Автор текста:
Пётр Завадовский

Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске и Москве

Санаторий в Кисловодске и Дворец пионеров в Москве: о границах авторства Ивана Леонидова – во второй части статьи Петра Завадовского.

Статья является второй частью исследования, первая часть которого была опубликована в материале от 13 августа. Его тема – предположительное участие Ивана Леонидова в создании ряда объектов ансамбля санатория имени Орджоникидзе в Кисловодске и Дворца пионеров в Москве. Это предположение выдвинуто на основе сравнительного формально-стилистического анализа этих объектов и проектной практики Леонидова начиная с 1933, ранее подробно рассмотренной в статье «Иван Леонидов и «стиль Наркомтяжпром»»[i]. Безусловно, исследование не претендует на окончательность выводов, и ставит своей целью представить проблему и побудить к ее дальнейшему изучению.

2. Спальный корпус №2 санатория Наркомтяжпрома в Кисловодске. Интерьеры зимнего сада и лестницы.

Другой пример, вызывающий подозрения в творческом участии Ивана Леонидова, интерьеры лестницы и примыкающего к ней холла, именуемого в книге Моисея Гинзбурга «зимним садом»[ii]. Авторами наружной архитектуры корпуса №2 в книге указаны архитекторы Е.М. Попов и Ю.Н.Гумбург, оформления интерьеров – И.Г.Кузьмин[iii].

Сравнивая иллюстрацию 1940 года с современным фото, нетрудно заметить серьезное искажение исходного авторского замысла. Пол, первоначально решенный в сочетании плит мрамора с галечным покрытием, придававшим помещению атмосферу зимнего сада, сегодня покрыт банальным паркетом «в елочку». Цветник в центре заменен на большего размера декоративный бассейн. Тонкие деревянные колонки, первоначально вынесенные внутрь замыкающей перспективу плавно вогнутой ниши – отчетливый помпейский акцент – сегодня сдвинуты к краям ниши, разрушив первоначальный эффект. Дверные полотна, исходно строгого рисунка, заменены на пошленькие криволинейно-филенчатые. Исчезла элегантная модернистская мебель из гнутой никелированной трубки (илл.8).

Илл. 8. «Зимний сад» в корпусе №2. Фото 1940 г. и сегодняшнее состояние, фото Николая Васильева.


Тем не менее, дошедшего до наших дней вполне достаточно, чтобы почувствовать руку Леонидова: весь интерьер построен на сочетании вышеописанных помпейских мотивов с излюбленными Леонидовым египетскими: ультрамариновый потолок с расположенными по сетке белыми снежинками (типично леонидовский мотив) адресует к росписям потолков египетских гробниц. Колонны, фланкирующие выход на лестницу, имеют египтизирующие капители, аналогичные описанным в предыдущем разделе. Также элементы деревянного декора очень близки леонидовским решениям в интерьерах 1-го корпуса. Это вышеупомянутые колонки в нише, родственные колонкам во входном вестибюле 1-го корпуса, и балясины лестницы, составленные из гиперболоидов и аналогичные изображенным на шаржах В.В.Калинина (илл.9).

Илл. 9. Балясины лестницы корпуса №2 и аналогичные элементы в руках Леонидова на шаржах В.В. Калинина 1936г.


Для проверки первого впечатления от интерьеров стоит присмотреться к названному Гинзбургом автору интерьеров 2-го корпуса – Ивану Гергиевичу Кузьмину. Первые годы учебы во Вхутеине Иван Кузьмин (1903–1984) был студентом Александра Веснина, ассистентом которого был Иван Леонидов. После организации в 1928 отдельной мастерской Леонидова, большинство студентов Веснина перешли в нее – с Кузьминым в их числе[iv]. По окончании института в 1930 Кузьмин принимает участие в конкурсе на соцрасселение Магнитогорска в составе «Бригады ОСА» под руководством Леонидова. За пару лет до смерти глубокое почтение Кузьмина к своему к учителю выразилось в предпринятой им реконструкции чертежей Леонидова на основе журнальных иллюстраций[v]. Воспоминания Кузьмина о Леонидове приводит в своей книге Селим Хан-Магомедов[vi]. Таким образом, в 1936 огромное влияние Леонидова на своего ученика представляется более чем вероятным, и в случае интерьеров лестницы и зимнего сада корпуса №2 можно, не особо рискуя, напрямую включить Леонидова в число авторов этих интерьеров наряду с Кузьминым.

