Автор текста:
Пётр Завадовский

Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске и Москве

Санаторий в Кисловодске и Дворец пионеров в Москве: о границах авторства Ивана Леонидова – во второй части статьи Петра Завадовского.

0 Статья является второй частью исследования, первая часть которого была опубликована в материале от 13 августа. Его тема – предположительное участие Ивана Леонидова в создании ряда объектов ансамбля санатория имени Орджоникидзе в Кисловодске и Дворца пионеров в Москве. Это предположение выдвинуто на основе сравнительного формально-стилистического анализа этих объектов и проектной практики Леонидова начиная с 1933, ранее подробно рассмотренной в статье «Иван Леонидов и «стиль Наркомтяжпром»»[i]. Безусловно, исследование не претендует на окончательность выводов, и ставит своей целью представить проблему и побудить к ее дальнейшему изучению.

2. Спальный корпус №2 санатория Наркомтяжпрома в Кисловодске. Интерьеры зимнего сада и лестницы.

Другой пример, вызывающий подозрения в творческом участии Ивана Леонидова, интерьеры лестницы и примыкающего к ней холла, именуемого в книге Моисея Гинзбурга «зимним садом»[ii]. Авторами наружной архитектуры корпуса №2 в книге указаны архитекторы Е.М. Попов и Ю.Н.Гумбург, оформления интерьеров – И.Г.Кузьмин[iii].

Сравнивая иллюстрацию 1940 года с современным фото, нетрудно заметить серьезное искажение исходного авторского замысла. Пол, первоначально решенный в сочетании плит мрамора с галечным покрытием, придававшим помещению атмосферу зимнего сада, сегодня покрыт банальным паркетом «в елочку». Цветник в центре заменен на большего размера декоративный бассейн. Тонкие деревянные колонки, первоначально вынесенные внутрь замыкающей перспективу плавно вогнутой ниши – отчетливый помпейский акцент – сегодня сдвинуты к краям ниши, разрушив первоначальный эффект. Дверные полотна, исходно строгого рисунка, заменены на пошленькие криволинейно-филенчатые. Исчезла элегантная модернистская мебель из гнутой никелированной трубки (илл.8).

Илл. 8. «Зимний сад» в корпусе №2. Фото 1940 г. и сегодняшнее состояние, фото Николая Васильева.


Тем не менее, дошедшего до наших дней вполне достаточно, чтобы почувствовать руку Леонидова: весь интерьер построен на сочетании вышеописанных помпейских мотивов с излюбленными Леонидовым египетскими: ультрамариновый потолок с расположенными по сетке белыми снежинками (типично леонидовский мотив) адресует к росписям потолков египетских гробниц. Колонны, фланкирующие выход на лестницу, имеют египтизирующие капители, аналогичные описанным в предыдущем разделе. Также элементы деревянного декора очень близки леонидовским решениям в интерьерах 1-го корпуса. Это вышеупомянутые колонки в нише, родственные колонкам во входном вестибюле 1-го корпуса, и балясины лестницы, составленные из гиперболоидов и аналогичные изображенным на шаржах В.В.Калинина (илл.9).

Илл. 9. Балясины лестницы корпуса №2 и аналогичные элементы в руках Леонидова на шаржах В.В. Калинина 1936г.


Для проверки первого впечатления от интерьеров стоит присмотреться к названному Гинзбургом автору интерьеров 2-го корпуса – Ивану Гергиевичу Кузьмину. Первые годы учебы во Вхутеине Иван Кузьмин (1903–1984) был студентом Александра Веснина, ассистентом которого был Иван Леонидов. После организации в 1928 отдельной мастерской Леонидова, большинство студентов Веснина перешли в нее – с Кузьминым в их числе[iv]. По окончании института в 1930 Кузьмин принимает участие в конкурсе на соцрасселение Магнитогорска в составе «Бригады ОСА» под руководством Леонидова. За пару лет до смерти глубокое почтение Кузьмина к своему к учителю выразилось в предпринятой им реконструкции чертежей Леонидова на основе журнальных иллюстраций[v]. Воспоминания Кузьмина о Леонидове приводит в своей книге Селим Хан-Магомедов[vi]. Таким образом, в 1936 огромное влияние Леонидова на своего ученика представляется более чем вероятным, и в случае интерьеров лестницы и зимнего сада корпуса №2 можно, не особо рискуя, напрямую включить Леонидова в число авторов этих интерьеров наряду с Кузьминым.

