English version

Поиск стиля

В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 65, лит. "А"

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Явейн, Е.Ю. Алёшина, Н.В. Жуков, Д.Ю. Кожин, В.Л. Кулаченков, Р.О. Покровский, В.Б. Пономарёв
Конструкторы: А.С. Кривоносов, А.С. Кривошеина, В.Ю. Кузнецова, М.В. Новосёлов, С.А. Шведов
ГИП'ы: Л.В. Герштейн, М.С. Рогожкина

2016

Заказчик: Legenda Intelligent Development, ООО «Формат»
Легенда об архитектуре
Архитектура – сложносоставной вид искусства, связанный с длительностью реализации и принятием множества решений участниками процесса. Она требует постоянного объяснения и аргументации, архитекторы к этому привыкли, их так учат, что проект начинается с исследования и сопровождается «легендой», зачастую весьма драматичной, дающей ключ к пониманию комплекса профессиональных проблем, от места в мировом контексте и формирования локальной традиции до расстановки приоритетов внутри отдельной мастерской.

Проект ЖК на Московском проспекте – один из примеров драматической и сложно сформированной «легенды», сплетающей в единую архитектурно-градостроительную систему военные лагеря древних римлян, антураж торговли скотом в XIX веке, непростую судьбу классицизма в России, сохранение памятников и симбиоз с ними, странную популярность псевдонеоклассики 1950-х годов, новые представления о стандартах современного жилья.

Внутри истории
Сейчас место, выделенное под строительство жилого комплекса на пересечении Московского проспекта и Обводного канала, рядом с метро «Фрунзенская», считается вполне престижным. А когда-то, в начале XIX века, это были почти выселки, граница настоящего города и окружающих его пригородов, откуда в столицу прибывали продукты и прочие товары. Некоторые из них имели особые требования к транспортировке и хранению. Ежедневные потребности города в говядине составляли несколько тысяч голов, для размещения и перепродажи которых в 1826 году по проекту архитектора Иосифа Ивановича Шарлеманя был построен «Скотопригонный двор». Видимо, в связи с расположением двора на границе с «дикими» болотами и лесами или в связи с личными вкусами и амбициями архитектора была выбрана планировочная схема древнеримского военного лагеря с двумя перпендикулярными осевыми улицами – кардо (север-юг) и декумануса (запад-восток), с расходившимися по обе стороны последнего сдвоенными рядами прясел для 5000 рогатых постояльцев. С трех сторон двор был окружен периметральным корпусом шириной 6 метров, представлявшим нечто среднее между оградой и складом. По центру его северной и южной стороны были построены трехарочные с низким фронтоном ворота, а в центре восточной стороны, с выходом на будущий Московский проспект, располагался двухэтажный главный корпус. Стилистически все сооружение было «одето» в торжественные неоклассические одежды, причем, по мнению экспертов, в архитектуре заметен переход от Александровского классицизма с его древнегреческими аллюзиями, к русскому ампиру с его романофилией. Этим он особенно ценен.
Фото главного корпуса скотобойни. 1904 г.
Предоставлено: Студия 44
zooming
Фрагмент карты г. Санкт-Петербурга. 1925 г.
Предоставлено: Студия 44

В советские времена «Скотопригонный двор» сохранил свой облик и отчасти функцию, несмотря на то, что бойня и стойла были перенесены за город. Промышленная революция 1930-х годов привела к перестройке «бычьих» рядов в производственные корпуса Молочного завода (арх. В. Ф. Твелькмейер, А. М. Соколов, И. И. Фомин), имевшие первоначально конструктивистский облик, который был радикально изменен в 50-х годах на более респектабельный, отвечавший моде на московскую версию «псевдонеоампира» (арх. В. А. Матвеев). Перестройки середины XX века затронули и основные здания ансамбля: было изменено северное крыло исторического корпуса и там же на набережной Обводного канала, немного западнее первоначальных ворот, вырос новый корпус проходной. Тем не менее, и перестройки, и непростая жизнь в качестве забора промышленного предприятия не помешала получению периметральной застройкой статуса памятника архитектуры первой трети XIX века. Так что пертурбации «Двора», со сменой собственников в 1990-е, переездом в 2009 году за город цехов молокозавода «Петмол» и уже в 2010-е с началом нового периода освоения территории уже в качестве площадки под строительство коммерческого жилья, проходили, как и раньше, внутри исторического периметра, заданного уверенной рукой Иосифа Шарлеманя, последователя Николя Леду и Чарльза Камерона.