3. Элементы благоустройства санатория в Кисловодске.

В книге Моисея Гинзбурга обращает на себя внимание фотография с газонным партером перед южным фасадом Корпуса №1[vii]. Сегодня это место засажено деревьями, и все следы первоначального решения стерты временем (илл.10).

Илл.10. Партер перед корпусом №1: сегодня (фото Николая Васильева) и в 1940 году.


Композиция из трех полуколец с полукруглыми площадками, соединенных радиальными дорожками, является горизонтальной проекцией декоративного амфитеатра, который Леонидов многократно применил в проекте Южного берега Крыма и вариант которого осуществил в своей знаменитой лестнице (илл.11).

Илл. 11. Иван Леонидов. Фрагмент перспективы Артека с цветником-амфитеатром (1937), и партер перед корпусом №1 санатория в Кисловодске, фото 1940 г.


Второй элемент благоустройства санатория, позволяющий предполагать влияние Леонидова – это решение площадки перед призматическим объемом клуба и главным входом в санаторий. Характерной чертой первоначального решения этой площади, позднее полностью измененного, являются полукруглые замощенные площадки-ниши по обеим сторонам прямоугольного декоративного пруда[viii]. Леонидов вообще имел пристрастие к полукруглым нишам, но у конкретно этого решения есть прямые прецеденты – проекты сада «Эрмитаж» и Тверского бульвара (оба – 1933). Таким образом, из всех проектировщиков санатория такое решение наиболее близко именно творческому почерку Леонидова (илл. 12).

Илл. 12. Проект сада «Эрмитаж» (1933) и партер перед главным входом в санаторий в Кисловодске, фото 1940 г.



4. Коллектив

Вспомним, что Леонидов был вызван Гинзбургом в Кисловодск закрывать прорыв с проектированием интерьеров санатория. Но фактическое участие архитектора в работе оказалось гораздо шире: Леонидов побудил коллег отказаться от готового (до рабочих чертежей) проекта главной лестницы и выстроить лестницу по своему проекту. Причем автор отвергнутого проекта, В.В. Калинин, согласно своим воспоминаниям, приведенным Селимом Хан Магомедовым, осуществлял авторский надзор при строительстве леонидовской лестницы[ix]. Чертежи лестницы сегодня неизвестны: возможно, они не сохранились. Высказывались предположения о том, что их и не было, а лестница строилась по эскизам и по месту. В связи с ее сложностью, в том числе и конструктивной, это представляется маловероятным. В то же время, мне трудно представить себе «концептуальщика» и визионера Леонидова, корпящего над рабочей документацией. Логично предположить, что ее выполнил все тот же В.В. Калинин. Тот факт, что Леонидов, фактически отобрав объект у Калинина, выполнил свой практически его руками, не может не вызывать удивления. Воспоминания Калинина лишены признаков обиды на Леонидова. Подобным же образом, руками своего ученика И.Г.Кузьмина, Леонидов выполняет интерьеры спального корпуса №2. В этом случае, правда, авторство за Кузьминым было оставлено. Явственные следы влияния и, возможно, участия Леонидова несет благоустройство санатория.

Все это рисует достаточно необычную картину широкого и довольно бесцеремонного вмешательства Леонидова в работу коллег. И то, что такое вмешательство не только не было отвергнуто, но и оказалось результативным, воспринимается свидетельством как огромного авторитета Леонидова среди коллег-конструктивистов, так и его личного обаяния. Правда, оно, похоже, не было совсем уж бесконфликтным, как о том свидетельствует шарж Калинина, изображающий Гинзбурга и Леонидова как «членов комиссии по невмешательству в кисловодские дела»! (илл.13).

Илл. 13. Шарж В.В. Калинина на Моисея Гинзбурга и Ивана Леонидова (1936).



