Верховые сады

29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

Проект:

Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013
Архи.ру:
– Никита Игоревич, поделитесь пожалуйста Вашими общими впечатлениями от конкурса.

Никита Явейн:
– За последние полтора года я участвовал, наверное, в десятке конкурсов – как в российских, так и в международных. И данный конкурс, пожалуй, самый странный из всех. Во-первых, формально его сложно назвать архитектурным, поскольку из девяти членов жюри только четверо являются архитекторами. Во-вторых, участники не особенно соблюдали формат и условия конкурса. Допустим, в задании было сказано, что проект необходимо представлять на четырех подрамниках, но многие подавались на пяти и даже шести планшетах. Из семи участников большая часть нарушила главные условия – сохранение визуальных связей по линии Ордынка – храм Василия Блаженного и обеспечение хорошей видимости из всех гостиничных номеров на Кремль. Также в обязательном порядке нужно было учитывать и сохранять габариты и план существующего проекта, что тоже не везде было соблюдено. Конкурс получился с восточным колоритом. Но я уже привык к подобным схемам, когда во главе стоит чиновник: фактически здесь проектировщиков выбирал главный архитектор. Например, в Астане все решает Нурсултан Назарбаев. Это нормально и понятно. Такие конкурсы тоже имеют право на жизнь.

– Что Вы думаете о результатах конкурса?

– Результат, конечно, забавный, по крайней мере, я такого в своей практике не припомню. Разумеется, подобные схемы допустимы, другое дело, что, как правило, они не работают. Может быть, в случае с «Царевым садом» что-то и получилось бы, если бы изначально структура и планировка комплекса были заточены под разных архитекторов. Но здесь мы видим один и довольно цельный дом – проект Вячеслава Осипова, которого я очень уважаю как архитектора. Распределять этот дом по секциям между разными архитекторами – решение, на мой взгляд, сомнительное. Я его не понял и, конечно, таких результатов не ожидал.

– Расскажите поподробнее о самом проекте, что Вы предложили для данного участка?

– Мы отнеслись к заданию конкурса со всей ответственностью. Во-первых, мы постарались не сильно менять проект, разработанный генпроектировщиком, и по большей части сохранить изначальное решение. В результате структура здания осталась практически неизменной, кроме, может быть, переднего ряда застройки, который, на наш взгляд, не столь принципиален.

Кроме того, мы тщательно изучили историю места, существующие там исторические образования, обратились к московским архитектурным истокам и традициям, не забыв при этом о современном представлении о комфортной городской среде. Здесь надо отметить, что это был знаменитый район регулярных Царевых садов, и сады там просуществовали около 2,5 веков, изменяя свою конфигурацию и планировку и постепенно обрастая постройками вдоль Москвы-реки. Заречный Государев сад был на особом положении, поскольку находился напротив Кремля. Отсюда всегда открывался панорамный вид на кремлевский ансамбль, Успенский собор, колокольню Ивана Великого, храм Василия Блаженного.
zooming
Панорама комплекса со стороны Москворецкого моста. «Верховые сады»
© Студия 44

Также мы изучили градостроительные планы Москвы XIX–XX веков и обнаружили, что для этого места были очень характерны длинные ряды торгово-складской застройки. Вдоль восточной границы рассматриваемого участка располагался длинный склад, общей протяженностью около 150 м и высотой в три этажа. Так возник наш передний фронт комплекса, наши «торговые ряды», практически в точности воспроизводящие габариты, композиционный и образный строй некогда существовавшего здесь здания. Сквозные аркады первого этажа создают комфортное буферное пространство между улицей и магазинами: там неуютное место при въезде на мост. Здесь возможны и другие варианты. Фасад торгового блока может быть переработан, мы даже готовы в точности воссоздать исторический. В любом случае у Москворецкого моста должен располагаться длинный, непрерывный, сплошной объем. Строить здесь отдельные маленькие домики, на мой взгляд, совершенно неправильно, получится не московская улица, а непонятно что.
Плоскость фасада проектируемого комплекса продолжает линию застройки улицы Б.Ордынка. «Верховые сады»
© Студия 44
Проходные галереи торгового корпуса.«Верховые сады»
© Студия 44

