Летучий голландец

Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg

Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013
Архи.ру
– Сергей Александрович, расскажите о Ваших впечатлениях от участия в конкурсе «Царев сад». Как Вы оцениваете его итоги?

Сергей Скуратов
– Я считаю, что у конкурса были итоги, просто ни организаторы, ни члены жюри, ни заказчики не смогли или не захотели эти итоги разглядеть и принять решение. Когда перед началом проектирования главный архитектор города встречался с участниками конкурса, он говорил о том, что ситуация крайне запущенная и требует нового, свежего решения. Я был с ним в этом абсолютно согласен. Собственно, такое решение я и предложил. Но мы стали единственной командой, которая разработала новое здание с новыми планировками, не привязываясь к существующему проекту. Условия конкурса этого, конечно, не предполагали, мы их нарушили, поэтому и проиграли. Но я мог участвовать в данном конкурсе только на таких условиях. Для меня пририсовка к чужому дому других фасадов невозможна – ни с этической точки зрения, ни с профессиональной. Я сразу четко обозначил свою позицию, объявив, что буду проектировать новое здание. При этом мы полностью выполнили технические пожелания специалистов «Калинки», запроектировали все необходимые помещения, указанные в задании. Мало того, наш проект получился гораздо экономичней предыдущего, мы сохранили старое здание Кокоревского подворья, предусмотрели функциональный и чистый заезд в паркинг. Если бы у заказчика хватило решимости все начать с нуля, то он мог бы сделать это довольно безболезненно, поскольку реализовать наш проект было бы значительно дешевле и проще. Однако заказчик вообще не хотел проводить этот конкурс. Это была инициатива Сергея Кузнецова.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид сверху
Я сожалею, что не было сформировано жюри, которое смогло бы профессионально вникнуть в суть проблемы и сравнить возможные варианты решения сложной градостроительной ситуации.

Тем не менее я нисколько не жалею, что принял участие в конкурсе. В последнее время я проектирую преимущественно жилые комплексы. И, конечно, мне хочется построить в Москве крупное общественное здание. Для меня этот конкурс стал возможностью показать свой градостроительный подход и взгляд на данное пространство, или даже просто нарисовать что-то красивое.
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Расскажите подробнее о Вашем проекте.

– Самое главное, чего я хотел добиться и потому сознательно усилил эффект – это создать образ дома. По моему убеждению на данном участке должно быть построено крупное современное и даже инновационное общественное здание, которое можно было бы сравнить, например, с центром Жоржа Помпиду в Париже.

– Чем продиктован силуэт комплекса?

– Во-первых, мы учитывали переход масштаба от Болотной набережной к Софийской. Во-вторых, необходимо было сохранить виды со стороны Ордынки и Пятницкой улицы на наш комплекс. Мне хотелось, чтобы плавная силуэтная линия напоминала и о находящемся рядом Москворецком мосте. К тому же плавность и гибкость современной архитектуры противопоставляется ортогональности и прямолинейности исторической архитектуры. Такой мягкий объем комплекса – это тоже знак времени. Излом фасада – продолжение той же темы. Сначала фасад идет параллельно мосту, а затем в точке излома он плавно поворачивается и следует параллельно линии кремлевской стены. То, что фасад заваливается влево, открывая виды с Ордынки на храм Василия Блаженного, – это подарок городу и пространству.

В нашем проекте нет никакого камня, здание полностью выполнено из белых, прозрачных и полупрозрачных высокотехнологичных материалов – таких, как стекло с градиентом из белой шелкографии, паловое стекло и полупрозрачный «стоунгласс», который вечером начинает светиться. Фасад, выполненный из таких материалов, снаружи кажется белым, но изнутри стекло совершенно прозрачное. Это Летучий голландец, корабль, который вплыл в среду города и занял свое место.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Ситуационный план
Я постарался сделать архитектуру немножко левацкой, открытой и модернистской. Но это модернизм не 1960-х годов, это не сочинские пансионаты. Здание как будто дематериализуется. Оно кажется совсем белым со стороны Болотной набережной и почти прозрачным со стороны Софийской набережной. На рендерах этот эффект растворения довольно сложно показать, технические возможности еще весьма ограничены. Но комплекс исчезает как фантом. Очень важно, что архитектура себя не навязывает.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Генплан
Сохранение створа Улицы Ордынки. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Вид с Болотной набережной на собор Василия Блаженного. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Фасад, выходящий к Обводному каналу. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
– Почему Вы решили сделать цельный объем, а не поделили его на несколько частей, как сделали другие участники?

