English version

Поиск стиля

В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 65, лит. "А"

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Явейн, Е.Ю. Алёшина, Н.В. Жуков, Д.Ю. Кожин, В.Л. Кулаченков, Р.О. Покровский, В.Б. Пономарёв
Конструкторы: А.С. Кривоносов, А.С. Кривошеина, В.Ю. Кузнецова, М.В. Новосёлов, С.А. Шведов
ГИП'ы: Л.В. Герштейн, М.С. Рогожкина

2016

Заказчик: Legenda Intelligent Development, ООО «Формат»
Легенда об архитектуре
Архитектура – сложносоставной вид искусства, связанный с длительностью реализации и принятием множества решений участниками процесса. Она требует постоянного объяснения и аргументации, архитекторы к этому привыкли, их так учат, что проект начинается с исследования и сопровождается «легендой», зачастую весьма драматичной, дающей ключ к пониманию комплекса профессиональных проблем, от места в мировом контексте и формирования локальной традиции до расстановки приоритетов внутри отдельной мастерской.

Проект ЖК на Московском проспекте – один из примеров драматической и сложно сформированной «легенды», сплетающей в единую архитектурно-градостроительную систему военные лагеря древних римлян, антураж торговли скотом в XIX веке, непростую судьбу классицизма в России, сохранение памятников и симбиоз с ними, странную популярность псевдонеоклассики 1950-х годов, новые представления о стандартах современного жилья.

Внутри истории
Сейчас место, выделенное под строительство жилого комплекса на пересечении Московского проспекта и Обводного канала, рядом с метро «Фрунзенская», считается вполне престижным. А когда-то, в начале XIX века, это были почти выселки, граница настоящего города и окружающих его пригородов, откуда в столицу прибывали продукты и прочие товары. Некоторые из них имели особые требования к транспортировке и хранению. Ежедневные потребности города в говядине составляли несколько тысяч голов, для размещения и перепродажи которых в 1826 году по проекту архитектора Иосифа Ивановича Шарлеманя был построен «Скотопригонный двор». Видимо, в связи с расположением двора на границе с «дикими» болотами и лесами или в связи с личными вкусами и амбициями архитектора была выбрана планировочная схема древнеримского военного лагеря с двумя перпендикулярными осевыми улицами – кардо (север-юг) и декумануса (запад-восток), с расходившимися по обе стороны последнего сдвоенными рядами прясел для 5000 рогатых постояльцев. С трех сторон двор был окружен периметральным корпусом шириной 6 метров, представлявшим нечто среднее между оградой и складом. По центру его северной и южной стороны были построены трехарочные с низким фронтоном ворота, а в центре восточной стороны, с выходом на будущий Московский проспект, располагался двухэтажный главный корпус. Стилистически все сооружение было «одето» в торжественные неоклассические одежды, причем, по мнению экспертов, в архитектуре заметен переход от Александровского классицизма с его древнегреческими аллюзиями, к русскому ампиру с его романофилией. Этим он особенно ценен.
Фото главного корпуса скотобойни. 1904 г.
Предоставлено: Студия 44
zooming
Фрагмент карты г. Санкт-Петербурга. 1925 г.
Предоставлено: Студия 44

В советские времена «Скотопригонный двор» сохранил свой облик и отчасти функцию, несмотря на то, что бойня и стойла были перенесены за город. Промышленная революция 1930-х годов привела к перестройке «бычьих» рядов в производственные корпуса Молочного завода (арх. В. Ф. Твелькмейер, А. М. Соколов, И. И. Фомин), имевшие первоначально конструктивистский облик, который был радикально изменен в 50-х годах на более респектабельный, отвечавший моде на московскую версию «псевдонеоампира» (арх. В. А. Матвеев). Перестройки середины XX века затронули и основные здания ансамбля: было изменено северное крыло исторического корпуса и там же на набережной Обводного канала, немного западнее первоначальных ворот, вырос новый корпус проходной. Тем не менее, и перестройки, и непростая жизнь в качестве забора промышленного предприятия не помешала получению периметральной застройкой статуса памятника архитектуры первой трети XIX века. Так что пертурбации «Двора», со сменой собственников в 1990-е, переездом в 2009 году за город цехов молокозавода «Петмол» и уже в 2010-е с началом нового периода освоения территории уже в качестве площадки под строительство коммерческого жилья, проходили, как и раньше, внутри исторического периметра, заданного уверенной рукой Иосифа Шарлеманя, последователя Николя Леду и Чарльза Камерона.

