марфино. Ворота со сторожкой, фрагмент. Фотография © A.Savin, wikimedia, CC BY-SA 3.0

Словом, кирпич серии «Марфино» – тоже рифленый, но светло-красный, с теми же параметрами прочности и морозостойкости, а «Велегож» отличается от него добавляющим патины восстановительным обжигом.
zooming
Кирпич ручной работы коллекция «Марфино». Фото предоставлено фирмой «Кирилл»
zooming
Кирпич ручной работы Велегож. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Названия линеек кирпича – дело, как все знают, условное: не более чем приятное дополнение к продукции. В данном же случае надо признать, что названия подходят к своим сериям довольно-таки точно: действительно, дом Марфино – позитивный красно-белый, замок Муромцево – сероватый, задумчивый. Велегож с домиком художника Поленова, построенным по его собственному эскизу под Тарусой, и Крёкшино англофила Василия Александровича Пашкова под Нарофоминском, расширяют представление о типологии: эти дома – скорее небольшие коттеджи, не дворцы.

Впрочем, все перечисленные прообразы объединяет не только типологическое разнообразие, но и отчетливое западничество, увлечение готикой вплоть до попытки буквально перенести Европу сюда. Уже тогда, в XIX веке, готика была серьезной игрой в переодевания – монументальные декорации, позволяющие ощутить себя не здесь. То же увлечение характерно для современных строящихся подмосковных дворцов и коттеджных поселков с их многослойной ностальгией и по Европе, и по истории, и по романтике XIX века, так что коллекции кирпича с их подтекстом усадебных замков и англофильских cottage, и французских maison de campagne получились адресные: ясно, где, как и зачем их нужно использовать. Матрёшка ностальгии на подмосковных стройках не всегда отливается в совершенную форму. Так что же, не исключено, что правильный кирпич поможет прийти к нужному результату.

Вторая, приятная для архитекторов и заказчиков новость от компании Кирилл и завода «Донские Зори»: коллекцию кирпичей «Станица» расширили новой серией кирпича «Узорный», основанной на использовании технологии восстановительного обжига, которая позволяет добиться большего, чем обычно, разнообразия цвета.
zooming
Демидовский Узорный и Стародонской Узорный. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»
zooming
Дивногорье Узорный и Степной Узорный. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Еще один сюрприз от производителей, который наверняка быстро завоюет популярность будущих домовладельцев. По желанию заказчика на все кирпичи можно нанести клеймо – логотип или надпись (имя – Алиса, Владимир, Дарья, Матвей; пожелание – здоровья, любви, счастья).
zooming
Кирпич облицовочный ручной формовки «Донские Зори», коллекция «Демидовский» с клеймом Пожелания и Имена. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Можно увековечить мастера, архитектора, строителя или первого владельца дома. Как известно, старые кирпичные заводы клеймили свою продукцию, в этом была и реклама, и ответственность за качество. Теперь интересно находить эти отпечатки, разглядывая в бинокль брандмауэры московских доходников, или подбирая осколки в тех самых усадьбах. Современное клеймо на кирпиче может быть любым, но тоже добавляет интереса в игру, позволяет уйти от мыслей о вездесущем типовом, лишенном индивидуальности строительстве. Модное увлечение винтажем – оно ведь происходит от стремления людей, так или иначе играющих в историю, найти покой, а возможно, и себя. Иначе зачем писать имена на кирпичах?

Поставщики, технологии

14 Июля 2015

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.