Юлий Борисов: «Мы попытались передать силу ядерной энергии с помощью ощущений»

Юлий Борисов, основатель бюро UNK project, рассказал Архи.ру о своем проекте павильона атомной энергии на ВДНХ в Москве, выбранном для реализации по результатам международного конкурса.

31 Декабря 2015
mainImg
Мастерская:
UNK project
Проект:
Павильон «Росатома» на ВДНХ
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Юлий Борисов
Авторы проекта: Ольга Полёткина, Александр Пупышев, Павел Култышев, Лоренцо Маттана,
над проектом работали: Мария Ионцева, Александра Горина, Евгений Незамайкин, Наталия Сакс, Андрей Шмелев, Стивен Шалли
Инженер проекта: Александр Цукерман

2015 – 2018
Архи.ру:
– Как шла работа над проектом? Какие факторы на нее повлияли?

Юлий Борисов: 
 При работе над проектом мы столкнулись с двумя проблемами. Первая – градостроительные задачи, основывающиеся на контексте. То есть, с одной стороны, историческое наследие – такое особенное окружение, как ансамбль ВДНХ, с другой – желание клиента, госкорпорации «Росатом», сделать павильон, который будет вызывать восхищение у работников отрасли и у широкой публики. Между ними сразу возник некоторый конфликт.

На первом этапе конкурса мы обратились исключительно к контексту, использовали подход через культурную составляющую. Но быстро выявилась несостоятельность такого подхода, причем это поняли и представители Москомархитектуры, и Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры.

Найти решение конфликта стало задачей второго этапа. Мы пошли по пути наших любимых направлений – пуризма и минимализма в трактовке постройки и «арт-жесте», но при этом стремились не упустить смысловую нагрузку проекта.

Мы решили конкурировать с коллегами не на уровне форм, а на уровне идей. Наша команда первой поставила задачу визуализировать область атомной энергетики не через формальные символы, привычные всем нам (атом, атомная бомба), не через архитектурные элементы и архетипы (карнизы соседних павильонов, обтекаемые, «футуристические» формы, символизирующие новаторство ядерной энергетики), а через ощущение – предложить пространство, где посетитель может не столько познать, сколько почувствовать эту энергию, ощутить, что творится внутри атома. В своем проекте мы пытались передать это состояние на чувственном уровне.
Павильон «Росатома» на ВДНХ © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Интерьер © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Юго-восточный фасад © UNK project

Основываясь на этих принципах, мы разработали архитектурную концепцию, которая создает иллюзорное воздействие на посетителя: огромная консоль повисает над человеком и неясно, как она держится – точно так же, как непонятна человеку внутренняя связь атома и нейтрона. Это не наглядная демонстрация модели атома, а попытка передать силу ядерной энергии с помощью ощущений.

– Что определило архитектурное решение павильона?

– В связи с желанием клиента получить новаторскую постройку, о чем я упоминал, при разработке проекта мы учитывали все особенности, связанные с архитектурой выставочных пространств и павильонов. Мы постарались предложить нашу интерпретацию как ансамбля ВДНХ, так и выставочных пространств вообще.
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Визуальный анализ среды © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Визуальный анализ среды © UNK project

В комплексе ВДНХ есть повторяющиеся приемы, которые мы решили использовать. Первый – это большое количество аркад, которые создают общественные пространства под открытым небом. Этот прием встречается как в самых ранних павильонах ВДНХ, так и в сооружениях 1970-х годов. Это переходные пространства для публики между улицей и самим павильоном: благодаря им, человек не сразу «втягивается» снаружи в закрытый выставочный зал, а попадает туда через еще открытую, но уже оформленную зону.

У нас в проекте под переходное пространство отдана половина территории. Стеклянный треугольник – теплый, это не уличное пространство, но он не служит для основной экспозиции.
Павильон «Росатома» на ВДНХ © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Проницаемость © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Раскрытие на площадь © UNK project

Второй прием – высоко поднятая консоль. Это типичный прием для архитектуры выставочных павильонов (взять хотя бы миланский павильон Сергея Чобана или некоторые сооружения ВДНХ), и это достаточно сложная с точки зрения строительных технологий конструкция.

Третий прием заключается в том, что все наши проекты тщательно продуманы не только на уровне общей концепции, но и на уровне деталей – фактура, окна, дверные ручки и т.д. В этом проекте сложная параболическая форма тщательно проработана с точки зрения текстуры и фактуры: особенная, запоминающиеся, она имеет небольшие выступы-ступени, ритм и размер которых сопоставим с оформлением других павильонов ВДНХ. Людям не всегда свойственно воспринимать общую концепцию постройки, чаще они лишь ощущают ее, не осознавая ­– при этом проработка фактуры понятна и заметна всем.
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Ресторан © UNK project

Мы решили, что также важно показать, как рационально мы используем невосполнимый ресурс – земную поверхность: на кровле мы обустроили зеленую общественную территорию и кафе. В летний период там будут проводиться лекции и другие мероприятия. Идея использование кровли под озеленение отлично накладывается на принципы «зеленой» энергии «Росатома» и экономного строительства.
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Эксплуатируемая кровля © UNK project

Интересно, что в процессе эволюции проекта, подготавливая бесчисленное множество вариантов, мы рассмотрели практически все идеи, которые мы в финале увидели у наших коллег (за исключением, пожалуй, концепции Евгения Герасимова). Летающие тарелки, формы атомов – мы перебрали все эти варианты, колоссальное количество версий, но в итоге продвинулись в своем проекте чуть дальше.

– Сложно ли будет реализовать ваш проект – особенно в условиях кризиса?

– Да, конечно, не стоит скрывать, что это очень сложный проект. Я бы назвал его вызовом, он занимает высокие позиции по сложности инженерных задач и аспектов строительства не только с отечественной, но и с международной точки зрения. Но наш заказчик, «Росатом» – все-таки одна из крупнейших российских госкорпораций, у него есть достаточные для реализации этого проекта ресурсы. Хотя должен отметить, что больше всего проблем предстоит решить в инженерии и проектировании, здесь не столь много уникальных материалов, сколь вопросов, связанных с их совмещением.

В свою очередь, клиент хочет использовать павильон как для выставок, ориентированных на широкую публику и своих сотрудников, так и для собственных бизнес-задач: проводить там презентации, приглашать значительных людей со всего мира для продажи им услуг и продуктов. Такое пространство должно просуществовать минимум 20–30 лет. Поэтому фраза «мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи» очень хорошо описывает наш павильон. Ведь он будет нужен заказчику длительное время: в отличие от многих других способов производства энергии, атомная энергетика сейчас активно развивается и будет существовать еще очень долго.
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Интерьер. Экспозиция © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Генеральный план © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Площадь застройки © UNK project
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Высотные габариты © UNK project
zooming
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Юго-восточный фасад © UNK project
zooming
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Северо-западный фасад © UNK project
zooming
Павильон «Росатома» на ВДНХ. Разрез © UNK project


Мастерская:
UNK project
Проект:
Павильон «Росатома» на ВДНХ
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Юлий Борисов
Авторы проекта: Ольга Полёткина, Александр Пупышев, Павел Култышев, Лоренцо Маттана,
над проектом работали: Мария Ионцева, Александра Горина, Евгений Незамайкин, Наталия Сакс, Андрей Шмелев, Стивен Шалли
Инженер проекта: Александр Цукерман

2015 – 2018

31 Декабря 2015

author pht

Беседовали:

Нина Фролова, Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.