5. Иван Леонидов и московский Дворец Пионеров и октябрят.
Переулок Стопани (ныне Огородная слобода), 5.

Особняк чаепромышленника В.Я. Высоцкого был построен в 1900 архитектором Романом Клейном. С 1922 по 1935 год в здании размещалось Всесоюзное общество старых большевиков. После ликвидации общества, в 1936, особняк по предложению Надежды Крупской был отдан под размещение городского Дома пионеров. Роскошные интерьеры особняка старым большевикам не мешали, но показались неуместными известному другу культуры Никите Хрущеву, тогдашнему Первому секретарю МГК ВКП(б).

Переустройство и новое оформление помещений особняка для размещения дома пионеров было поручено архитекторам К.С. Алабяну, А. В. Власову и А.К.Чалдымову (№1. на схеме илл. 14) В росписи и декорировании интерьеров, изготовлении мебели участвовали художники В. А. Стенберг, П. Я. Павлинов, Н. М. Чернышев, Г. И. Рублёв, Л. А. Бруни и В. А. Фаворский. Однако уже в конце 1930-х многие помещения были вновь переоформлены мастерами Палеха. Помимо этого особняка, Дворцу пионеров был отдан другой, на противоположной стороне переулка (№2 на схеме). Здесь разместились «технический и научный блоки» дворца, оформление интерьеров которых было поручено Ивану Леонидову. Сейчас здесь помещается представительство фирмы Xerox, и все следы леонидовских интерьеров, как можно догадаться, остались в далеком прошлом[x].

Дворцу была придана значительная территория, включавшая сквер у особняка Высоцкого, сад особняка и часть переулка, отгороженная оградой с воротами. На территории существовали павильоны и летний театр. Сегодня в сильно искаженном виде сохранилась часть интерьеров в основном здании дворца (сегодня – «Детский центр творчества на Стопани»). Практически все следы благоустройства в наши дни отсутствуют.

Однако сохранившиеся элементы интерьеров и исторические фото благоустройства заставляют подозревать здесь повторение истории в Кисловодске: там, где появился Иван Леонидов, его формальное влияние, его рука прослеживаются далеко за пределами части, непосредственно порученной архитектору. Наиболее заметны следы Леонидова в благоустройстве центральной площади дворца, созданной на части переулка Стопани (ныне Огородная слобода) (илл 14).
Илл.14. Дворец пионеров и октябрят, переулок Стопани, 5. Схема расположения объектов и реконструкции утраченных элементов благоустройства. Благоустройство перед дворцом в 1946 г.



5.1. Экседры и ростральные колонны (№3–4 на схеме).

На фото конца 1940-х мы видим необычную композицию из подпорных стенок (возможно – скамеек) и фонарей, симметрично устроенных по бокам памятника (исходно – Сталина, теперь – юноши-Владимира Ульянова). Форма этих элементов достаточно необычна: стенки имеют экседрообразные участки с полукруглыми наростами с внешней стороны (по три на каждой). А фонарям придана форма ростральных колонн с рострами-цветочными кашпо полуэллиптической формы, и тороидальными отгибами по верху колонны, аналогичными колоннам в Кисловодске. Все вместе вполне однозначно отсылает данное решение к Леонидову: экседры с наростами являются упрощенной версией леонидовского амфитеатра (сравним с вышеописанным партером в Кисловодске), а ростральная колонна – потомком гиперболической башни. Кашпо же сами по себе очень характерны для Леонидова с его любовью к цветам в вазах оригинальных форм (см. Ключики) (илл. 15).

Илл.15. Дворец пионеров и октябрят, переулок Стопани, 5. Декоративная стенка (скамейка?) и фонарь-ростральная колонна: сравнение с аналогами в творчестве Ивана Леонидова.


Как свидетельствуют фото 1940-х, стенки с экседрами и ростральными колоннами были расположены по обеим частям сегодняшней проезжей части переулка Огородная Слобода. Одна из стенок с экседрой сохранилась, превращенная в цоколь ограды особняка Xerox. След второй существует в виде полукруглого выреза, примыкающего к тротуару. Также сохранились два пилона с участком ограды (с поздней решеткой), которая сегодня перегораживает тротуар и выходит на проезжую часть (илл. 16).

