BIM не за горами

В школе МАРШ в начале июля стартует интенсивный курс «Building Information Modelling в профессии архитектора», благодаря которому проектировщики могут достаточно быстро овладеть базовыми навыками для работы в системе, завоевывающей все большую популярность в России.

Автор текста:
Татьяна Пашинцева

mainImg
BIM – Building Information Modeling или Building Information Model – переводится как «Информационное моделирование здания» или «Информационная модель здания». По сути BIM – это виртуальная модель сооружения, в которой каждая деталь связана с базой данных и имеет подробное описание своих характеристик (материал, размеры, технология монтажа, долговечность, стоимость, и т.д.). Изменение одного параметра на одном из чертежей или в спецификации автоматически ведет к изменению этого параметра во всех других проекциях и документах. А экономит массу времени на внесение поправок в проектную документацию и позволяет избежать ошибок при «ручном» переносе информации.

Первым понятие «Building Description System» (Система описания здания) ввел в конце 70-х годов прошлого века профессор Технологического института Джорджии Чарльз Истман (Charles M. Eastman). А термин «Вuilding information modeling» первым применил архитектор и идейный вдохновитель Autodesk Фил Бернштейн (Phill Bernstein). Разработкой программного обеспечения для создания BIM занялись несколько компаний: Graphisoft, Autodesk, Bentley Systems и другие. Сегодня существует несколько программ для создания информационных моделей зданий, но у всех есть какие-то недостатки, а основной их них – низкая производительность при работе с большими моделями.

Тем не менее, в США, Европе и Азии BIM активно внедряется на государственном уровне. В США это уже обязательное требование при получении госзаказа. А с нынешнего года так будет и в Великобритании, Дании, Нидерландах, Норвегии и Финляндии. В Италии, Франции, Южной Корее, Сингапуре и Гонконге информационное моделирование также поддерживается на высшем уровне – специальными госпрограммами или крупными государственными заказчиками.
zooming
Информационная модель многофункционального комплекса © МАРШ
zooming
Информационная модель здания с инженерными сетями © МАРШ
zooming
Информационная модель загородного дома. Основные конструктивные элементы © МАРШ
zooming
Информационная модель конструктивной схемы небоскреба © МАРШ

Подхватила эстафету передовых технологий и Россия. Переход на BIM-проектирование – процесс долгий, требующий серьезных вложений в инфраструктуру архитектурной мастерской и на подготовку квалифицированных специалистов. Но он необратим и неотвратим. Об этом свидетельствует государственная программа по инновационному развитию строительной отрасли России, начатая в марте 2014 года. В конце 2014 года Михаил Мень, министр строительства и ЖКХ РФ, издал приказ №926/пр «Об утверждении плана поэтапного внедрения технологий информационного моделирования в области промышленного и гражданского строительства». Согласно плану Минстрой России подготовит перечень нормативных правовых и технических актов и образовательных стандартов, подлежащих изменению и разработке, и проведет переобучение своих специалистов и экспертов органов экспертизы.

«Мосгосэкспертиза» уже подготовилась к приему проектной документации в BIM. Более того, прошел экспертизу первый проект, выполненный в BIM. Это был проект поликлиники на 550 мест в микрорайоне Новые Ватутинки, разработанный одним из лидеров информационного моделирования – компанией «Градпроект». Экспертиза заняла на четыре дня меньше, чем обычно. BIM-технологий планируется применять при выполнении госзаказа на уникальных, особо сложных объектах, а также на тиражируемых, где требуется вносить небольшие изменения в типовой проект. По мнению чиновников, обязательное выполнение госзаказа в BIM будет стимулировать проектировщиков к более активному переходу на современные технологии.

