English version

Поиск стиля

В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 65, лит. "А"

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Явейн, Е.Ю. Алёшина, Н.В. Жуков, Д.Ю. Кожин, В.Л. Кулаченков, Р.О. Покровский, В.Б. Пономарёв
Конструкторы: А.С. Кривоносов, А.С. Кривошеина, В.Ю. Кузнецова, М.В. Новосёлов, С.А. Шведов
ГИП'ы: Л.В. Герштейн, М.С. Рогожкина

2016

Заказчик: Legenda Intelligent Development, ООО «Формат»
Легенда об архитектуре
Архитектура – сложносоставной вид искусства, связанный с длительностью реализации и принятием множества решений участниками процесса. Она требует постоянного объяснения и аргументации, архитекторы к этому привыкли, их так учат, что проект начинается с исследования и сопровождается «легендой», зачастую весьма драматичной, дающей ключ к пониманию комплекса профессиональных проблем, от места в мировом контексте и формирования локальной традиции до расстановки приоритетов внутри отдельной мастерской.

Проект ЖК на Московском проспекте – один из примеров драматической и сложно сформированной «легенды», сплетающей в единую архитектурно-градостроительную систему военные лагеря древних римлян, антураж торговли скотом в XIX веке, непростую судьбу классицизма в России, сохранение памятников и симбиоз с ними, странную популярность псевдонеоклассики 1950-х годов, новые представления о стандартах современного жилья.

Внутри истории
Сейчас место, выделенное под строительство жилого комплекса на пересечении Московского проспекта и Обводного канала, рядом с метро «Фрунзенская», считается вполне престижным. А когда-то, в начале XIX века, это были почти выселки, граница настоящего города и окружающих его пригородов, откуда в столицу прибывали продукты и прочие товары. Некоторые из них имели особые требования к транспортировке и хранению. Ежедневные потребности города в говядине составляли несколько тысяч голов, для размещения и перепродажи которых в 1826 году по проекту архитектора Иосифа Ивановича Шарлеманя был построен «Скотопригонный двор». Видимо, в связи с расположением двора на границе с «дикими» болотами и лесами или в связи с личными вкусами и амбициями архитектора была выбрана планировочная схема древнеримского военного лагеря с двумя перпендикулярными осевыми улицами – кардо (север-юг) и декумануса (запад-восток), с расходившимися по обе стороны последнего сдвоенными рядами прясел для 5000 рогатых постояльцев. С трех сторон двор был окружен периметральным корпусом шириной 6 метров, представлявшим нечто среднее между оградой и складом. По центру его северной и южной стороны были построены трехарочные с низким фронтоном ворота, а в центре восточной стороны, с выходом на будущий Московский проспект, располагался двухэтажный главный корпус. Стилистически все сооружение было «одето» в торжественные неоклассические одежды, причем, по мнению экспертов, в архитектуре заметен переход от Александровского классицизма с его древнегреческими аллюзиями, к русскому ампиру с его романофилией. Этим он особенно ценен.
Фото главного корпуса скотобойни. 1904 г.
Предоставлено: Студия 44
zooming
Фрагмент карты г. Санкт-Петербурга. 1925 г.
Предоставлено: Студия 44

В советские времена «Скотопригонный двор» сохранил свой облик и отчасти функцию, несмотря на то, что бойня и стойла были перенесены за город. Промышленная революция 1930-х годов привела к перестройке «бычьих» рядов в производственные корпуса Молочного завода (арх. В. Ф. Твелькмейер, А. М. Соколов, И. И. Фомин), имевшие первоначально конструктивистский облик, который был радикально изменен в 50-х годах на более респектабельный, отвечавший моде на московскую версию «псевдонеоампира» (арх. В. А. Матвеев). Перестройки середины XX века затронули и основные здания ансамбля: было изменено северное крыло исторического корпуса и там же на набережной Обводного канала, немного западнее первоначальных ворот, вырос новый корпус проходной. Тем не менее, и перестройки, и непростая жизнь в качестве забора промышленного предприятия не помешала получению периметральной застройкой статуса памятника архитектуры первой трети XIX века. Так что пертурбации «Двора», со сменой собственников в 1990-е, переездом в 2009 году за город цехов молокозавода «Петмол» и уже в 2010-е с началом нового периода освоения территории уже в качестве площадки под строительство коммерческого жилья, проходили, как и раньше, внутри исторического периметра, заданного уверенной рукой Иосифа Шарлеманя, последователя Николя Леду и Чарльза Камерона.

