English version

Стояние при Донском

Конкурсная концепция застройки квартала
на месте завода «Красный пролетарий»
сверху напоминает схему военных действий между «модернизмом» и «историзмом» – показательно, что
300 с небольшим лет назад на этом месте стояло войско Бориса Годунова, воевавшее с Казы-Гиреем.
Если же посмотреть с более прагматических позиций – концепция нова для Москвы тем, что буквально разводит частное и общественное пространство, размещая их на разной высоте и формируя принципиально иной, более комфортный тип городского пространства

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

25 Июня 2007
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

11.2006 — 2.2007

заказчик «Ведис групп»

Район строительства отличается внутренней двойственностью: здесь находится один из безусловно ярких московских памятников – Донской монастырь, с его идеальным квадратом кирпичных стен и двумя соборами – миниатюрным годуновским и гигантским – конца XVII века, стоящим в самом центре квадрата. Вторая особенность окрестностей – памятники конструктивизма: длинная тонкая пластина студенческого дома-коммуны И. Николаева и ромбически расставленные дома экспериментального квартала Н. Травина на Шаболовке. Средневековье и «классический» авангард – это два полюса, а в остальном – зеленый район, где есть кирпичные заводские здания XIX в., сероватые сталинские и беловатые брежневские жилые дома. И большое неправильное пятно станкостроительного завода «Красный пролетарий», обнимающего квадрат монастырских стен с северо-запада, подходя к ним почти вплотную.

Полгода назад контроль над заводом перешел к известной девелоперской компании «Ведис-групп», и весной она провела заказной архитектурный конкурс на концепцию застройки его территории кварталом жилых домов. В конкурсе участвовали семь иностранных архитекторов и только один российский – Сергей Скуратов, чей проект получил второе место: заказчикам понравилась концепция, но испугала слишком жесткая и непривычная, «модернистская» подача картинок.

Концепция, таким образом, остается в проекте, однако она тем не менее очень интересна, поскольку иллюстрирует сравнительно новую тенденцию: знаковым архитекторам теперь заказывают не отдельные дома в рамках остоженской «золотой мили», а целые кварталы внутри исторического города. И следовательно, в планировку городских кварталов приходят новые принципы.
 
Во-первых, зеленые внутренние дворы предложено приподнять над дорогами и тротуарами на 4,5 метра – на этой высоте будут скверы с травой и даже большими деревьями. Ниже магазины, офисы и въезды в гараж. Таким образом, пространство функционально поделено не только по горизонтали, но и по вертикали. Похожий прием уже известен в Москве, но в одиночных зданиях, а на уровне квартала он появляется здесь впервые. В привычном, примитивном представлении градостроительство – это нечто плоское, спроецированное на карту, а здесь очевиден объемный подход и попытка радикально перестроить отведенную часть городского пространства, придав ему новое качество.

Особенность получившегося квартала – отсутствие забора и «проницаемость» - возможность пересечь его вдоль и поперек, за которую последние годы борются согласующие инстанции и о которой мечтают, вспоминая о прошлом, москвичи. Можно сказать, что в концепции Сергея Скуратова предложен вариант создания «открытого» города через вертикальное разделение общественного и частного пространства. Который кажется одним из перспективных путей превращения Москвы из полуфеодальной агломерации, перегороженной пресловутыми решетками, в европейскую столицу с большим количеством связанных между собой общественных пространств.

Внешне это имеет следующий вид. Глядя на макет, можно подумать, что перед нами небольшой город, дороги в котором промыты водными потоками. Как будто бы были дома и дворы, но все время шел дождь, расширяя и углубляя проходы между ними. Тему поддерживает слоистая ступенчатость дорожных поверхностей, напоминающих русло горного ручья; предполагалось, что легкая террасность будет сохранена по крайней мере на тротуарах. Кроме того, многие дома почти наполовину нависают над улицами, включаясь в образ прошедшего по улице потока и заодно освобождая место во дворах.
Мотив приподнятого города зеркально отражает другой, любимый Сергеем Скуратовым и использованный им в Тессинском переулке – имитации «культурного слоя», когда вокруг дома создается углубление, как будто бы он зарос землей и его потом откопали реставраторы. В данном случае ход обратный, но подобный – архитектор тоже экспериментирует с «посадкой» дома, но только не углубляет его, а приподнимает, конструируя несколько иную историю, чем в случае с «раскопом».

