Стояние при Донском

Конкурсная концепция застройки квартала
на месте завода «Красный пролетарий»
сверху напоминает схему военных действий между «модернизмом» и «историзмом» – показательно, что
300 с небольшим лет назад на этом месте стояло войско Бориса Годунова, воевавшее с Казы-Гиреем.
Если же посмотреть с более прагматических позиций – концепция нова для Москвы тем, что буквально разводит частное и общественное пространство, размещая их на разной высоте и формируя принципиально иной, более комфортный тип городского пространства

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

2007

заказчик «Ведис групп»

Район строительства отличается внутренней двойственностью: здесь находится один из безусловно ярких московских памятников – Донской монастырь, с его идеальным квадратом кирпичных стен и двумя соборами – миниатюрным годуновским и гигантским – конца XVII века, стоящим в самом центре квадрата. Вторая особенность окрестностей – памятники конструктивизма: длинная тонкая пластина студенческого дома-коммуны И. Николаева и ромбически расставленные дома экспериментального квартала Н. Травина на Шаболовке. Средневековье и «классический» авангард – это два полюса, а в остальном – зеленый район, где есть кирпичные заводские здания XIX в., сероватые сталинские и беловатые брежневские жилые дома. И большое неправильное пятно станкостроительного завода «Красный пролетарий», обнимающего квадрат монастырских стен с северо-запада, подходя к ним почти вплотную.

Полгода назад контроль над заводом перешел к известной девелоперской компании «Ведис-групп», и весной она провела заказной архитектурный конкурс на концепцию застройки его территории кварталом жилых домов. В конкурсе участвовали семь иностранных архитекторов и только один российский – Сергей Скуратов, чей проект получил второе место: заказчикам понравилась концепция, но испугала слишком жесткая и непривычная, «модернистская» подача картинок.

Концепция, таким образом, остается в проекте, однако она тем не менее очень интересна, поскольку иллюстрирует сравнительно новую тенденцию: знаковым архитекторам теперь заказывают не отдельные дома в рамках остоженской «золотой мили», а целые кварталы внутри исторического города. И следовательно, в планировку городских кварталов приходят новые принципы.
 
Во-первых, зеленые внутренние дворы предложено приподнять над дорогами и тротуарами на 4,5 метра – на этой высоте будут скверы с травой и даже большими деревьями. Ниже магазины, офисы и въезды в гараж. Таким образом, пространство функционально поделено не только по горизонтали, но и по вертикали. Похожий прием уже известен в Москве, но в одиночных зданиях, а на уровне квартала он появляется здесь впервые. В привычном, примитивном представлении градостроительство – это нечто плоское, спроецированное на карту, а здесь очевиден объемный подход и попытка радикально перестроить отведенную часть городского пространства, придав ему новое качество.

Особенность получившегося квартала – отсутствие забора и «проницаемость» - возможность пересечь его вдоль и поперек, за которую последние годы борются согласующие инстанции и о которой мечтают, вспоминая о прошлом, москвичи. Можно сказать, что в концепции Сергея Скуратова предложен вариант создания «открытого» города через вертикальное разделение общественного и частного пространства. Который кажется одним из перспективных путей превращения Москвы из полуфеодальной агломерации, перегороженной пресловутыми решетками, в европейскую столицу с большим количеством связанных между собой общественных пространств.

Внешне это имеет следующий вид. Глядя на макет, можно подумать, что перед нами небольшой город, дороги в котором промыты водными потоками. Как будто бы были дома и дворы, но все время шел дождь, расширяя и углубляя проходы между ними. Тему поддерживает слоистая ступенчатость дорожных поверхностей, напоминающих русло горного ручья; предполагалось, что легкая террасность будет сохранена по крайней мере на тротуарах. Кроме того, многие дома почти наполовину нависают над улицами, включаясь в образ прошедшего по улице потока и заодно освобождая место во дворах.
Мотив приподнятого города зеркально отражает другой, любимый Сергеем Скуратовым и использованный им в Тессинском переулке – имитации «культурного слоя», когда вокруг дома создается углубление, как будто бы он зарос землей и его потом откопали реставраторы. В данном случае ход обратный, но подобный – архитектор тоже экспериментирует с «посадкой» дома, но только не углубляет его, а приподнимает, конструируя несколько иную историю, чем в случае с «раскопом».

