Фернандо Ромеро: «Всю свою жизнь я ждал возможности приехать в Москву»

Мексиканский архитектор Фернандо Ромеро – о своем участии в конкурсе на павильон «Атомной энергии» на ВДНХ, политическом контексте архитектуры и важности развития инфраструктуры.

Беседовала:
Ася Белоусова

30 Июня 2015
mainImg


Фернандо Ромеро опаздывал на интервью на сорок минут. Деваться некуда, надо ждать: «звезда» современной мексиканской архитектуры приезжает в Москву не каждый день, график, наверное, плотный. За это время я узнаю об истинной причине его визита. Договариваясь об интервью, сотрудники Ромеро дали понять, что основатель и руководитель бюро FR-EE (Fernando Romero EnterprisE) едет в Россию, чтобы продвигать свой масштабный проект нового аэропорта в Мехико, который его бюро разрабатывает совместно с Foster + Partners. И вдруг мне звонит знакомая из бюро коммуникаций «Конструктор» и сообщает, что цель приезда Ромеро в Москву на самом деле – куда более камерная история: семинар для участников конкурса ГК «Росатом» на павильон «Атомная энергия» на территории ВДНХ. Консорциум FR-EE и молодого российского бюро IND Architects оказался в числе шести команд, прошедших во 2-й тур конкурса.
Когда, наконец, Ромеро быстрой походкой заходит во двор Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», где мы договорились встретиться, на разговор остается от силы минут двадцать, и, в итоге, он превращается в некое подобие блиц-интервью господина Парвулеско из фильма Годара «На последнем дыхании» (Вопрос: Чего бы вы хотели достичь в жизни? Ответ: Стать бессмертным, а уж потом умереть).

Архи.ру:
– Насколько я понимаю, вы в России впервые. Какие впечатления, и что вас привело сюда?

Фернандо Ромеро:
– Всю свою жизнь я ждал возможности приехать в Москву. Вся моя семья здесь уже побывала, а у меня все не складывалось, хотя я даже какое-то время жил в Европе, совсем поблизости – в Париже и Роттердаме. Сейчас я прибыл из Лондона и просто поражен, насколько Москва близко: всего три с половиной часа лету. Очень рад наконец-то здесь оказаться, мои ожидания полностью оправдались. Всегда знал, что это место исключительной красоты и энергетики. Для меня это прямой контакт с культурой вашей страны, с которой я знакомился, изучая ее изобразительное искусство, архитектуру, литературу, музыку. Что касается меня лично как архитектора, то меня очень интересует возможность создать что-то на ВДНХ в сотрудничестве с местными архитекторами. Вчера мы посетили конкурсную площадку. Меня поразило качество и плотность пространства ВДНХ вечером. Поскольку мы были на территории комплекса в темное время суток, я впервые столкнулся с необходимостью придумывать что-то без возможности попутно делать наброски. Целую ночь не спал и все думал о проекте. Это особенное место во многих отношениях: здесь соседствуют красота и обыденное, виден контраст масштабов природы и выставочных павильонов. Для меня также немаловажно, что здесь нет проблемы сейсмической активности, что позволяет использовать в проекте самые разные конструкции.
 
Фернандо Ромеро. Фото: Ldelagarzagю Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
zooming
FR-EE и IND Architects. Конкурсная концепция павильона «Атомной энергии» на ВДНХ в Москве. Изображение предоставлено Бюро коммуникаций «Конструктор»
zooming
FR-EE и IND Architects. Конкурсная концепция павильона «Атомной энергии» на ВДНХ в Москве. Изображение предоставлено Бюро коммуникаций «Конструктор»



– Что вы имеете в виду?

– К примеру, тут не проблема построить высокую башню, что было бы невозможно на многих сейсмически активных территориях [Очевидно, в первую очередь Ромеро имеет в виду Мехико, где последнее катастрофическое землетрясение произошло в 1985 – прим. Архи.ру]. Здесь можно поэкспериментировать с такой традиционной и любимой в России формой, как купол. Сама тема конкурса – атомная энергия – дает богатый образный материал: надо создать такую форму, которая говорила бы об истории освоения атома и потенциале ответственного использования этого эффективного способа выработки энергии. ВДНХ в этом смысле дает огромные возможности для проекта.
 
zooming
FR-EE и IND Architects. Конкурсная концепция павильона «Атомной энергии» на ВДНХ в Москве. Изображение предоставлено Бюро коммуникаций «Конструктор»
zooming
FR-EE и IND Architects. Конкурсная концепция павильона «Атомной энергии» на ВДНХ в Москве. Изображение предоставлено Бюро коммуникаций «Конструктор»



– Что убедило вас принять в участие в этом творческом состязании?

– Помимо самой темы конкурса, мне интересен город – своими жителями, историей архитектуры. Я хотел бы стать частью процессов, которые идут сейчас в Москве. Многие великие архитекторы ищут здесь решение разнообразных проблем [как раз за день до нашей встречи состоялось открытие нового здания Музея современного искусства «Гараж» в павильоне «Времена года», реконструкцией которого занимался Рем Колхаас, учитель Ромеро – прим. А.Б.]. Контекст проекта, описанный в задании конкурса, показался нам очень увлекательным. И вот мы вышли во второй тур, и теперь у нас есть два месяца на более детальную проработку первоначальной идеи. Семинар и посещение площадки дали нам новую пищу для размышлений. Наше здание учитывает окружение – генплан территории и взаимное расположение павильонов. Для нас очень важна такая архитектурная форма, как купол – мы видим в ее использовании развитие темы куполов московских церквей (Ромеро показывает в сторону храма Христа Спасителя на другом берегу Москвы-реки). Я хотел бы создать гибкое пространство, свободное от колонн, поэтому самонесущая конструкция купола интересна еще и с этой точки зрения.
 
