Верховые сады

29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013
Архи.ру:
– Никита Игоревич, поделитесь пожалуйста Вашими общими впечатлениями от конкурса.

Никита Явейн:
– За последние полтора года я участвовал, наверное, в десятке конкурсов – как в российских, так и в международных. И данный конкурс, пожалуй, самый странный из всех. Во-первых, формально его сложно назвать архитектурным, поскольку из девяти членов жюри только четверо являются архитекторами. Во-вторых, участники не особенно соблюдали формат и условия конкурса. Допустим, в задании было сказано, что проект необходимо представлять на четырех подрамниках, но многие подавались на пяти и даже шести планшетах. Из семи участников большая часть нарушила главные условия – сохранение визуальных связей по линии Ордынка – храм Василия Блаженного и обеспечение хорошей видимости из всех гостиничных номеров на Кремль. Также в обязательном порядке нужно было учитывать и сохранять габариты и план существующего проекта, что тоже не везде было соблюдено. Конкурс получился с восточным колоритом. Но я уже привык к подобным схемам, когда во главе стоит чиновник: фактически здесь проектировщиков выбирал главный архитектор. Например, в Астане все решает Нурсултан Назарбаев. Это нормально и понятно. Такие конкурсы тоже имеют право на жизнь.

– Что Вы думаете о результатах конкурса?

– Результат, конечно, забавный, по крайней мере, я такого в своей практике не припомню. Разумеется, подобные схемы допустимы, другое дело, что, как правило, они не работают. Может быть, в случае с «Царевым садом» что-то и получилось бы, если бы изначально структура и планировка комплекса были заточены под разных архитекторов. Но здесь мы видим один и довольно цельный дом – проект Вячеслава Осипова, которого я очень уважаю как архитектора. Распределять этот дом по секциям между разными архитекторами – решение, на мой взгляд, сомнительное. Я его не понял и, конечно, таких результатов не ожидал.

– Расскажите поподробнее о самом проекте, что Вы предложили для данного участка?

– Мы отнеслись к заданию конкурса со всей ответственностью. Во-первых, мы постарались не сильно менять проект, разработанный генпроектировщиком, и по большей части сохранить изначальное решение. В результате структура здания осталась практически неизменной, кроме, может быть, переднего ряда застройки, который, на наш взгляд, не столь принципиален.

Кроме того, мы тщательно изучили историю места, существующие там исторические образования, обратились к московским архитектурным истокам и традициям, не забыв при этом о современном представлении о комфортной городской среде. Здесь надо отметить, что это был знаменитый район регулярных Царевых садов, и сады там просуществовали около 2,5 веков, изменяя свою конфигурацию и планировку и постепенно обрастая постройками вдоль Москвы-реки. Заречный Государев сад был на особом положении, поскольку находился напротив Кремля. Отсюда всегда открывался панорамный вид на кремлевский ансамбль, Успенский собор, колокольню Ивана Великого, храм Василия Блаженного.
zooming
Панорама комплекса со стороны Москворецкого моста. «Верховые сады»
© Студия 44

Также мы изучили градостроительные планы Москвы XIX–XX веков и обнаружили, что для этого места были очень характерны длинные ряды торгово-складской застройки. Вдоль восточной границы рассматриваемого участка располагался длинный склад, общей протяженностью около 150 м и высотой в три этажа. Так возник наш передний фронт комплекса, наши «торговые ряды», практически в точности воспроизводящие габариты, композиционный и образный строй некогда существовавшего здесь здания. Сквозные аркады первого этажа создают комфортное буферное пространство между улицей и магазинами: там неуютное место при въезде на мост. Здесь возможны и другие варианты. Фасад торгового блока может быть переработан, мы даже готовы в точности воссоздать исторический. В любом случае у Москворецкого моста должен располагаться длинный, непрерывный, сплошной объем. Строить здесь отдельные маленькие домики, на мой взгляд, совершенно неправильно, получится не московская улица, а непонятно что.
Плоскость фасада проектируемого комплекса продолжает линию застройки улицы Б.Ордынка. «Верховые сады»
© Студия 44
Проходные галереи торгового корпуса.«Верховые сады»
© Студия 44

Меня всегда интриговала тема московских «верховых садов» XVII века. Даже работая над восточным крылом Эрмитажа в Санкт-Петербурге, я обращался к этой теме. По-моему, это совершенно уникальное явление в мировой практике, когда на крышах главных зданий Кремля разбивались красивейшие сады и даже устраивались водоемы. Дома многих московских бояр в те времена тоже могли похвастаться «верховыми садами». «Верховые сады» проектируемого комплекса возрождают уникальную традицию русского садово-паркового искусства. Мы озеленили все кровли, создали целую систему «верховых садов»: регулярный сад с водоемом появился на крыше торгового блока, террасные сады заняли кровли жилого корпуса, наклонный пейзажный сад мы разбили в разрыве между жилым и торговым зданиями.
zooming
Вид сверху. «Верховые сады»
© Студия 44
Вид на Кремль и храм Василия Блаженного с эксплуатируемой кровли торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
Основной вход в гостиничный комплекс с Софийской набережной. Пейзажный сад. «Верховые сады»
© Студия 44


– Как решалась градостроительная ситуация?

