Летучий голландец

Интервью с Сергеем Скуратовым, участником конкурса «Царев сад»: о проекте, итогах конкурса и перспективах российской архитектуры.

Беседовала:
Алла Павликова

05 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013
Архи.ру
– Сергей Александрович, расскажите о Ваших впечатлениях от участия в конкурсе «Царев сад». Как Вы оцениваете его итоги?

Сергей Скуратов
– Я считаю, что у конкурса были итоги, просто ни организаторы, ни члены жюри, ни заказчики не смогли или не захотели эти итоги разглядеть и принять решение. Когда перед началом проектирования главный архитектор города встречался с участниками конкурса, он говорил о том, что ситуация крайне запущенная и требует нового, свежего решения. Я был с ним в этом абсолютно согласен. Собственно, такое решение я и предложил. Но мы стали единственной командой, которая разработала новое здание с новыми планировками, не привязываясь к существующему проекту. Условия конкурса этого, конечно, не предполагали, мы их нарушили, поэтому и проиграли. Но я мог участвовать в данном конкурсе только на таких условиях. Для меня пририсовка к чужому дому других фасадов невозможна – ни с этической точки зрения, ни с профессиональной. Я сразу четко обозначил свою позицию, объявив, что буду проектировать новое здание. При этом мы полностью выполнили технические пожелания специалистов «Калинки», запроектировали все необходимые помещения, указанные в задании. Мало того, наш проект получился гораздо экономичней предыдущего, мы сохранили старое здание Кокоревского подворья, предусмотрели функциональный и чистый заезд в паркинг. Если бы у заказчика хватило решимости все начать с нуля, то он мог бы сделать это довольно безболезненно, поскольку реализовать наш проект было бы значительно дешевле и проще. Однако заказчик вообще не хотел проводить этот конкурс. Это была инициатива Сергея Кузнецова.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид сверху

Я сожалею, что не было сформировано жюри, которое смогло бы профессионально вникнуть в суть проблемы и сравнить возможные варианты решения сложной градостроительной ситуации.

Тем не менее я нисколько не жалею, что принял участие в конкурсе. В последнее время я проектирую преимущественно жилые комплексы. И, конечно, мне хочется построить в Москве крупное общественное здание. Для меня этот конкурс стал возможностью показать свой градостроительный подход и взгляд на данное пространство, или даже просто нарисовать что-то красивое.
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Эскиз комплекса «Царев сад». ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Расскажите подробнее о Вашем проекте.

– Самое главное, чего я хотел добиться и потому сознательно усилил эффект – это создать образ дома. По моему убеждению на данном участке должно быть построено крупное современное и даже инновационное общественное здание, которое можно было бы сравнить, например, с центром Жоржа Помпиду в Париже.

– Чем продиктован силуэт комплекса?

– Во-первых, мы учитывали переход масштаба от Болотной набережной к Софийской. Во-вторых, необходимо было сохранить виды со стороны Ордынки и Пятницкой улицы на наш комплекс. Мне хотелось, чтобы плавная силуэтная линия напоминала и о находящемся рядом Москворецком мосте. К тому же плавность и гибкость современной архитектуры противопоставляется ортогональности и прямолинейности исторической архитектуры. Такой мягкий объем комплекса – это тоже знак времени. Излом фасада – продолжение той же темы. Сначала фасад идет параллельно мосту, а затем в точке излома он плавно поворачивается и следует параллельно линии кремлевской стены. То, что фасад заваливается влево, открывая виды с Ордынки на храм Василия Блаженного, – это подарок городу и пространству.

В нашем проекте нет никакого камня, здание полностью выполнено из белых, прозрачных и полупрозрачных высокотехнологичных материалов – таких, как стекло с градиентом из белой шелкографии, паловое стекло и полупрозрачный «стоунгласс», который вечером начинает светиться. Фасад, выполненный из таких материалов, снаружи кажется белым, но изнутри стекло совершенно прозрачное. Это Летучий голландец, корабль, который вплыл в среду города и занял свое место.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Ситуационный план

Я постарался сделать архитектуру немножко левацкой, открытой и модернистской. Но это модернизм не 1960-х годов, это не сочинские пансионаты. Здание как будто дематериализуется. Оно кажется совсем белым со стороны Болотной набережной и почти прозрачным со стороны Софийской набережной. На рендерах этот эффект растворения довольно сложно показать, технические возможности еще весьма ограничены. Но комплекс исчезает как фантом. Очень важно, что архитектура себя не навязывает.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Генплан
Сохранение створа Улицы Ордынки. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Вид с Болотной набережной на собор Василия Блаженного. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Фасад, выходящий к Обводному каналу. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Почему Вы решили сделать цельный объем, а не поделили его на несколько частей, как сделали другие участники?