– У меня была масса соблазнов разделить здание на три или четыре части, сделать его более привязанным к контексту, я это прекрасно умею делать. Но в данном случае я сознательно от этой идеи отказался. К моему конкурсному проекту были приложены эскизы, предлагающие различные сценарии трансформации комплекса, допускающие чуть большую его адаптацию к исторической обстановке в том числе и разбивку его на несколько объемов – на тот случай, если у заказчика не хватит смелости реализовать проект в изначальном виде. Но вообще я против всяческих адаптаций. Когда строился Кремль или храм Василия Блаженного, никто их ни к чему не адаптировал. Наоборот, все городское окружение реагировало на них. Именно поэтому они до сих пор являются выдающимися памятниками архитектуры.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид со стороны Обводного канала
Эффект растворения фасадов из белого матового стекла. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Разумеется, в проекте учтены все ограничения и регламенты, но я посчитал, что в данном случае не нужно подстраиваться под окружающую ситуацию, не нужно ее копировать. Единственный реверанс в сторону исторической застройки помимо градостроительных осей – это белый цвет комплекса. Это своего рода мостик между прошлым и будущим, отсылка к белокаменным стенам Кремля, белым соборам и колокольне Ивана Великого. Кроме того, цвета в этом пространстве и так с избытком. Наше белоснежное здание выполнено на контрасте с многоцветьем храма Василия Блаженного и яркой терракотой Кремлевской стены.
Вид со стороны Большого Москворецкого моста. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Еще раз повторюсь – никаких имитаций в этом месте быть не должно, категорически не может быть классической и псевдоклассической архитектуры. Это должен быть памятник эпохи и времени. Если сегодняшнее время соответствует победившим в данном конкурсе проектам, то я очень сожалею, что живу в такое время. Я не исповедую эту религию, не отношусь к этой вере и к таким фасадам, которые подделываются под историзм. Чтобы строить классическую архитектуру, надо жить в XIX веке. А в XXI веке нужно строить современную архитектуру и разговаривать на современном языке.

– Что Вы предложили в качестве градостроительного решения, учитывая довольно сложную ситуацию на участке?

– Наш дом очень деликатно встает на участок. Существует две основные градостроительные оси, которые задают направление главного фасада комплекса: ось Большого Москворецкого моста и ось Кремлевской стены вдоль Васильевского спуска от Спасской до Беклемишевской башни.
Вид со стороны (предполагаемой) новой набережной Зарядья. «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Контраст белоснежного здания с яркой терракотой Кремлевских стен. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Мы организовали проезд и проход между подворьем и зданием комплекса, благодаря чему возник еще один фасад. Ярослав Ковальчук в своем комментарии очень правильно написал, что этому месту не хватает поперечных проездов. Мы организовали сквозное транспортное движение, возможность заезда на территорию с двух сторон, а не с одной, устроили достаточно широкий двор. Комплекс и пространство вокруг него должны быть абсолютно открытыми. Мы сделали озелененную «эспланаду», организовали открытые общественные пространства. На крыше дома расположен ресторан с роскошными видами – это тоже общественная часть. В таком месте делать закрытый комплекс категорически нельзя, это безнравственно.
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Главный фасад
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Дворовый фасад
Проектом предполагалась и реставрация Кокоревского подворья, восстановление его фасадов и цельности исторического ансамбля. То, что сейчас предлагается другими участниками – это гриб-паразит на теле здания. Я им не судья, но почему они этого не понимают, я не знаю.
Южный фасад. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Проход между новым комплексом и зданием Кокоревского подворья. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Организация благоустроенных общественных пространств. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Разрез и фасад Кокоревского подворья. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
– Как Вы думаете, каким образом при нынешнем исходе конкурса будет развиваться проект?

– В сложившейся ситуации от меня уже ничего не зависит. При встрече со мной заказчик сразу спросил, что я буду делать, если я выиграю конкурс. Я сказал, что первым делом, конечно, сменю команду, что я не стану работать с предыдущим автором, потому что странно работать в качестве субпроектировщика у генпроектировщика, который исповедует соврешенно другую систему ценностей. Наверное, это с самого начала отпугнуло заказчика, и он отвернулся от моего проекта.

Я убежден, что у дома может быть только один автор. Та ситуация, которая сегодня возникла и с «Царевым садом», и с Третьяковкой, когда планировки рисует один архитектор, а фасады делает другой, для меня недопустима.

А больше всего меня огорчает тенденция возвращения к псевдоисторизму. Это происходит повсеместно. Опять начинается резьба по камню, башенки, колонны и львы с золотыми волосами. Хорошая современная архитектура имеет тенденцию к демократизации, мы же сейчас снова скатываемся к тоталитаризму.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План парковки на -3 этаже. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План -1 этажа с фитнес-центром. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 1 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 2 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 3 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 8 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»


Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные конкурсы. Москва

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.
Жильё без границ
В Москве подвели итоги конкурса на концепцию современного жилого комплекса для Новой Москвы, который прошел в рамках фестиваля «Перспектива». Публикуем проекты победителей.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.