Летучий голландец

Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013 — 2013
Архи.ру
– Сергей Александрович, расскажите о Ваших впечатлениях от участия в конкурсе «Царев сад». Как Вы оцениваете его итоги?

Сергей Скуратов
– Я считаю, что у конкурса были итоги, просто ни организаторы, ни члены жюри, ни заказчики не смогли или не захотели эти итоги разглядеть и принять решение. Когда перед началом проектирования главный архитектор города встречался с участниками конкурса, он говорил о том, что ситуация крайне запущенная и требует нового, свежего решения. Я был с ним в этом абсолютно согласен. Собственно, такое решение я и предложил. Но мы стали единственной командой, которая разработала новое здание с новыми планировками, не привязываясь к существующему проекту. Условия конкурса этого, конечно, не предполагали, мы их нарушили, поэтому и проиграли. Но я мог участвовать в данном конкурсе только на таких условиях. Для меня пририсовка к чужому дому других фасадов невозможна – ни с этической точки зрения, ни с профессиональной. Я сразу четко обозначил свою позицию, объявив, что буду проектировать новое здание. При этом мы полностью выполнили технические пожелания специалистов «Калинки», запроектировали все необходимые помещения, указанные в задании. Мало того, наш проект получился гораздо экономичней предыдущего, мы сохранили старое здание Кокоревского подворья, предусмотрели функциональный и чистый заезд в паркинг. Если бы у заказчика хватило решимости все начать с нуля, то он мог бы сделать это довольно безболезненно, поскольку реализовать наш проект было бы значительно дешевле и проще. Однако заказчик вообще не хотел проводить этот конкурс. Это была инициатива Сергея Кузнецова.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид сверху

Я сожалею, что не было сформировано жюри, которое смогло бы профессионально вникнуть в суть проблемы и сравнить возможные варианты решения сложной градостроительной ситуации.

Тем не менее я нисколько не жалею, что принял участие в конкурсе. В последнее время я проектирую преимущественно жилые комплексы. И, конечно, мне хочется построить в Москве крупное общественное здание. Для меня этот конкурс стал возможностью показать свой градостроительный подход и взгляд на данное пространство, или даже просто нарисовать что-то красивое.
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Расскажите подробнее о Вашем проекте.

– Самое главное, чего я хотел добиться и потому сознательно усилил эффект – это создать образ дома. По моему убеждению на данном участке должно быть построено крупное современное и даже инновационное общественное здание, которое можно было бы сравнить, например, с центром Жоржа Помпиду в Париже.

– Чем продиктован силуэт комплекса?

– Во-первых, мы учитывали переход масштаба от Болотной набережной к Софийской. Во-вторых, необходимо было сохранить виды со стороны Ордынки и Пятницкой улицы на наш комплекс. Мне хотелось, чтобы плавная силуэтная линия напоминала и о находящемся рядом Москворецком мосте. К тому же плавность и гибкость современной архитектуры противопоставляется ортогональности и прямолинейности исторической архитектуры. Такой мягкий объем комплекса – это тоже знак времени. Излом фасада – продолжение той же темы. Сначала фасад идет параллельно мосту, а затем в точке излома он плавно поворачивается и следует параллельно линии кремлевской стены. То, что фасад заваливается влево, открывая виды с Ордынки на храм Василия Блаженного, – это подарок городу и пространству.

В нашем проекте нет никакого камня, здание полностью выполнено из белых, прозрачных и полупрозрачных высокотехнологичных материалов – таких, как стекло с градиентом из белой шелкографии, паловое стекло и полупрозрачный «стоунгласс», который вечером начинает светиться. Фасад, выполненный из таких материалов, снаружи кажется белым, но изнутри стекло совершенно прозрачное. Это Летучий голландец, корабль, который вплыл в среду города и занял свое место.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Ситуационный план

Я постарался сделать архитектуру немножко левацкой, открытой и модернистской. Но это модернизм не 1960-х годов, это не сочинские пансионаты. Здание как будто дематериализуется. Оно кажется совсем белым со стороны Болотной набережной и почти прозрачным со стороны Софийской набережной. На рендерах этот эффект растворения довольно сложно показать, технические возможности еще весьма ограничены. Но комплекс исчезает как фантом. Очень важно, что архитектура себя не навязывает.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Генплан
Сохранение створа Улицы Ордынки. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Вид с Болотной набережной на собор Василия Блаженного. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Фасад, выходящий к Обводному каналу. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Почему Вы решили сделать цельный объем, а не поделили его на несколько частей, как сделали другие участники?

– У меня была масса соблазнов разделить здание на три или четыре части, сделать его более привязанным к контексту, я это прекрасно умею делать. Но в данном случае я сознательно от этой идеи отказался. К моему конкурсному проекту были приложены эскизы, предлагающие различные сценарии трансформации комплекса, допускающие чуть большую его адаптацию к исторической обстановке в том числе и разбивку его на несколько объемов – на тот случай, если у заказчика не хватит смелости реализовать проект в изначальном виде. Но вообще я против всяческих адаптаций. Когда строился Кремль или храм Василия Блаженного, никто их ни к чему не адаптировал. Наоборот, все городское окружение реагировало на них. Именно поэтому они до сих пор являются выдающимися памятниками архитектуры.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид со стороны Обводного канала
Эффект растворения фасадов из белого матового стекла. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Разумеется, в проекте учтены все ограничения и регламенты, но я посчитал, что в данном случае не нужно подстраиваться под окружающую ситуацию, не нужно ее копировать. Единственный реверанс в сторону исторической застройки помимо градостроительных осей – это белый цвет комплекса. Это своего рода мостик между прошлым и будущим, отсылка к белокаменным стенам Кремля, белым соборам и колокольне Ивана Великого. Кроме того, цвета в этом пространстве и так с избытком. Наше белоснежное здание выполнено на контрасте с многоцветьем храма Василия Блаженного и яркой терракотой Кремлевской стены.
Вид со стороны Большого Москворецкого моста. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Еще раз повторюсь – никаких имитаций в этом месте быть не должно, категорически не может быть классической и псевдоклассической архитектуры. Это должен быть памятник эпохи и времени. Если сегодняшнее время соответствует победившим в данном конкурсе проектам, то я очень сожалею, что живу в такое время. Я не исповедую эту религию, не отношусь к этой вере и к таким фасадам, которые подделываются под историзм. Чтобы строить классическую архитектуру, надо жить в XIX веке. А в XXI веке нужно строить современную архитектуру и разговаривать на современном языке.

