Меньше эстетики, больше проблематики

Владимир Белоголовский добрался в Венецию из Нью-Йорка и специально для наших читателей рассказывает об увиденном на XVII архитектурной биеннале.

mainImg
Архитектурная биеннале стартовала в Венеции 22 мая. Выставка, которая продлится до конца ноября, была перенесена с прошлого года на нынешний в связи с пандемией коронавируса. Продолжающаяся эпидемия помешала прибыть в Венецию многим архитекторам лично и некоторые павильоны остаются заколоченными. Тем не менее биеннале стала крупнейшим архитектурным событием с 2018 года.
 
Куратор XVII архитектурной биеннале Хашим Саркис, практикующий архитектор с собственными бюро в Бейруте и Кембридже (США), а также декан архитектурной школы Массачусетского технологического института, определился с темой своей выставки задолго до пандемии. Впервые она прозвучала в виде вопроса – «Как мы будем жить вместе?». За время пандемии этот вопрос стал особенно актуальным. Ответы на него в самых разных формах выстроились длинной вереницей инсталляций и выставок в зданиях бывших мастерских, складов и судоверфей Арсенала, в национальных павильонах в садах Джардини и во дворцах, церквях, музеях, художественных фондах и консульствах по всему городу и в его окрестностях.
 
Несмотря на сложность в пересечении национальных границ, город все же заполнился архитекторами, кураторами, журналистами и студентами со всего мира и той живой атмосферой бесконечных встреч, презентаций, вечеринок и обменов впечатлений, которых мы всегда с таким трепетом ожидаем от поездок на биеннале. Хотя бы по этим причинам невозможно остаться разочарованным от соприкосновения с этим, столь дорогим каждому сердцу, местом.
 
Но обратимся к главной теме биеннале – Как мы будем жить вместе? Нельзя отказать куратору в проницательности. Ведь сегодня на этот вопрос пытается ответить практически каждый. С другой стороны, нужно признать, что вот уже почти целое десятилетие как профессия утратила свою веру в завтрашний день, интерес к форме как таковой (который был главной движущей силой архитектуры на протяжении всего XX века) и вообще ко всему утвердительному и однозначному. Сегодня нас интересует скорее жизнь в архитектуре, чем сама архитектура. И жизнь эта может и должна быть самой разной. Отсюда и знак вопроса.
 
Архитекторы, приглашенные выставиться в стенах Арсенала, отреагировали на кураторский манифест самыми разными пространственными высказываниями. Как именно мы будем жить вместе – друг с другом, в соседстве с животным и растительным миром, в пространствах реальных и виртуальных, по разные стороны национальных границ и в условиях все чаще случающихся природных катаклизмов? Среди представленных проектов – идеи более открытой и социально привлекательной архитектуры, попытки переосмыслить модели индивидуального жилья и коммунального сожительства, сравнения плотности расселения городов и пригородов, проекты городской застройки в тесном союзе с природой, предложения использования новых экологически чистых стройматериалов, примеры доступного жилья, стратегии модернизации устаревших зданий, и самые разные рекомендации по созданию новых типов жилья, причем не только на Земле, но и в космосе, и даже на других планетах.
Life Beyond Earth, Skidmore, Owings & Merrill (СОМ, США), Арсенале
Фотография © Владимир Белоголовский
Life Beyond Earth, Skidmore, Owings & Merrill (СОМ, США), Арсенале
Фотография © Владимир Белоголовский
 
