Верховые сады

29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013 — 2013
Архи.ру:
– Никита Игоревич, поделитесь пожалуйста Вашими общими впечатлениями от конкурса.

Никита Явейн:
– За последние полтора года я участвовал, наверное, в десятке конкурсов – как в российских, так и в международных. И данный конкурс, пожалуй, самый странный из всех. Во-первых, формально его сложно назвать архитектурным, поскольку из девяти членов жюри только четверо являются архитекторами. Во-вторых, участники не особенно соблюдали формат и условия конкурса. Допустим, в задании было сказано, что проект необходимо представлять на четырех подрамниках, но многие подавались на пяти и даже шести планшетах. Из семи участников большая часть нарушила главные условия – сохранение визуальных связей по линии Ордынка – храм Василия Блаженного и обеспечение хорошей видимости из всех гостиничных номеров на Кремль. Также в обязательном порядке нужно было учитывать и сохранять габариты и план существующего проекта, что тоже не везде было соблюдено. Конкурс получился с восточным колоритом. Но я уже привык к подобным схемам, когда во главе стоит чиновник: фактически здесь проектировщиков выбирал главный архитектор. Например, в Астане все решает Нурсултан Назарбаев. Это нормально и понятно. Такие конкурсы тоже имеют право на жизнь.

– Что Вы думаете о результатах конкурса?

– Результат, конечно, забавный, по крайней мере, я такого в своей практике не припомню. Разумеется, подобные схемы допустимы, другое дело, что, как правило, они не работают. Может быть, в случае с «Царевым садом» что-то и получилось бы, если бы изначально структура и планировка комплекса были заточены под разных архитекторов. Но здесь мы видим один и довольно цельный дом – проект Вячеслава Осипова, которого я очень уважаю как архитектора. Распределять этот дом по секциям между разными архитекторами – решение, на мой взгляд, сомнительное. Я его не понял и, конечно, таких результатов не ожидал.

– Расскажите поподробнее о самом проекте, что Вы предложили для данного участка?

– Мы отнеслись к заданию конкурса со всей ответственностью. Во-первых, мы постарались не сильно менять проект, разработанный генпроектировщиком, и по большей части сохранить изначальное решение. В результате структура здания осталась практически неизменной, кроме, может быть, переднего ряда застройки, который, на наш взгляд, не столь принципиален.

Кроме того, мы тщательно изучили историю места, существующие там исторические образования, обратились к московским архитектурным истокам и традициям, не забыв при этом о современном представлении о комфортной городской среде. Здесь надо отметить, что это был знаменитый район регулярных Царевых садов, и сады там просуществовали около 2,5 веков, изменяя свою конфигурацию и планировку и постепенно обрастая постройками вдоль Москвы-реки. Заречный Государев сад был на особом положении, поскольку находился напротив Кремля. Отсюда всегда открывался панорамный вид на кремлевский ансамбль, Успенский собор, колокольню Ивана Великого, храм Василия Блаженного.
zooming
Панорама комплекса со стороны Москворецкого моста. «Верховые сады»
© Студия 44

Также мы изучили градостроительные планы Москвы XIX–XX веков и обнаружили, что для этого места были очень характерны длинные ряды торгово-складской застройки. Вдоль восточной границы рассматриваемого участка располагался длинный склад, общей протяженностью около 150 м и высотой в три этажа. Так возник наш передний фронт комплекса, наши «торговые ряды», практически в точности воспроизводящие габариты, композиционный и образный строй некогда существовавшего здесь здания. Сквозные аркады первого этажа создают комфортное буферное пространство между улицей и магазинами: там неуютное место при въезде на мост. Здесь возможны и другие варианты. Фасад торгового блока может быть переработан, мы даже готовы в точности воссоздать исторический. В любом случае у Москворецкого моста должен располагаться длинный, непрерывный, сплошной объем. Строить здесь отдельные маленькие домики, на мой взгляд, совершенно неправильно, получится не московская улица, а непонятно что.
Плоскость фасада проектируемого комплекса продолжает линию застройки улицы Б.Ордынка. «Верховые сады»
© Студия 44
Проходные галереи торгового корпуса.«Верховые сады»
© Студия 44

Меня всегда интриговала тема московских «верховых садов» XVII века. Даже работая над восточным крылом Эрмитажа в Санкт-Петербурге, я обращался к этой теме. По-моему, это совершенно уникальное явление в мировой практике, когда на крышах главных зданий Кремля разбивались красивейшие сады и даже устраивались водоемы. Дома многих московских бояр в те времена тоже могли похвастаться «верховыми садами». «Верховые сады» проектируемого комплекса возрождают уникальную традицию русского садово-паркового искусства. Мы озеленили все кровли, создали целую систему «верховых садов»: регулярный сад с водоемом появился на крыше торгового блока, террасные сады заняли кровли жилого корпуса, наклонный пейзажный сад мы разбили в разрыве между жилым и торговым зданиями.
zooming
Вид сверху. «Верховые сады»
© Студия 44
Вид на Кремль и храм Василия Блаженного с эксплуатируемой кровли торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
Основной вход в гостиничный комплекс с Софийской набережной. Пейзажный сад. «Верховые сады»
© Студия 44


– Как решалась градостроительная ситуация?

