Кирпич как ностальгия по усадьбам

Фирма «Кирилл» начала продажу еще одной серии продукции российского завода «Донские зори» – кирпичей ручной работы «Усадьба».

14 Июля 2015
Строительство Архитектура Партнерский материал
mainImg

Компaния:

представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру

Контакты:

Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Ростовский кирпичный завод, производящий кирпич ручной формовки «Донские Зори», о котором мы недавно рассказывали, расширяет ассортимент: недавно завод начал производство коллекции под названием «Усадьба», которая соответствует современным стандартам качества Qbricks.

Для обжига кирпича «усадебной» коллекции производители используют многокамерные кольцевые печи Гофмана. Эти печи, изобретенные в Германии сто пятьдесят лет назад, вплоть до перехода на конвейерные туннельные печи использовались повсеместно, а затем отошли на второй план, как требующие большего объема ручной работы. Сейчас печи Гофмана вновь популярны: они питаются почти любым топливом, позволяют экономить тепло, но главное их достоинство, важное для современных архитекторов, влюбленных в нюансы винтажного ретро, – в таких печах постоянно изменяется температура, что позволяет добиться уникального разнообразия оттенков цвета, фактуры и рукотворного качества, разумеется, при сохранении соответствия всем современным стандартам. Кроме того, производство становится гибким и позволяет изменять параметры кирпича, производя небольшие, штучные серии под конкретный проект и избегая повторов.

Коллекция стартовала с выпуска пяти тестовых серий длинного облицовочного кирпича-ригеля, размером 490х90х37 см. Удлиненный формат способен придать фасадам особую фактуру, напоминающую не столько усадебные дома, сложенные, как правило, из обычного брускового кирпича, сколько полосатую кладку из римской плинфы, что еще более интригует. Впрочем, выбранный сейчас формат – «это лишь демонстрация возможностей производства, и любой элемент фасада сможет быть произведен по лекалам зодчего, поэтому нет никаких ограничений для фантазии архитектора», – подчеркивает руководитель компании-дистрибьютора Дмитрий Самылин.

К слову, заметим, что появление усадебной серии расширяет и культурный контекст продукции завода. Если прежде названия коллекций апеллировали к предсказуемой для Ростова-на-Дону степной и станичной тематике, то теперь производители подчеркивают широту взглядов и амбиций. Об усадебном кирпиче поневоле думаешь, как о явлении более серьезном. Среднерусские усадебные дома, надо сказать, долгое время строились из дерева, покрытого дранкой и штукатуркой, а если барский дом возводили из кирпича – то это уже был дворец, как, к примеру, величественный даже в руинах и приписываемый Матвею Фёдоровичу Казакову, главному архитектору Москвы двухсотлетней давности, дом в подмосковном Петровском-Алабине, вольная реплика палладиевой Виллы-Ротонды: уж и крыша у него обвалилась, и в центре дома воронка как от взрыва, а все стоит, прекрасен в запустении. Русские усадебные дома начали повсеместно строить из кирпича в середине XIX века – примерно тогда же, когда изобрели печь Гофмана, и это были уже не столько палладианские виллы, сколько псевдоготические замки. Готика, когда под рукой нет камня, любит кирпич и умеет им пользоваться, так что неудивительно, что среди названий пробных серий «усадебного» кирпича ростовского завода встречаются Марфино и Муромцево. Но несколько слов об усадьбах-прообразах: коллекции называются «Муромцево», «Марфино», «Крёкшино», «Бородино» и «Велегож».
zooming
Часть замка усадьбы «Муромцево». Фотография © VladiMens, wikimedia, CC BY-SA 3.0
zooming
Общий вид замка усадьбы Храповицкого «Муромцево». Двухэтажная часть замка во французском стиле спроектирована архитектором П. С. Бойцовым в 1880-х годах, четырёхэтажная «в английском вкусе» – неизвестным автором позднее. Фотография, 1970-е. Фотография © VladiMens, wikimedia, CC BY-SA 3.0