Собственно все эти направления, задающие тон архитекторам, давно превратились в тенденцию, которой профессия следует уже как минимум десятилетие. Ключевой поворотный момент в архитектуре – биеннале 2012 года Дэвида Чипперфильда, который провел ее под слоганом Common Ground, то есть «Общие взгляды». Именно тогда и следовало бы поставить знак вопроса – What is our Common Ground? («Что нас объединяет?») – потому что на тот момент никаких общих взглядов не было. И именно полный разброд в профессии в 1990-е и начале 2000-х – стремление архитекторов создавать авторские, индивидуальные и узнаваемые объекты как уникальные произведения искусства – привел к определенной усталости и даже раздражению критиков, публики, да и самих архитекторов, особенно после мирового финансового кризиса 2008 года. С тех пор все яснее проявляется отказ, особенно молодых архитекторов, от соперничества в оригинальности со своими «отцами» и «дедами». Так, один из лидеров новой формации датчанин Бьярке Ингельс (BIG), еще в 2009 году заявил мне в интервью: «Наша архитектура никогда не побуждается одним событием, никогда не инициируется одним автором, и никогда не определяется одним почерком». Сегодня позиция демонстративного отказа от авторства доминирует в профессии.
 
В этом смысле биеннале последних лет делятся на до Common Ground и после. И нынешняя не стала исключением. Она не смогла переломить вектор, заданный Чипперфильдом. И если в 2012 году казалось, что обрести Common Ground столь разным во всех отношениях архитекторам вряд ли удастся, то уже к 2016 году, когда Алехандро Аравена провел свою биеннале «Репортаж с фронта», стало окончательно понятно, что объединить архитекторов сможет все что угодно, но только не эстетика. И тогда объединила нас всех проблематика – социальность, экология, энергосбережение, экономичность, реабилитация старых зданий, использование альтернативных стройматериалов и так далее. Архитектура художественных жестов осталась в прошлом и даже считается дурным тоном. Не случайно в этом году я не встретил практически ни одного стенда известного архитектора. Да и среди посетителей в дни вернисажа их почти не было видно.
 
Многие участники экспонируются впервые. И не случайно Золотого Льва за заслуги перед профессией получил испанский мэтр Рафаэль Монео (профессор Саркиса в Гарварде), который гораздо менее других притцкеровских лауреатов обеспокоен поиском собственного стиля. Так в нашем интервью в его мадридском бюро в 2019 году Монео сказал мне: «Я никогда не стремился развивать собственный метод или стиль. Я всегда наращивал арсенал идей и использовал самые разные стратегии».
Арсенал
Среди инсталляций в Арсенале больше других мне понравились работы ньюйоркца Аллана Векслера (Social Contracts: Choreographing Interactions) – это серия из одиннадцати арт-объектов / композиций разных лет, включая четыре белые рубашки, сшитые в одну квадратную скатерть, стол крепящийся к плечам четырех человек, архитектурные инструменты и стол с четырьмя стульями, рассеченный на четыре комнаты перегородками в виде креста. Векслеровские высказывания наводят нас на рассуждения о том, как занимаемые нами пространства влияют на наше поведение и отношения между незнакомцами, парами или членами семьи.
  • zooming
    Social Contracts: Choreographing Interactions, 1991-2020, Аллан Векслер (США)
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    Social Contracts: Choreographing Interactions, 1991-2020, Аллан Векслер (США)
    Фотография © Владимир Белоголовский
 
Предложенные голландской студией Ossidiana «Вариации птичьей клетки» (Variations on a Bird’s Cage) демонстрируют объекты, с помощью которых люди формируют свои отношения с птицами. Эти любопытные сооружения информируют нас о взаимоотношениях между людьми, животными, птицами и природой в целом. Эта инсталляция есть размышление об архитектуре самых разных целей, масштабов и значений. Все рукотворное и есть архитектура, и она вовсе не останавливается на благоустройстве среды лишь для человека.
Variations on a Bird’s Cage, Studio Ossidiana, Нидерланды, Арсенал
Фотография © Владимир Белоголовский

В этой связи приведу слова итальянского архитектора Стефано Боэри, с которым я познакомился на биеннале. Автор миланского жилого комплекса Bosco Verticale (Вертикальный лес) так рассуждает о своем зеленом здании-манифесте: «Дом создавался для деревьев и птиц, но также может быть заселен людьми». Другими словами, мы не окружаем наши жилища деревьями и птицами, а наоборот – создаем благоприятные условия для жизни деревьев и птиц, и уже потом находим собственное пристанище среди них.
 
