Летучий голландец

Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg

Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013
Архи.ру
– Сергей Александрович, расскажите о Ваших впечатлениях от участия в конкурсе «Царев сад». Как Вы оцениваете его итоги?

Сергей Скуратов
– Я считаю, что у конкурса были итоги, просто ни организаторы, ни члены жюри, ни заказчики не смогли или не захотели эти итоги разглядеть и принять решение. Когда перед началом проектирования главный архитектор города встречался с участниками конкурса, он говорил о том, что ситуация крайне запущенная и требует нового, свежего решения. Я был с ним в этом абсолютно согласен. Собственно, такое решение я и предложил. Но мы стали единственной командой, которая разработала новое здание с новыми планировками, не привязываясь к существующему проекту. Условия конкурса этого, конечно, не предполагали, мы их нарушили, поэтому и проиграли. Но я мог участвовать в данном конкурсе только на таких условиях. Для меня пририсовка к чужому дому других фасадов невозможна – ни с этической точки зрения, ни с профессиональной. Я сразу четко обозначил свою позицию, объявив, что буду проектировать новое здание. При этом мы полностью выполнили технические пожелания специалистов «Калинки», запроектировали все необходимые помещения, указанные в задании. Мало того, наш проект получился гораздо экономичней предыдущего, мы сохранили старое здание Кокоревского подворья, предусмотрели функциональный и чистый заезд в паркинг. Если бы у заказчика хватило решимости все начать с нуля, то он мог бы сделать это довольно безболезненно, поскольку реализовать наш проект было бы значительно дешевле и проще. Однако заказчик вообще не хотел проводить этот конкурс. Это была инициатива Сергея Кузнецова.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид сверху

Я сожалею, что не было сформировано жюри, которое смогло бы профессионально вникнуть в суть проблемы и сравнить возможные варианты решения сложной градостроительной ситуации.

Тем не менее я нисколько не жалею, что принял участие в конкурсе. В последнее время я проектирую преимущественно жилые комплексы. И, конечно, мне хочется построить в Москве крупное общественное здание. Для меня этот конкурс стал возможностью показать свой градостроительный подход и взгляд на данное пространство, или даже просто нарисовать что-то красивое.
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Расскажите подробнее о Вашем проекте.

– Самое главное, чего я хотел добиться и потому сознательно усилил эффект – это создать образ дома. По моему убеждению на данном участке должно быть построено крупное современное и даже инновационное общественное здание, которое можно было бы сравнить, например, с центром Жоржа Помпиду в Париже.

– Чем продиктован силуэт комплекса?

– Во-первых, мы учитывали переход масштаба от Болотной набережной к Софийской. Во-вторых, необходимо было сохранить виды со стороны Ордынки и Пятницкой улицы на наш комплекс. Мне хотелось, чтобы плавная силуэтная линия напоминала и о находящемся рядом Москворецком мосте. К тому же плавность и гибкость современной архитектуры противопоставляется ортогональности и прямолинейности исторической архитектуры. Такой мягкий объем комплекса – это тоже знак времени. Излом фасада – продолжение той же темы. Сначала фасад идет параллельно мосту, а затем в точке излома он плавно поворачивается и следует параллельно линии кремлевской стены. То, что фасад заваливается влево, открывая виды с Ордынки на храм Василия Блаженного, – это подарок городу и пространству.

В нашем проекте нет никакого камня, здание полностью выполнено из белых, прозрачных и полупрозрачных высокотехнологичных материалов – таких, как стекло с градиентом из белой шелкографии, паловое стекло и полупрозрачный «стоунгласс», который вечером начинает светиться. Фасад, выполненный из таких материалов, снаружи кажется белым, но изнутри стекло совершенно прозрачное. Это Летучий голландец, корабль, который вплыл в среду города и занял свое место.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Ситуационный план

Я постарался сделать архитектуру немножко левацкой, открытой и модернистской. Но это модернизм не 1960-х годов, это не сочинские пансионаты. Здание как будто дематериализуется. Оно кажется совсем белым со стороны Болотной набережной и почти прозрачным со стороны Софийской набережной. На рендерах этот эффект растворения довольно сложно показать, технические возможности еще весьма ограничены. Но комплекс исчезает как фантом. Очень важно, что архитектура себя не навязывает.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Генплан
Сохранение створа Улицы Ордынки. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Вид с Болотной набережной на собор Василия Блаженного. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Фасад, выходящий к Обводному каналу. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Почему Вы решили сделать цельный объем, а не поделили его на несколько частей, как сделали другие участники?