Многие из числа наиболее успешных проектных компаний уже внедрили BIM-технологии и работают в них. Мы собрали мнения руководителей архитектурных мастерских и специалистов по BIM о том, какие преимущества они получили, почему именно сейчас эти технологии особенно актуальны в России и насколько они важны для молодых архитекторов.
***
 
Андрей Дермейко, руководитель отдела «Проектное бюро APEX»:
«BIM – это инструмент, позволяющий нам получать качественный продукт за счет высокого уровня автоматизации процессов и использования единой проектной среды. Разные специалисты работают в одной среде, в одной модели и взаимоувязка проектных решений при этом происходит в кратчайшие сроки, максимально полно и точно. При таком взаимодействии многие спорные решения прорабатываются еще на начальной стадии, с самых ранних стадий составляются спецификации, подсчитываются и контролируются объемы. Плюс при правильной организации процесса, мы получаем сокращение сроков проектирования за счет высокой скорости обмена информацией.
Трехмерный вид и сечения фрагмента фасада жилого дома, спроектированного в технологии BIM. Изображения получены напрямую из BIM-модели без использования сторонних средств © Проектное бюро APEX

Несмотря на это многие компании, позиционирующие себя как BIM-проектировщики, тратят массу средств, но получают некачественный продукт. Отвечая требованиям времени, они разрабатывают BIM-модели, но в обратной последовательности: модель по чертежам, а не чертежи по модели. Это происходит по разным причинам: боязнь перемен, неизвестности, затрат, боязнь нарушить комфорт проектировщиков, привыкших работать на бумаге, на плоскости. Недостаточно сделать BIM-модель – нужно построить ее правильно и последовательно, чтобы заработали все взаимосвязи между элементами здания.

Пару лет назад ко мне обратились с просьбой «поднять» BIM-модель небольшого административного здания по готовому проекту стадии Р. Проект разрабатывало опытное бюро, и казалось бы, проблем быть не должно, однако выяснилось, что документация содержит массу ошибок: окна на планах и на фасадах расположены в разных местах, проекции лестниц не совпадают. Правильный путь – это разработка информационной модели и получение чертежей по ней, а не наоборот.
Портал котельного отделения северо-восточного фасада. Реконструкция объекта «Центральная электрическая станция городского трамвая, 1904-1908 гг., архитектор В. Н. Башкиров» (ГЭС-2) по адресу г. Москва, Болотная наб., д. 15, корп. 1 © Проектное бюро APEX
Котельное отделение. Верхний ярус металлических конструкций. Реконструкция объекта «Центральная электрическая станция городского трамвая, 1904-1908 гг., архитектор В. Н. Башкиров» (ГЭС-2) по адресу г. Москва, Болотная наб., д. 15, корп. 1 © Проектное бюро APEX

Есть у BIM-технологии и обратная сторона: проектировщику приходится «перерабатывать», поскольку уже на стадии «Концепция» он должен сделать в объеме примерно то же, что будет на стадии «Проект». А заказчикам задержка с разработкой концепции и высокие трудозатраты на этой стадии бывают непонятны. Хотя в этом случае уже на ранних стадиях разработки проекта заказчик сможет получать ТЭПы, причем эти ТЭПы будут динамически изменяемыми: меняется планировка – меняются ТЭПы. Контроль стоимости можно производить уже на ранних этапах: если заказчик видит, что проект «выбивается» из сметы, он может принять решение об изменении техзадания, и затраты на корректировку проекта в этот момент будут минимальными. Так что максимальную выгоду от использования BIM-технологии получает девелопер, заказчик. Но для такого эффективного взаимодействия проектировщиков и заказчиков нам нужны Госстандарты – нормы, которые регулировали бы отношения участников проекта с информацией, с моделью, друг с другом. А пока у нас нет таких норм, общих «правил игры» и каждый раз приходится договариваться о правилах взаимодействия с новым заказчиком.

Спрос на специалистов, владеющих навыками работы в BIM, очень высок. Мы упорно ищем людей, обладающих такими знаниями, но очень сложно найти сотрудников, которые будут знать профессию, иностранный язык, программный инструментарий и обладающих такими личными качествами, как ответственность, аккуратность и опыт. Поэтому кто-то приходит к нам со знанием нужных нам программ и технологий, но кого-то мы принимаем на работу и без них. Главное, чтобы у сотрудника было желание учиться и развиваться – компания APEX делает упор на обучение. Выхода нет – или искать идеального кандидата на рынке труда, или воспитывать в своем коллективе».
***
 
Юлий Борисов, главный архитектор бюро UNK project:
«UNK project использует в своей работе BIM-технологию с 2011 года. При ее изучении мы увидели, что продукт соответствует мировой практике, а поскольку у нас много зарубежных партнеров, мы и перешли на нее. Тогда это было не так очевидно, но сейчас стало ясно, что взяли правильный старт.