Если говорить о готике, то дом графа Владимира Семеновича Храповицкого в Муромцево – совершеннейший замок. Построен под впечатлением французской поездки графа по проекту. Кирпичный замок был, впрочем, покрыт штукатуркой, имитируя французскую – а значит, каменную, готику. Так что серия «Муромцево» – это полнотелый кирпич благородного коричнево-серого оттенка с рифленой поверхностью, прочностью на сжатие 300 кг с/см2 и морозостойкостью F100, – последнее означает, что он способен выдерживать до ста циклов замораживания и оттаивания.
zooming
Кирпич ручной работы Муромцево. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Кирпич серии «Крёкшино» отличается от кирпича «Муромцево» тем, что проходит восстановительный обжиг при котором в керамике образуется окалина, благодаря чему на поверхности появляется патина темных пятен
zooming
Кирпич ручной работы Крекшино. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Еще одна линейка длинного кирпича пробной «усадебной» серии – более сдержанного, чем у «Муромцева» серого оттенка, носит название «Бородино»: оно так же условно, как и ссылка на определенные усадебные дома, и современному человеку, вероятно, в большей степени напомнит о «Гусарской балладе», чем, положим, о Спасо-Бородинском монастыре. Название знаковое, а кирпич – почти монохромный, темный, задымленный, как полагается то ли полям сражений, то ли дыму отечества – для тех, кто в таких случаях задумывается о смысле названия. Впрочем, не исключено, что именно этот романтический оттенок будет самым популярным в силу его артикулированной патинированности, разводов гари на его поверхности.
zooming
Кирпич ручной работы Бородино. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Серии «Марфино» и «Велегож» также составляют пару. Надо сказать, что расположенное близко к Москве, но с советских времен отданное военному санаторию Марфино – место не менее, а может быть и более знаменитое, чем Муромцево Храповицкого. Привычный по нам кинофильмам дом построен по проекту знаменитого мастера псевдоготики Михаила Дормидонтовича Быковского, и это один из первых усадебных «замков» в окрестностях Москвы (раньше только императорские забавы в Александрии при Петродворце).
zooming
Московская область, Россия. Ансамбль бывшей усадьбы Марфино. Главный дворец.
zooming
Московская область, Россия. Ансамбль бывшей усадьбы Марфино. Большой мост, фрагмент. Фотография © A.Savin, wikimedia, CC BY-SA 3.0
Московская область, Россия. Ансамбль бывшей усадьбы Марфино. Ворота со сторожкой, фрагмент. Фотография © A.Savin, wikimedia, CC BY-SA 3.0

Словом, кирпич серии «Марфино» – тоже рифленый, но светло-красный, с теми же параметрами прочности и морозостойкости, а «Велегож» отличается от него добавляющим патины восстановительным обжигом.
zooming
Кирпич ручной работы коллекция «Марфино». Фото предоставлено фирмой «Кирилл»
zooming
Кирпич ручной работы Велегож. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Названия линеек кирпича – дело, как все знают, условное: не более чем приятное дополнение к продукции. В данном же случае надо признать, что названия подходят к своим сериям довольно-таки точно: действительно, дом Марфино – позитивный красно-белый, замок Муромцево – сероватый, задумчивый. Велегож с домиком художника Поленова, построенным по его собственному эскизу под Тарусой, и Крёкшино англофила Василия Александровича Пашкова под Нарофоминском, расширяют представление о типологии: эти дома – скорее небольшие коттеджи, не дворцы.

Впрочем, все перечисленные прообразы объединяет не только типологическое разнообразие, но и отчетливое западничество, увлечение готикой вплоть до попытки буквально перенести Европу сюда. Уже тогда, в XIX веке, готика была серьезной игрой в переодевания – монументальные декорации, позволяющие ощутить себя не здесь. То же увлечение характерно для современных строящихся подмосковных дворцов и коттеджных поселков с их многослойной ностальгией и по Европе, и по истории, и по романтике XIX века, так что коллекции кирпича с их подтекстом усадебных замков и англофильских cottage, и французских maison de campagne получились адресные: ясно, где, как и зачем их нужно использовать. Матрёшка ностальгии на подмосковных стройках не всегда отливается в совершенную форму. Так что же, не исключено, что правильный кирпич поможет прийти к нужному результату.

Вторая, приятная для архитекторов и заказчиков новость от компании Кирилл и завода «Донские Зори»: коллекцию кирпичей «Станица» расширили новой серией кирпича «Узорный», основанной на использовании технологии восстановительного обжига, которая позволяет добиться большего, чем обычно, разнообразия цвета.
zooming
Демидовский Узорный и Стародонской Узорный. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»
zooming
Дивногорье Узорный и Степной Узорный. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Еще один сюрприз от производителей, который наверняка быстро завоюет популярность будущих домовладельцев. По желанию заказчика на все кирпичи можно нанести клеймо – логотип или надпись (имя – Алиса, Владимир, Дарья, Матвей; пожелание – здоровья, любви, счастья).
zooming
Кирпич облицовочный ручной формовки «Донские Зори», коллекция «Демидовский» с клеймом Пожелания и Имена. Фото предоставлено фирмой «Кирилл»

Можно увековечить мастера, архитектора, строителя или первого владельца дома. Как известно, старые кирпичные заводы клеймили свою продукцию, в этом была и реклама, и ответственность за качество. Теперь интересно находить эти отпечатки, разглядывая в бинокль брандмауэры московских доходников, или подбирая осколки в тех самых усадьбах. Современное клеймо на кирпиче может быть любым, но тоже добавляет интереса в игру, позволяет уйти от мыслей о вездесущем типовом, лишенном индивидуальности строительстве. Модное увлечение винтажем – оно ведь происходит от стремления людей, так или иначе играющих в историю, найти покой, а возможно, и себя. Иначе зачем писать имена на кирпичах?

14 Июля 2015

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.