English version

Стояние при Донском

Конкурсная концепция застройки квартала
на месте завода «Красный пролетарий»
сверху напоминает схему военных действий между «модернизмом» и «историзмом» – показательно, что
300 с небольшим лет назад на этом месте стояло войско Бориса Годунова, воевавшее с Казы-Гиреем.
Если же посмотреть с более прагматических позиций – концепция нова для Москвы тем, что буквально разводит частное и общественное пространство, размещая их на разной высоте и формируя принципиально иной, более комфортный тип городского пространства

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

11.2006 — 2.2007

заказчик «Ведис групп»

Район строительства отличается внутренней двойственностью: здесь находится один из безусловно ярких московских памятников – Донской монастырь, с его идеальным квадратом кирпичных стен и двумя соборами – миниатюрным годуновским и гигантским – конца XVII века, стоящим в самом центре квадрата. Вторая особенность окрестностей – памятники конструктивизма: длинная тонкая пластина студенческого дома-коммуны И. Николаева и ромбически расставленные дома экспериментального квартала Н. Травина на Шаболовке. Средневековье и «классический» авангард – это два полюса, а в остальном – зеленый район, где есть кирпичные заводские здания XIX в., сероватые сталинские и беловатые брежневские жилые дома. И большое неправильное пятно станкостроительного завода «Красный пролетарий», обнимающего квадрат монастырских стен с северо-запада, подходя к ним почти вплотную.

Полгода назад контроль над заводом перешел к известной девелоперской компании «Ведис-групп», и весной она провела заказной архитектурный конкурс на концепцию застройки его территории кварталом жилых домов. В конкурсе участвовали семь иностранных архитекторов и только один российский – Сергей Скуратов, чей проект получил второе место: заказчикам понравилась концепция, но испугала слишком жесткая и непривычная, «модернистская» подача картинок.

Концепция, таким образом, остается в проекте, однако она тем не менее очень интересна, поскольку иллюстрирует сравнительно новую тенденцию: знаковым архитекторам теперь заказывают не отдельные дома в рамках остоженской «золотой мили», а целые кварталы внутри исторического города. И следовательно, в планировку городских кварталов приходят новые принципы.
 
Во-первых, зеленые внутренние дворы предложено приподнять над дорогами и тротуарами на 4,5 метра – на этой высоте будут скверы с травой и даже большими деревьями. Ниже магазины, офисы и въезды в гараж. Таким образом, пространство функционально поделено не только по горизонтали, но и по вертикали. Похожий прием уже известен в Москве, но в одиночных зданиях, а на уровне квартала он появляется здесь впервые. В привычном, примитивном представлении градостроительство – это нечто плоское, спроецированное на карту, а здесь очевиден объемный подход и попытка радикально перестроить отведенную часть городского пространства, придав ему новое качество.

Особенность получившегося квартала – отсутствие забора и «проницаемость» - возможность пересечь его вдоль и поперек, за которую последние годы борются согласующие инстанции и о которой мечтают, вспоминая о прошлом, москвичи. Можно сказать, что в концепции Сергея Скуратова предложен вариант создания «открытого» города через вертикальное разделение общественного и частного пространства. Который кажется одним из перспективных путей превращения Москвы из полуфеодальной агломерации, перегороженной пресловутыми решетками, в европейскую столицу с большим количеством связанных между собой общественных пространств.

Внешне это имеет следующий вид. Глядя на макет, можно подумать, что перед нами небольшой город, дороги в котором промыты водными потоками. Как будто бы были дома и дворы, но все время шел дождь, расширяя и углубляя проходы между ними. Тему поддерживает слоистая ступенчатость дорожных поверхностей, напоминающих русло горного ручья; предполагалось, что легкая террасность будет сохранена по крайней мере на тротуарах. Кроме того, многие дома почти наполовину нависают над улицами, включаясь в образ прошедшего по улице потока и заодно освобождая место во дворах.
Мотив приподнятого города зеркально отражает другой, любимый Сергеем Скуратовым и использованный им в Тессинском переулке – имитации «культурного слоя», когда вокруг дома создается углубление, как будто бы он зарос землей и его потом откопали реставраторы. В данном случае ход обратный, но подобный – архитектор тоже экспериментирует с «посадкой» дома, но только не углубляет его, а приподнимает, конструируя несколько иную историю, чем в случае с «раскопом».

