Музыка сфер в отдельно взятом доме

Жилой дом «Премьер» на Воробьевых горах, задуманный пять лет назад и завершенный только сейчас, может похвастаться цельным и почти математически точным архитектурным решением, тонкой игрой форм на грани то ли атомной физики, то ли высокой философии

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

07 Октября 2007
mainImg

Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Жилой дом «Премьер»
Россия, Москва, ул. Фотиевой, вл.6

Авторский коллектив:
Плоткин В.И. Гусарев С.А. Успенский С.А. Малярчук Т.В. Пастернак А.С.

2002 – 2007

Это очень хорошо расположенный дом. Он разместился в парково-академической зоне города, на границе зеленого массива Воробьевых гор, он стоит над прудом Дворца пионеров и отражается в нем.

Здание состоит из двух жилых домов-пластин одинаковой высоты и пропорций, поставленных параллельно на некотором расстоянии друг от друга и соединенных в нижней части трехъэтажным общественным стилобатом, в котором расположен вход в оба дома. Все вместе, если посмотреть на план, похоже на букву «Н», вписанную в идеальный квадрат – две стороны образованы высокими пластинами, посередине – «перекладина» большого холла, обремененного офисами.

Здесь возникает любопытная типологическая коллизия. Обычно – и даже нередко – стеклянный «предбанник» помещается перед многоэтажным домом, или же, в том случае, если это, например, магазин – тянется вдоль него, но все же как правило выступает вперед. А тут все наоборот: застекленный вход «спрятан» между двумя домами, убран в глубину композиции. Которая в результате оказывается, во-первых, на первый взгляд парадоксальной, а во-вторых, очень характерной для архитектуры Владимира Плоткина.

У ансамбля нет центра, точнее он нарочито и в буквальном смысле проседает, проваливается – с 19-ти этажей до трех. С другой стороны можно сказать, что центр, наоборот, есть, но раздваивается на два похожих дома, которые «отталкиваются» друг от друга так, как по законам физики отталкиваются одинаково заряженные частицы, оказываясь в итоге на противоположных концах квадрата. Но разлетаются они не совсем – между домами-«частицами» существует зримая связь – тот самый стеклянный трехэтажный стилобат, который хочется сравнить с молекулярными связями, в том виде, в каком их рисуют в учебниках.

Итак, центра в том месте, где мы его привыкли искать, нет – и в то же время симметрия, геометрия и закономерности – очень жесткие – наличествуют, просто они берутся не из классических схем, а как будто бы из законов физики или математики. Заметим, что дом стоит между двумя главными центрами московской учености, Университетом и Академией наук – уж не от них он зарядился физико-математическими эманациями? В то же время сталинской высотке МГУ дом противоположен, и именно благодаря раздвоенной неклассической композиции.

Отточенная игра двоичных сопоставлений продолжается и на фасадах, где два цвета – кирпичный красный и ослепительно-белый, принимают на себя роли представителей двух основных видов архитектурной материи – основы и декорации. Кирпичные поверхности прорезаны глубокими лоджиями, они более материальны и могут позволит себе светотень и некоторую степень массивности – в рамках строгой геометрии целого. Белый цвет, как ему и полагается, чист и эфемерен, он сочетается со стеклом и сосредотачивается большими пятнами на внешних фасадах, «обнимая» один угол и заходя на один торец каждого дома.

В целом получается, что два одинаковых дома поставлены зеркально относительно общего центра. Вместе с отражением всего здания в воде эта зеркальность фасадов складывается в одну общую геометрическую игру – как будто бы где-то над входным вестибюлем – над перекладиной буквы «Н» поставлено невидимое зеркало, и одна половина дома – это отражение первой, вот только неясно, какая «настоящая». Зато этот сюжет хорошо объясняет квадратную симметричность ансамбля, который, будучи на самом деле простым московским элитным домом, в некоторой – художественной – своей части предстает разновидностью отвлеченных схоластических штудий, усложненным продолжением «квадратного» и «круглого» домов Владимира Плоткина девяностых. Но не стоит думать, что архитектор вернулся к прежним поискам – на самом деле закончен-то дом сейчас, а спроектирован пять лет назад, в 2002 году, поэтому его можно считать логичным продолжением «тех» размышлений, окончательно воплотившимся только сейчас.

Как всегда бывает, в процессе воплощения эстетствующая схоластика срастается с нашей реальностью, частью намеренно, частью – уступая и что-то утрачивая. Зеркальность, например, имеет вполне прагматическое обоснование – за обращенными внутрь кирпичными стенами спрятаны различные коммуникации и технические помещения, здесь нет квартир, потому что пластины стоят слишком близко и мог бы возникнуть эффект, емко называемый «окно в окно».
Кроме того, чтобы не испортить пейзаж, пластины ориентированы торцами к склону Воробьевых гор. А чтобы удачнее показать окружащие красоты всем входящим-выходящим из здания, архитектор превратил расположенную между домами «перекладину» холла в большое панорамное окно. Это могли быть две строго продуманных, как ведута ренессанса, ландшафтные картины, одна на с видом пруд, другая на Москва-реку, огражденные перспективной рамкой зданий. Все это даже построили. А потом сразу же переделали интерьер холла, полностью загородив все виды – не пропадать же квадратным метрам. В наше время эстетское любование окрестностями «просто так», без видимой пользы да еще и в общественном пространстве – роскошь почти недоступная. Что поделаешь, период накопления.

Этот дом, однако, тем и хорош, что даже лишившись какой-то части первоначального замысла он упрямо «держит марку», не утрачивает своих абстрактных ценностей и «математической» красоты линий.

Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»
Жилой дом «Премьер» © ТПО «Резерв»


0

Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Жилой дом «Премьер»
Россия, Москва, ул. Фотиевой, вл.6

Авторский коллектив:
Плоткин В.И. Гусарев С.А. Успенский С.А. Малярчук Т.В. Пастернак А.С.

2002 – 2007

07 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.