Первый вызов
«Студия 44» начала работу над проектом жилого комплекса на части территории бывшего завода «Петмол» площадью 3,3 га в 2016 году. В качестве исходных точек были заданы несколько градостроительных и историко-охранных ограничений. Все объекты культурного наследия, входящие в периметр низких протяженных корпусов, разумеется, сохранялись, а прилегающая к ним охранная зона шириной от 4 до 23 метров оставлялась незастроенной. Все остальные постройки внутри периметра, относившиеся к советскому периоду, демонтировались. Также, архитекторы должны были учитывать высотные ограничения по фронту набережной Обводного канала и Московского проспекта: застройка не выше 25 м на расстоянии 20 м от красной линии и не выше 30 м на расстоянии 50 м от красной линии. Для остальной территории допускались максимальные отметки 28 и 33 м.

В итоге под проект современного жилого комплекса осталось центральное пространство в окружении периметра исторических стен с внушительной «легендой», ставящей архитекторов перед выбором: принять предлагаемые правила игры или пойти им наперекор. «Студия 44» выбрала первый вариант. «В работе над будущим проектом мы стараемся следовать жесткому рецепту, диктуемому самой градостроительной ситуацией, логикой ее исторического развития. Я очень не люблю сопротивляться участку и навязывать ему свою волю. Мне кажется, когда плывешь по течению, в хорошем смысле этого слова, можно добиться большего. А если, как в данном случае, участок имеет выраженный и жестко зафиксированный периметр, собственную историю и уцелевшую во временных и функциональных пертурбациях структуру, этому надо следовать и развивать, чтобы в результате получать эффектное пространственное решение» – так комментирует Никита Явейн позицию своего бюро по работе в исторической среде.

Архитекторы сознательно и последовательно воссоздали ортогональную структуру планировки, подчеркивая ее генетическую связь и с римскими военными лагерями, и с классическими ампирными ансамблями, и, разумеется, с оригинальной планировкой Скотопригонного двора. Полученная благодаря такой преемственности многогранность «легенды» дала возможность развивать объемно-пространственное и образное решение комплекса, творчески комбинируя различные приемы и методы работы со структурой и широким диапазоном стилистических отсылок.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Город с открытыми воротами, или сила ортогональной планировки
Территорию жилого комплекса пересекают две перпендикулярные улицы, две композиционных оси, из которых главная роль отдана оси север-юг. Широкий променад оформлен как бульвар, идущий от въездной арки со стороны Обводного канала, сохраненной в стилистике проходной Молокозавода (проект В. А. Матвеева), до исторических корпусов. К сожалению, южные ворота немного не совпадают с осью, но это не сказывается на общей композиции бульвара, по центру которого организованы приподнятые клумбы с деревьями и ажурными перголами. Перпендикулярная ей ось, проходящая с востока, от Московского проспекта и Главного корпуса на запад, пронизывает два основных корпуса (блок «А» и блок «Б»), оставляя в них широкие проходы. Архитекторы решили не перекрывать их арками и ограничиться лишь декоративными порталами, стилизованными под упрощенную ордерную систему.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Два основных блока жилых корпусов образуют разомкнутые каре размером 115х65 м. Блоки практически идентичны, за одним исключением: в первый этаж восточного фасада блока «А» встроен детский сад на 100 мест, из-за которого пришлось пожертвовать финальным разрывом периметра и полным сходством с древнеримским прототипом, а также сквозным проходом от Московского проспекта до новых жилых комплексов в глубине квартала, что скорее всего, может расцениваться как плюс для будущих жильцов, вряд ли готовых мириться с постоянным трафиком по декуманусу.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Дополнительно к разрывам по оси «восток-запад» каждый корпус имеет еще по два прямоугольных арочных проема высотой в два этажа, отмечающих ось симметрии, идущую с севера на юг, и связывающих внутренние дворы размером 82х32 м с внешними торгово-пешеходными улицами, занимающими охранную зону между основными корпусами и историческим периметром.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 1 этажа на отм. +0,000
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Внутренние дворы полностью свободны от автомобилей благодаря подземному паркингу, занимающему практически всю доступную для застройки площадь внутри охранной зоны объектов культурного наследия.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 2 этажа на отм. +3,900,+7,200
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 6,7 этажей на отм. +17,550, +20,850
© Студия 44