Вторая и наиболее заметная особенность концепции целиком порождена характером городского окружения – ее можно понять как художественную реакцию на свойства «гения места», главная особенность которого, как уже говорилось – двойственность, сочетание жемчужин древнерусской и авангардной архитектуры, которая может быть прослежена и на более простом уровне – через соседство кирпичных заводских зданий XIX века и вкраплений типовой панельной застройки советского времени. С северной стороны больше кирпичных домов, с южной больше панельных. Поэтому дома в задуманном квартале Сергей Скуратов поделил на два цвета и типа – одни кирпичные и со скошенными вальмовыми кровлями, переосмысляющие образ московского контекста в ключе, сходном со скуратовскими домами в Тессинском переулке. Другие – белые и с плоскими «модернистскими» кровлями, не панельные, конечно, а покрытые светлым известняком.

«Эта концепция родилась из анализа существующих градостроительных направлений» – рассказывает Сергей Скуратов. Если мысленно продолжить улицы и внутренние проезды соседних кварталов, то получится, что на участке пересекаются два направления – линии 2-го и 3-го Донских проездов «смотрят» на юго-юго-запад, а Малая Калужская улица – просто на юго-запад, между ними образуется угол около 150 градусов. Архитекторы продлили линии на территории предполагаемой застройки и нарисовали им несколько параллелей, которые пересеклись и образовали слабый изгиб внутренних проездов нового квартала. Светлые дома с плоскими крышами расставили параллельно первому направлению, а красные со скатными завершениями – вдоль направления номер 2. С одной стороны получилось больше белых домов, с другой – красных, а в центральной части они смешались, не сломав, однако, строя.

Поэтому композиция квартала очень похожа на схему расстановки военных сил во время боя. В чем есть глубокая историческая правда, потому что в 1591 году здесь Борис Годунов воевал в Казы-Гиреем. Потом на месте русского лагеря построили Донской монастырь.
Вторая аналогия, приходящая в голову – абстрактные картины Эль Лисицкого и Малевича, которые тоже состоят из разноцветных параллелограммов, выстроенных под легким углом друг к другу. Сложно не вспомнить плакат «Клином красным бей белых» - графически он не очень похож, но ощутимо перекликается по смыслу.

Однако же политико-историческая подоплека возникла скорее случайно, чем преднамеренно. Во-первых, «расстановка сил» - противоположная, красные «воюют» за историзм. Во-вторых, автор предлагает и другие пути истолкования цветового решения – например, весь Донской монастырь красно-белый, с кирпичными стенами и белокаменной отделкой. В том, что касается использованных фактур – кирпича и камня, концепция Сергея Скуратова ближе к монастырю.

Образовавшаяся концепция – художественное высказывание на тему специфики района. Для современной Москвы это градостроительный эксперимент – отсюда напрашивается сравнение с соседним кварталом на Шаболовке. Там – новаторское высказывание, дома развернули на 45 градусов к улице. Здесь вместо самоценной новации – последовательное изложение результатов анализа городского пространства, все углы и линии продиктованы обстановкой. Однако смелости в современной концепции Сергея Скуратова не меньше – вероятно, это и не дало ей победить в конкурсе.
Проект изучает окружение (цвет, свет, направления) и выдает результат – но не пассивно приспосабливается, а живо вторгается в район, «впитывает» и истолковывает его проблематику. Парадоксальным образом одним из следствий жестких логических построений становится живописность пространства, которое могло бы в итоге возникнуть внутри квартала – улицы, в основном из-за чередования разнонаправленных фасадов, кажутся слегка зигзагообразными, а здания почти на треть своей ширины нависают над тротуаром, вызывая отдаленные аллюзии с западноевропейским Средневековьем.

Территория завода «Красный пролетарий» и окружающие кварталы
План квартала на месте завода «Красный пролетарий»
Конкурсный проект квартала рядом с Донским монастырем
Концепция единицы квартальной застройки - красный (кирпичный) дом
zooming
Концепция единицы квартальной застройки - светлый (каменный) дом
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Архитектурно-планировочная концепция развития и реструктуризации территории завода «Красный пролетарий» вблизи Донского монастыря
Россия, Москва, Малая Калужская ул., 15

Авторский коллектив:
Скуратов C.А. (руководитель авторского коллектива), Демидов Н., Макеева А., Фонская Е., Гуськова Е., Сажинова А., Ильин И., Шалимов П.
при участии: Карасик М., Александров Д., Асадов Н., Яцюк О., Яцюк Е., Кирьянова М.

11.2006 — 2.2007

заказчик «Ведис групп»

25 Июня 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.