Илл.16. Остатки предположительно леонидовского благоустройства сегодня: экседры и пилоны ограды и ворот. Фото Д. Галимова.



5.2. Ограда и ворота с фонарями (№5 на схеме).

Еще более необычны ограда дворца с воротами, зафиксированные на фотографии поздних 1940-х. Устои ворот решены призматическими пилонами с стоящими на них фонарями, форму которых лучше всего сравнить с гибридом пальмы с земляникой. На пилонах нарисованы леонидовские вазы: крынкообразная на левом и гиперболическая на правом! Пытаясь стилистически атрибутировать сами фонари, трудно найти что-то более им близкое, чем фантастические павильонов и фонтаны с разверток и перспектив леонидовского проекта Южного берега Крыма (1935–1938). Волнообразные формы решеток ограды и ворот имеют единственный отечественный аналог – трубчатую мебель в интерьерах Дворца пионеров, приписываемую Ивана Леонидову. Пытаясь поставить такой декоративный модернизм в международный контекст, можно указать на голландское «модернистское необарокко» Сибольда ван Равенстейна поздних 1930-х – 1950-х годов. (илл.17).

Илл.17. Остатки предположительно леонидовского благоустройства сегодня: экседры и пилоны ограды и ворот. Фото Д. Галимова.



5.3. Павильон на территории Дворца пионеров и октябрят.

Среди дошедших до нас старых фото Дворца пионеров есть изображение паркового павильона – возможно, заднего фасада сцены зеленого театра. Его формы, сочетающие египетские карнизы – выкружки и арки, лентами вставленные между опор, близки формальному языку Леонидова второй половины 1930-х. Те же черты мы наблюдаем в архитектуре санаториев на панораме Южного брега Крыма (около 1936) (илл. 18).

Илл.18. Остатки предположительно леонидовского благоустройства сегодня: экседры и пилоны ограды и ворот. Фото Д. Галимова.



5.4. Элементы внутренней отделки Дворца пионеров и октябрят.

Интерьеры существующего сегодня «центра детского творчества» требуют тщательного обследования и изучения. В настоящей статье можно лишь дать несколько примеров того, что они этого заслуживают, сохранив элементы отделки, позволяющие предположить влияние, а может и участие Ивана Леонидова. Это деревянные дверные обрамления, египтизирующий стиль которых аналогичен деревянным элементам в интерьерах санатория в Кисловодске. Один из таких порталов, сегодня не существующий, мы видим на старом снимке «шахматной комнаты», автором интерьера которой признается Власов. Другой сохранился до нашего времени в помещении театрального кружка (кабинет 205), также выделяющегося неожиданным решением потолка. Представляется, что из всех архитекторов, работавших во дворце, Леонидов – первый в очереди на авторство этих психоделичных грибочков. А на авторство портала других кандидатов я просто не вижу (илл. 19).

Илл.19. Несохранившийся портал «шахматной комнаты» (фото 1946 г.), портал и потолок зала театрального кружка (фото О. Радич).


См. также: Завадовский П. Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске и Москве // Проект Байкал, №17(66), 2021. Стр. 88–96. https://doi.org/10.51461/projectbaikal.66.1723

[i] Завадовский П. К. Иван Леонидов и «стиль Наркомтяжпром» // Проект Байкал, №62, 2019. Стр.112–119.
[ii] Гинзбург М. Я. Архитектура санатория НКТП в Кисловодске. Москва, 1940. Стр. 23.
[iii] Гинзбург, М. Я. Ibid. Стр.80.
[iv] Хан-Магомедов С.О. Иван Леонидов. Серия «Кумиры авангарда». Москва, 2010. Стр.478.
[v] Там же. Стр.275–276.
[vi] Там же. Стр. 324.
[vii] Гинзбург М. Я. Ibid. Стр. 68.
[viii] Там же. Стр. 84.
[ix] Хан-Магомедов С.О. Ibid. Стр. 212.
[x] Gozak A., Leonidov A. Ivan Leonidov. London, 1988. P. 134-135.

21 Августа 2020

Автор текста:

Пётр Завадовский
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.