3. Элементы благоустройства санатория в Кисловодске.

В книге Моисея Гинзбурга обращает на себя внимание фотография с газонным партером перед южным фасадом Корпуса №1[vii]. Сегодня это место засажено деревьями, и все следы первоначального решения стерты временем (илл.10).

Илл.10. Партер перед корпусом №1: сегодня (фото Николая Васильева) и в 1940 году.


Композиция из трех полуколец с полукруглыми площадками, соединенных радиальными дорожками, является горизонтальной проекцией декоративного амфитеатра, который Леонидов многократно применил в проекте Южного берега Крыма и вариант которого осуществил в своей знаменитой лестнице (илл.11).

Илл. 11. Иван Леонидов. Фрагмент перспективы Артека с цветником-амфитеатром (1937), и партер перед корпусом №1 санатория в Кисловодске, фото 1940 г.


Второй элемент благоустройства санатория, позволяющий предполагать влияние Леонидова – это решение площадки перед призматическим объемом клуба и главным входом в санаторий. Характерной чертой первоначального решения этой площади, позднее полностью измененного, являются полукруглые замощенные площадки-ниши по обеим сторонам прямоугольного декоративного пруда[viii]. Леонидов вообще имел пристрастие к полукруглым нишам, но у конкретно этого решения есть прямые прецеденты – проекты сада «Эрмитаж» и Тверского бульвара (оба – 1933). Таким образом, из всех проектировщиков санатория такое решение наиболее близко именно творческому почерку Леонидова (илл. 12).

Илл. 12. Проект сада «Эрмитаж» (1933) и партер перед главным входом в санаторий в Кисловодске, фото 1940 г.



4. Коллектив

Вспомним, что Леонидов был вызван Гинзбургом в Кисловодск закрывать прорыв с проектированием интерьеров санатория. Но фактическое участие архитектора в работе оказалось гораздо шире: Леонидов побудил коллег отказаться от готового (до рабочих чертежей) проекта главной лестницы и выстроить лестницу по своему проекту. Причем автор отвергнутого проекта, В.В. Калинин, согласно своим воспоминаниям, приведенным Селимом Хан Магомедовым, осуществлял авторский надзор при строительстве леонидовской лестницы[ix]. Чертежи лестницы сегодня неизвестны: возможно, они не сохранились. Высказывались предположения о том, что их и не было, а лестница строилась по эскизам и по месту. В связи с ее сложностью, в том числе и конструктивной, это представляется маловероятным. В то же время, мне трудно представить себе «концептуальщика» и визионера Леонидова, корпящего над рабочей документацией. Логично предположить, что ее выполнил все тот же В.В. Калинин. Тот факт, что Леонидов, фактически отобрав объект у Калинина, выполнил свой практически его руками, не может не вызывать удивления. Воспоминания Калинина лишены признаков обиды на Леонидова. Подобным же образом, руками своего ученика И.Г.Кузьмина, Леонидов выполняет интерьеры спального корпуса №2. В этом случае, правда, авторство за Кузьминым было оставлено. Явственные следы влияния и, возможно, участия Леонидова несет благоустройство санатория.

Все это рисует достаточно необычную картину широкого и довольно бесцеремонного вмешательства Леонидова в работу коллег. И то, что такое вмешательство не только не было отвергнуто, но и оказалось результативным, воспринимается свидетельством как огромного авторитета Леонидова среди коллег-конструктивистов, так и его личного обаяния. Правда, оно, похоже, не было совсем уж бесконфликтным, как о том свидетельствует шарж Калинина, изображающий Гинзбурга и Леонидова как «членов комиссии по невмешательству в кисловодские дела»! (илл.13).

Илл. 13. Шарж В.В. Калинина на Моисея Гинзбурга и Ивана Леонидова (1936).