– Что Вы предложили в качестве градостроительного решения, учитывая довольно сложную ситуацию на участке?

– Наш дом очень деликатно встает на участок. Существует две основные градостроительные оси, которые задают направление главного фасада комплекса: ось Большого Москворецкого моста и ось Кремлевской стены вдоль Васильевского спуска от Спасской до Беклемишевской башни.
Вид со стороны (предполагаемой) новой набережной Зарядья. «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Контраст белоснежного здания с яркой терракотой Кремлевских стен. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Мы организовали проезд и проход между подворьем и зданием комплекса, благодаря чему возник еще один фасад. Ярослав Ковальчук в своем комментарии очень правильно написал, что этому месту не хватает поперечных проездов. Мы организовали сквозное транспортное движение, возможность заезда на территорию с двух сторон, а не с одной, устроили достаточно широкий двор. Комплекс и пространство вокруг него должны быть абсолютно открытыми. Мы сделали озелененную «эспланаду», организовали открытые общественные пространства. На крыше дома расположен ресторан с роскошными видами – это тоже общественная часть. В таком месте делать закрытый комплекс категорически нельзя, это безнравственно.
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Главный фасад
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Дворовый фасад

Проектом предполагалась и реставрация Кокоревского подворья, восстановление его фасадов и цельности исторического ансамбля. То, что сейчас предлагается другими участниками – это гриб-паразит на теле здания. Я им не судья, но почему они этого не понимают, я не знаю.
Южный фасад. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Проход между новым комплексом и зданием Кокоревского подворья. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Организация благоустроенных общественных пространств. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Разрез и фасад Кокоревского подворья. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Как Вы думаете, каким образом при нынешнем исходе конкурса будет развиваться проект?

– В сложившейся ситуации от меня уже ничего не зависит. При встрече со мной заказчик сразу спросил, что я буду делать, если я выиграю конкурс. Я сказал, что первым делом, конечно, сменю команду, что я не стану работать с предыдущим автором, потому что странно работать в качестве субпроектировщика у генпроектировщика, который исповедует соврешенно другую систему ценностей. Наверное, это с самого начала отпугнуло заказчика, и он отвернулся от моего проекта.

Я убежден, что у дома может быть только один автор. Та ситуация, которая сегодня возникла и с «Царевым садом», и с Третьяковкой, когда планировки рисует один архитектор, а фасады делает другой, для меня недопустима.

А больше всего меня огорчает тенденция возвращения к псевдоисторизму. Это происходит повсеместно. Опять начинается резьба по камню, башенки, колонны и львы с золотыми волосами. Хорошая современная архитектура имеет тенденцию к демократизации, мы же сейчас снова скатываемся к тоталитаризму.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План парковки на -3 этаже. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План -1 этажа с фитнес-центром. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 1 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 2 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 3 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 8 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013 — 2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Пресса: Стройка напротив гостиницы «Балчуг»: как реализуется...
Многофункциональный гостиничный комплекс «Царев сад» на Софийской набережной, 36/10 стал предметом архитектурного конкурса в 2013 году. С такой инициативой выступил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, учитывая, что здание планировалось строить прямо напротив Кремля. Конкурс стал попыткой найти компромисс между интересами инвесторов, города и профессиональным мнением архитекторов.
Верховые сады
29-го июля были подведены итоги конкурса «Царев сад», по результатам которого сразу три проекта заняли первое место. Публикуем интервью с одним из трех победителей конкурса Никитой Явейном.
Летучий голландец
Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.
Пресса: Краткий разбор полета над «Царевым садом»
Архитектор Михаил Белов – о том, почему результаты московского конкурса архитектурных решений многофункционального гостиничного комплекса «Царев сад» «чрезвычайно позитивны».
Пресса: Возле Кремля вырастет "Царев сад"
В Москве подвели итоги архитектурного конкурса на разработку фасада многофункционального гостиничного комплекта "Царев сад". Этот комплекс разместится в самом центре столицы, – на Софийской набережной, – и, помимо гостиничных апартаментов, будет включать спа- и фитнес-центры, торговые пункты и подземный паркинг. "МК" выяснил, какое здание в ближайшие годы станет непосредственным соседом ансамбля Московского Кремля.
«Царев сад», итоги конкурса: доски стругать, но класть...
Победителями названы сразу три проекта участников: «Герасимов и Партнеры», «Студия 44» и «Студия Уткина». Однако фактическим лидером стал исходный проект «МАО – Среда», он будет принят за основу, а проекты победителей конкурса планируется использовать в качестве консультационных.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.