Стояние при Донском

Конкурсная концепция застройки квартала
на месте завода «Красный пролетарий»
сверху напоминает схему военных действий между «модернизмом» и «историзмом» – показательно, что
300 с небольшим лет назад на этом месте стояло войско Бориса Годунова, воевавшее с Казы-Гиреем.
Если же посмотреть с более прагматических позиций – концепция нова для Москвы тем, что буквально разводит частное и общественное пространство, размещая их на разной высоте и формируя принципиально иной, более комфортный тип городского пространства

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

2007

заказчик «Ведис групп»

Район строительства отличается внутренней двойственностью: здесь находится один из безусловно ярких московских памятников – Донской монастырь, с его идеальным квадратом кирпичных стен и двумя соборами – миниатюрным годуновским и гигантским – конца XVII века, стоящим в самом центре квадрата. Вторая особенность окрестностей – памятники конструктивизма: длинная тонкая пластина студенческого дома-коммуны И. Николаева и ромбически расставленные дома экспериментального квартала Н. Травина на Шаболовке. Средневековье и «классический» авангард – это два полюса, а в остальном – зеленый район, где есть кирпичные заводские здания XIX в., сероватые сталинские и беловатые брежневские жилые дома. И большое неправильное пятно станкостроительного завода «Красный пролетарий», обнимающего квадрат монастырских стен с северо-запада, подходя к ним почти вплотную.

Полгода назад контроль над заводом перешел к известной девелоперской компании «Ведис-групп», и весной она провела заказной архитектурный конкурс на концепцию застройки его территории кварталом жилых домов. В конкурсе участвовали семь иностранных архитекторов и только один российский – Сергей Скуратов, чей проект получил второе место: заказчикам понравилась концепция, но испугала слишком жесткая и непривычная, «модернистская» подача картинок.

Концепция, таким образом, остается в проекте, однако она тем не менее очень интересна, поскольку иллюстрирует сравнительно новую тенденцию: знаковым архитекторам теперь заказывают не отдельные дома в рамках остоженской «золотой мили», а целые кварталы внутри исторического города. И следовательно, в планировку городских кварталов приходят новые принципы.
 
Во-первых, зеленые внутренние дворы предложено приподнять над дорогами и тротуарами на 4,5 метра – на этой высоте будут скверы с травой и даже большими деревьями. Ниже магазины, офисы и въезды в гараж. Таким образом, пространство функционально поделено не только по горизонтали, но и по вертикали. Похожий прием уже известен в Москве, но в одиночных зданиях, а на уровне квартала он появляется здесь впервые. В привычном, примитивном представлении градостроительство – это нечто плоское, спроецированное на карту, а здесь очевиден объемный подход и попытка радикально перестроить отведенную часть городского пространства, придав ему новое качество.

Особенность получившегося квартала – отсутствие забора и «проницаемость» - возможность пересечь его вдоль и поперек, за которую последние годы борются согласующие инстанции и о которой мечтают, вспоминая о прошлом, москвичи. Можно сказать, что в концепции Сергея Скуратова предложен вариант создания «открытого» города через вертикальное разделение общественного и частного пространства. Который кажется одним из перспективных путей превращения Москвы из полуфеодальной агломерации, перегороженной пресловутыми решетками, в европейскую столицу с большим количеством связанных между собой общественных пространств.

Внешне это имеет следующий вид. Глядя на макет, можно подумать, что перед нами небольшой город, дороги в котором промыты водными потоками. Как будто бы были дома и дворы, но все время шел дождь, расширяя и углубляя проходы между ними. Тему поддерживает слоистая ступенчатость дорожных поверхностей, напоминающих русло горного ручья; предполагалось, что легкая террасность будет сохранена по крайней мере на тротуарах. Кроме того, многие дома почти наполовину нависают над улицами, включаясь в образ прошедшего по улице потока и заодно освобождая место во дворах.
Мотив приподнятого города зеркально отражает другой, любимый Сергеем Скуратовым и использованный им в Тессинском переулке – имитации «культурного слоя», когда вокруг дома создается углубление, как будто бы он зарос землей и его потом откопали реставраторы. В данном случае ход обратный, но подобный – архитектор тоже экспериментирует с «посадкой» дома, но только не углубляет его, а приподнимает, конструируя несколько иную историю, чем в случае с «раскопом».