В то же время к выбору программного инструмента надо подходить очень вдумчиво. BIM – это высокотехнологичный инструмент. Он дорогой и требует квалифицированных кадров. Но стоит отметить, что требуется не всем. Многим бюро и вовсе не стоит переходить на нее. Использование BIM оправдано в том случае, если перед компанией стоят задачи по строительству уникальных зданий со сложной геометрией или многокомпонентных, сложных систем. Если же требуется проектировать небольшие объекты, типовое жилье и интерьеры, то, на мой взгляд, преимущества информационной модели выявлены не будут. Если надо окопать небольшой огородик, то для этого хватит и лопаты. Для 15-20 соток можно купить культиватор. Но если у вас поля, то придется приобрести дорогой комбайн. BIM-технологии и являются таким дорогим комбайном. Часто мои коллеги интересуются, доволен ли я BIM? Отвечаю: «Да, доволен». Но важно учитывать, что при переходе на данное ПО, может образоваться очень большой провал по производительности: пока сотрудники учатся, бюро полгода работает медленнее. Часть архитекторов может уволиться, так как не удается переучиться. Это серьезный стресс для компании (да еще и с учетом кризиса) и надо трезво оценивать риски и принимать решения. Ведь потребуется еще мощная IT-инфраструктура и высококвалифицированные BIM-менеджеры. Кроме того, преимущества этой технологии раскрываются, когда ее применяют все: проектировщики, субподрядчики, подрядчики и служба эксплуатации.
Концепция реконструкции бассейна «Лужники» © UNK project
Концепция реконструкции бассейна «Лужники» © UNK project
Концепция реконструкции бассейна «Лужники» © UNK project
zooming
Концепция реконструкции бассейна «Лужники». Скриншот © UNK project
zooming
Концепция реконструкции бассейна «Лужники». Скриншот © UNK project
zooming
Концепция реконструкции бассейна «Лужники». Скриншот © UNK project
zooming
Концепция реконструкции бассейна «Лужники». Скриншот © UNK project

Но то, что рано или поздно все проектирование пойдет в BIM – это точно. И, как педагог МАРХИ, я своим студентам говорю: «Учитесь работать в BIM! Без этого вы будете как без азбуки». По окончании института у выпускников профессиональной компетенции еще не будет. Вот тут-то им этот инструмент точно понадобится. Иначе они будут неконкурентноспособны. Стоит отметить, что BIM-менеджеров сейчас не хватает не только в России, но и в Европе. На ближайшие пять лет это будет очень востребованная профессия».
***
 
Дарья Парамонова, главный архитектор Strelka Architecture:
«Мы сейчас как раз в процессе создания архитектурного бюро Strelka Architecture. И мы сразу решили, что в проектной работе будем использовать BIM-технологии. Дело в том, что мы ведем совместный проект с международными проектными бюро, в частности с французским архитектурным бюро Jean-Paul Viguier et Associés, разрабатывающим архитектурную концепцию медицинского центра, который будет построен в России. Французы работают в Revit Architecture. Мы получим от них BIM-модель, и по ней мы будем делать проектно-рабочую документацию. Инженерные решения разрабатывает компания Werner Sobek Moskwa, которая тоже применяет BIM-технологии.

BIM позволяет работать со всем миром. Но пока есть недостаток инфраструктуры – совместная работа над одной моделью ограничивается скоростью интернета и мощностью сервера и передачи данных.
 
Мы понимаем, что на то, чтобы перевести на эту технологию всех сотрудников нужно время, и мы не сможем это сделать уже завтра. Нужна методология перехода к этому процессу. Мы консультировались с Юлием Борисовым – его бюро UNK project для перехода на BIM потребовался год. У нас есть специально приглашенная для этого BIM-архитектор – Ольга Дадукова. Она разработала методику и план обучения, которое будет вестись в формате регулярных занятий. Это позволит нам постепенно интегрировать BIM-технологию в проектный процесс. Но надо понимать, что она сложная – особенно с точки зрения обучения и использования. Когда мы учились в архитектурном институте, то все пользовались очень сложной, почти математической программой 3D-Max. А потом появилась намного более простой SketchUp и все освоили эту элементарную программу. Полагаю, что в обозримом будущем должна появиться альтернатива, сильный конкурент Revit’у – программа, устроенная совсем по-другому.

