Верховые сады

29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg
Архи.ру:
– Никита Игоревич, поделитесь пожалуйста Вашими общими впечатлениями от конкурса.

Никита Явейн:
– За последние полтора года я участвовал, наверное, в десятке конкурсов – как в российских, так и в международных. И данный конкурс, пожалуй, самый странный из всех. Во-первых, формально его сложно назвать архитектурным, поскольку из девяти членов жюри только четверо являются архитекторами. Во-вторых, участники не особенно соблюдали формат и условия конкурса. Допустим, в задании было сказано, что проект необходимо представлять на четырех подрамниках, но многие подавались на пяти и даже шести планшетах. Из семи участников большая часть нарушила главные условия – сохранение визуальных связей по линии Ордынка – храм Василия Блаженного и обеспечение хорошей видимости из всех гостиничных номеров на Кремль. Также в обязательном порядке нужно было учитывать и сохранять габариты и план существующего проекта, что тоже не везде было соблюдено. Конкурс получился с восточным колоритом. Но я уже привык к подобным схемам, когда во главе стоит чиновник: фактически здесь проектировщиков выбирал главный архитектор. Например, в Астане все решает Нурсултан Назарбаев. Это нормально и понятно. Такие конкурсы тоже имеют право на жизнь.

– Что Вы думаете о результатах конкурса?

– Результат, конечно, забавный, по крайней мере, я такого в своей практике не припомню. Разумеется, подобные схемы допустимы, другое дело, что, как правило, они не работают. Может быть, в случае с «Царевым садом» что-то и получилось бы, если бы изначально структура и планировка комплекса были заточены под разных архитекторов. Но здесь мы видим один и довольно цельный дом – проект Вячеслава Осипова, которого я очень уважаю как архитектора. Распределять этот дом по секциям между разными архитекторами – решение, на мой взгляд, сомнительное. Я его не понял и, конечно, таких результатов не ожидал.

– Расскажите поподробнее о самом проекте, что Вы предложили для данного участка?

– Мы отнеслись к заданию конкурса со всей ответственностью. Во-первых, мы постарались не сильно менять проект, разработанный генпроектировщиком, и по большей части сохранить изначальное решение. В результате структура здания осталась практически неизменной, кроме, может быть, переднего ряда застройки, который, на наш взгляд, не столь принципиален.

Кроме того, мы тщательно изучили историю места, существующие там исторические образования, обратились к московским архитектурным истокам и традициям, не забыв при этом о современном представлении о комфортной городской среде. Здесь надо отметить, что это был знаменитый район регулярных Царевых садов, и сады там просуществовали около 2,5 веков, изменяя свою конфигурацию и планировку и постепенно обрастая постройками вдоль Москвы-реки. Заречный Государев сад был на особом положении, поскольку находился напротив Кремля. Отсюда всегда открывался панорамный вид на кремлевский ансамбль, Успенский собор, колокольню Ивана Великого, храм Василия Блаженного.
zooming
Панорама комплекса со стороны Москворецкого моста. «Студия 44»
Также мы изучили градостроительные планы Москвы XIX–XX веков и обнаружили, что для этого места были очень характерны длинные ряды торгово-складской застройки. Вдоль восточной границы рассматриваемого участка располагался длинный склад, общей протяженностью около 150 м и высотой в три этажа. Так возник наш передний фронт комплекса, наши «торговые ряды», практически в точности воспроизводящие габариты, композиционный и образный строй некогда существовавшего здесь здания. Сквозные аркады первого этажа создают комфортное буферное пространство между улицей и магазинами: там неуютное место при въезде на мост. Здесь возможны и другие варианты. Фасад торгового блока может быть переработан, мы даже готовы в точности воссоздать исторический. В любом случае у Москворецкого моста должен располагаться длинный, непрерывный, сплошной объем. Строить здесь отдельные маленькие домики, на мой взгляд, совершенно неправильно, получится не московская улица, а непонятно что.
Плоскость фасада проектируемого комплекса продолжает линию застройки улицы Б.Ордынка. «Студия 44»
Проходные галереи торгового корпуса. «Студия 44»
Меня всегда интриговала тема московских «верховых садов» XVII века. Даже работая над восточным крылом Эрмитажа в Санкт-Петербурге, я обращался к этой теме. По-моему, это совершенно уникальное явление в мировой практике, когда на крышах главных зданий Кремля разбивались красивейшие сады и даже устраивались водоемы. Дома многих московских бояр в те времена тоже могли похвастаться «верховыми садами». «Верховые сады» проектируемого комплекса возрождают уникальную традицию русского садово-паркового искусства. Мы озеленили все кровли, создали целую систему «верховых садов»: регулярный сад с водоемом появился на крыше торгового блока, террасные сады заняли кровли жилого корпуса, наклонный пейзажный сад мы разбили в разрыве между жилым и торговым зданиями.
zooming
Вид сверху. «Студия 44»
Вид на Кремль и храм Василия Блаженного с эксплуатируемой кровли торгового корпуса. «Студия 44»
Основной вход в гостиничный комплекс с Софийской набережной. Пейзажный сад. «Студия 44»