– У меня была масса соблазнов разделить здание на три или четыре части, сделать его более привязанным к контексту, я это прекрасно умею делать. Но в данном случае я сознательно от этой идеи отказался. К моему конкурсному проекту были приложены эскизы, предлагающие различные сценарии трансформации комплекса, допускающие чуть большую его адаптацию к исторической обстановке в том числе и разбивку его на несколько объемов – на тот случай, если у заказчика не хватит смелости реализовать проект в изначальном виде. Но вообще я против всяческих адаптаций. Когда строился Кремль или храм Василия Блаженного, никто их ни к чему не адаптировал. Наоборот, все городское окружение реагировало на них. Именно поэтому они до сих пор являются выдающимися памятниками архитектуры.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Вид со стороны Обводного канала
Эффект растворения фасадов из белого матового стекла. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Разумеется, в проекте учтены все ограничения и регламенты, но я посчитал, что в данном случае не нужно подстраиваться под окружающую ситуацию, не нужно ее копировать. Единственный реверанс в сторону исторической застройки помимо градостроительных осей – это белый цвет комплекса. Это своего рода мостик между прошлым и будущим, отсылка к белокаменным стенам Кремля, белым соборам и колокольне Ивана Великого. Кроме того, цвета в этом пространстве и так с избытком. Наше белоснежное здание выполнено на контрасте с многоцветьем храма Василия Блаженного и яркой терракотой Кремлевской стены.
Вид со стороны Большого Москворецкого моста. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Еще раз повторюсь – никаких имитаций в этом месте быть не должно, категорически не может быть классической и псевдоклассической архитектуры. Это должен быть памятник эпохи и времени. Если сегодняшнее время соответствует победившим в данном конкурсе проектам, то я очень сожалею, что живу в такое время. Я не исповедую эту религию, не отношусь к этой вере и к таким фасадам, которые подделываются под историзм. Чтобы строить классическую архитектуру, надо жить в XIX веке. А в XXI веке нужно строить современную архитектуру и разговаривать на современном языке.

– Что Вы предложили в качестве градостроительного решения, учитывая довольно сложную ситуацию на участке?

– Наш дом очень деликатно встает на участок. Существует две основные градостроительные оси, которые задают направление главного фасада комплекса: ось Большого Москворецкого моста и ось Кремлевской стены вдоль Васильевского спуска от Спасской до Беклемишевской башни.
Вид со стороны (предполагаемой) новой набережной Зарядья. «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Контраст белоснежного здания с яркой терракотой Кремлевских стен. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

Мы организовали проезд и проход между подворьем и зданием комплекса, благодаря чему возник еще один фасад. Ярослав Ковальчук в своем комментарии очень правильно написал, что этому месту не хватает поперечных проездов. Мы организовали сквозное транспортное движение, возможность заезда на территорию с двух сторон, а не с одной, устроили достаточно широкий двор. Комплекс и пространство вокруг него должны быть абсолютно открытыми. Мы сделали озелененную «эспланаду», организовали открытые общественные пространства. На крыше дома расположен ресторан с роскошными видами – это тоже общественная часть. В таком месте делать закрытый комплекс категорически нельзя, это безнравственно.
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Главный фасад
zooming
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS». Дворовый фасад

Проектом предполагалась и реставрация Кокоревского подворья, восстановление его фасадов и цельности исторического ансамбля. То, что сейчас предлагается другими участниками – это гриб-паразит на теле здания. Я им не судья, но почему они этого не понимают, я не знаю.
Южный фасад. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Проход между новым комплексом и зданием Кокоревского подворья. ООО «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Организация благоустроенных общественных пространств. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Разрез и фасад Кокоревского подворья. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»

– Как Вы думаете, каким образом при нынешнем исходе конкурса будет развиваться проект?

– В сложившейся ситуации от меня уже ничего не зависит. При встрече со мной заказчик сразу спросил, что я буду делать, если я выиграю конкурс. Я сказал, что первым делом, конечно, сменю команду, что я не стану работать с предыдущим автором, потому что странно работать в качестве субпроектировщика у генпроектировщика, который исповедует соврешенно другую систему ценностей. Наверное, это с самого начала отпугнуло заказчика, и он отвернулся от моего проекта.

Я убежден, что у дома может быть только один автор. Та ситуация, которая сегодня возникла и с «Царевым садом», и с Третьяковкой, когда планировки рисует один архитектор, а фасады делает другой, для меня недопустима.

А больше всего меня огорчает тенденция возвращения к псевдоисторизму. Это происходит повсеместно. Опять начинается резьба по камню, башенки, колонны и львы с золотыми волосами. Хорошая современная архитектура имеет тенденцию к демократизации, мы же сейчас снова скатываемся к тоталитаризму.
Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План парковки на -3 этаже. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План -1 этажа с фитнес-центром. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 1 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 2 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 3 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
План 8 этажа. Проект мастерской «Сергей Скуратов ARCHITECTS»


Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
«Царев сад». Проект Сергей Скуратов ARCHITECTS
Россия, Москва, Софийская набережная

Авторский коллектив:
Скуратов Сергей Александрович (творческий руководитель), Ильин Иван Юрьевич (главный архитектор проекта), Обвинцев Виктор Анатольевич, Безверхий Сергей Дмитриевич, Гвоздиков Александр Сергеевич, Голубев Игорь Васильевич, Королев Егор Владимирович

2013

05 Августа 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.