Работа архитектора становится более технологичной, на первый взгляд может даже показаться роботизированной. И люди старой закалки могут чувствовать эмоциональную холодность, которая входит в профессию. Но так бывает всегда, когда рабочий инструмент еще новый. Любое современное здание неотделимо от суперсовременной технологии, которая становится частью архитектуры. И мы уже не представляем здания без высоких технологий, которые стали частью эстетики. И машины, которые мы для этого используем, могут довести эти технологии до эстетического совершенства. И если мы сможем управлять этим процессом, то мы выиграем. Технологическое проникновение неизбежно и мы должны сознательно к этому относиться и освоить технологии так хорошо, чтобы быть на 100% ведущим, а не ведомым».
***
 
Александр Осипов, генеральный директор «Академия BIM»:
«В ЗАО «ГОРПРОЕКТ» внедрение BIM-технологий началось года четыре назад, поскольку многие объекты, над которыми работает компания, просто невозможно спроектировать без моделей в 3D и BIM-технологий. Примером может служить Лахта-центр – знаковый объект, над которым сейчас работает Горпроект. Применение BIM в работе над ним было требованием заказчиков. И если кто-то из проектировщиков и субпроектировщиков этой технологией не владел, но хотел принять участие в работе, то они были вынуждены спешно осваивать и обучаться создавать проект в BIM.
Фрагмент информационной модели башни «Лахта-центр». Несущие и ограждающие конструкции. Горпроект © Академия BIM
zooming
Фрагмент информационной модели башни «Лахта-центр». Модель типового этажа. Горпроект © Академия BIM

Главное преимущество BIM-технологии – это прозрачность. В ней не может быть приписок, ошибочно указанных размеров и величин, так как спецификации составляются точно по проекту. Тогда как в случае ручного подсчета сказывается человеческий фактор и ошибки неизбежны. Другое преимущество в том, что мы еще на стадии проекта видим все ошибки и нестыковки при пересечении конструкций, инженерных коммуникаций и архитектурных элементов между собой. «Коллизии» (нестыковки), исправленные в офисе, займут всего полчаса – час времени. А на стройке эта работа потребует гораздо больших временных и материальных затрат и приведет к убыткам.

Существенный недостаток применения цифровой модели – это сложности и большие затраты времени при проектировании деталей: элементов вентилируемого фасада, мембранных изделий, гидроизоляции, зоны примыкания кровли. Кровлю сложного здания можно смоделировать всего за 10 минут, а ее примыкания раскладывать целый день.

Дело в том, что в программу заложен зарубежный опыт работы проектировщиков, строителей и производителей материалов. А в США и Европе большая часть проектной работы отдана производителю работ. Там проектировщик закладывает основную концепцию и не погружается в детали, потому что их досконально знает производитель работ. А у нас чертежи с высокой детализацией (так чтобы вопросов у рабочих, бригадиров и прорабов не было) приходится готовить еще и потому, что при строительстве будет задействована неквалифицированная рабочая сила. Поэтому, когда мы говорим о крупных этапах проекта, то проектирование происходит действительно быстро. Но если нужно прорабатывать детали, то трудоемкость увеличивается.
zooming
Информационная модель инженерной системы. Горпроект © Академия BIM
Информационная модель электрической сети. Горпроект © Академия BIM
Информационная модель электрической сети. Горпроект © Академия BIM

Академия BIM была создана для того чтобы не только поддерживать Горпроект в области BIM-технологии, но и работать на внешний рынок с другими проектировщиками, девелоперами, производителями оборудования, строителями, со службой эксплуатации в качестве BIM-экспертов. Самое сложное сегодня – это договориться о едином подходе. Если мы посмотрим, как различные компании пользуются BIM-технологиями, мы заметим разные методы их применения. А страдать от этого будет опять заказчик, который не соберет все в единую систему и получит разрозненную BIM-модель своего объекта, что делать при этом он не знает. Мы помогаем говорить на одном языке всем заинтересованным лицам: проектному сообществу, заказчикам объектов проектирования, производителям оборудования и изделий, а также строителям и эксплуатации.