– Как решалась градостроительная ситуация?

– Мы жестко придерживались створа Большой Ордынки и максимально понижали высоту корпусов со стороны Болотной улицы. Также я посчитал, что никакие аллюзии на архитектуру Большого Москворецкого моста в данном проекте невозможны и неправильны – все-таки это очень сильная, мощная  щусевская вещь. Вместе с тем, по своему масштабу новый комплекс должен быть с ним сопоставлен.
Ситуационный план. «Студия 44»
zooming
Генплан. «Студия 44»

– Чем продиктованы фасадное и силуэтное решения комплекса?

– Разновысокий силуэт и ярусное построение, силуэтность застройки – основополагающие принципы московской градостроительной традиции. На мой взгляд, ровный силуэт здесь был бы совершенно неуместен. Комплекс должен реагировать на контекст, полого спускаясь в сторону Кремля и круто – в сторону Водоотводного канала. А по центру должно располагаться мощное ядро, удерживающее всю композицию. Ситуация в данном случае играет определяющую роль.

Мы долго искали архитектурную стилистику комплекса и в итоге остановились на нео-московской. Я очень люблю первые работы братьев Весниных, раннего Жолтовского и Мельникова, которые, как ни странно, иногда бывают очень близки друг другу. Отталкиваясь от их находок, мы разработали для оформления фасадов сложный геометрический паттерн, состоящий из различных решетчатых орнаментов. В некоторых местах, например в зоне кухонных блоков, фасады разлинованы сравнительно мелкой сеткой, очень напоминающей садовые решетки. В спальных зонах, наоборот, использован крупный модуль. Блоки гостиных выделяются самым затейливым рисунком. Все вместе взятое создает сильную пластику с богатой игрой света и тени.

Как мне кажется, в этом проекте нам удалось найти верный ход. Не ко всем своим работам, даже выигрывавшим конкурсы, я отношусь серьезно, но эта, по-моему, имеет право на жизнь.
zooming
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. Вид из регулярного сада на кровле торгового корпуса. «Студия 44»
zooming
Проект «Верховые сады». Архитектурное бюро «Студия 44» - победитель конкурса «Царев сад». Вид на комплекс с Большого Москворецкого моста.
– Какие материалы Вы предполагаете использовать для реализации проекта?

– Мы предполагали использовать натуральный светлый камень, возможно, мраморизованные известняки для отделки главного фасада, и более темный камень – для дворовых фасадов. При такой активной пластике надо быть очень аккуратным с цветом. Как мне представляется, это должны быть сдержанные цвета, особенно на первом плане, заглубленные же элементы фасадов могут быть более активными по цвету.
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. «Студия 44»
– Планируете ли Вы принимать участие в развитии проекта на предложенных условиях?

– Я не знаю, по какому сценарию пойдет развитие проекта, не могу предугадать, как поведут себя в этой ситуации заказчик и главный архитектор города. Но, конечно, мы хотели бы поучаствовать в таком серьезном проекте, бросать его на полпути нельзя. Мы в него вложили очень много сил, и даже могу сказать, что это одна из самых серьезных работ нашей мастерской.
Вид на комплекс с Кремлевской набережной. «Студия 44»
zooming
Вид на комплекс с Овчинниковской набережной. «Студия 44»
Схема видовых характеристик. «Студия 44»
Схема озеленения кровель. Общественные и частные пространства. «Студия 44»
zooming
Развертка по Болотной улице. «Студия 44»
zooming
Развертка по набережным Москвы-реки. «Студия 44»
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Аркады «верховых садов»
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Регулярный сад на эксплуатируемой кровле торговых рядов
zooming
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Пейзажный сад в разрыве между жилым и торговым корпусами
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Террасный сад на кровлях жилого блока


05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.