5. Иван Леонидов и московский Дворец Пионеров и октябрят.
Переулок Стопани (ныне Огородная слобода), 5.

Особняк чаепромышленника В.Я. Высоцкого был построен в 1900 архитектором Романом Клейном. С 1922 по 1935 год в здании размещалось Всесоюзное общество старых большевиков. После ликвидации общества, в 1936, особняк по предложению Надежды Крупской был отдан под размещение городского Дома пионеров. Роскошные интерьеры особняка старым большевикам не мешали, но показались неуместными известному другу культуры Никите Хрущеву, тогдашнему Первому секретарю МГК ВКП(б).

Переустройство и новое оформление помещений особняка для размещения дома пионеров было поручено архитекторам К.С. Алабяну, А. В. Власову и А.К.Чалдымову (№1. на схеме илл. 14) В росписи и декорировании интерьеров, изготовлении мебели участвовали художники В. А. Стенберг, П. Я. Павлинов, Н. М. Чернышев, Г. И. Рублёв, Л. А. Бруни и В. А. Фаворский. Однако уже в конце 1930-х многие помещения были вновь переоформлены мастерами Палеха. Помимо этого особняка, Дворцу пионеров был отдан другой, на противоположной стороне переулка (№2 на схеме). Здесь разместились «технический и научный блоки» дворца, оформление интерьеров которых было поручено Ивану Леонидову. Сейчас здесь помещается представительство фирмы Xerox, и все следы леонидовских интерьеров, как можно догадаться, остались в далеком прошлом[x].

Дворцу была придана значительная территория, включавшая сквер у особняка Высоцкого, сад особняка и часть переулка, отгороженная оградой с воротами. На территории существовали павильоны и летний театр. Сегодня в сильно искаженном виде сохранилась часть интерьеров в основном здании дворца (сегодня – «Детский центр творчества на Стопани»). Практически все следы благоустройства в наши дни отсутствуют.

Однако сохранившиеся элементы интерьеров и исторические фото благоустройства заставляют подозревать здесь повторение истории в Кисловодске: там, где появился Иван Леонидов, его формальное влияние, его рука прослеживаются далеко за пределами части, непосредственно порученной архитектору. Наиболее заметны следы Леонидова в благоустройстве центральной площади дворца, созданной на части переулка Стопани (ныне Огородная слобода) (илл 14).
Илл.14. Дворец пионеров и октябрят, переулок Стопани, 5. Схема расположения объектов и реконструкции утраченных элементов благоустройства. Благоустройство перед дворцом в 1946 г.



5.1. Экседры и ростральные колонны (№3–4 на схеме).

На фото конца 1940-х мы видим необычную композицию из подпорных стенок (возможно – скамеек) и фонарей, симметрично устроенных по бокам памятника (исходно – Сталина, теперь – юноши-Владимира Ульянова). Форма этих элементов достаточно необычна: стенки имеют экседрообразные участки с полукруглыми наростами с внешней стороны (по три на каждой). А фонарям придана форма ростральных колонн с рострами-цветочными кашпо полуэллиптической формы, и тороидальными отгибами по верху колонны, аналогичными колоннам в Кисловодске. Все вместе вполне однозначно отсылает данное решение к Леонидову: экседры с наростами являются упрощенной версией леонидовского амфитеатра (сравним с вышеописанным партером в Кисловодске), а ростральная колонна – потомком гиперболической башни. Кашпо же сами по себе очень характерны для Леонидова с его любовью к цветам в вазах оригинальных форм (см. Ключики) (илл. 15).

Илл.15. Дворец пионеров и октябрят, переулок Стопани, 5. Декоративная стенка (скамейка?) и фонарь-ростральная колонна: сравнение с аналогами в творчестве Ивана Леонидова.


Как свидетельствуют фото 1940-х, стенки с экседрами и ростральными колоннами были расположены по обеим частям сегодняшней проезжей части переулка Огородная Слобода. Одна из стенок с экседрой сохранилась, превращенная в цоколь ограды особняка Xerox. След второй существует в виде полукруглого выреза, примыкающего к тротуару. Также сохранились два пилона с участком ограды (с поздней решеткой), которая сегодня перегораживает тротуар и выходит на проезжую часть (илл. 16).