В Арсенале также стоит отметить выставку голландца Рейнира де Графа «Госпиталь будущего», где, удобно устроившись на одной из кушеток, можно посмотреть фильм о достижениях современной медицины и порассуждать – смогут ли самые высокие технологии защитить нас от разных недугов, в том числе от вирусов.
«Госпиталь будущего», Рейнир де Граф с Office for Metropolitan Architecture, OMA, Нидерланды, Арсенал
Фотография © Владимир Белоголовский
 
Какой будет генетическая терапия в будущем? Если мы научимся 3D-печати жизненно необходимых органов, то неужели мы не сможем печатать и госпитали – по частям или целиком? Как они будут выглядеть? Тему технического прогресса также развивает выставка BIT.BIO.BOT. коллективного эксперимента биотехнологической архитектуры, представленной британским бюро ecoLogic Studio.
BIT.BIO.BOT. Коллективный эксперимент биотехнологической архитектуры, ecoLogic Studio, Великобритания, Арсенал
Фотография © Владимир Белоголовский
BIT.BIO.BOT. Коллективный эксперимент биотехнологической архитектуры, ecoLogic Studio, Великобритания, Арсенал
Фотография © Владимир Белоголовский

BIT.BIO.BOT. – это попытка культивирования микробиома в городских условиях. Эксперимент тестирует модель сожительства человека с различными биологическими организмами в мире после пандемии. Инсталляция, напоминающая химическую лабораторию, демонстрирует работу фотосинтеза под воздействием солнца и метаболизма спирулины (крошечная спираль). Эта сине-зелёная водоросль или биомасса из бактерий, способна переработать загрязненный воздух в полезные пищевые добавки.
 
Конечно же, сам вопрос о том, как мы будем жить вместе, уводит нас от архитектуры как таковой в самые разные исследования. Это сильно расширяет возможности для генерации все новых обыгрываний пространств. Ведь практически любая деятельность человека происходит внутри зданий. Кто-то даже подсчитал, что 87% нашего времени мы находимся в зданиях, то есть в архитектуре. А представленный в Арсенале фильм Separation and Unity («Разделение и единство») о жилом доме Îlot 19 в парижском Дефансе наглядно демонстрирует, что здания не рассматриваются как художественные произведения людьми, которые в них живут. В фильме архитектор этого здания, Фаршид Мусави (Farshid Moussavi Architecture, FMA) опросила жильцов своего дома. Из представленных откровений следует, что архитектура сблизила разных по статусу людей, но никто из опрошенных даже не упомянул о ее значении. В качестве плюсов здания назывались центральное и удобное расположение, пешеходная доступность ко всему необходимому, привлекательные виды на город, возможность жить интерактивно с соседями и так далее. Ни слова о планировках, выборе материалов или даже размерах окон и высоте потолков. К результатам подобных исследований архитекторам следует прислушиваться. Ведь оказывается, что их традиционные интересы совершенно не пересекаются с интересами тех, для кого они собственно и проектируют!
 
Прежде чем покинуть Арсенал, необходимо заглянуть в представленные здесь национальные павильоны. Среди традиционно сильных участников огорчает китайский павильон – он закрыт, хотя его и обещают открыть в июне. А самыми достойными в этот раз мне показались: итальянский павильон, заполненный экспрессивными визуализациями будущего, провоцирующими самую буйную фантазию в духе радикальной архитектуры Леббеуса Вудса и выставка Объединенных Арабских Эмиратов под названием Wetland («Болота»).
  • zooming
    1 / 5
    Экспозиция в национальном павильоне Италии: «Устойчивые сообщества» (Resilient Communities)
    Фото © Andrea Avezzù, предоставлено La Biennale di Venezia
  • zooming
    2 / 5
    Экспозиция в национальном павильоне Италии: «Устойчивые сообщества» (Resilient Communities)
    Фото © Andrea Avezzù, предоставлено La Biennale di Venezia
  • zooming
    3 / 5
    Экспозиция в национальном павильоне Италии: «Устойчивые сообщества» (Resilient Communities)
    Фото © Andrea Avezzù, предоставлено La Biennale di Venezia
  • zooming
    4 / 5
    Экспозиция в национальном павильоне Италии: «Устойчивые сообщества» (Resilient Communities)
    Фото © Andrea Avezzù, предоставлено La Biennale di Venezia
  • zooming
    5 / 5
    Экспозиция в национальном павильоне Италии: «Устойчивые сообщества» (Resilient Communities)
    Фото © Andrea Avezzù, предоставлено La Biennale di Venezia
 