Меня всегда интриговала тема московских «верховых садов» XVII века. Даже работая над восточным крылом Эрмитажа в Санкт-Петербурге, я обращался к этой теме. По-моему, это совершенно уникальное явление в мировой практике, когда на крышах главных зданий Кремля разбивались красивейшие сады и даже устраивались водоемы. Дома многих московских бояр в те времена тоже могли похвастаться «верховыми садами». «Верховые сады» проектируемого комплекса возрождают уникальную традицию русского садово-паркового искусства. Мы озеленили все кровли, создали целую систему «верховых садов»: регулярный сад с водоемом появился на крыше торгового блока, террасные сады заняли кровли жилого корпуса, наклонный пейзажный сад мы разбили в разрыве между жилым и торговым зданиями.
zooming
Вид сверху. «Верховые сады»
© Студия 44
Вид на Кремль и храм Василия Блаженного с эксплуатируемой кровли торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
Основной вход в гостиничный комплекс с Софийской набережной. Пейзажный сад. «Верховые сады»
© Студия 44


– Как решалась градостроительная ситуация?

– Мы жестко придерживались створа Большой Ордынки и максимально понижали высоту корпусов со стороны Болотной улицы. Также я посчитал, что никакие аллюзии на архитектуру Большого Москворецкого моста в данном проекте невозможны и неправильны – все-таки это очень сильная, мощная  щусевская вещь. Вместе с тем, по своему масштабу новый комплекс должен быть с ним сопоставлен.
Ситуационный план. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Генплан. «Верховые сады»
© Студия 44

– Чем продиктованы фасадное и силуэтное решения комплекса?

– Разновысокий силуэт и ярусное построение, силуэтность застройки – основополагающие принципы московской градостроительной традиции. На мой взгляд, ровный силуэт здесь был бы совершенно неуместен. Комплекс должен реагировать на контекст, полого спускаясь в сторону Кремля и круто – в сторону Водоотводного канала. А по центру должно располагаться мощное ядро, удерживающее всю композицию. Ситуация в данном случае играет определяющую роль.

Мы долго искали архитектурную стилистику комплекса и в итоге остановились на нео-московской. Я очень люблю первые работы братьев Весниных, раннего Жолтовского и Мельникова, которые, как ни странно, иногда бывают очень близки друг другу. Отталкиваясь от их находок, мы разработали для оформления фасадов сложный геометрический паттерн, состоящий из различных решетчатых орнаментов. В некоторых местах, например в зоне кухонных блоков, фасады разлинованы сравнительно мелкой сеткой, очень напоминающей садовые решетки. В спальных зонах, наоборот, использован крупный модуль. Блоки гостиных выделяются самым затейливым рисунком. Все вместе взятое создает сильную пластику с богатой игрой света и тени.

Как мне кажется, в этом проекте нам удалось найти верный ход. Не ко всем своим работам, даже выигрывавшим конкурсы, я отношусь серьезно, но эта, по-моему, имеет право на жизнь.
zooming
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. Вид из регулярного сада на кровле торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Проект «Верховые сады». Вид на комплекс с Большого Москворецкого моста.
© Студия 44

– Какие материалы Вы предполагаете использовать для реализации проекта?

– Мы предполагали использовать натуральный светлый камень, возможно, мраморизованные известняки для отделки главного фасада, и более темный камень – для дворовых фасадов. При такой активной пластике надо быть очень аккуратным с цветом. Как мне представляется, это должны быть сдержанные цвета, особенно на первом плане, заглубленные же элементы фасадов могут быть более активными по цвету.
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44

– Планируете ли Вы принимать участие в развитии проекта на предложенных условиях?

– Я не знаю, по какому сценарию пойдет развитие проекта, не могу предугадать, как поведут себя в этой ситуации заказчик и главный архитектор города. Но, конечно, мы хотели бы поучаствовать в таком серьезном проекте, бросать его на полпути нельзя. Мы в него вложили очень много сил, и даже могу сказать, что это одна из самых серьезных работ нашей мастерской.
Вид на комплекс с Кремлевской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Вид на комплекс с Овчинниковской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема видовых характеристик. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема озеленения кровель. Общественные и частные пространства. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Развертка по Болотной улице. «Студия 44»
zooming
Развертка по набережным Москвы-реки. «Верховые сады»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Аркады «верховых садов»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Регулярный сад на эксплуатируемой кровле торговых рядов
© Студия 44
zooming
Эскизы В.И. Лемехова. Пейзажный сад в разрыве между жилым и торговым корпусами
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Террасный сад на кровлях жилого блока
© Студия 44


Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

Проект:

Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.