В результате получается четко выстроенная ортогональная система, в которой массивы зданий, новых и исторических, перемежаются общественными пространствами, снабженными дополнительными маркерами осей и сторон света: арками, порталами, рядами деревьев, – которые помогут сориентироваться жителю или посетителю, потерявшемуся в этой системе, не прибегая к помощи мха на деревьях или Полярной звезды на пасмурном питерском небе.

Непреодолимая логика планировки и сила ортогоналей позволила предложенной в самом начале работы над проектом структуре пережить смену двух застройщиков, явно оценивших не столько ее классическую чистоту и связь с историческими прототипами, сколько эффективность выхода площадей, перспективы для сдачи в аренду общественных первых этажей и априори решенной проблемы внутриквартальной безопасности.

Последний аргумент, продиктованный интровертным характером получившейся застройки, которая фактически представляет собой «город в городе» с периметральными жилыми корпусами, встроенными внутрь периметра исторических стен, несколько противоречит идее оживленной торговли и развитой сервисной инфраструктуры на внутренних торгово-пешеходных улицах, но только жизнь покажет, насколько гостеприимным окажется будущий комплекс и не падут ли благие идеи архитекторов, назвавшие этот проект «город с открытыми воротами», под давлением коллективного мнения жильцов, заинтересованных в приватности.

Второй вызов
Методология проектирования от genius loci участка предопределила и подход к стилистическому оформлению будущего жилого комплекса. Наличие «собственных» классических памятников, конструктивистская трансформация, пережитая ансамблем в 1930-е и, наконец, соседство с «псевдонеоклассической» застройкой Московского проспекта, давали широкий диапазон для творческих поисков. Образ комплекса должен был представлять собой органичный сплав трех архитектурных традиций Санкт-Петербурга, что делало решение задачи более интересным для архитекторов «Студии 44», а результат – в некоторой степени программным, воплощавшим авторскую трактовку «петербургского стиля», дискуссии о котором продолжаются в северной столице уже не первое десятилетие. И решение этой задачи стало еще одним вызовом для команды.