Wetland, Объединенные Арабские Эмираты, Арсенал
Фотография © Владимир Белоголовский

ОАЭ занимают одно из первых мест в мире по выбросам в атмосферу углекислого газа на душу населения. Такое положение вещей сфокусировало внимание кураторов на создании «новой» вернакулярной архитектуры и поиске материалов, способных заменить портландцемент – стройматериал, наиболее распространенный сейчас в мире и в то же время самый вредный по степени производимого им загрязнения окружающей среды. Кураторы недвусмысленно подчеркивают, что их приоритет не в достижении новой эстетики предлагаемых форм и поверхностей, а в использовании материалов, которые бы позволили существенно уменьшить применение цемента. В Эмиратах, как и по всему миру, болота находятся под угрозой исчезновения в связи с чрезмерным накоплением очень концентрированного солевого раствора, что ведет к дисбалансу экосистемы болот и морской жизни в прибрежных регионах. В своем смелом исследовании кураторы предложили извлекать накопленные избытки соли на территории соляных пустынь и использовать ее в качестве стройматериала. Таким образом, альтернативное строительство сможет решить сразу две проблемы – реставрировать экосистему и использовать извлеченную соль в строительстве вместо цемента.
Джардини
На этот раз в садах Джардини не откроются экспозиции Австралии, Венесуэлы, Канады и совместный павильон Чехии / Словакии. Среди традиционно сильных павильонов откровенно слабыми экспозициями разочаровали Франция, Голландия, Бельгия и, надо сказать уже не впервые, Великобритания. Германия ограничилась реставрацией здания павильона, которое прежде нередко перестраивалось самыми радикальными и запоминающимися способами.
Павильон Германии, Джардини, Джардини
Фотография © Владимир Белоголовский
 
Теперь в залах помпезного павильона установлены, не больше не меньше, QR-коды, отсылающие к фильмам о том, какой жизнь будет в 2038 году. А среди понравившихся следует выделить павильоны России, США, Дании, Японии, Израиля, Венгрии, и выставку в павильоне Венеции.
  • zooming
    1 / 6
    Павильон Дании
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    2 / 6
    Павильон Японии
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    3 / 6
    Павильон Израиля
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    4 / 6
    Павильон Израиля
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    5 / 6
    Павильон Венгрии
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    6 / 6
    Павильон Венеции
    Фотография © Владимир Белоголовский

Особенно порадовал российский павильон, в котором всё на этот раз необычно. Прежде всего следует отметить его международную команду. Комиссар павильона – Тереза Мавика, итальянка, больше тридцати лет живущая в России и получившая российское гражданство в 2019 году, куратор – итальянский архитектор Ипполито Пестеллини Лапарелли, дизайнеры экспозиции – российско-японское бюро KASA, возглавляемое Александрой Ковалевой и Кеем Сато. Во всех описаниях этого проекта, под названием Open («Открытость» или более утвердительно – «Открыто»), рассказывается о реконструкции оригинального щусевского здания 1914 года постройки. Упоминается даже о бережной реставрации. Но на самом деле налицо радикальное превращение некогда застегнутого на все пуговицы строгого особняка в неорусском стиле в современное, динамичное и наполненное солнечным светом пространство. Архитекторы обыграли его таким образом, чтобы по ходу биеннале можно было перестраивать залы из отдельных помещений на каждом уровне в объединенные двухсветные пространства с разными вариантами перекрытий и лестниц. В сущности здание и есть выставка; оно демонстрирует обновленные возможности своего пространства. На первом уровне посетителей приглашают поиграть в компьютерные игры – в пространстве виртуальном. А в реальности, по крайней мере, в пределах этого павильона, царит дух открытости, транспарентности, распахнутости и готовности к сотрудничеству. На открытии павильона было много живо жестикулирующей интернациональной публики, но русской речи слышно не было.
  • zooming
    1 / 4
    Павильон России
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    2 / 4
    Павильон России
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    3 / 4
    Павильон России
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    4 / 4
    Павильон России
    Фотография © Владимир Белоголовский

