Музыка сфер в отдельно взятом доме

Жилой дом «Премьер» на Воробьевых горах, задуманный пять лет назад и завершенный только сейчас, может похвастаться цельным и почти математически точным архитектурным решением, тонкой игрой форм на грани то ли атомной физики, то ли высокой философии

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

07 Октября 2007
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Жилой дом «Премьер»
Россия, Москва, ул. Фотиевой, вл.6

Авторский коллектив:
Плоткин В.И. Гусарев С.А. Успенский С.А. Малярчук Т.В. Пастернак А.С.

2002 — 2002 / 2002 — 2007

Заказчик: ООО «Крост»

Это очень хорошо расположенный дом. Он разместился в парково-академической зоне города, на границе зеленого массива Воробьевых гор, он стоит над прудом Дворца пионеров и отражается в нем.

Здание состоит из двух жилых домов-пластин одинаковой высоты и пропорций, поставленных параллельно на некотором расстоянии друг от друга и соединенных в нижней части трехъэтажным общественным стилобатом, в котором расположен вход в оба дома. Все вместе, если посмотреть на план, похоже на букву «Н», вписанную в идеальный квадрат – две стороны образованы высокими пластинами, посередине – «перекладина» большого холла, обремененного офисами.

Здесь возникает любопытная типологическая коллизия. Обычно – и даже нередко – стеклянный «предбанник» помещается перед многоэтажным домом, или же, в том случае, если это, например, магазин – тянется вдоль него, но все же как правило выступает вперед. А тут все наоборот: застекленный вход «спрятан» между двумя домами, убран в глубину композиции. Которая в результате оказывается, во-первых, на первый взгляд парадоксальной, а во-вторых, очень характерной для архитектуры Владимира Плоткина.

У ансамбля нет центра, точнее он нарочито и в буквальном смысле проседает, проваливается – с 19-ти этажей до трех. С другой стороны можно сказать, что центр, наоборот, есть, но раздваивается на два похожих дома, которые «отталкиваются» друг от друга так, как по законам физики отталкиваются одинаково заряженные частицы, оказываясь в итоге на противоположных концах квадрата. Но разлетаются они не совсем – между домами-«частицами» существует зримая связь – тот самый стеклянный трехэтажный стилобат, который хочется сравнить с молекулярными связями, в том виде, в каком их рисуют в учебниках.

Итак, центра в том месте, где мы его привыкли искать, нет – и в то же время симметрия, геометрия и закономерности – очень жесткие – наличествуют, просто они берутся не из классических схем, а как будто бы из законов физики или математики. Заметим, что дом стоит между двумя главными центрами московской учености, Университетом и Академией наук – уж не от них он зарядился физико-математическими эманациями? В то же время сталинской высотке МГУ дом противоположен, и именно благодаря раздвоенной неклассической композиции.

Отточенная игра двоичных сопоставлений продолжается и на фасадах, где два цвета – кирпичный красный и ослепительно-белый, принимают на себя роли представителей двух основных видов архитектурной материи – основы и декорации. Кирпичные поверхности прорезаны глубокими лоджиями, они более материальны и могут позволит себе светотень и некоторую степень массивности – в рамках строгой геометрии целого. Белый цвет, как ему и полагается, чист и эфемерен, он сочетается со стеклом и сосредотачивается большими пятнами на внешних фасадах, «обнимая» один угол и заходя на один торец каждого дома.

В целом получается, что два одинаковых дома поставлены зеркально относительно общего центра. Вместе с отражением всего здания в воде эта зеркальность фасадов складывается в одну общую геометрическую игру – как будто бы где-то над входным вестибюлем – над перекладиной буквы «Н» поставлено невидимое зеркало, и одна половина дома – это отражение первой, вот только неясно, какая «настоящая». Зато этот сюжет хорошо объясняет квадратную симметричность ансамбля, который, будучи на самом деле простым московским элитным домом, в некоторой – художественной – своей части предстает разновидностью отвлеченных схоластических штудий, усложненным продолжением «квадратного» и «круглого» домов Владимира Плоткина девяностых. Но не стоит думать, что архитектор вернулся к прежним поискам – на самом деле закончен-то дом сейчас, а спроектирован пять лет назад, в 2002 году, поэтому его можно считать логичным продолжением «тех» размышлений, окончательно воплотившимся только сейчас.

Как всегда бывает, в процессе воплощения эстетствующая схоластика срастается с нашей реальностью, частью намеренно, частью – уступая и что-то утрачивая. Зеркальность, например, имеет вполне прагматическое обоснование – за обращенными внутрь кирпичными стенами спрятаны различные коммуникации и технические помещения, здесь нет квартир, потому что пластины стоят слишком близко и мог бы возникнуть эффект, емко называемый «окно в окно».
Кроме того, чтобы не испортить пейзаж, пластины ориентированы торцами к склону Воробьевых гор. А чтобы удачнее показать окружащие красоты всем входящим-выходящим из здания, архитектор превратил расположенную между домами «перекладину» холла в большое панорамное окно. Это могли быть две строго продуманных, как ведута ренессанса, ландшафтные картины, одна на с видом пруд, другая на Москва-реку, огражденные перспективной рамкой зданий. Все это даже построили. А потом сразу же переделали интерьер холла, полностью загородив все виды – не пропадать же квадратным метрам. В наше время эстетское любование окрестностями «просто так», без видимой пользы да еще и в общественном пространстве – роскошь почти недоступная. Что поделаешь, период накопления.

Этот дом, однако, тем и хорош, что даже лишившись какой-то части первоначального замысла он упрямо «держит марку», не утрачивает своих абстрактных ценностей и «математической» красоты линий.

Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»


Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Жилой дом «Премьер»
Россия, Москва, ул. Фотиевой, вл.6

Авторский коллектив:
Плоткин В.И. Гусарев С.А. Успенский С.А. Малярчук Т.В. Пастернак А.С.

2002 — 2002 / 2002 — 2007

Заказчик: ООО «Крост»

07 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.