Вторая и наиболее заметная особенность концепции целиком порождена характером городского окружения – ее можно понять как художественную реакцию на свойства «гения места», главная особенность которого, как уже говорилось – двойственность, сочетание жемчужин древнерусской и авангардной архитектуры, которая может быть прослежена и на более простом уровне – через соседство кирпичных заводских зданий XIX века и вкраплений типовой панельной застройки советского времени. С северной стороны больше кирпичных домов, с южной больше панельных. Поэтому дома в задуманном квартале Сергей Скуратов поделил на два цвета и типа – одни кирпичные и со скошенными вальмовыми кровлями, переосмысляющие образ московского контекста в ключе, сходном со скуратовскими домами в Тессинском переулке. Другие – белые и с плоскими «модернистскими» кровлями, не панельные, конечно, а покрытые светлым известняком.

«Эта концепция родилась из анализа существующих градостроительных направлений» – рассказывает Сергей Скуратов. Если мысленно продолжить улицы и внутренние проезды соседних кварталов, то получится, что на участке пересекаются два направления – линии 2-го и 3-го Донских проездов «смотрят» на юго-юго-запад, а Малая Калужская улица – просто на юго-запад, между ними образуется угол около 150 градусов. Архитекторы продлили линии на территории предполагаемой застройки и нарисовали им несколько параллелей, которые пересеклись и образовали слабый изгиб внутренних проездов нового квартала. Светлые дома с плоскими крышами расставили параллельно первому направлению, а красные со скатными завершениями – вдоль направления номер 2. С одной стороны получилось больше белых домов, с другой – красных, а в центральной части они смешались, не сломав, однако, строя.

Поэтому композиция квартала очень похожа на схему расстановки военных сил во время боя. В чем есть глубокая историческая правда, потому что в 1591 году здесь Борис Годунов воевал в Казы-Гиреем. Потом на месте русского лагеря построили Донской монастырь.
Вторая аналогия, приходящая в голову – абстрактные картины Эль Лисицкого и Малевича, которые тоже состоят из разноцветных параллелограммов, выстроенных под легким углом друг к другу. Сложно не вспомнить плакат «Клином красным бей белых» - графически он не очень похож, но ощутимо перекликается по смыслу.

Однако же политико-историческая подоплека возникла скорее случайно, чем преднамеренно. Во-первых, «расстановка сил» - противоположная, красные «воюют» за историзм. Во-вторых, автор предлагает и другие пути истолкования цветового решения – например, весь Донской монастырь красно-белый, с кирпичными стенами и белокаменной отделкой. В том, что касается использованных фактур – кирпича и камня, концепция Сергея Скуратова ближе к монастырю.

Образовавшаяся концепция – художественное высказывание на тему специфики района. Для современной Москвы это градостроительный эксперимент – отсюда напрашивается сравнение с соседним кварталом на Шаболовке. Там – новаторское высказывание, дома развернули на 45 градусов к улице. Здесь вместо самоценной новации – последовательное изложение результатов анализа городского пространства, все углы и линии продиктованы обстановкой. Однако смелости в современной концепции Сергея Скуратова не меньше – вероятно, это и не дало ей победить в конкурсе.
Проект изучает окружение (цвет, свет, направления) и выдает результат – но не пассивно приспосабливается, а живо вторгается в район, «впитывает» и истолковывает его проблематику. Парадоксальным образом одним из следствий жестких логических построений становится живописность пространства, которое могло бы в итоге возникнуть внутри квартала – улицы, в основном из-за чередования разнонаправленных фасадов, кажутся слегка зигзагообразными, а здания почти на треть своей ширины нависают над тротуаром, вызывая отдаленные аллюзии с западноевропейским Средневековьем.

Территория завода «Красный пролетарий» и окружающие кварталы
План квартала на месте завода «Красный пролетарий»
Конкурсный проект квартала рядом с Донским монастырем
Концепция единицы квартальной застройки - красный (кирпичный) дом
zooming
Концепция единицы квартальной застройки - светлый (каменный) дом


0

Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

2007

заказчик «Ведис групп»

25 Июня 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.