– У меня была масса соблазнов разделить здание на три или четыре части, сделать его более привязанным к контексту, я это прекрасно умею делать. Но в данном случае я сознательно от этой идеи отказался. К моему конкурсному проекту были приложены эскизы, предлагающие различные сценарии трансформации комплекса, допускающие чуть большую его адаптацию к исторической обстановке в том числе и разбивку его на несколько объемов – на тот случай, если у заказчика не хватит смелости реализовать проект в изначальном виде. Но вообще я против всяческих адаптаций. Когда строился Кремль или храм Василия Блаженного, никто их ни к чему не адаптировал. Наоборот, все городское окружение реагировало на них. Именно поэтому они до сих пор являются выдающимися памятниками архитектуры.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид со стороны Обводного канала
Эффект растворения фасадов из белого матового стекла. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Разумеется, в проекте учтены все ограничения и регламенты, но я посчитал, что в данном случае не нужно подстраиваться под окружающую ситуацию, не нужно ее копировать. Единственный реверанс в сторону исторической застройки помимо градостроительных осей – это белый цвет комплекса. Это своего рода мостик между прошлым и будущим, отсылка к белокаменным стенам Кремля, белым соборам и колокольне Ивана Великого. Кроме того, цвета в этом пространстве и так с избытком. Наше белоснежное здание выполнено на контрасте с многоцветьем храма Василия Блаженного и яркой терракотой Кремлевской стены.
Вид со стороны Большого Москворецкого моста. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Еще раз повторюсь – никаких имитаций в этом месте быть не должно, категорически не может быть классической и псевдоклассической архитектуры. Это должен быть памятник эпохи и времени. Если сегодняшнее время соответствует победившим в данном конкурсе проектам, то я очень сожалею, что живу в такое время. Я не исповедую эту религию, не отношусь к этой вере и к таким фасадам, которые подделываются под историзм. Чтобы строить классическую архитектуру, надо жить в XIX веке. А в XXI веке нужно строить современную архитектуру и разговаривать на современном языке.

– Что Вы предложили в качестве градостроительного решения, учитывая довольно сложную ситуацию на участке?

– Наш дом очень деликатно встает на участок. Существует две основные градостроительные оси, которые задают направление главного фасада комплекса: ось Большого Москворецкого моста и ось Кремлевской стены вдоль Васильевского спуска от Спасской до Беклемишевской башни.
Вид со стороны (предполагаемой) новой набережной Зарядья. «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Контраст белоснежного здания с яркой терракотой Кремлевских стен. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Мы организовали проезд и проход между подворьем и зданием комплекса, благодаря чему возник еще один фасад. Ярослав Ковальчук в своем комментарии очень правильно написал, что этому месту не хватает поперечных проездов. Мы организовали сквозное транспортное движение, возможность заезда на территорию с двух сторон, а не с одной, устроили достаточно широкий двор. Комплекс и пространство вокруг него должны быть абсолютно открытыми. Мы сделали озелененную «эспланаду», организовали открытые общественные пространства. На крыше дома расположен ресторан с роскошными видами – это тоже общественная часть. В таком месте делать закрытый комплекс категорически нельзя, это безнравственно.
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Главный фасад
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Дворовый фасад

Проектом предполагалась и реставрация Кокоревского подворья, восстановление его фасадов и цельности исторического ансамбля. То, что сейчас предлагается другими участниками – это гриб-паразит на теле здания. Я им не судья, но почему они этого не понимают, я не знаю.
Южный фасад. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Проход между новым комплексом и зданием Кокоревского подворья. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Организация благоустроенных общественных пространств. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Разрез и фасад Кокоревского подворья. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Как Вы думаете, каким образом при нынешнем исходе конкурса будет развиваться проект?

– В сложившейся ситуации от меня уже ничего не зависит. При встрече со мной заказчик сразу спросил, что я буду делать, если я выиграю конкурс. Я сказал, что первым делом, конечно, сменю команду, что я не стану работать с предыдущим автором, потому что странно работать в качестве субпроектировщика у генпроектировщика, который исповедует соврешенно другую систему ценностей. Наверное, это с самого начала отпугнуло заказчика, и он отвернулся от моего проекта.

Я убежден, что у дома может быть только один автор. Та ситуация, которая сегодня возникла и с «Царевым садом», и с Третьяковкой, когда планировки рисует один архитектор, а фасады делает другой, для меня недопустима.

А больше всего меня огорчает тенденция возвращения к псевдоисторизму. Это происходит повсеместно. Опять начинается резьба по камню, башенки, колонны и львы с золотыми волосами. Хорошая современная архитектура имеет тенденцию к демократизации, мы же сейчас снова скатываемся к тоталитаризму.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План парковки на -3 этаже. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План -1 этажа с фитнес-центром. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 1 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 2 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 3 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 8 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»


Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные конкурсы. Москва

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.

Технологии и материалы

Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.

Сейчас на главной

Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».