Вторая и наиболее заметная особенность концепции целиком порождена характером городского окружения – ее можно понять как художественную реакцию на свойства «гения места», главная особенность которого, как уже говорилось – двойственность, сочетание жемчужин древнерусской и авангардной архитектуры, которая может быть прослежена и на более простом уровне – через соседство кирпичных заводских зданий XIX века и вкраплений типовой панельной застройки советского времени. С северной стороны больше кирпичных домов, с южной больше панельных. Поэтому дома в задуманном квартале Сергей Скуратов поделил на два цвета и типа – одни кирпичные и со скошенными вальмовыми кровлями, переосмысляющие образ московского контекста в ключе, сходном со скуратовскими домами в Тессинском переулке. Другие – белые и с плоскими «модернистскими» кровлями, не панельные, конечно, а покрытые светлым известняком.

«Эта концепция родилась из анализа существующих градостроительных направлений» – рассказывает Сергей Скуратов. Если мысленно продолжить улицы и внутренние проезды соседних кварталов, то получится, что на участке пересекаются два направления – линии 2-го и 3-го Донских проездов «смотрят» на юго-юго-запад, а Малая Калужская улица – просто на юго-запад, между ними образуется угол около 150 градусов. Архитекторы продлили линии на территории предполагаемой застройки и нарисовали им несколько параллелей, которые пересеклись и образовали слабый изгиб внутренних проездов нового квартала. Светлые дома с плоскими крышами расставили параллельно первому направлению, а красные со скатными завершениями – вдоль направления номер 2. С одной стороны получилось больше белых домов, с другой – красных, а в центральной части они смешались, не сломав, однако, строя.

Поэтому композиция квартала очень похожа на схему расстановки военных сил во время боя. В чем есть глубокая историческая правда, потому что в 1591 году здесь Борис Годунов воевал в Казы-Гиреем. Потом на месте русского лагеря построили Донской монастырь.
Вторая аналогия, приходящая в голову – абстрактные картины Эль Лисицкого и Малевича, которые тоже состоят из разноцветных параллелограммов, выстроенных под легким углом друг к другу. Сложно не вспомнить плакат «Клином красным бей белых» - графически он не очень похож, но ощутимо перекликается по смыслу.

Однако же политико-историческая подоплека возникла скорее случайно, чем преднамеренно. Во-первых, «расстановка сил» - противоположная, красные «воюют» за историзм. Во-вторых, автор предлагает и другие пути истолкования цветового решения – например, весь Донской монастырь красно-белый, с кирпичными стенами и белокаменной отделкой. В том, что касается использованных фактур – кирпича и камня, концепция Сергея Скуратова ближе к монастырю.

Образовавшаяся концепция – художественное высказывание на тему специфики района. Для современной Москвы это градостроительный эксперимент – отсюда напрашивается сравнение с соседним кварталом на Шаболовке. Там – новаторское высказывание, дома развернули на 45 градусов к улице. Здесь вместо самоценной новации – последовательное изложение результатов анализа городского пространства, все углы и линии продиктованы обстановкой. Однако смелости в современной концепции Сергея Скуратова не меньше – вероятно, это и не дало ей победить в конкурсе.
Проект изучает окружение (цвет, свет, направления) и выдает результат – но не пассивно приспосабливается, а живо вторгается в район, «впитывает» и истолковывает его проблематику. Парадоксальным образом одним из следствий жестких логических построений становится живописность пространства, которое могло бы в итоге возникнуть внутри квартала – улицы, в основном из-за чередования разнонаправленных фасадов, кажутся слегка зигзагообразными, а здания почти на треть своей ширины нависают над тротуаром, вызывая отдаленные аллюзии с западноевропейским Средневековьем.

Территория завода «Красный пролетарий» и окружающие кварталы
План квартала на месте завода «Красный пролетарий»
Конкурсный проект квартала рядом с Донским монастырем
Концепция единицы квартальной застройки - красный (кирпичный) дом
zooming


Архитектор:

Сергей Скуратов

Проект:

Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

2007

заказчик «Ведис групп»

25 Июня 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.