Не менее радикальная трансформация разместилась совсем рядом с российской экспозицией – в американском павильоне, кураторы которого представили свое исследование American Framing («Американский каркас») о самом распространенном типе строительства частных односемейных домов в США. Речь о Balloon framing – методе возведения деревянного каркаса с использованием самых распространенных в Америке компонентов – деревянных стоек размером 2 на 4 дюйма в сечении. Это собственное изобретение датируется первой половиной XIX века – по сегодняшний день именно так строится более 90% всех частных домов в стране. Дело в том, что использование столь простых и доступных материалов дало возможность многим американцам возводить свои дома быстро, дешево, а для тех кто любит мастерить, еще и самостоятельно. В этом есть элемент эгалитаризма. Ведь из одного и того же материала строятся дома как для богатых, так и для представителей среднего класса. Однако я не ждал от этой выставки никаких открытий – ну о какой архитектуре можно говорить, если речь о самой обычной сборке и ее усредненный результат можно лицезреть на каждом шагу? Тем не менее кураторам удалось трансформировать историческое неоклассическое здание павильона в эффектное и даже утонченное произведение архитектуры. Можно подняться, войти внутрь и получить истинное удовольствие от соприкосновения с воздушной конструкцией, которая как правило остается замаскированной всяким мусором из неприглядных обшивок. Очень хочется надеяться, что обращенное кураторами внимание на массовое частное строительство приведет к более оригинальным результатам. Ведь и из самого обычного кирпича можно построить великие архитектурные шедевры. С этой точки зрения можно ожидать определенное влияние выставки павильона США на облик самого массового строительства в стране – частный дом.
  • zooming
    1 / 3
    Павильон США
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    2 / 3
    Павильон США
    Фотография © Владимир Белоголовский
  • zooming
    3 / 3
    Павильон США
    Фотография © Владимир Белоголовский

Наконец, нельзя не сказать несколько слов о масках, без которых сегодня не встретишь почти никого в Венеции, даже среди прогуливающихся в полном уединении в редких парках и вдоль пустынных набережных. И лишь в по-прежнему популярных ресторанчиках и нередко до отказа набитых посетителями барах их снимают и можно на какое-то время забыть о пандемии. Меня удивило, что ни венецианцы, ни туристы, ни даже посетители биеннале не воспользовались столь редкой возможностью и не приготовили какие-нибудь оригинальные маски, воодушевленные богатой местной традицией карнавалов. Маски Баута, Вольто, нарядных дам и котиков можно встретить разве что в сувенирных лавках. А на лицах всё как везде – столь ненавистные уже медицинские маски. Подобная анонимность характерна и для сегодняшней архитектуры, существенно разбавленной проблематикой других дисциплин.
 
С верой в будущее авторской архитектуры я заканчиваю цитатой, подсмотренной в венецианском павильоне, темой исследования которого стала поэтика формы кровли: «Согласно Витрувию, «Архитектор обязан знать астрономию, если он хочет создавать кровли». Когда вы строите кровлю, вы не столько создаете убежище от дождя, сколько нечто, сближающее вас со звездами».

03 Июня 2021

Владимир Белоголовский

Автор текста:

Владимир Белоголовский
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Особый номер
13-й симпозиум Алвара Аалто, состоявшийся в этом месяце в Финляндии под девизом «Делай!», собрал участников со всего мира. Репортаж из Ювяскюля нашего постоянного автора Тарьи Нурми.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Куратор в курсе дела
Руководить XVII венецианской биеннале архитектуры в 2020 году будет ливанский и американский архитектор и педагог Хашим Саркис.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.