Первый вызов
«Студия 44» начала работу над проектом жилого комплекса на части территории бывшего завода «Петмол» площадью 3,3 га в 2016 году. В качестве исходных точек были заданы несколько градостроительных и историко-охранных ограничений. Все объекты культурного наследия, входящие в периметр низких протяженных корпусов, разумеется, сохранялись, а прилегающая к ним охранная зона шириной от 4 до 23 метров оставлялась незастроенной. Все остальные постройки внутри периметра, относившиеся к советскому периоду, демонтировались. Также, архитекторы должны были учитывать высотные ограничения по фронту набережной Обводного канала и Московского проспекта: застройка не выше 25 м на расстоянии 20 м от красной линии и не выше 30 м на расстоянии 50 м от красной линии. Для остальной территории допускались максимальные отметки 28 и 33 м.

В итоге под проект современного жилого комплекса осталось центральное пространство в окружении периметра исторических стен с внушительной «легендой», ставящей архитекторов перед выбором: принять предлагаемые правила игры или пойти им наперекор. «Студия 44» выбрала первый вариант. «В работе над будущим проектом мы стараемся следовать жесткому рецепту, диктуемому самой градостроительной ситуацией, логикой ее исторического развития. Я очень не люблю сопротивляться участку и навязывать ему свою волю. Мне кажется, когда плывешь по течению, в хорошем смысле этого слова, можно добиться большего. А если, как в данном случае, участок имеет выраженный и жестко зафиксированный периметр, собственную историю и уцелевшую во временных и функциональных пертурбациях структуру, этому надо следовать и развивать, чтобы в результате получать эффектное пространственное решение» – так комментирует Никита Явейн позицию своего бюро по работе в исторической среде.

Архитекторы сознательно и последовательно воссоздали ортогональную структуру планировки, подчеркивая ее генетическую связь и с римскими военными лагерями, и с классическими ампирными ансамблями, и, разумеется, с оригинальной планировкой Скотопригонного двора. Полученная благодаря такой преемственности многогранность «легенды» дала возможность развивать объемно-пространственное и образное решение комплекса, творчески комбинируя различные приемы и методы работы со структурой и широким диапазоном стилистических отсылок.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Город с открытыми воротами, или сила ортогональной планировки
Территорию жилого комплекса пересекают две перпендикулярные улицы, две композиционных оси, из которых главная роль отдана оси север-юг. Широкий променад оформлен как бульвар, идущий от въездной арки со стороны Обводного канала, сохраненной в стилистике проходной Молокозавода (проект В. А. Матвеева), до исторических корпусов. К сожалению, южные ворота немного не совпадают с осью, но это не сказывается на общей композиции бульвара, по центру которого организованы приподнятые клумбы с деревьями и ажурными перголами. Перпендикулярная ей ось, проходящая с востока, от Московского проспекта и Главного корпуса на запад, пронизывает два основных корпуса (блок «А» и блок «Б»), оставляя в них широкие проходы. Архитекторы решили не перекрывать их арками и ограничиться лишь декоративными порталами, стилизованными под упрощенную ордерную систему.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Два основных блока жилых корпусов образуют разомкнутые каре размером 115х65 м. Блоки практически идентичны, за одним исключением: в первый этаж восточного фасада блока «А» встроен детский сад на 100 мест, из-за которого пришлось пожертвовать финальным разрывом периметра и полным сходством с древнеримским прототипом, а также сквозным проходом от Московского проспекта до новых жилых комплексов в глубине квартала, что скорее всего, может расцениваться как плюс для будущих жильцов, вряд ли готовых мириться с постоянным трафиком по декуманусу.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Дополнительно к разрывам по оси «восток-запад» каждый корпус имеет еще по два прямоугольных арочных проема высотой в два этажа, отмечающих ось симметрии, идущую с севера на юг, и связывающих внутренние дворы размером 82х32 м с внешними торгово-пешеходными улицами, занимающими охранную зону между основными корпусами и историческим периметром.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 1 этажа на отм. +0,000
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Внутренние дворы полностью свободны от автомобилей благодаря подземному паркингу, занимающему практически всю доступную для застройки площадь внутри охранной зоны объектов культурного наследия.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 2 этажа на отм. +3,900,+7,200
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 6,7 этажей на отм. +17,550, +20,850
© Студия 44