zooming
FR-EE и IND Architects. Конкурсная концепция павильона «Атомной энергии» на ВДНХ в Москве. Изображение предоставлено Бюро коммуникаций «Конструктор»
zooming
FR-EE и IND Architects. Конкурсная концепция павильона «Атомной энергии» на ВДНХ в Москве. Изображение предоставлено Бюро коммуникаций «Конструктор»



– В международных СМИ можно встретить публикации о том, что Мексика становится новой архитектурной «меккой»: сюда тянутся европейские архитекторы, ее столица становится полигоном для экспериментов. Если раньше туристов влекли пирамиды ацтеков и песчаные пляжи, то сейчас они едут в Мексику за впечатлениями от современной архитектуры и дизайна… Вы как-то сказали, что архитектура – это всегда отражение положения в экономике и политике страны. Как человек, который видит ситуацию изнутри, расскажите, как произошел этот переворот?

– Я всегда был очень критически настроен к современной мексиканской архитектуре. Начиная с 1980-х годов, на местной сцене преобладали постмодернисты, которые в 1970-е уезжали учиться в европейские университеты, возвращались и делали «декорационную», коммерческую архитектуру. По-настоящему великая архитектура была у Мексики в период модернизма – это был удивительный исторический момент с точки зрения творческой активности, социальных преобразований, национального богатства, который позволил стране создать архитектурные шедевры.
Музей «Сумайя». Фото: Yannick Wegner. Предоставлено FREE Fernando Romero



Когда я был студентом, я всегда хотел поехать в Европу, которую воспринимал как «эпицентр» модернизма, и я отправился туда, чтобы удостовериться, что хочу посвятить архитектуре свою жизнь. В конце концов, я проработал несколько лет в бюро OMA Рема Колхааса, а потом вернулся домой. Это был 2000-й год, который стал в Мексике началом периода демократизации: впервые в Конгрессе не было господства одной партии. Сейчас, я думаю, наступил интересный исторический момент, но мы находимся лишь в начале периода обновления. Наше правительство посылает своей финансовой и монетарной политикой очень положительные сигналы международному рынку, а также реализует программу реформ, которые позволят решить сложные проблемы в сфере образования, налогов, приватизации, конкуренции между крупными корпорациями.
 
Музей «Сумайя». Фото: Rafael Gamo. Предоставлено FREE Fernando Romero

Хотя у нас много социальных вызовов, особенно тех, что связаны с наркокартелями, с экономической точки зрения Мексика находится в сравнительно неплохом положении, поэтому девелоперы могут реализовывать новые проекты. Это, в свою очередь, дает возможность работать молодым архитекторам. Так что количество новых проектов достаточное, хотя я бы не стал утверждать ничего про качество. Есть хорошие проекты, которые делают интересные европейские архитекторы. Возможно, в следующие 15–20 лет мы увидим архитекторов, которые своими проектами постараются внести вклад в решение социальных проблем – бедности, расслоения общества, напряженности в разных частях страны, связанной с безопасностью и наркоторговлей. Проблем много. Но, в то же время, нам есть на что опереться – на нашу богатую историю и культуру, биоразнообразие, природные ресурсы.
 
zooming
FR-EE и Foster + Partners. Новый международный аэропорт Мехико © Foster + Partners



– Какую роль вы видите для себя как архитектора в этом смысле?

– Меня живо интересует пограничная зона между Мексикой и США: она уникальна и масштабами миграционных потоков, и проблемами, которые вызваны контрастом двух культур. Многие мексиканцы, стремясь пересечь границу в поисках работы и лучше доли, погибают в пустыне. Мы постоянно работаем над проектами, которые затрагивают гуманитарное измерение этого пространства [к примеру, в середине 2000-х бюро FR-EE разработало проект «Музея границы» в мексиканском городе Матаморос, на правом берегу реки Рио Гранде, которая служит административной границей с США – прим. А.Б.]. Кроме того, я все больше увлекаюсь темой инфраструктуры, которая очень важна для социального развития: ее создание требует новых рабочих мест, двигает вперед экономику, повышает связность территории. Сейчас мы совместно с бюро Нормана Фостера работаем над проектом аэропорта для мексиканской столицы, одного из крупнейших ныне строящихся в мире [его площадь составит 470 000 м2 – прим. Архи.ру]. Мехико ждал этого проекта 30 лет, и теперь он наконец-то стал возможным благодаря тому, что правительство готово к идее долгосрочных инвестиций. Занимаясь подготовкой проекта, мы смогли увидеть все аэропорты нашего региона. Судя по всему, в ближайшие пятнадцать лет странам Латинской Америки придется модернизировать свои воздушные гавани, и мы ожидаем, что в регионе появится 10–15 новых аэропортов. Инфраструктура вообще – это одна из самых интересных сфер для нашего бюро именно в связи с теми положительными изменениями, которые она способна произвести.
 

30 Июня 2015

Беседовала:

Ася Белоусова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Пресса: Павильон «Росатома» на ВДНХ: 5 концепций
Публикуем проекты павильона Атомной Энергии на ВДНХ, вышедшие в финал международного конкурса, проведенного госкорпорацией «Росатом» по инициативе Москомархитектуры. Здание расположится на центральной аллее, на месте бывшего Павильона № 19.
Пресса: Павильон атомной энергии на ВДНХ может украсить медиа-фасад
Павильон атомной энергии на территории ВДНХ может украсить медиа-фасад и сферический объем в виде атома, сообщил РИА Новости глава архитектурной студии IND Architects (участвует в конкурсе на разработку павильона) Амир Идиатулин.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.