Илл.16. Остатки предположительно леонидовского благоустройства сегодня: экседры и пилоны ограды и ворот. Фото Д. Галимова.



5.2. Ограда и ворота с фонарями (№5 на схеме).

Еще более необычны ограда дворца с воротами, зафиксированные на фотографии поздних 1940-х. Устои ворот решены призматическими пилонами с стоящими на них фонарями, форму которых лучше всего сравнить с гибридом пальмы с земляникой. На пилонах нарисованы леонидовские вазы: крынкообразная на левом и гиперболическая на правом! Пытаясь стилистически атрибутировать сами фонари, трудно найти что-то более им близкое, чем фантастические павильонов и фонтаны с разверток и перспектив леонидовского проекта Южного берега Крыма (1935–1938). Волнообразные формы решеток ограды и ворот имеют единственный отечественный аналог – трубчатую мебель в интерьерах Дворца пионеров, приписываемую Ивана Леонидову. Пытаясь поставить такой декоративный модернизм в международный контекст, можно указать на голландское «модернистское необарокко» Сибольда ван Равенстейна поздних 1930-х – 1950-х годов. (илл.17).

Илл.17. Остатки предположительно леонидовского благоустройства сегодня: экседры и пилоны ограды и ворот. Фото Д. Галимова.



5.3. Павильон на территории Дворца пионеров и октябрят.

Среди дошедших до нас старых фото Дворца пионеров есть изображение паркового павильона – возможно, заднего фасада сцены зеленого театра. Его формы, сочетающие египетские карнизы – выкружки и арки, лентами вставленные между опор, близки формальному языку Леонидова второй половины 1930-х. Те же черты мы наблюдаем в архитектуре санаториев на панораме Южного брега Крыма (около 1936) (илл. 18).

Илл.18. Остатки предположительно леонидовского благоустройства сегодня: экседры и пилоны ограды и ворот. Фото Д. Галимова.



5.4. Элементы внутренней отделки Дворца пионеров и октябрят.

Интерьеры существующего сегодня «центра детского творчества» требуют тщательного обследования и изучения. В настоящей статье можно лишь дать несколько примеров того, что они этого заслуживают, сохранив элементы отделки, позволяющие предположить влияние, а может и участие Ивана Леонидова. Это деревянные дверные обрамления, египтизирующий стиль которых аналогичен деревянным элементам в интерьерах санатория в Кисловодске. Один из таких порталов, сегодня не существующий, мы видим на старом снимке «шахматной комнаты», автором интерьера которой признается Власов. Другой сохранился до нашего времени в помещении театрального кружка (кабинет 205), также выделяющегося неожиданным решением потолка. Представляется, что из всех архитекторов, работавших во дворце, Леонидов – первый в очереди на авторство этих психоделичных грибочков. А на авторство портала других кандидатов я просто не вижу (илл. 19).

Илл.19. Несохранившийся портал «шахматной комнаты» (фото 1946 г.), портал и потолок зала театрального кружка (фото О. Радич).


См. также: Завадовский П. Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске и Москве // Проект Байкал, №17(66), 2021. Стр. 88–96. https://doi.org/10.51461/projectbaikal.66.1723

[i] Завадовский П. К. Иван Леонидов и «стиль Наркомтяжпром» // Проект Байкал, №62, 2019. Стр.112–119.
[ii] Гинзбург М. Я. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Москва, 1940. Стр. 23.
[iii] Гинзбург, М. Я. Ibid. Стр.80.
[iv] Хан-Магомедов С.О. Иван Леонидов. Серия «Кумиры авангарда». Москва, 2010. Стр.478.
[v] Там же. Стр.275–276.
[vi] Там же. Стр. 324.
[vii] Гинзбург М. Я. Ibid. Стр. 68.
[viii] Там же. Стр. 84.
[ix] Хан-Магомедов С.О. Ibid. Стр. 212.
[x] Gozak A., Leonidov A. Ivan Leonidov. London, 1988. P. 134-135.

23 Января 2021

Автор текста:

Пётр Завадовский
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.