Первый вызов
«Студия 44» начала работу над проектом жилого комплекса на части территории бывшего завода «Петмол» площадью 3,3 га в 2016 году. В качестве исходных точек были заданы несколько градостроительных и историко-охранных ограничений. Все объекты культурного наследия, входящие в периметр низких протяженных корпусов, разумеется, сохранялись, а прилегающая к ним охранная зона шириной от 4 до 23 метров оставлялась незастроенной. Все остальные постройки внутри периметра, относившиеся к советскому периоду, демонтировались. Также, архитекторы должны были учитывать высотные ограничения по фронту набережной Обводного канала и Московского проспекта: застройка не выше 25 м на расстоянии 20 м от красной линии и не выше 30 м на расстоянии 50 м от красной линии. Для остальной территории допускались максимальные отметки 28 и 33 м.

В итоге под проект современного жилого комплекса осталось центральное пространство в окружении периметра исторических стен с внушительной «легендой», ставящей архитекторов перед выбором: принять предлагаемые правила игры или пойти им наперекор. «Студия 44» выбрала первый вариант. «В работе над будущим проектом мы стараемся следовать жесткому рецепту, диктуемому самой градостроительной ситуацией, логикой ее исторического развития. Я очень не люблю сопротивляться участку и навязывать ему свою волю. Мне кажется, когда плывешь по течению, в хорошем смысле этого слова, можно добиться большего. А если, как в данном случае, участок имеет выраженный и жестко зафиксированный периметр, собственную историю и уцелевшую во временных и функциональных пертурбациях структуру, этому надо следовать и развивать, чтобы в результате получать эффектное пространственное решение» – так комментирует Никита Явейн позицию своего бюро по работе в исторической среде.

Архитекторы сознательно и последовательно воссоздали ортогональную структуру планировки, подчеркивая ее генетическую связь и с римскими военными лагерями, и с классическими ампирными ансамблями, и, разумеется, с оригинальной планировкой Скотопригонного двора. Полученная благодаря такой преемственности многогранность «легенды» дала возможность развивать объемно-пространственное и образное решение комплекса, творчески комбинируя различные приемы и методы работы со структурой и широким диапазоном стилистических отсылок.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Город с открытыми воротами, или сила ортогональной планировки
Территорию жилого комплекса пересекают две перпендикулярные улицы, две композиционных оси, из которых главная роль отдана оси север-юг. Широкий променад оформлен как бульвар, идущий от въездной арки со стороны Обводного канала, сохраненной в стилистике проходной Молокозавода (проект В. А. Матвеева), до исторических корпусов. К сожалению, южные ворота немного не совпадают с осью, но это не сказывается на общей композиции бульвара, по центру которого организованы приподнятые клумбы с деревьями и ажурными перголами. Перпендикулярная ей ось, проходящая с востока, от Московского проспекта и Главного корпуса на запад, пронизывает два основных корпуса (блок «А» и блок «Б»), оставляя в них широкие проходы. Архитекторы решили не перекрывать их арками и ограничиться лишь декоративными порталами, стилизованными под упрощенную ордерную систему.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Два основных блока жилых корпусов образуют разомкнутые каре размером 115х65 м. Блоки практически идентичны, за одним исключением: в первый этаж восточного фасада блока «А» встроен детский сад на 100 мест, из-за которого пришлось пожертвовать финальным разрывом периметра и полным сходством с древнеримским прототипом, а также сквозным проходом от Московского проспекта до новых жилых комплексов в глубине квартала, что скорее всего, может расцениваться как плюс для будущих жильцов, вряд ли готовых мириться с постоянным трафиком по декуманусу.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Дополнительно к разрывам по оси «восток-запад» каждый корпус имеет еще по два прямоугольных арочных проема высотой в два этажа, отмечающих ось симметрии, идущую с севера на юг, и связывающих внутренние дворы размером 82х32 м с внешними торгово-пешеходными улицами, занимающими охранную зону между основными корпусами и историческим периметром.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 1 этажа на отм. +0,000
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Внутренние дворы полностью свободны от автомобилей благодаря подземному паркингу, занимающему практически всю доступную для застройки площадь внутри охранной зоны объектов культурного наследия.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 2 этажа на отм. +3,900,+7,200
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол». План 6,7 этажей на отм. +17,550, +20,850
© Студия 44