Никита Явейн так комментирует проблему «петербургского стиля»: «К сожалению, тема формирования современного архитектурного языка, при этом органичного для строительства в центре нашего города, обсуждается в экспертной среде бессистемно и, как правило, лишь в связи с обсуждениями спорных проектов, в которых понятие «петербургский стиль» цинично используется для оправдания профессиональных ошибок или некомпетентности. Причем самое удивительное, что в качестве наиболее часто используемого образца для интерпретаций была выбрана архитектура 50-х годов XX века, которую мой отец называл «псевдонеоклассика в эпоху культа личности», точнее, та ее разновидность, которая у нас возводилась, хотя и достаточно редко, в подражание послевоенной застройке Москвы. Тогда как для Санкт-Петербурга более характерна совсем иная неоклассическая традиция, которую можно проследить на примерах построек Е.А. Левинсона и до некоторой степени И.И. Фомина. Они представляют собой геометризированную версию неоклассики, в которой крупные объемы простых форм решаются согласно тем же ордерным принципам, что и классические памятники. Именно этот подход мы взяли за основу проекта комплекса на Московском проспекте, где постарались показать, как мы понимаем питерский стиль. Мы стремились к тому, чтобы архитектура новых зданий унаследовала генетический код предшественников – как ампира 1830-х, так и ампира 1930-50-х – и чтобы она стала органичным связующим звеном между ними».
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Форпост стиля
Оформление четырех монументальных блоков, образующих жилые корпуса, стало естественным развитием заданной планировочной системы и принципов формирования нового архитектурного языка. Отказ от использования крупных пластических членений, таких как ризалиты и эркеры, позволил сфокусировать все внимание зрителя и художественную выразительность на тектонике, тонкости прорисовки и пропорционирования фасадной структуры, напоминающей упрощенную трехъярусную ордерную систему, которую венчает сдвоенный аттиковый этаж с колоннадой, окаймляющей периметр получившейся террасы. Расположенные ниже этажи разделены на три уровня: первый, высотой в один этаж, – предназначен для сервисной и торговой инфраструктуры и никак не декорирован. Следующие уровни объединяются по два этажа и различаются количеством и формой пилястр, закрывающих каждый второй простенок. На нижнем уровне они сдвоенные и прямоугольные в плане, на верхнем – одинарные и полукруглые. Структура решена подчеркнуто лаконично, без капителей, баз и прочих канонических элементов ордерного набора. Отказ от них – еще одна примета «петербургского стиля» от «Студии 44», ставящей в приоритет не декор или его имитацию, а пропорции и тектонику.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Внешние фасады облицованы натуральным камнем светло-бежевого оттенка. Но не целиком. В углах каменные ордерные структуры обрываются, открывая взгляду утопленные на метр кирпичные стены с простыми и круглыми окнами – неожиданный, но продуманный реверанс в сторону конструктивистского проекта Молокозавода, – и тонкими белыми поясами, отмечающими уровень перекрытий. Такая вполне пост-модернистическая шутка, демонстрирующая внимательному зрителю всю условность парадного фасада и ордерной системы, которую как декорацию прислонили к простому кирпичному зданию. Что, по сути, есть чистая правда.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Не удивительно, что дворовые и выходящие на осевые променады фасады решены в лицевом кирпиче и каменные ордерные отголоски на них в виде поясов и пилястр лишь служат напоминанием о торжестве строя и ритма их нарядных собратьев, работающих «лицом» жилого комплекса. Тем не менее, заданная снаружи структура сохраняется и здесь. Меняется только способ ее презентации. К уже упомянутым декоративным каменным «гостям», добавляются чисто кирпичные приемы, такие как чередование структурной и гладкой кладки, напоминающие о пилястрах.
***
В результате жилой комплекс воспринимается очень цельно. Выразительность декларированного авторами приема и сдержанность в его трактовке помогают сформировать гармоничный ансамбль. Монолитные объемы, одетые в ордерные структуры, поднимающиеся над историческими стенами, несмотря на кажущуюся компактность, особенно на фоне растущих на дальнем плане новостроек высотой под 60 метров, претендуют на роль полноценной градостроительной доминанты. Жилой комплекс, словно остров или скорее форпост отмечает границу между старым и новым городом, соединяет традиционную и новую петербургскую архитектуру.
 
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 65, лит. "А"

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Явейн, Е.Ю. Алёшина, Н.В. Жуков, Д.Ю. Кожин, В.Л. Кулаченков, Р.О. Покровский, В.Б. Пономарёв
Конструкторы: А.С. Кривоносов, А.С. Кривошеина, В.Ю. Кузнецова, М.В. Новосёлов, С.А. Шведов
ГИП'ы: Л.В. Герштейн, М.С. Рогожкина

2016

Заказчик: Legenda Intelligent Development, ООО «Формат»

01 Августа 2019

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
Студия 44: другие проекты
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Постиндустриальная тяга
В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.
Похожие статьи
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.