В результате получается четко выстроенная ортогональная система, в которой массивы зданий, новых и исторических, перемежаются общественными пространствами, снабженными дополнительными маркерами осей и сторон света: арками, порталами, рядами деревьев, – которые помогут сориентироваться жителю или посетителю, потерявшемуся в этой системе, не прибегая к помощи мха на деревьях или Полярной звезды на пасмурном питерском небе.

Непреодолимая логика планировки и сила ортогоналей позволила предложенной в самом начале работы над проектом структуре пережить смену двух застройщиков, явно оценивших не столько ее классическую чистоту и связь с историческими прототипами, сколько эффективность выхода площадей, перспективы для сдачи в аренду общественных первых этажей и априори решенной проблемы внутриквартальной безопасности.

Последний аргумент, продиктованный интровертным характером получившейся застройки, которая фактически представляет собой «город в городе» с периметральными жилыми корпусами, встроенными внутрь периметра исторических стен, несколько противоречит идее оживленной торговли и развитой сервисной инфраструктуры на внутренних торгово-пешеходных улицах, но только жизнь покажет, насколько гостеприимным окажется будущий комплекс и не падут ли благие идеи архитекторов, назвавшие этот проект «город с открытыми воротами», под давлением коллективного мнения жильцов, заинтересованных в приватности.

Второй вызов
Методология проектирования от genius loci участка предопределила и подход к стилистическому оформлению будущего жилого комплекса. Наличие «собственных» классических памятников, конструктивистская трансформация, пережитая ансамблем в 1930-е и, наконец, соседство с «псевдонеоклассической» застройкой Московского проспекта, давали широкий диапазон для творческих поисков. Образ комплекса должен был представлять собой органичный сплав трех архитектурных традиций Санкт-Петербурга, что делало решение задачи более интересным для архитекторов «Студии 44», а результат – в некоторой степени программным, воплощавшим авторскую трактовку «петербургского стиля», дискуссии о котором продолжаются в северной столице уже не первое десятилетие. И решение этой задачи стало еще одним вызовом для команды.