– Мы жестко придерживались створа Большой Ордынки и максимально понижали высоту корпусов со стороны Болотной улицы. Также я посчитал, что никакие аллюзии на архитектуру Большого Москворецкого моста в данном проекте невозможны и неправильны – все-таки это очень сильная, мощная  щусевская вещь. Вместе с тем, по своему масштабу новый комплекс должен быть с ним сопоставлен.
Ситуационный план. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Генплан. «Верховые сады»
© Студия 44

– Чем продиктованы фасадное и силуэтное решения комплекса?

– Разновысокий силуэт и ярусное построение, силуэтность застройки – основополагающие принципы московской градостроительной традиции. На мой взгляд, ровный силуэт здесь был бы совершенно неуместен. Комплекс должен реагировать на контекст, полого спускаясь в сторону Кремля и круто – в сторону Водоотводного канала. А по центру должно располагаться мощное ядро, удерживающее всю композицию. Ситуация в данном случае играет определяющую роль.

Мы долго искали архитектурную стилистику комплекса и в итоге остановились на нео-московской. Я очень люблю первые работы братьев Весниных, раннего Жолтовского и Мельникова, которые, как ни странно, иногда бывают очень близки друг другу. Отталкиваясь от их находок, мы разработали для оформления фасадов сложный геометрический паттерн, состоящий из различных решетчатых орнаментов. В некоторых местах, например в зоне кухонных блоков, фасады разлинованы сравнительно мелкой сеткой, очень напоминающей садовые решетки. В спальных зонах, наоборот, использован крупный модуль. Блоки гостиных выделяются самым затейливым рисунком. Все вместе взятое создает сильную пластику с богатой игрой света и тени.

Как мне кажется, в этом проекте нам удалось найти верный ход. Не ко всем своим работам, даже выигрывавшим конкурсы, я отношусь серьезно, но эта, по-моему, имеет право на жизнь.
zooming
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. Вид из регулярного сада на кровле торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Проект «Верховые сады». Вид на комплекс с Большого Москворецкого моста.
© Студия 44

– Какие материалы Вы предполагаете использовать для реализации проекта?

– Мы предполагали использовать натуральный светлый камень, возможно, мраморизованные известняки для отделки главного фасада, и более темный камень – для дворовых фасадов. При такой активной пластике надо быть очень аккуратным с цветом. Как мне представляется, это должны быть сдержанные цвета, особенно на первом плане, заглубленные же элементы фасадов могут быть более активными по цвету.
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44

– Планируете ли Вы принимать участие в развитии проекта на предложенных условиях?

– Я не знаю, по какому сценарию пойдет развитие проекта, не могу предугадать, как поведут себя в этой ситуации заказчик и главный архитектор города. Но, конечно, мы хотели бы поучаствовать в таком серьезном проекте, бросать его на полпути нельзя. Мы в него вложили очень много сил, и даже могу сказать, что это одна из самых серьезных работ нашей мастерской.
Вид на комплекс с Кремлевской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Вид на комплекс с Овчинниковской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема видовых характеристик. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема озеленения кровель. Общественные и частные пространства. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Развертка по Болотной улице. «Студия 44»
zooming
Развертка по набережным Москвы-реки. «Верховые сады»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Аркады «верховых садов»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Регулярный сад на эксплуатируемой кровле торговых рядов
© Студия 44
zooming
Эскизы В.И. Лемехова. Пейзажный сад в разрыве между жилым и торговым корпусами
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Террасный сад на кровлях жилого блока
© Студия 44


Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013 — 2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Пресса: Стройка напротив гостиницы «Балчуг»: как реализуется...
Многофункциональный гостиничный комплекс «Царев сад» на Софийской набережной, 36/10 стал предметом архитектурного конкурса в 2013 году. С такой инициативой выступил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, учитывая, что здание планировалось строить прямо напротив Кремля. Конкурс стал попыткой найти компромисс между интересами инвесторов, города и профессиональным мнением архитекторов.
Верховые сады
29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.
Летучий голландец
Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.
Пресса: Краткий разбор полета над «Царевым садом»
Архитектор Михаил Белов – о том, почему результаты московского конкурса архитектурных решений многофункционального гостиничного комплекса «Царев сад» «чрезвычайно позитивны».
Пресса: Возле Кремля вырастет "Царев сад"
В Москве подвели итоги архитектурного конкурса на разработку фасада многофункционального гостиничного комплекта "Царев сад". Этот комплекс разместится в самом центре столицы, – на Софийской набережной, – и, помимо гостиничных апартаментов, будет включать спа- и фитнес-центры, торговые пункты и подземный паркинг. "МК" выяснил, какое здание в ближайшие годы станет непосредственным соседом ансамбля Московского Кремля.
«Царев сад», итоги конкурса: доски стругать, но класть...
Победителями названы сразу три проекта участников: «Герасимов и Партнеры», «Студия 44» и «Студия Уткина». Однако фактическим лидером стал исходный проект «МАО – Среда», он будет принят за основу, а проекты победителей конкурса планируется использовать в качестве консультационных.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.