В результате получается четко выстроенная ортогональная система, в которой массивы зданий, новых и исторических, перемежаются общественными пространствами, снабженными дополнительными маркерами осей и сторон света: арками, порталами, рядами деревьев, – которые помогут сориентироваться жителю или посетителю, потерявшемуся в этой системе, не прибегая к помощи мха на деревьях или Полярной звезды на пасмурном питерском небе.

Непреодолимая логика планировки и сила ортогоналей позволила предложенной в самом начале работы над проектом структуре пережить смену двух застройщиков, явно оценивших не столько ее классическую чистоту и связь с историческими прототипами, сколько эффективность выхода площадей, перспективы для сдачи в аренду общественных первых этажей и априори решенной проблемы внутриквартальной безопасности.

Последний аргумент, продиктованный интровертным характером получившейся застройки, которая фактически представляет собой «город в городе» с периметральными жилыми корпусами, встроенными внутрь периметра исторических стен, несколько противоречит идее оживленной торговли и развитой сервисной инфраструктуры на внутренних торгово-пешеходных улицах, но только жизнь покажет, насколько гостеприимным окажется будущий комплекс и не падут ли благие идеи архитекторов, назвавшие этот проект «город с открытыми воротами», под давлением коллективного мнения жильцов, заинтересованных в приватности.

Второй вызов
Методология проектирования от genius loci участка предопределила и подход к стилистическому оформлению будущего жилого комплекса. Наличие «собственных» классических памятников, конструктивистская трансформация, пережитая ансамблем в 1930-е и, наконец, соседство с «псевдонеоклассической» застройкой Московского проспекта, давали широкий диапазон для творческих поисков. Образ комплекса должен был представлять собой органичный сплав трех архитектурных традиций Санкт-Петербурга, что делало решение задачи более интересным для архитекторов «Студии 44», а результат – в некоторой степени программным, воплощавшим авторскую трактовку «петербургского стиля», дискуссии о котором продолжаются в северной столице уже не первое десятилетие. И решение этой задачи стало еще одним вызовом для команды.

