Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

За стойкость и актуальность

Итальянский и бразильский архитектор Лина Бо Барди (1914–1992) посмертно награждена «Золотым львом» Венецианской биеннале архитектуры.

«Золотой лев» Венецианской биеннале за жизненный вклад в архитектуру входит в число высших мировых профессиональных наград, наряду с Притцкеровской премией и Золотой медалью RIBA. Но всех их присуждают, как правило, ныне живущим мастерам, поэтому случай Лины Бо Барди – из ряда вон выдающийся. Однако прецедент все же был: в 2010 куратор биеннале Кадзуё Сэдзима «рекомендовала» (такова официальная формулировка для выбора лауреата) отметить Кадзуо Синохару (1925–2006), значительно повлиявшего на следующие поколения японских архитекторов. После заявления куратора кандидатуру утверждает совет директоров фонда La Biennale di Venezia, но это, конечно, почти формальный процесс.
 
Хашим Саркис, куратор 17-й венецианской биеннале, которую планировали открыть в мае 2020-го, а теперь надеются провести с конца мая по ноябрь 2021-го, «рекомендовал» Бо Барди, потому что считает ее произведения, карьеру, жизненный путь чрезвычайно актуальными для сегодняшнего дня. Тема этой биеннале звучит «Как мы будем жить вместе», а в работе Бо Барди очень сильно именно социальное измерение. Кроме того, считает Саркис, она была образцом человеческой и профессиональной стойкости, что важно в наше время, когда один кризис непрерывно сменяет другой.
 
Лина Бо Барди в 1947 году
Фото: Пьетро Мария Барди. Предоставлено Instituto Bardi

Начинала римлянка Акиллина Бо в военные годы в Милане, когда возможностей для практики было мало (а в 1943 она лишилась своей совместной с Карло Пагано мастерской, разрушенной бомбардировками), зато ей удалось поработать редактором и критиком в разнообразных журналах, даже возглавить в паре с Пагано «Домус» в 1944, с ним же она выпустила серию книг. После сложных военных и послевоенных лет она столкнулась с темой эмиграции: хотя сама она участвовала в движении Сопротивления, ее муж с 1946-го, куратор и критик Пьетро Мария Барди, был одним из виднейших культурных деятелей фашистского режима, настолько близким к Муссолини, что в демократической Италии ему места не нашлось.
 
zooming
Музей искусства в Сан-Паулу. 1956–1968
Фото: Wilfredor via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons CC0 1.0 Universal Public Domain Dedication

В 1947 они переехали в Бразилию: Барди возглавил как куратор Музей искусства Сан-Паулу (MASP), для которого Бо Барди спроектировала сначала фасад, а затем и новое здание – приподнятое над землей на красных бетонных опорах. Внутри архитектор продумала новаторские экспозиционные приемы, самый известный, с тех пор распространившийся по миру – вертикальные витрины для картин из прозрачного стекла на основании из бетонных кубов.
 
Бо Барди активно работала в столице штата Баия Салвадоре, где спроектировала музеи и театры, оформила целый ряд спектаклей. Там она соприкоснулась с наследием: часто это были именно проекты реконструкции или же нового строительства в историческом контексте.
 
  • zooming
    1 / 3
    Общественный центр SESC – Fábrica da Pompéia в Сан-Паулу. 1977–1986
    Фото: Thomas Hobbs via flickr.com. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0 Generic
  • zooming
    2 / 3
    Общественный центр SESC – Fábrica da Pompéia в Сан-Паулу. 1977–1986
    Фото: paulisson miura via flickr.com. Лицензия Creative Commons Attribution 2.0 Generic
  • zooming
    3 / 3
    Общественный центр SESC – Fábrica da Pompéia в Сан-Паулу. 1977–1986
    Фото: paulisson miura via flickr.com. Лицензия Creative Commons Attribution 2.0 Generic

Но самые «ярко-социальные» ее произведения созданы в Сан-Паулу, в том числе самая знаменитая ее работа – общественный центр  SESC – Fábrica da Pompéia с образовательной, спортивной, культурной, развлекательной и здравоохранительной функциями (НКО SESC c 1940-х и до нашего дня строит и эксплуатирует такие центры), основой для которого стал бывший завод. Еще более радикальна по своей демократичности ее последняя постройка, завершенная уже после смерти автора: здание театра Oficina, где полностью отвергнута «иерархичность буржуазного театра».
 
zooming
Teatro Oficina в Сан-Паулу. 1980–1994
Фото: Igor Marotti via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
zooming
Teatro Oficina в Сан-Паулу. 1980–1994
Фото: Zé Carlos Barretta/Folhapress ILUSTRADA via flickr.com. Лицензия Creative Commons Attribution 2.0 Generic

Бо Барди также издавала журнал Habitat, занималась промышленным дизайном, строила частные дома: в ее окруженном лесом «Стеклянном доме» (Casa de Vidro) сейчас расположен институт Барди, посвященный ей и ее мужу.
 
zooming
«Стеклянный дом» (Casa de Vidro) в Сан-Паулу. 1951
Фото: Lucas Medeiros via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
zooming
«Стеклянный дом» (Casa de Vidro) в Сан-Паулу. 1951
Фото: Igor Marotti via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

Именно этот Instituto Bardi выступил сейчас «заместителем» Бо Барди, откликнувшись на награждение не только словами благодарности, но и предупреждением: «Мы надеемся, что биеннале 2021 года вместо того, чтобы раздуть ее популярность как иконы архитектуры, поможет еще лучше поместить в контекст и рассказать о глубине критического взгляда на мир Лины Бо Барди – она всегда заботилась о наименее представленных в культуре социальных группах, никогда не забывала о важности [социального, этнического, культурного] разнообразия в искусстве и архитектуре, была сторонницей междисциплинарного подхода к архитектуре, соединяющего людей из самых разных слоев».

10 Марта 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Куратор в курсе дела
Руководить XVII венецианской биеннале архитектуры в 2020 году будет ливанский и американский архитектор и педагог Хашим Саркис.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Дома архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни