Верховые сады

29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013 — 2013
Архи.ру:
– Никита Игоревич, поделитесь пожалуйста Вашими общими впечатлениями от конкурса.

Никита Явейн:
– За последние полтора года я участвовал, наверное, в десятке конкурсов – как в российских, так и в международных. И данный конкурс, пожалуй, самый странный из всех. Во-первых, формально его сложно назвать архитектурным, поскольку из девяти членов жюри только четверо являются архитекторами. Во-вторых, участники не особенно соблюдали формат и условия конкурса. Допустим, в задании было сказано, что проект необходимо представлять на четырех подрамниках, но многие подавались на пяти и даже шести планшетах. Из семи участников большая часть нарушила главные условия – сохранение визуальных связей по линии Ордынка – храм Василия Блаженного и обеспечение хорошей видимости из всех гостиничных номеров на Кремль. Также в обязательном порядке нужно было учитывать и сохранять габариты и план существующего проекта, что тоже не везде было соблюдено. Конкурс получился с восточным колоритом. Но я уже привык к подобным схемам, когда во главе стоит чиновник: фактически здесь проектировщиков выбирал главный архитектор. Например, в Астане все решает Нурсултан Назарбаев. Это нормально и понятно. Такие конкурсы тоже имеют право на жизнь.

– Что Вы думаете о результатах конкурса?

– Результат, конечно, забавный, по крайней мере, я такого в своей практике не припомню. Разумеется, подобные схемы допустимы, другое дело, что, как правило, они не работают. Может быть, в случае с «Царевым садом» что-то и получилось бы, если бы изначально структура и планировка комплекса были заточены под разных архитекторов. Но здесь мы видим один и довольно цельный дом – проект Вячеслава Осипова, которого я очень уважаю как архитектора. Распределять этот дом по секциям между разными архитекторами – решение, на мой взгляд, сомнительное. Я его не понял и, конечно, таких результатов не ожидал.

– Расскажите поподробнее о самом проекте, что Вы предложили для данного участка?

– Мы отнеслись к заданию конкурса со всей ответственностью. Во-первых, мы постарались не сильно менять проект, разработанный генпроектировщиком, и по большей части сохранить изначальное решение. В результате структура здания осталась практически неизменной, кроме, может быть, переднего ряда застройки, который, на наш взгляд, не столь принципиален.

Кроме того, мы тщательно изучили историю места, существующие там исторические образования, обратились к московским архитектурным истокам и традициям, не забыв при этом о современном представлении о комфортной городской среде. Здесь надо отметить, что это был знаменитый район регулярных Царевых садов, и сады там просуществовали около 2,5 веков, изменяя свою конфигурацию и планировку и постепенно обрастая постройками вдоль Москвы-реки. Заречный Государев сад был на особом положении, поскольку находился напротив Кремля. Отсюда всегда открывался панорамный вид на кремлевский ансамбль, Успенский собор, колокольню Ивана Великого, храм Василия Блаженного.
zooming
Панорама комплекса со стороны Москворецкого моста. «Верховые сады»
© Студия 44

Также мы изучили градостроительные планы Москвы XIX–XX веков и обнаружили, что для этого места были очень характерны длинные ряды торгово-складской застройки. Вдоль восточной границы рассматриваемого участка располагался длинный склад, общей протяженностью около 150 м и высотой в три этажа. Так возник наш передний фронт комплекса, наши «торговые ряды», практически в точности воспроизводящие габариты, композиционный и образный строй некогда существовавшего здесь здания. Сквозные аркады первого этажа создают комфортное буферное пространство между улицей и магазинами: там неуютное место при въезде на мост. Здесь возможны и другие варианты. Фасад торгового блока может быть переработан, мы даже готовы в точности воссоздать исторический. В любом случае у Москворецкого моста должен располагаться длинный, непрерывный, сплошной объем. Строить здесь отдельные маленькие домики, на мой взгляд, совершенно неправильно, получится не московская улица, а непонятно что.
Плоскость фасада проектируемого комплекса продолжает линию застройки улицы Б.Ордынка. «Верховые сады»
© Студия 44
Проходные галереи торгового корпуса.«Верховые сады»
© Студия 44

Меня всегда интриговала тема московских «верховых садов» XVII века. Даже работая над восточным крылом Эрмитажа в Санкт-Петербурге, я обращался к этой теме. По-моему, это совершенно уникальное явление в мировой практике, когда на крышах главных зданий Кремля разбивались красивейшие сады и даже устраивались водоемы. Дома многих московских бояр в те времена тоже могли похвастаться «верховыми садами». «Верховые сады» проектируемого комплекса возрождают уникальную традицию русского садово-паркового искусства. Мы озеленили все кровли, создали целую систему «верховых садов»: регулярный сад с водоемом появился на крыше торгового блока, террасные сады заняли кровли жилого корпуса, наклонный пейзажный сад мы разбили в разрыве между жилым и торговым зданиями.
zooming
Вид сверху. «Верховые сады»
© Студия 44
Вид на Кремль и храм Василия Блаженного с эксплуатируемой кровли торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
Основной вход в гостиничный комплекс с Софийской набережной. Пейзажный сад. «Верховые сады»
© Студия 44


– Как решалась градостроительная ситуация?

– Мы жестко придерживались створа Большой Ордынки и максимально понижали высоту корпусов со стороны Болотной улицы. Также я посчитал, что никакие аллюзии на архитектуру Большого Москворецкого моста в данном проекте невозможны и неправильны – все-таки это очень сильная, мощная  щусевская вещь. Вместе с тем, по своему масштабу новый комплекс должен быть с ним сопоставлен.
Ситуационный план. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Генплан. «Верховые сады»
© Студия 44

– Чем продиктованы фасадное и силуэтное решения комплекса?

– Разновысокий силуэт и ярусное построение, силуэтность застройки – основополагающие принципы московской градостроительной традиции. На мой взгляд, ровный силуэт здесь был бы совершенно неуместен. Комплекс должен реагировать на контекст, полого спускаясь в сторону Кремля и круто – в сторону Водоотводного канала. А по центру должно располагаться мощное ядро, удерживающее всю композицию. Ситуация в данном случае играет определяющую роль.

Мы долго искали архитектурную стилистику комплекса и в итоге остановились на нео-московской. Я очень люблю первые работы братьев Весниных, раннего Жолтовского и Мельникова, которые, как ни странно, иногда бывают очень близки друг другу. Отталкиваясь от их находок, мы разработали для оформления фасадов сложный геометрический паттерн, состоящий из различных решетчатых орнаментов. В некоторых местах, например в зоне кухонных блоков, фасады разлинованы сравнительно мелкой сеткой, очень напоминающей садовые решетки. В спальных зонах, наоборот, использован крупный модуль. Блоки гостиных выделяются самым затейливым рисунком. Все вместе взятое создает сильную пластику с богатой игрой света и тени.

Как мне кажется, в этом проекте нам удалось найти верный ход. Не ко всем своим работам, даже выигрывавшим конкурсы, я отношусь серьезно, но эта, по-моему, имеет право на жизнь.
zooming
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. Вид из регулярного сада на кровле торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Проект «Верховые сады». Вид на комплекс с Большого Москворецкого моста.
© Студия 44

– Какие материалы Вы предполагаете использовать для реализации проекта?

– Мы предполагали использовать натуральный светлый камень, возможно, мраморизованные известняки для отделки главного фасада, и более темный камень – для дворовых фасадов. При такой активной пластике надо быть очень аккуратным с цветом. Как мне представляется, это должны быть сдержанные цвета, особенно на первом плане, заглубленные же элементы фасадов могут быть более активными по цвету.
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44

– Планируете ли Вы принимать участие в развитии проекта на предложенных условиях?

– Я не знаю, по какому сценарию пойдет развитие проекта, не могу предугадать, как поведут себя в этой ситуации заказчик и главный архитектор города. Но, конечно, мы хотели бы поучаствовать в таком серьезном проекте, бросать его на полпути нельзя. Мы в него вложили очень много сил, и даже могу сказать, что это одна из самых серьезных работ нашей мастерской.
Вид на комплекс с Кремлевской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Вид на комплекс с Овчинниковской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема видовых характеристик. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема озеленения кровель. Общественные и частные пространства. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Развертка по Болотной улице. «Студия 44»
zooming
Развертка по набережным Москвы-реки. «Верховые сады»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Аркады «верховых садов»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Регулярный сад на эксплуатируемой кровле торговых рядов
© Студия 44
zooming
Эскизы В.И. Лемехова. Пейзажный сад в разрыве между жилым и торговым корпусами
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Террасный сад на кровлях жилого блока
© Студия 44
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013 — 2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Пресса: Стройка напротив гостиницы «Балчуг»: как реализуется...
Многофункциональный гостиничный комплекс «Царев сад» на Софийской набережной, 36/10 стал предметом архитектурного конкурса в 2013 году. С такой инициативой выступил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, учитывая, что здание планировалось строить прямо напротив Кремля. Конкурс стал попыткой найти компромисс между интересами инвесторов, города и профессиональным мнением архитекторов.
Верховые сады
29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.
Летучий голландец
Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.
Пресса: Краткий разбор полета над «Царевым садом»
Архитектор Михаил Белов – о том, почему результаты московского конкурса архитектурных решений многофункционального гостиничного комплекса «Царев сад» «чрезвычайно позитивны».
Пресса: Возле Кремля вырастет "Царев сад"
В Москве подвели итоги архитектурного конкурса на разработку фасада многофункционального гостиничного комплекта "Царев сад". Этот комплекс разместится в самом центре столицы, – на Софийской набережной, – и, помимо гостиничных апартаментов, будет включать спа- и фитнес-центры, торговые пункты и подземный паркинг. "МК" выяснил, какое здание в ближайшие годы станет непосредственным соседом ансамбля Московского Кремля.
«Царев сад», итоги конкурса: доски стругать, но класть...
Победителями названы сразу три проекта участников: «Герасимов и Партнеры», «Студия 44» и «Студия Уткина». Однако фактическим лидером стал исходный проект «МАО – Среда», он будет принят за основу, а проекты победителей конкурса планируется использовать в качестве консультационных.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.