– Мы жестко придерживались створа Большой Ордынки и максимально понижали высоту корпусов со стороны Болотной улицы. Также я посчитал, что никакие аллюзии на архитектуру Большого Москворецкого моста в данном проекте невозможны и неправильны – все-таки это очень сильная, мощная  щусевская вещь. Вместе с тем, по своему масштабу новый комплекс должен быть с ним сопоставлен.
Ситуационный план. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Генплан. «Верховые сады»
© Студия 44

– Чем продиктованы фасадное и силуэтное решения комплекса?

– Разновысокий силуэт и ярусное построение, силуэтность застройки – основополагающие принципы московской градостроительной традиции. На мой взгляд, ровный силуэт здесь был бы совершенно неуместен. Комплекс должен реагировать на контекст, полого спускаясь в сторону Кремля и круто – в сторону Водоотводного канала. А по центру должно располагаться мощное ядро, удерживающее всю композицию. Ситуация в данном случае играет определяющую роль.

Мы долго искали архитектурную стилистику комплекса и в итоге остановились на нео-московской. Я очень люблю первые работы братьев Весниных, раннего Жолтовского и Мельникова, которые, как ни странно, иногда бывают очень близки друг другу. Отталкиваясь от их находок, мы разработали для оформления фасадов сложный геометрический паттерн, состоящий из различных решетчатых орнаментов. В некоторых местах, например в зоне кухонных блоков, фасады разлинованы сравнительно мелкой сеткой, очень напоминающей садовые решетки. В спальных зонах, наоборот, использован крупный модуль. Блоки гостиных выделяются самым затейливым рисунком. Все вместе взятое создает сильную пластику с богатой игрой света и тени.

Как мне кажется, в этом проекте нам удалось найти верный ход. Не ко всем своим работам, даже выигрывавшим конкурсы, я отношусь серьезно, но эта, по-моему, имеет право на жизнь.
zooming
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. Вид из регулярного сада на кровле торгового корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Проект «Верховые сады». Вид на комплекс с Большого Москворецкого моста.
© Студия 44

– Какие материалы Вы предполагаете использовать для реализации проекта?

– Мы предполагали использовать натуральный светлый камень, возможно, мраморизованные известняки для отделки главного фасада, и более темный камень – для дворовых фасадов. При такой активной пластике надо быть очень аккуратным с цветом. Как мне представляется, это должны быть сдержанные цвета, особенно на первом плане, заглубленные же элементы фасадов могут быть более активными по цвету.
Фрагмент лицевого фасада жилого корпуса. «Верховые сады»
© Студия 44

– Планируете ли Вы принимать участие в развитии проекта на предложенных условиях?

– Я не знаю, по какому сценарию пойдет развитие проекта, не могу предугадать, как поведут себя в этой ситуации заказчик и главный архитектор города. Но, конечно, мы хотели бы поучаствовать в таком серьезном проекте, бросать его на полпути нельзя. Мы в него вложили очень много сил, и даже могу сказать, что это одна из самых серьезных работ нашей мастерской.
Вид на комплекс с Кремлевской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Вид на комплекс с Овчинниковской набережной. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема видовых характеристик. «Верховые сады»
© Студия 44
Схема озеленения кровель. Общественные и частные пространства. «Верховые сады»
© Студия 44
zooming
Развертка по Болотной улице. «Студия 44»
zooming
Развертка по набережным Москвы-реки. «Верховые сады»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Аркады «верховых садов»
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. «Студия 44». Регулярный сад на эксплуатируемой кровле торговых рядов
© Студия 44
zooming
Эскизы В.И. Лемехова. Пейзажный сад в разрыве между жилым и торговым корпусами
© Студия 44
Эскизы В.И. Лемехова. Террасный сад на кровлях жилого блока
© Студия 44


Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Верховые сады. Проект-победитель конкурса «Царев сад»
Россия, Москва, Софийская набережная

2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.