Никита Явейн так комментирует проблему «петербургского стиля»: «К сожалению, тема формирования современного архитектурного языка, при этом органичного для строительства в центре нашего города, обсуждается в экспертной среде бессистемно и, как правило, лишь в связи с обсуждениями спорных проектов, в которых понятие «петербургский стиль» цинично используется для оправдания профессиональных ошибок или некомпетентности. Причем самое удивительное, что в качестве наиболее часто используемого образца для интерпретаций была выбрана архитектура 50-х годов XX века, которую мой отец называл «псевдонеоклассика в эпоху культа личности», точнее, та ее разновидность, которая у нас возводилась, хотя и достаточно редко, в подражание послевоенной застройке Москвы. Тогда как для Санкт-Петербурга более характерна совсем иная неоклассическая традиция, которую можно проследить на примерах построек Е.А. Левинсона и до некоторой степени И.И. Фомина. Они представляют собой геометризированную версию неоклассики, в которой крупные объемы простых форм решаются согласно тем же ордерным принципам, что и классические памятники. Именно этот подход мы взяли за основу проекта комплекса на Московском проспекте, где постарались показать, как мы понимаем питерский стиль. Мы стремились к тому, чтобы архитектура новых зданий унаследовала генетический код предшественников – как ампира 1830-х, так и ампира 1930-50-х – и чтобы она стала органичным связующим звеном между ними».
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Форпост стиля
Оформление четырех монументальных блоков, образующих жилые корпуса, стало естественным развитием заданной планировочной системы и принципов формирования нового архитектурного языка. Отказ от использования крупных пластических членений, таких как ризалиты и эркеры, позволил сфокусировать все внимание зрителя и художественную выразительность на тектонике, тонкости прорисовки и пропорционирования фасадной структуры, напоминающей упрощенную трехъярусную ордерную систему, которую венчает сдвоенный аттиковый этаж с колоннадой, окаймляющей периметр получившейся террасы. Расположенные ниже этажи разделены на три уровня: первый, высотой в один этаж, – предназначен для сервисной и торговой инфраструктуры и никак не декорирован. Следующие уровни объединяются по два этажа и различаются количеством и формой пилястр, закрывающих каждый второй простенок. На нижнем уровне они сдвоенные и прямоугольные в плане, на верхнем – одинарные и полукруглые. Структура решена подчеркнуто лаконично, без капителей, баз и прочих канонических элементов ордерного набора. Отказ от них – еще одна примета «петербургского стиля» от «Студии 44», ставящей в приоритет не декор или его имитацию, а пропорции и тектонику.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Внешние фасады облицованы натуральным камнем светло-бежевого оттенка. Но не целиком. В углах каменные ордерные структуры обрываются, открывая взгляду утопленные на метр кирпичные стены с простыми и круглыми окнами – неожиданный, но продуманный реверанс в сторону конструктивистского проекта Молокозавода, – и тонкими белыми поясами, отмечающими уровень перекрытий. Такая вполне пост-модернистическая шутка, демонстрирующая внимательному зрителю всю условность парадного фасада и ордерной системы, которую как декорацию прислонили к простому кирпичному зданию. Что, по сути, есть чистая правда.
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
© Студия 44

Не удивительно, что дворовые и выходящие на осевые променады фасады решены в лицевом кирпиче и каменные ордерные отголоски на них в виде поясов и пилястр лишь служат напоминанием о торжестве строя и ритма их нарядных собратьев, работающих «лицом» жилого комплекса. Тем не менее, заданная снаружи структура сохраняется и здесь. Меняется только способ ее презентации. К уже упомянутым декоративным каменным «гостям», добавляются чисто кирпичные приемы, такие как чередование структурной и гладкой кладки, напоминающие о пилястрах.
***
В результате жилой комплекс воспринимается очень цельно. Выразительность декларированного авторами приема и сдержанность в его трактовке помогают сформировать гармоничный ансамбль. Монолитные объемы, одетые в ордерные структуры, поднимающиеся над историческими стенами, несмотря на кажущуюся компактность, особенно на фоне растущих на дальнем плане новостроек высотой под 60 метров, претендуют на роль полноценной градостроительной доминанты. Жилой комплекс, словно остров или скорее форпост отмечает границу между старым и новым городом, соединяет традиционную и новую петербургскую архитектуру.
 

Мастерская:
Студия 44
Проект:
Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
Россия, Санкт-Петербург, Московский проспект, д. 65, лит. "А"

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Явейн, Е.Ю. Алёшина, Н.В. Жуков, Д.Ю. Кожин, В.Л. Кулаченков, Р.О. Покровский, В.Б. Пономарёв
Конструкторы: А.С. Кривоносов, А.С. Кривошеина, В.Ю. Кузнецова, М.В. Новосёлов, С.А. Шведов
ГИП'ы: Л.В. Герштейн, М.С. Рогожкина

2016

Заказчик: Legenda Intelligent Development, ООО «Формат»

01 Августа 2019

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.