Никита Явейн так комментирует проблему «петербургского стиля»: «К сожалению, тема формирования современного архитектурного языка, при этом органичного для строительства в центре нашего города, обсуждается в экспертной среде бессистемно и, как правило, лишь в связи с обсуждениями спорных проектов, в которых понятие «петербургский стиль» цинично используется для оправдания профессиональных ошибок или некомпетентности. Причем самое удивительное, что в качестве наиболее часто используемого образца для интерпретаций была выбрана архитектура 50-х годов XX века, которую мой отец называл «псевдонеоклассика в эпоху культа личности», точнее, та ее разновидность, которая у нас возводилась, хотя и достаточно редко, в подражание послевоенной застройке Москвы. Тогда как для Санкт-Петербурга более характерна совсем иная неоклассическая традиция, которую можно проследить на примерах построек Е.А. Левинсона и до некоторой степени И.И. Фомина. Они представляют собой геометризированную версию неоклассики, в которой крупные объемы простых форм решаются согласно тем же ордерным принципам, что и классические памятники. Именно этот подход мы взяли за основу проекта комплекса на Московском проспекте, где постарались показать, как мы понимаем питерский стиль. Мы стремились к тому, чтобы архитектура новых зданий унаследовала генетический код предшественников – как ампира 1830-х, так и ампира 1930-50-х – и чтобы она стала органичным связующим звеном между ними».
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Форпост стиля
Оформление четырех монументальных блоков, образующих жилые корпуса, стало естественным развитием заданной планировочной системы и принципов формирования нового архитектурного языка. Отказ от использования крупных пластических членений, таких как ризалиты и эркеры, позволил сфокусировать все внимание зрителя и художественную выразительность на тектонике, тонкости прорисовки и пропорционирования фасадной структуры, напоминающей упрощенную трехъярусную ордерную систему, которую венчает сдвоенный аттиковый этаж с колоннадой, окаймляющей периметр получившейся террасы. Расположенные ниже этажи разделены на три уровня: первый, высотой в один этаж, – предназначен для сервисной и торговой инфраструктуры и никак не декорирован. Следующие уровни объединяются по два этажа и различаются количеством и формой пилястр, закрывающих каждый второй простенок. На нижнем уровне они сдвоенные и прямоугольные в плане, на верхнем – одинарные и полукруглые. Структура решена подчеркнуто лаконично, без капителей, баз и прочих канонических элементов ордерного набора. Отказ от них – еще одна примета «петербургского стиля» от «Студии 44», ставящей в приоритет не декор или его имитацию, а пропорции и тектонику.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Внешние фасады облицованы натуральным камнем светло-бежевого оттенка. Но не целиком. В углах каменные ордерные структуры обрываются, открывая взгляду утопленные на метр кирпичные стены с простыми и круглыми окнами – неожиданный, но продуманный реверанс в сторону конструктивистского проекта Молокозавода, – и тонкими белыми поясами, отмечающими уровень перекрытий. Такая вполне пост-модернистическая шутка, демонстрирующая внимательному зрителю всю условность парадного фасада и ордерной системы, которую как декорацию прислонили к простому кирпичному зданию. Что, по сути, есть чистая правда.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Не удивительно, что дворовые и выходящие на осевые променады фасады решены в лицевом кирпиче и каменные ордерные отголоски на них в виде поясов и пилястр лишь служат напоминанием о торжестве строя и ритма их нарядных собратьев, работающих «лицом» жилого комплекса. Тем не менее, заданная снаружи структура сохраняется и здесь. Меняется только способ ее презентации. К уже упомянутым декоративным каменным «гостям», добавляются чисто кирпичные приемы, такие как чередование структурной и гладкой кладки, напоминающие о пилястрах.
***
В результате жилой комплекс воспринимается очень цельно. Выразительность декларированного авторами приема и сдержанность в его трактовке помогают сформировать гармоничный ансамбль. Монолитные объемы, одетые в ордерные структуры, поднимающиеся над историческими стенами, несмотря на кажущуюся компактность, особенно на фоне растущих на дальнем плане новостроек высотой под 60 метров, претендуют на роль полноценной градостроительной доминанты. Жилой комплекс, словно остров или скорее форпост отмечает границу между старым и новым городом, соединяет традиционную и новую петербургскую архитектуру.
 
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 65, лит. "А"

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Явейн, Е.Ю. Алёшина, Н.В. Жуков, Д.Ю. Кожин, В.Л. Кулаченков, Р.О. Покровский, В.Б. Пономарёв
Конструкторы: А.С. Кривоносов, А.С. Кривошеина, В.Ю. Кузнецова, М.В. Новосёлов, С.А. Шведов
ГИП'ы: Л.В. Герштейн, М.С. Рогожкина

2016

Заказчик: Legenda Intelligent Development, ООО «Формат»

01 Августа 2019

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
Студия 44: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Похожие статьи
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.