Если говорить о коммерческих заказчиках, то они давно поняли выгоду информационной модели – возможности учитывать затраты в модели, уменьшать себестоимость и увеличивать прибыль. Им нужен BIM-проект и это уже не обсуждается. Да и московские власти и Минстрой считают, что BIM станет инструментом, который позволит больше проектировать с наименьшими затратами.
Трехмерная модель сложной поверхности. Горпроект © Академия BIM
В итоге хочу сказать, что BIM-технология приходит на смену CAD-технологии, рано или поздно строительное сообщество перейдет на BIM. Хочется призвать всех участников строительной отрасли не ждать до последнего, а сейчас заниматься внедрением BIM у себя, т.к. в противном случае можно остаться за бортом».
***
 
Егор Глебов и Евгений Ширинян, преподаватели интенсива «Building Information Modelling» в профессии архитектора» архитектурной школы МАРШ:
«Разработанная нами для МАРШ программа интенсива показывает образ и способ мышления специалиста новой формации и предлагает набор «цифровых» навыков, которыми он должен обладать. В практических заданиях курса рассматриваются реальные ситуации применения цифровых инструментов в проектировании, а центральной темой становится информационное моделирование сооружений – BIM (Building Information Modeling).

Директивы «сверху», очевидное желание частного инвестора оптимизировать процессы проектирования и строительства и, конечно же, активность производителей ПО привели к тому, что сегодня тема BIM широко обсуждается в профессиональных кругах проектировщиков, строителей, девелоперов, контролирующих организаций.

Трехмерная модель или комплекс моделей здания, насыщенные информацией, призваны решать широкий круг задач жизненного цикла здания: от проектирования до строительства, эксплуатации и даже утилизации. Однако, как многие понимают, недостаточно просто купить и освоить соответствующую программу.
zooming
Фрагмент информационной модели. Разводка системы вентиляции © МАРШ
zooming
Фрагмент информационной модели. Инженерные системы башни © МАРШ
zooming
Фрагмент информационной модели. Конструктивные элементы © МАРШ
zooming
Анализ свето-теневой модели города в геоинформационной системе © МАРШ

На практике BIM-проектирование – процесс трудоемкий и, во многом, негибкий. Помимо консультаций специалистов по внедрению, прохождения обучения и создания пилотных проектов нельзя забывать о важнейшем элементе и проектирования, и собственно BIM-технологии взаимодействии. Информационное моделирование здания построено на взаимодействии участников проектирования и без него лишено смысла. Как оказалось, взаимодействию специалистов разных дисциплин – архитекторов, инженеров, конструкторов – тоже надо учиться, чтобы понимать логику каждого, участвующего в построении модели: что, когда и в каком объеме требуется от коллег для эффективной совместной работы. Это знание поможет подготовить детализацию модели на нужном уровне, соответствующую конкретной задаче и определенному этапу работы над проектом. А это поможет избежать излишних трудозатрат и потери времени.
zooming
Модель района реки Яуза в геоинформационной системе © МАРШ
zooming
Карта Саранска в геоинформационной системе © МАРШ

Ряд ключевых технологий (например, использование геоинформационных систем, алгоритмическое моделирование или применение игровых движков для интерактивной визуализации) оказываются за пределами BIM, но нужны в работе над моделью. Архитектор должен быть знаком с основами этих инструментов, понимать, когда и зачем они ему могут понадобиться и как их эффективно применять.

Курс интенсива «Building Information Modelling в профессии архитектора» в МАРШ заостряет внимание на характерных проблемах и задачах в работе с BIM, возникающих при взаимодействии специалистов, и учит использовать для их решения самые разные программные инструменты и цифровые технологии. Это поможет сделать проектную идею максимально прозрачной и понятной для клиента.

Мы уверены, что наши слушатели по окончании интенсива смогут легче осваивать новые инструменты и компьютерные технологии. Им будет проще знакомиться с широким кругом возможностей программного обеспечения и самостоятельно выбирать инструмент проектирования для конкретной задачи».
 

Поставщики, технологии

09 Июня 2016

Автор текста:

Татьяна Пашинцева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
BIM не за горами
В школе МАРШ в начале июля стартует интенсивный курс «Building Information Modelling в профессии архитектора», благодаря которому проектировщики могут достаточно быстро овладеть базовыми навыками для работы в системе, завоевывающей все большую популярность в России.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.