Вторая и наиболее заметная особенность концепции целиком порождена характером городского окружения – ее можно понять как художественную реакцию на свойства «гения места», главная особенность которого, как уже говорилось – двойственность, сочетание жемчужин древнерусской и авангардной архитектуры, которая может быть прослежена и на более простом уровне – через соседство кирпичных заводских зданий XIX века и вкраплений типовой панельной застройки советского времени. С северной стороны больше кирпичных домов, с южной больше панельных. Поэтому дома в задуманном квартале Сергей Скуратов поделил на два цвета и типа – одни кирпичные и со скошенными вальмовыми кровлями, переосмысляющие образ московского контекста в ключе, сходном со скуратовскими домами в Тессинском переулке. Другие – белые и с плоскими «модернистскими» кровлями, не панельные, конечно, а покрытые светлым известняком.

«Эта концепция родилась из анализа существующих градостроительных направлений» – рассказывает Сергей Скуратов. Если мысленно продолжить улицы и внутренние проезды соседних кварталов, то получится, что на участке пересекаются два направления – линии 2-го и 3-го Донских проездов «смотрят» на юго-юго-запад, а Малая Калужская улица – просто на юго-запад, между ними образуется угол около 150 градусов. Архитекторы продлили линии на территории предполагаемой застройки и нарисовали им несколько параллелей, которые пересеклись и образовали слабый изгиб внутренних проездов нового квартала. Светлые дома с плоскими крышами расставили параллельно первому направлению, а красные со скатными завершениями – вдоль направления номер 2. С одной стороны получилось больше белых домов, с другой – красных, а в центральной части они смешались, не сломав, однако, строя.

Поэтому композиция квартала очень похожа на схему расстановки военных сил во время боя. В чем есть глубокая историческая правда, потому что в 1591 году здесь Борис Годунов воевал в Казы-Гиреем. Потом на месте русского лагеря построили Донской монастырь.
Вторая аналогия, приходящая в голову – абстрактные картины Эль Лисицкого и Малевича, которые тоже состоят из разноцветных параллелограммов, выстроенных под легким углом друг к другу. Сложно не вспомнить плакат «Клином красным бей белых» - графически он не очень похож, но ощутимо перекликается по смыслу.

Однако же политико-историческая подоплека возникла скорее случайно, чем преднамеренно. Во-первых, «расстановка сил» - противоположная, красные «воюют» за историзм. Во-вторых, автор предлагает и другие пути истолкования цветового решения – например, весь Донской монастырь красно-белый, с кирпичными стенами и белокаменной отделкой. В том, что касается использованных фактур – кирпича и камня, концепция Сергея Скуратова ближе к монастырю.

Образовавшаяся концепция – художественное высказывание на тему специфики района. Для современной Москвы это градостроительный эксперимент – отсюда напрашивается сравнение с соседним кварталом на Шаболовке. Там – новаторское высказывание, дома развернули на 45 градусов к улице. Здесь вместо самоценной новации – последовательное изложение результатов анализа городского пространства, все углы и линии продиктованы обстановкой. Однако смелости в современной концепции Сергея Скуратова не меньше – вероятно, это и не дало ей победить в конкурсе.
Проект изучает окружение (цвет, свет, направления) и выдает результат – но не пассивно приспосабливается, а живо вторгается в район, «впитывает» и истолковывает его проблематику. Парадоксальным образом одним из следствий жестких логических построений становится живописность пространства, которое могло бы в итоге возникнуть внутри квартала – улицы, в основном из-за чередования разнонаправленных фасадов, кажутся слегка зигзагообразными, а здания почти на треть своей ширины нависают над тротуаром, вызывая отдаленные аллюзии с западноевропейским Средневековьем.

Территория завода «Красный пролетарий» и окружающие кварталы
План квартала на месте завода «Красный пролетарий»
Конкурсный проект квартала рядом с Донским монастырем
Концепция единицы квартальной застройки - красный (кирпичный) дом
zooming
Концепция единицы квартальной застройки - светлый (каменный) дом
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

11.2006 — 2.2007

заказчик «Ведис групп»

25 Июня 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Территория мечты
Картины Валерия Кошлякова и пространство Сергея Скуратова образовали тесный симбиоз в размышлениях об образе России и русской мечте. Получилось светло и многозначно. Мы же попробовали разгадать ребус и понять, в чем смысл «нового образа России» в интерьере Русской гостиной вашингтонского Кеннеди-центра.
Башня над площадью
Проект для самого маленького, но градостроительно важного участка «Садовых кварталов»: пластическое и знаковое завершение замысла.
Ключ к острову
Проект Сергея Скуратова для Софийской набережной тщательно привязывает римские ассоциации и красоту внутренних противоречий современной архитектуры к московскому контексту. Итогом же становится новая городская ось, где вид на кремлевскую башню должен затянуть туриста в перспективу, приведя по пешеходному бульвару к реке.
Берега отвесные, берега пологие
Сергей Скуратов предложил Казани концепцию архитектуры жилого района, не только пронизанного множеством культурных смыслов и щедро обеспеченного общественными функциями, но ещё и рассчитанного на панельное строительство.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.